Перейти к основному содержанию

10:54 16.10.2019

Устои монашеской жизни

03.11.2016 10:17:23

Слушать: http://radonezh.ru/radio/2016/10/25/21-01.html

Нина Карташева: Добрый вечер, дорогие радонежцы, братья и сестры! У микрофона Нина Карташева, за режиссерским пультом Роман Столопов.  Я с радостью представляю дорогого владыку, Преосвященного Савву,  епископа Воскресенского, наместника Новоспасского монастыря в г. Москве, викария Святейшего Патриарха Кирилла. Дорогой Владыка, я очень благодарна, что вы с нами сегодня, что у нас архиерейская встреча. Прошу  благословить всех, кто в студии слушает нас.

Епископ Воскресенский Савва: Добрый вечер, уважаемые слушатели радио «Радонеж». Я хотел бы пожелать всем благословенных успехов, наипаче помощи Божьей тем, кто сегодня работает в студии.

Нина Карташева: Спаси Господи! Владыка, недавно прошел праздник  Иверской иконы Божьей Матери, очень чтимой на Руси.  Что вы могли бы сказать об Иверской иконе?

Епископ Воскресенский Савва: Да, я думаю, что нам всем важно наверно не просто поговорить об  Иверской иконе Божьей Матери, а вообще о Матери Божьей. Поскольку все Её образы  - это проявление некоей милости с Её стороны к нам, к людям. Это Её особые символы посещения нас и  помышления о нас. Я всегда размышляю, когда вижу образ пречистой Девы Марии, о том, насколько Ей было тяжело, когда Она видела, как Её единоутробный Сын шел по этому крестному пути. И может быть, как обычная мать, она могла бы броситься на тех воинов, которые Его били, на тех людей, которые Его поносили, плевали на Него, заушали Его. Но, тем не  менее, Матерь Божия этого не делала. Конечно же, скажут, что, может быть, Она равнодушно относилась к Своему Сыну. Но на самом деле нет. Тайна заключалась в тех словах, которые были сказаны, можно сказать в начале нашего спасения. Она сказала в ответ на призыв архангела Гавриила: «Се  раба Господня, да будет  Мне по глаголу твоему».  Ей, единственной,  были открыты все пути и тайны спасения рода  человеческого. И поэтому всё, что Она видела -  те издевательства, побои, мучения и крестную смерть Иисуса Христа. Она все в жизни Его слагала в Своем сердце, и, поэтому я думаю, что, взирая на любой образ пречистой Девы Владычицы, будь то Иверский, Тихвинский, Владимирский -  неважно,  мы с вами должны ценить подвиг Матери Божьей. А вместе с тем благодарить Её за то, что Она являет до сих пор нам Свою милость, что посылает чудотворные иконы. И многие люди, прикладываясь к этим иконам, получают исцеление. Вы знаете, что в нашей Новоспасской обители присутствует Её милость в образе иконы Божьей Матери   «Всецарица».

Нина Карташева: Да, я даже знаю, что там от онкологии многие исцелились.

Епископ Воскресенский Савва: Многие люди болеют онкологическими заболеваниями, и, прикладываясь к этому образу, получают исцеление. Многие люди утаивают случаи исцеления, поскольку считают, что это их внутреннее дело, и поэтому всё, что мы имеем в записи, это наверно только некая часть большого массива исцелений, чудотворений, которые здесь  происходят. Я думаю, что поток людской не шел бы,  если бы эти случаи милости Божьей через пречистую Деву Марию не являлись бы.

Нина Карташева: И Матери Божьей как-то легко молиться, т.е. Господу Иисусу Христу и Его святым иногда ты стесняешься обращаться. Кажется, не так поймут, как Матерь Божья. Она теплая заступница мира холодного. Правда же?

Епископ Воскресенский Савва: Я думаю, что молиться легко и Богу и пречистой Деве Марии, и святым. А тяжело молиться тогда, когда мы имеем много грехов в душе.

Нина Карташева: Это грех. Если Матери Божией мы можем исповедать, то перед Господом как-то неловко.

Епископ Воскресенский Савва: Я считаю, что это неправильное рассуждение, потому что Господь видит всё: и ловко, и неловко. Вы перед ним -  как стекло, где всё видно: и испорченность, и царапины,  и   грязь, и что-то иное. Поэтому я бы не сказал.

Нина Карташева: Но смотрите, сколько чудотворных икон Матери Божьей! Больше трехсот шестидесяти.

Епископ Воскресенский Савва: Это только известных.

Нина Карташева: Только известных.

Епископ Воскресенский Савва: А сколько этих образов неизвестных! Поэтому по всем видимым знакам мы с вами видим, что пречистая Дева Мария исполняет свою заповедь, и во Успении мира Она не оставила.

Нина Карташева: Владыка, я, когда бываю у вас в монастыре, особенно в последнее время – чувство,  как на родину возвращаешься. Там такая чистота, красота. Монастырь из руин подняли, да? Может быть, Вы расскажете немножко о монастыре?

Епископ Воскресенский Савва: Наш Новоспасский монастырь,  во-первых, считается древним, хотя и название его Новоспасский. Вы знаете, что он был основан некогда на месте Данилова монастыря, по  одним источникам,  святым благоверным князем Даниилом Московским. По другим источникам  - благоверным царем Иоанном Калитой. Второе, что нужно отметить то, что этот монастырь был всегда царским.

Нина Карташева: Романовским, да?

Епископ Воскресенский Савва: Да, и пользовался особым благорасположением царей. Мы с вами знаем, что  собор Преображения Господня был начат при первом царе Михаиле Федоровиче Романове. Был освящен при царе, его сыне Алексее Михайловиче Романове. Особым благоволением и расположением он пользовался у Романовых царей, потому что там находились их родственники. Там находилась и находится до сих пор усыпальница, где почивает мама первого русского царя, инокиня Марфа, дочка его, царевна Ирина, и многие другие. Дьякон Павел Алеппский, когда описывает своё путешествие сюда, на нашу Святую Русь, рассказывает о том, что русские оказались довольно -  таки хитры. Ведь в Церквах непозволительно было хоронить. Так вот они над захоронениями строили Церковь и таким образом, совершалась божественная литургия над телами уже усопших, почивших. И в данном случае   наш Новоспасский монастырь -  пример такой хитрости царя Михаила Федоровича Романова. Но со временем, вот уже к трехсотлетию Дома Романовых  усыпальница бояр Романовых была освящена, как и храм ещё  в честь преподобного Романа Сладкопевца. В основном для нашего монастыря    исторический расцвет наблюдался в XVII веке, и большинство построек у нас XVII века, как вы знаете, если посещали. Есть и постройка XIX века, Церковь Знамения пресвятой Владычицы Богородицы, которая была построена на месте той же Церкви Знамения. Построена так же Михаилом Федоровичем, но уже перестроена  из-за ветхости. Строил граф Петр Николаевич Шереметьев, который там и создал усыпальницу для своего рода. Но там находились ещё и тела Романовых, братьев Никитичей, князей Черкасских и многих других известных великокняжеских родов, которые были в родственной связи с Романовыми. Храмы наши,  конечно уникальны. Они составляют особый комплекс храмов Новоспасской обители. Они являются, как положено, центром нашего монастыря. Таким образом, символизируя то, что в монашеской жизни центром должна быть молитва, и все вокруг этой молитвы и послушания строится, и вся жизнь монастырская. Ни в коем разе не может превалировать, наверно, послушание над молитвой. А молитва -  она должна быть во главе, в центре всей нашей жизни  как монастыря.

Нина Карташева: Так этим мы и держимся, на монастырской молитве. Владыка, можно, я задам такой вопрос?   Если монах, давший обет, живущий в монастыре,   вдруг начинает на сцене проявлять свои таланты? Это как, благословляется?

Епископ Воскресенский Савва: Это, я думаю, вы спрашиваете об иеромонахе Фотии, наверно?

Нина Карташева: Нет, не только, но о нем тоже, да.

Епископ Воскресенский Савва: Дело всё в том, что принцип жизни монастыря строится ещё на одной важной добродетели. Добродетели послушания. Мы все, когда постригаемся,  даем обет этого послушания игумену. Если у монаха есть благословение на такой вид деятельности или послушания, то тогда я не вижу ничего зазорного. Но если эти все проявления неких цинических образов или выступления на сцене, или желанием выступать, вызваны своим собственным волеизъявлением, то тогда считают, что она греховна, как не имеющая благословления священноначалия. Если есть благословление, то тогда это восходит в разряд послушания. В данном случае,  если брать упомянутого иеромонаха Фотия -  то он собрал вокруг себя особую аудиторию. Это своего рода некий вид миссионерского служения. Многие люди через его деятельность, через его пение пришли к Богу, к церкви, многие воцерковились. Поэтому если брать, пользу  для  дела  спасения,  воцерковления и просвещения, то в его роде деятельности она огромна.

Нина Карташева: А у вас строгий устав монастыря?

Епископ Воскресенский Савва: Я не могу сказать, что у нас строгий устав монастыря, потому что мы в основном  монастырь, который окормляет прихожан. Поскольку наш распорядок   богослужения выстроен   так, чтобы было удобно нашим прихожанам, то  оно у нас не раннее. Мы начинаем своё братское правило до общего богослужения,  в семь часов утра. В восемь у нас начинается обычная утренняя  служба, поскольку люди не могут прийти раньше. Но кто-то желает на братский  молебен, не приходит к семи часам утра. Так же и вечернее богослужение -  мы всегда подстраиваемся, чтоб было прихожанам удобно. В основном занимаемся тем, что духовно окормляем паству, т.е. все иеромонахи у нас исповедуют прихожан, и у каждого есть свои духовные чада. Основной вид  деятельности у нас -  духовное окормление жителей первопрестольного града Москвы. А в плане монашеского деланья -  каждый из нас имеет послушание, каждый имеет молитвенное правило. Все мы молимся и вместе ходим на общую трапезу. Поэтому, если монастырь рассмотреть с точки зрения распорядка  - всё у нас совершается согласно утвержденному уставу. Если сравнивать с какими-то монастырями, находящимися в пустынях, может быть, даже со Святой Горой Афон   - то мы, может быть, не такие строгие, потому что находимся в центре города. Это предопределят особый род служения,  и может быть особым родом опасности, соблазна.

Нина Карташева: Соблазна, наверное,  больше, да. Дорогие слушатели, я напомню с нами сегодня преосвященный Савва, епископ Воскресенский, наместник Новоспасского монастыря в Москве, викарий Святейшего Патриарха. Владыка, много братии у вас?

Епископ Воскресенский Савва: У нас сейчас братия  28 человек. Из них есть иеромонахи, 9  человек   и иеродьяконы, иноки и послушники, в этом году 4 человека пришло в братию.

Нина Карташева: А вы всех принимаете?

Епископ Воскресенский Савва: Стараемся всех, если человек находится согласно каноническим условиям в правильном состоянии. Но и естественно, если с головой дружит. Некоторые приходят и пытаются перевалить свою телесную болезнь на наши головы. Поэтому иногда здесь приходится смотреть с рассуждением. Конечно же, если человек нормальный и вменяемый, если действительно цель его вхождения в братию  заключается в спасении души,  и ни в чем более.

Нина Карташева: А схимники есть у вас?

Епископ Воскресенский Савва: У нас недавно ещё, не прошли и сорок дней, скончался схимник, наш духовник,  иеросхимонах  Ермоген, светлая память новопреставленному. Прошу  всех братьев и сестер, всех слушателей радио «Радонеж» помолиться о его упокоении. Человек подвижник и высокой духовной жизни. Мы его все очень любили и любим, поскольку у Бога все живы. Но для нас, как в любой семье  тяжела потеря близкого нам собрата. Конечно же, для нас очень скорбно, хотя мы по -  христиански понимаем, что смерть  - это переход в иную комнату, в иное состояние. Но в данном случае мы приобрели молитвенника за нашу святую обитель. Поскольку зная, как отец иеросхимонах Ермоген умирал, то, конечно же, жизнь его была благочестива, по крайней мере, в те, небольшие дни его перед смертью, когда он сильно болел. Поэтому мы скорбим, но вместе с тем радуемся за него, что Господь его, наверное, всё-таки его в Своей обители упокоил.

Нина Карташева: Владыка, вы сказали, что у вас прихожане, но и паломников наверно много. Я знаю, что многие, которые чтут род Романовых и заграницей во всяком случаи. Они говорят, что Романовские места Екатеринбург, Петербург, а в Москве конечно Новоспасский монастырь.

Епископ Воскресенский Савва: Паломников достаточное количество приезжает, конечно же, есть те, кто усыпальницу посещает. Так что мы открыты для всех.

Телефонный звонок: - У меня такой вопрос. Я впервые услышала, что возможно такое служение, послушания монахов в качестве артистов на сцене. Но, наверное,  нужно учитывать и соблазн, который   это несет в то же время. Наверное, есть положительное что-то? Ведь для мирян есть соблазн. Епископ Воскресенский Савва: Можно всякое действие рассудить по -  иному. Для кого-то, может быть, и является соблазном. Но, поскольку мы говорим о монашествующих, то здесь я руководствуюсь всё-таки благословением игумена. Если игумен счел, что духовное строение его собрата, который у него живет в монастыре, его возможности интеллектуальные, физические и иные может быть,  соответствуют его служению, как он считает. Поэтому в данном случае вопрос,  наверное, всё-таки к игумену монастыря, который благословлял его. Конечно же, соблазнов много, и как монах, я вижу, что их может быть очень много, знаю, какие могут возникнуть. Но если уж он благословлён на это дело, и если он совершает это служение -  тогда я ничто не могу сказать против.

Нина Карташева: Владыка, мы все знаем и любим стихи отца Романа Матюшина. Я знаю, что многие, мужчины, особенно неверующие,  почитав, послушав отца Романа, стали верующими. Так что это, наверное, как проповедь?

Епископ Воскресенский Савва: Конечно, здесь можно посчитать процентное соотношение соблазнившихся и пришедших к вере. Но мне кажется, пришедших к вере будет больше, чем соблазнившихся. Но хотя мы с вами знаем, что, как и говорит Писание: «горе человеку, через которого соблазн проходит». Но с другой стороны, если око твое светлое -  то и всё тело твоё светлое будет. Если око твоё темное -  то и всё будет темно, поэтому,  кто  что ищет – то и находит. Я усматриваю только лишь положительное. Если люди, благодаря его голосу, приходят к Богу и как-то задумываются о Христе -  то я только думаю, что ради одной заблудшей овцы это имеет смысл.

Нина Карташева: Имеет смысл, конечно. Владыка, скажите, у вас подворье где-то в Новой Москве? У нас был замечательный благочинный Одигитриевского благочиния отец Петр. Вы их окормляете, да?

Епископ Воскресенский Савва: Да, я являюсь управляющим викариатства новых территорий города Москвы,  и как хорошо вы  отзываетесь об отце Петре! Я благочинный Одигитриевского округа. Я тоже имею только доброе отношение к отцу Петру. Да, действительно, есть у  нас, как у любого монастыря, подворье. Одно подворье было открыто уже более 10 лет назад в деревне Милюково -  бывшая усадьба купца Милюкова, рядом с поселком Первомайское, теперь новая территория. Мы, конечно, не думали, не гадали, что это станет Москвой. Но у нас там есть хозяйство, коровы, разная  живность. Есть братья, которые там совершают молитвенный подвиг, молятся, совершают богослужение. Есть в Рузском районе у нас храм Иоанна Предтечи, где так же находится наше подворье.

Нина Карташева: И там тоже монахи?

Епископ Воскресенский Савва: Там есть настоятель подворья, послушники.

Телефонный звонок: - Здравствуйте! Скажите, пожалуйста, опять же по поводу благословения. Я считаю, на мой взгляд, если монах сам подходит за благословением: благословите меня на какую-то художественную деятельность -  это одно. Другое дело, когда его настоятель сам благословляет своей властью. Это же разное благословение?

Епископ Воскресенский Савва: Я вам сказал же, что когда человек проявляет своеволие, то это некий диссонанс в духовной жизни самого монашества. Когда ему благословляют, то тогда это является послушанием, как  в данном случае. И он выполняет волю своего игумена. А если он захотел -  и ушел, и поёт - тогда тут вопросы к его духовному строению, наверное, должны возникнуть у него самого. Я боюсь судить, поскольку я не знаю всей их внутримонастырской жизни, поскольку  не являюсь игуменом того монастыря и не знаю, чем руководствовалось священноначалие их обители. Но, как человек, находящийся вместе с вами наблюдателем со стороны, конечно же,  я бы, как игумен своего монастыря, опасался  этого благословения.   Потому что я не хотел бы терять на гастролях своего собрата. Если бы мне священноначалие благословило принести на алтарь все сожжения какого-нибудь из братии, который может красиво петь, но я бы тогда тоже послушался и благословил ради того, чтобы миссионерствовать, как-то,  может быть, просвещать этим пением, приводить к Богу. Тогда, пожалуйста, а в данном случае я не могу судить о том, чем руководствовались люди.

Нина Карташева: А у вас есть братья, имеющие художественный талант?

Епископ Воскресенский Савва: Давайте, я не буду говорить о талантах своей братии. Дабы мой монастырь не подпал под какое-то ещё благословение где-то их использовать. Я считаю, что братия имеет один важный талант: она умеет молиться. Это, мне кажется, в первую очередь и самое важное  - иметь талант совершать  обеты, которые они дали в обители. Это послушание, нестяжание и целомудрие.

Нина Карташева: Скажите, вы благословляете своих прихожан, духовных чад читать Иисусов молитву?

Епископ Воскресенский Савва: Ко мне обращаются некоторые прихожане за благословением. Я честно сказать не вижу греха в том, чтобы люди молились. Поэтому если люди желают молиться, пускай молятся -  и слава Богу. Нам ведь священное Писание говорит, чтобы  мы  непрестанно молились.

Нина Карташева: Владыка, есть такие молитвы, например, акафист Киприану и Иустине. Мне батюшка один сказал: не надо, не бери на себя этого. Там акафист с каноном Киприану и Иустине.

Епископ Воскресенский Савва: Чтение его -  я не знаю, какой вред он приносит. Если здесь не говорить о том, чтобы  как-то бесов изгонять.

Нина Карташева: Да, я хотела молиться за одного человека. Он говорит: не бери на себя.

Епископ Воскресенский Савва: Я не могу судить, чем батюшка руководствовался, но если подходить формально -  а что здесь греховного в том, что вы молитесь за человека, за ближнего своего, даже пусть Киприану и Иустине?

Нина Карташева: Благодарю вас!

Телефонный звонок: - Здравствуйте, дорогая Нина, всеми любимая, и Ваше  преосвященство! Я хочу поблагодарить вас за передачу и сказать, что мне уже за 80. Я воцерковлялась -  вы сами знаете, в какое время, и, несмотря на то, что выросла в православной семье, по -  настоящему пришла к Богу потому, что посещала драматический театр и слышала хороших артистов, которые говорили о Боге. На сцене были именно такие. Помню, как подошла артистка к иконе, стала горячо молиться. Жених её приехал, тоже верующий -  тогда все были верующие  - и говорит: что-то вас, матушка, на молитву потянуло? Эта сцена запомнилась мне. Я стала искать Бога  - и нашла. А теперь, Ваше преосвященство, я хочу спросить. Если к вам приехать в монастырь -  можно найти духовного отца? Вот у меня нет ещё духовного отца. Он, вернее, был у меня в Почаеве, но уже умер, я его поминаю. А сейчас я тоже хочу исповедоваться и причащаться. Мне нужен духовный отец. Простите, пожалуйста, я жду вашего ответа. Спасибо.

Епископ Воскресенский Савва: Благодарю вас за вопрос. Конечно же, поиск духовного руководителя, духовного отца – он, с одной стороны  - значим, с другой стороны -  тяжел. Поскольку найти в наше время духовно опытного человека бывает тяжело. В нашем монастыре братия не такая уж пожилая, хотя есть и преклонных лет. Но мне кажется, духовно опытные люди  могут быть и не слишком пожилого возраста, и необязательно с белеными сединами. Иногда и с белеными сединами, могут неправильно наставлять, могут не иметь опыта духовной жизни. Если говорить в данном случае  о том, кто у вас должен быть духовным отцом -  это нужно решать вам самой. В нашем монастыре обычно накануне больших праздников, воскресных дней вечером во время всенощных богослужений совершается исповедь. Люди подходят ко всем батюшкам, которые у нас выходят на исповедь. Это обычно бывает 5-7 человек.  Общаясь с ними на исповеди или внебогослужебное время, каждый подбирает того человека, который им ближе по духу, кому они могут довериться, что-либо рассказать. Поэтому сердце должно вам подсказать, кто для вас будет тем духовным наставником, которого ищете. Может быть, вам понравится какой-нибудь священник средних лет? Может быть, пожилой? Может быть тот, который скажет те необходимые слова, которые лягут на вашу душу? Поэтому решать в любом случае нужно вам. Что касается всяких благословений, епитимии, всего остального духовного наставления, то существует такой принцип, чтобы проверяли и сверяли эти благословения со святоотеческим преданием. Потому что ведь священник и духовник не является непогрешимым человеком. Он такой же человек, который может сказать то, что расходится с учением Церкви, со святоотеческим преданием. Поэтому всякий раз люди, прежде чем выполнять какое-то благословение, всё-таки его сравнивали, как там было написано у святых отцов. Мне кажется, более- менее современные творения, которые могли бы нас наставлять, которые близки нам -  это творения святителя Игнатия Брянчанинова и Симеона Нового  Богослова. Может быть, какие-то отдельные наставления Амвросия Оптинского, Иоанна Кронштадтского -  их довольно -  таки много. Сейчас эта литература, как в интернете, так и везде есть. Поэтому люди могут спокойно почитать и сравнить. Мне кажется, ещё важным является то, что когда мы идём в храм и ставим перед собой задачу кого бы выбрать -  надо Богу помолиться, чтоб Господь послал того человека, который нам необходим. И помолиться, чтобы Господь дал ему именно те слова и те мысли, которые нам нужны для нашего спасения.

Нина Карташева: Владыка, когда я была у вас в монастыре, мне очень понравилась у вас трапеза, вкусная, и всё красиво. И культурная жизнь монастыря. У вас проходят вечера, да?

Епископ Воскресенский Савва: Конечно же, поскольку мы должны заниматься и духовным просвещением народа Божьего. Не только замыкаться в келии. Хотя, конечно же, этого хочется и хочется некого уединения, затвора. Но такие минуты тоже бывают. Но поскольку мы должны служить Богу и людям -  то у нас действительно происходят культурные мероприятия, как, можно сказать,  на любом приходе. У нас есть воскресные школы, паломнические поездки, которые мы совершаем вместе с прихожанами. Это концерты и конференции, Рождественские чтения и заседания органов высшего церковного управления.  Съезды духовенства моих округов тоже иногда проходят в монастыре. Поэтому жизнь у нас можно сказать -  многосторонняя, многогранная.

Нина Карташева: Монастыри всегда были образцом воспитания и культуры. То, что у вас проходят эти вечера – замечательно!  Правильно сказала наша радиослушательница, которая звонила только что, что артисты тоже были верующие, что её даже подвигли к вере. Мне кажется -  вся русская классика, литература, во всяком случае, она религиозна, она православна.

Епископ Воскресенский Савва: Она просто имеет в основании своем христианский корень, потому что христианство является культурообразующей религией, если говорить светским языком, для нашей страны. Испокон веков, со времен, наверное, Крещения Руси, мы воспитывались на этой закваске, и, естественно, вся наша культура пропитана нашим христианским менталитетом, христианской мыслью, христианскими переживаниями. Поэтому слава Богу, что наша культура имеет такие свойства, что люди через эту культуру приходят к Богу -  через классическую литературу и  культуру.

Нина Карташева: Серебряный век имеет много соблазна.

Епископ Воскресенский Савва: Да.

Нина Карташева: Хотя очень красив и приятен.

Епископ Воскресенский Савва: Поэтому душа сама по природе христианка.

Нина Карташева: У всех?

Епископ Воскресенский Савва: Я думаю, что да.

Нина Карташева: Откуда же берутся сатанисты и прочие?

Епископ Воскресенский Савва: Я думаю, что они если и берутся, то они становятся ими в процессе жизни. Изначально, может быть, они рождены в христианской семье, и сами по себе люди добрые. Но вот помутился разум, стали вести греховный образ жизни, потакая своим страстям, служа сатане. Вот такое помрачение бывает у людей.

Нина Карташева: А такие могут обратиться, закоренелые во зле?

Епископ Воскресенский Савва: Конечно, все могут раскаяться. Все имеют право на раскаяние.

Нина Карташева: Только, как-то подвигнуть нужно к этому, чтоб был случай вразумления свыше?

Епископ Воскресенский Савва: Как говорится, Господь всякому добру вспомоществует, а зло направляет ко благим последствиям.

Телефонный звонок: - Владыка, добрый вечер! Благословите, я Татьяна. Я завтра должна улететь на Кипр.

Епископ Воскресенский Савва: Очень приятно. Ангел хранитель, летите.

Телефонный звонок: - Рейс один уже отменили. Сейчас есть такая книжечка, которая очень много шума наделала в интернете. Называется: «Исповедь бывшей послушницы». В общем, я, когда анонс прочла -  желание читать совершенно отпало, потому что там негатив о женских монастырях. Но церковный народ это дело смакует. В интернете выложено всё. Что вы скажете об этой книжечке?

Епископ Воскресенский Савва: Во-первых, я её не читал.

Нина Карташева: И я тоже не читала.

Епископ Воскресенский Савва: Я, только прочитав одно её название, решил её не читать. Пару отзывов посмотрел  - и понял, что мне не стоит тратить время. В общем, могу сказать следующее: как я уже говорил, для того человека, у которого око чисто -  то и всё чисто.  У кого грязно, темно -  то и всё темно. Поэтому каждый человек ищет то, что ему может быть интересно, дорого, к чему душа прилипает. В жизни монастырской могут быть и бывают  всякие искушения, соблазны. Но нужно задать вопрос, для чего мы туда идем, во-первых. Во-вторых, мы же идем туда добровольно, и в- третьих, каждый из нас, прежде, чем вступить в ряды этого монастыря, живет какое-то время паломником, трудником. Имеет возможность изучить жизнь изнутри. Я думаю, что увидеть весь  монастырь - то суррогат духовной жизни сразу почувствуют и  пойдут  в другой монастырь. Монастырей много,  в  каждом    -  в том числе и в моем  монастыре   - есть  свои недостатки. И есть, что-то доброе, хорошее, что нет в других монастырях. Поэтому каждый, что ищет -  то и находит. Кто-то нашел соблазн - пожалуйста. Кто-то нашел добродетель, кто не видит злое, а видит только доброе и приходит ради спасения своей души -  то, пожалуйста.

Нина Карташева: Но ваш монастырь любят, Владыка.

Телефонный звонок: - Здравствуйте! Это я, Александр. Я из Чебоксар. Хотел бы спросить у владыки один вопрос. Есть такой владыка Лука. Он получил в 1927 году прошлого века должность консультанта и отказался от своих пастырских обязанностей. От чего он отказался? От своей священной одежды, сменил на обычную мирскую одежку. Второй вопрос. «Жатвы много, а деятелей мало», Это слова Христа    из  Евангелия. Я просто изучаю жизнеописание Луки, поэтому мне нужны эти ответы.

Епископ Воскресенский Савва: Луки какого?

Телефонный звонок: - Войно-Ясенецкого, в Симферополе.

Епископ Воскресенский Савва: И что вас обеспокоило тут, я не понял?

Телефонный звонок: - Мне непонятно, что  в 1927   году владыка Лука получил должность консультанта.

Нина Карташева: Врачебную должность.

Телефонный звонок: - Отказался от своих пастырских обязанностей. Свои священнические одежды сменил на обычные мирские. О чем говорит здесь? Почему он отказался от своих пастырских обязанностей?

Епископ Воскресенский Савва: А в контексте -  что вы читаете?

Телефонный звонок: - Контекст я выписал просто для себя. Мне непонятно это. Второй вопрос в Евангелии, когда будучи в молодости архиепископа поразили слова Христа: «жатвы много, а делателей мало».

Епископ Воскресенский Савва: Это тоже по Луке Войно-Ясенецкому, я понял. Во-первых, нужно сказать, что и святитель Божий и любой святой человек -  они такие же люди, как и мы, конечно же.  И все мы имеем какой-то грех, недостаток, испорченность. Но другое дело, что человек святой жизни, которого Церковь прославляет в лике святых - это человек, который попытался исполнить заповеди Христовы сполна и вел жизнь благочестивую и добрую. Поэтому я не могу сказать, что прочитал все житие святителя Луки Войно-Ясенецкого, хотя это замечательный святой, и многие люди к нему обращаются, получают исцеление.

Нина Карташева: Владыка,  я прочитала и не нашла такого, чтобы он отказывался.

Епископ Воскресенский Савва: Но даже если допустим, что и здесь происходил такой случай, что он отказался надевать, может быть, священнические ризы - это не говорит о том, что он отказался от священства. Скорее всего, может быть, это он сделал для того, чтобы послужить людям.

Нина Карташева: Как врач.

Епископ Воскресенский Савва: Как врач, поскольку может быть, время тогда было непростое. Поскольку, может быть, власти запретили ему, увидев в нем священника -  запретили работать по специальности. Может быть, он не принес той пользы, которая была тогда необходима. Поэтому он, может быть, эти ризы спрятал ради того, чтоб помочь людям в исцелении от болезней, от их недугов. Я не знаю в его житии случаев, чтобы он отказался от священства. Что значит «отказаться от священства»? Это значит вообще, может быть, и Церковь оставить. Но мы, Церковь, прославили его в лике святых за его действительно святительскую подвижническую жизнь, за его служение людям, за его ревностное служение Церкви Христовой. Поскольку он был ревностный архиерей, из жизнеописания которого  мы с вами можем это знать.

Нина Карташева: Да, великий архиерей.

Епископ Воскресенский Савва: И был строг в какой-то мере к священникам. Но Господь  за его жизнь, удостоил   его венца святого человека, и поэтому здесь не может быть такого отказа, который вы думаете, что он бросил священство.

Нина Карташева: Да, это неправильно.

Епископ Воскресенский Савва: Скорее всего не бросил, а может быть, на какое-то время оставил ради того, чтобы совершать служение в должности доктора.

А что касается «жатвы много, делателей мало».... Это  Евангельские слова, но они актуальны до сих пор. Поскольку, действительно, если говорить о количестве прихожан,  то их гораздо больше, чем священнослужителей, и может быть, в то время, когда жил святитель Лука, такая ситуация тоже была ярко выражена. Поскольку многих священников тогда расстреляли. Многие засвидетельствовали мученической своей смертью подвиг верования во Христа, и в данном случае эти слова были актуальны. Может быть, на тот момент быть священнослужителем, святителем Божьим, выйти на служение, как священник было тогда и нужным?  Сложно судить о человеке, не живя его жизнью, и не находясь в  том периоде его жизни. По крайней мере, я не знаю, какова была жизнь в тот безбожный советский атеистический период. Я знаю, поскольку мог прочитать, но не испытал всей тяжести жизни верующего человека в те времена, особенно священнослужителя, в данном случае -  епископа.

Нина Карташева: Да, ведь  и лагеря были.

Телефонный звонок: - Добрый вечер владыка! У меня вопрос такой. Вы говорили о том, что действительно наша литература и музыка очень духовны, они ведут к Господу. Это действительно так. Понимаете, я хочу провести грань. Может быть, произведение, которое мы читаем, классику особенно, действительно духовное. А вот если говорить о писателе, который создал это произведение, как о человеке? Иногда не хочется обсуждать, так же и о музыкантах. Вот так же женщина звонила, ищет духовника, у меня многие знакомые тоже с этим сталкиваются. Пришли к Господу люди, ищут духовника, естественно. Но ведь правильно тоже сказано, что священник он же человек тоже, они как бы ищут человека. А как человека узнать? Если нет общины, то нужно ездить по разным храмам. Всё-таки как  же сориентироваться? Ведь хочется прийти   именно к человеку. Понимаете, то, что с Господом связано – это  ясно.   Священник - это человек, который служит  Господу. А вот как человек, как с этим разобраться? Помогите, пожалуйста.

Епископ Воскресенский Савва: Вопрос весьма сложный. Конечно же, многие люди испытывают недостаток общения, и, в данном случае, к священнику, как к человеку приходить, конечно же, можно и нужно.  И он, конечно же, в первую очередь  - человек. Но в данном случае   мы, если ищем просто человеческого общения -  то мы можем найти какого-то человека, друга и не священнослужителя. Друга, который бы мог быть единомышленником по вере. Может быть тот, который изучил большое количество святоотеческой, христианской литературы, который мог бы поделиться знаниями. А, может быть, этот человек является духовным чадом известного пастыря? Я считаю, что в любом случае  выбор не может быть сиюминутным. Пришел в монастырь, пришел в храм -  вот всё, духовник -  вот он, седовласый старец, мне понравился, я его проповедь услышал  - и он стал моим духовником. Я считаю, что выбор духовника, духовного наставника, он должен быть всё-таки не сиюминутным. Это процесс большого отрезка времени. Мне кажется, даже самим вам будет интересно посмотреть священнослужителей, может быть, в разных местах их служения. В городе Москве это, конечно, легко сделать. А что говорить об отдаленных приходах?  Там мы вверяемся тому священнику, тому настоятелю прихода, который туда прислан, и мы прибегаем к его помощи, к его духовным наставлениям. Если мы посещаем монастыри, имеем такую возможность, то некоторые люди подыскивают себе людей, которые действительно близки по духу. Какие признаки?  Я думаю, сердце должно подсказать. Нравится ли он вам, нравится ли его жизнь, какая его жизнь  - зазорная, незазорная. Ведь люди же сами обсуждают священнослужителей, знают и могут порекомендовать. Может быть, поспрашивать, и если ляжет на сердце этот человек, священник -  то тогда, я думаю, что есть вариант к нему приходить за духовным наставлением. Потом, мне кажется, здесь нужно руководствоваться ещё одним таким фактором: а сможешь ты доверить ему всю жизнь свою без остатка, всё, что мы прожили в этой жизни? Попробуйте задать этот вопрос. И если вы готовы доверить все до конца   человеку, к которому   вы   пришли -  тогда перед вами  духовный наставник. Тот, которому вы доверяете и с которым вы можете общаться.

Нина Карташева: И роднее которого не может быть. Ведь это батюшка,  судьба и мы не можем выбирать. Я считаю, какого Бог дал духовника, такой и должен быть.

Епископ Воскресенский Савва: Не знаю, мне кажется, у человека должно быть право выбора, в данном случае даже у христианина. Он должен всё равно поискать, посмотреть. Если Богу угодно, то приведет к тому варианту, который нужен.

Нина Карташева: Написал раб Божий Николай. « Я общаюсь с большим количеством священников. Стиль публичной речи молодых  батюшек, которые окончили только семинарию, полон церковных славянизмов, клишированных оборотов. Они не умеют переключать регистры и говорить, как живые люди, а человек после светского вуза легко эти регистры переключает. Хотелось бы, чтобы пастыри глубже изучали азы кризисной психологии. Обратите на это внимание.

Епископ Воскресенский Савва: Хорошо, мы обратим на это внимание. Но я вам скажу, в чем причина. В том, что, во-первых, большинство текстов, которые мы учим в духовной школе – написаны  на церковнославянском языке. Да  мы и богослужение совершаем на нем же.  Поэтому проповеди, они у нас, конечно же, изобилуют церковнославянскими словами. Для меня понятно, потому что я с церковнославянским языком практически каждый день имею дело и служу.

Нина Карташева: Как и все мы, мы же молимся.

Епископ Воскресенский Савва: Но в данном случае, если он непонятен, в практике   моего церковного становления тоже было такое, что я поначалу не понимал слова. Я просто стал их изучать, они постоянно были на слуху, и я стал все понимать

Нина Карташева: Само собой   или вы изучали?

Епископ Воскресенский Савва: Я изучал, потому что хотелось научиться читать без ошибок по-церковнославянски. Когда изучаешь слова, конечно же, смысл этих слов необходимо понимать, когда они  где употребляются, что означают. Я считаю, что если человек ведет церковную жизнь и часто посещает богослужение, то все эти слова становятся родными. Но я ни в коем разе не хотел ущемить никого, даже в данном случае Николая. Он прав, потому что те люди, которые приходят к Богу, к Церкви, они, может быть лишены доли какого-то смысла того, что слышат, того,  о чем говорят. Поэтому и регистры нужно уметь переключать. Как говорится в  Священном писании нужно быть всем для всех, чтобы спасти хотя бы некоторых.

Нина Карташева: Мы всегда должны помнить, что церковнославянский язык незыблем, и не нужно его менять. Богослужение во всяком случае.

Епископ Воскресенский Савва: Я бы с вами не согласился, потому что если мы с вами начнем обращаться к истории нашей Церкви, а наипаче совсем недавние годы, 1917-18. Годы, когда состоялся поместный Собор Русской православной Церкви, то тема богослужебного языка горячо обсуждалась. Кстати, была создана даже рабочая группа под председательством, если не изменяет память, тогдашнего митрополита Сергия  Страгородского, будущего Святейшего Патриарха, который переводил на современный русский язык церковнославянские тексты. И было постановление Поместного Собора о том, что те приходы, которые желают совершать богослужение на русском языке -  могли бы совершать на русском, а те, кто на церковнославянском -  на церковнославянском. Идея о том, что церковнославянский язык -  незыблемый, как вы сказали, она поддерживалась определенной частью иерархов, но и оспаривалась тоже большой частью иерархов и участников Поместного Собора.

Нина Карташева: Но всё-таки нужно молиться на церковнославянском. Да, владыка?

Епископ Воскресенский Савва: Нужно вообще молиться хотя бы.

Нина Карташева: Это верно.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+