Перейти к основному содержанию

20:57 20.06.2024

Анализ итогов визита В.В.Путина в Пекин

30.05.2024 11:05:08

Слушать: https://radonezh.ru/radio/2024/05/24/21-00
Смотреть:
https://youtu.be/41MNjZiI1F4

Е. Никифоров: Добрый день, дорогие братья и сестры, в эфире радио «Радонеж», Евгений Никифоров и мой гость Ростислав Ищенко. У вас всегда очень глобальный взгляд на вещи. Политика вся глобальная сегодня, прошу не путать с глобализмом. Хочу спросить о Ваших свежих впечатлениях о событиях. Только что Путин вернулся из поездки в Китай, совершился большой визит, очень пафосный, приём на самом высочайшем уровне. Такого визита не было ни у одного политика за последнее время. Внешне всё это выглядит как «дружба навеки», а с другой стороны реальных результатов вроде и нет. Меня поразило, что после окрика из-за океана финансовые транзакции китайские были затруднены. Как Вы рассматриваете этот визит?

Р. Ищенко: Глобализация происходит независимо от глобалистов - неизбежный процесс. Глобалисты это выдумка антиглобалистов. Вначале появились антиглобалисты, которые поставили целью препятствовать объективному процессу глобализации, а потом всех, кто не поддерживает активно их позицию, стали называть глобалистами. Процессы глобализации шли еще до того, как появились антиглобалисты, как мы узнали, что существуют какие-то глобалисты. Теперь про визит в Китай. Все эти красные дорожки, улыбки – это и было сутью, содержанием и успехом этого визита. Он не мог быть неуспешным, потому что остальное давно говорено и переговорено. Самое главное – всё движется независимо от визитов первых лиц. Сами они ездят чуть не раз в полгода, также и наши представители из разных ведомств, министры друг у друга гостят. Нет дня в году, чтобы наши делегации не обменивались визитами. Это и есть свидетельство плотного сотрудничества. А то, что китайские банки по окрику из-за океана перестали проводить некоторые платежи, так российские банки тоже не пришли в Крым сразу. В прошлом году Путин им сказал, что уже пора идти, уже можно, все возможные санкции уже все равно введены, других попросту нет. Донбасс тоже говорил, что Россия по окрику из-за океана отказалась его поддержать, хотя Россия его морально, материально поддерживала, и даже войсками. Не прислала армию в первый же день, и тут же обвинили в неподдержке. Но у каждого государства свои интересы и проблемы. Также как для России - не катастрофа, не банкротство, а просто серьезные убытки Сбербанка из-за санкций, которые против него могли быть введены на 8 лет раньше, были бы в свое время серьезной проблемой. Период экономической адаптации 8-9 лет как раз. Также финансовая система России адаптировалась к возможным и невозможным западным санкциям. Сам процесс санкций был растянут на 8-9 лет, в результате адаптация прошла легче – мы получили время. Запад был вынужден их вводить постепенно. Другие наши партнеры пытаются точно также сейчас приспосабливаться. Китайцам нелегко все сразу разорвать с западом. Мы не стремились к этому, но вынужденно испытали западный разрыв с нами, рассчитанный на то, что мы этого не переживем. У нас в значительной степени самодостаточная экономика. Мы торгуем на мировом рынке, но можем жить вообще без него. Китай – нет. Он тут же погрузится в состояние 50-60 хх годов, а то и этого хуже – дойдет до состояния полураспада. Китаю для удовлетворения нужд населения, обеспечения прогрессирующего роста благосостояния необходим постоянный экономический рост или хотя бы отсутствие стагнации. У Китая были сложные времена. Ковид нанес серьезный удар, дольше всего они выдерживали разного рода карантинные мероприятия. Они прошли без массовых смертей как в США, но экономика понесла серьезный ущерб, и усугублять это состояние опасно. Запад не просто так делает ставку на экономические санкции, которые разрушают экономику, а она уже бьет по социальной сфере, которая в свою очередь приводит к общественному недовольству, выходу общества на улицы со словами «Хватит!». И государство либо начинает войну с собственным обществом, отвлекаясь от международных проблем, либо меняет внешнеполитический курс. Китай же серьезно зависит от западных рынков - ему некуда больше продавать. А тогда зачем производить, если продать некому? Если перестать производить, за какой счет будут жить полтора миллиарда людей? Они привыкли к хорошему. Раньше могли работать за чашку риса и одни бумажные штаны, а сейчас общество другое, с другими интересами, они хотят жить хорошо. Китайское руководство вынуждено считаться с этими проблемами?

Е. Никифоров: Зачем западному руководству прекращение сотрудничества с Китаем?

Р. Ищенко: А зачем ему нужно было прекращение сотрудничества с Россией? Запад исходил из того, что прекратив сотрудничать, он тем Россию собьет. Экономическая дестабилизация вынудит Россию сдаться раньше, чем у Запада возникнут проблемы. Но так не сложилось. Теперь то же самое запад пытается применить на Китае, рассчитывая, что дестабилизировав Китай, он лишит Россию надежного тыла, поддержки, оставит её одну, после чего проще сладить с Россией. А Китай значительно уязвимее в плане экономики. Ему приходится лавировать, как мы лавировали 8 лет, а может и все 20. При этом Китай и Россия демонстрируют западу, что не надо заблуждаться – у нас тесные прагматичные связи, мы понимаем, кто враг и против него объединены. Об этом постоянно говорится на самом высоком уровне. Сейчас разные трактователи слов падишаха бросились читать заявления и читать в них общее, различное с тем, что было год назад. Обнаружили же заявления почти идентичные. Тогда они стали считать, сколько раз произнесены ключевые слова. Обнаружили, что в среднем ничего не поменялось, но они стали на этом глубоком основании делать глубокие выводы, но это глупость. Те, кто готовят для лидеров стран документы, просто поменяли местами кое-что, оставили полностью форму, оставив полностью содержание. Китай поддерживает Россию в украинском вопросе, Россия – Китай в тайваньском. Запад они оба рассматривают как своего геополитического противника, считают, что запад ведет после них войну, и готовы совместно противостоять. Суть всех заявлений от России и Китая в одном, в ближайшее время это и не изменится. Пока есть общая угроза со стороны США, Россия и Китай нуждаются друг в друге. Когда угроза будет снята, у России и Китая появятся серьезные противоречия. Как они будут решаться? Вероятно, путем договоренностей. Насколько позиции Пекина и Москвы будут соответствовать друг другу, будет ясно нам постаревшим, а может и следующим нашим поколениям. Сегодня ничего невозможно сказать – будут другие поколения людей, политиков. Ничто не вечно под луной, в политике нет вечных друзей и врагов. Наверное, в отношениях России и Китая всё изменится, но в мире все более глобализированном адекватные политические лидеры стараются не ссориться. Государства сильно зависят друг от друга, хотя иногда об этом и не подозревают. Легко впасть в ловушку, которую загнал себя запад, когда начал против России экономическую войну, но выяснил, что выпущенные им снаряды падают на его же территории, что разрушает он свою экономику.

Е. Никифоров: Агрессивное противостояние, которое навязывают миру США – в чем причина? Когда в своей время Никсон отправился в Китай, после чего первые договоренности были о сотрудничество, договорились, что вся мастерская мира будет в Китае, а технологии и остальное будут от США, которые будут и главными потребителями всего, что Китай наработает по заказу. «Тяни-толкай» - такая единая система, которую разорвать трудно, потому что погибнут оба, если что. Откуда такое фанатическое отношение к идеологии глобализма? Экономически мало мотивированное, но фактически происхоящее зло. Где корень агрессии?

Р. Ищенко: Глобализм к агрессии не имеет отношения. Мы живем в условиях глобализации, которую никто отменять не собирается. США, запад вытесняются из Африки, Латинской Америки, Китай и Россия туда заходят, осваивают новые рынки, отношения. Все проекты от БРИКС до китайского «Один пояс и один путь» направлены на глобалистское освоение планеты, на построение комфортного для России и Китая нового мира в объемах планеты, а не только в пределах своих границ. Это как раз не устраивает США. Америка предполагала, что «тяни-толкай» будет вечно, но ничто не вечно. Всё хорошее быстро заканчивается. Как бы ты ни удерживал свои преимущества, они скоро закончатся. В случае с Китаем было понятно, что рано или поздно Поднебесная освоит технологии и останется только ее зависимость от западных рынков, но США умеют делать правильные выводы. Когда 15 лет назад Китай заявил о намерении создать миллиард потребителей в юго-восточной Азии, то путем простого подсчета можно было понять, что этот миллиард должен заменить миллиард евро-американских потребителей. Западные рынки должны стать для Китая не принципиальными. Если Китай производит большую часть необходимых США и Евросоюзу товаров, если Китай обладает вполне достаточными технологиями самостоятельно и не критично нуждается в технологиях Европы и Штатов, если у Китая будет отдельный рынок сбыта, то что заставит Китай продавать им нужный товар по нужной цене? Ничто. И евро-американская цивилизация окажется в кризисе глубочайшем, социальном, политическом. К этому времени евро-американская цивилизация итак вступала в кризис, вызванный продлением существования рейганомики за пределы необходимого, СССР уже кончился, но правители США не смогли отменить ее и перевести свою экономику в нормальное русло, начать возвращать долги, взятые у будущих поколений. В результате этого процесса запад вступил в глубокий системный кризис, когда оказалось, что система, основанная на опережающем перманентном долларовом кредите, не работает. Глобальный мир освоен полностью, рынки освоены, чтобы работала система возврата кредита и заработка надо у кого-то рынки отбирать. А кто-то не совсем из американской системы, кого еще можно было грабить, как раз и были Россия, Китай, пара-тройка государств на Ближнем Востоке и Азии, как раз там, где Россия и Китай относились трепетно. Для обоих он был важен с точки зрения коммуникаций, логистики между ними, а также с точки зрения развития логистики. Стратегические интересы стали сталкиваться. Американцы понимали, что если они не смогут сломать Китай, то они проиграют борьбу за мировую гегемонию, которая давала им шанс продлить свою агонию за пределы жизни нынешнего политического поколения. Те, кому сейчас около 60 лет, дожив до возраста Байдена, имеют почти стопроцентные шансы увидеть политико-экономическую катастрофу США. Каждое американское политическое поколение работало по принципу «после нас хоть потом», но нам надо дотянуть. Современное поколение хотело того же. Необходим был новый ресурс. Забрать его можно было у Китая, для чего важно было обеспечить содействие с Россией. С одной стороны, запад не любит воевать самостоятельно, он рассматривал Россию как таран против Китая, с другой, Россия, обеспечивающая Китаю надёжный тыл и ресурсную базу, делает его непобедимым. Взять его измором или войной невозможно. Значит, остается разорвать этот союз. Тогда запад решил бы свои проблемы. Сначала он пытался с Россией договориться, но параллельно США пытались вытеснить Россию с европейского газового рынка, то им много лет подряд ставили выбор – договариваемся или воюем. Но не может быть так, что мы за вас воюем, а вы нас кусаете. Те времена, когда они могли продиктовать свою волю миру, прошли. И то они могли диктовать тогда только потому, что более адекватное руководство знало, кому можно, а кому нельзя диктовать. Они втянулись в конфронтацию, которая была опасна для всего мира. Китай понимал, что если США выбивают Россию из числа его союзников, то на нем ставят крест. То же понимали в России. Вариантов оставалось бы только два: не торопясь умирать, либо сразу начинать ядерную войну со всем миром, что контрпродуктивно с точки зрения выживания. Понимая это, мы с Китаем выстроили оборонительную систему, без формального подписания военно-политического союза. Не позволяем западу выключить одного из нас, а в это время заняться вторым. У них это не получается, да и не получится уже, хотя попытки разорвать российско-китайские отношения есть и будут, потому что для запада это единственный способ спастись. Это то же, что Украина требует от запада: чтобы он официально вступил в войну с Россией, потому что для Украины это единственный способ спастись.

Е. Никифоров: Насколько оправданы ожидания украинские, что ни смогут вынудить запад идти открытой войной?

Р. Ищенко: Всё зависит от времени и от возможностей. Сейчас украинское руководство при поддержке наиболее оголтелых западных ястребов выработало перспективный план. Их действия на фронте таковы: они пытаются за счет резкого усиления мобилизации максимально затормозить российское наступление. Они пытаются на правом берегу создать новую армию тысяч в 300, что недостаточно для обороны линии Днепра, но существенно, и позволяет оборонять как минимум места переправ и плюс иметь подвижный резерв. Они пытаются войска хорошо обучить, вооружить, повторить трюк 2023 года. Они не без основания рассчитывают, что если они закопают на левом берегу 500-600 тысяч своих солдат дополнительно, то Россия тоже заплатит за это какую-то цену, а ее наступление выдохнется. На высоком правом берегу они надеются построить укрепленные серьезные позиции, заранее занять их группировкой, тогда часть войск сумеет уйти с нынешнего левого на правый, они смогут убедить запад отправить им непрерывный поток снарядов и ракет и прочих расходных материалов. Как только запад окажется готов, отправить на Украину экспедиционный корпус тысяч в 20. После этого США рассчитывают втянуть в конфликт Польшу, Прибалтику, Румынию, создать мощный протяженный фронт против России, который приведет к взаимно блокированной позиции, то есть ни Россия не сможет рассчитывать на серьезные успехи, ни запад – чтобы сбить Россию с её позиций. Необходимость компромиссного мира возникнет тогда перед обеими сторонами. Вот эту концепцию позиционного тупика запад и пытается организовать. Для запада это и будет победа, потому что ему удастся сохранить Украину, антироссийский плацдарм для новых действий в будущем.

Е. Никифоров: А есть ли у нас силы на контрудар, дальнейшее продвижение? Кажется, это тянется бесконечно. В рамках громадной территории подвижки на километр – несерьезно.

Р. Ищенко:  Победить мы можем и рано или поздно победим. Но нам надо сделать это раньше, чем запад будет готов активно выступить против России. По подсчетам западных экспертов, они в Европе приведут в нормальное состояние свои войска, чтобы выступить против России, обеспечат их техникой и расходными материалами, не раньше середины 25 года, но и не позже 27 года. В этот период они рассчитывают быть готовыми. Для этого им надо, чтобы Украина продержалась это время. Нам надо, чтобы она кончилась как можно скорее. Российские войска используют все более тяжелые виды вооружений. Дошло до использования трехтонных бомб. Снята с хранения артиллерия калибра 203 и 240 мм, сейчас формируются новые артиллерийские бригады, оснащенные ей. Российское военное руководство пытается предельно усилить возможности огневого поражения. По мере того, как перешли к работе с управляемыми авиа бомбами и перешли к калибру 1,5 тонны, Украина стала терять не по 500-700 человек в день, а по 1000-1500, доходит до 2000. Если начнет терять по 5000, то никакая мобилизация Зеленскому не поможет, численность ВСУ будет сокращаться очень быстро. Вопрос о том, чтобы закрыть Украину раньше поддержки запада, будет фактически решен, в том случае у запада будет два варианта. На упреждение начинать переговоры с Россией о мире на российских условиях, или дождаться, когда российские войска выйдут на западную границу Украины и после этого начинать переговоры о том, как оформить собственное поражение. Других вариантов нет. Можно попытаться использовать ядерное оружие, но это будет уж совсем глупо – Россия ответит. Для России важно поскорее закончить украинский кризис. Многие эксперты говорят, что поражение Украины будет геополитическим поражением запада. В нее вкачано огромное количество финансовых, политических, финансовых, военных ресурсов. С ее поражением запад долго не сможет продолжать активную борьбу с Россией. Ему придется это как-то оформить, а нам надо выбить у него из рук прокси территории, на которых против нас ведется прокси война. Если мы успеем раньше, чем он отправил на убой Прибалтику, Польшу, Румынию, кого еще там… а дальше сложнее заставить их воевать против нас, потому что повода-то нет начинать войну. Одно дело, когда вы уже приехали на Украину помогать ей, а другое, когда Украины нет уже полгода как или год, а люди просыпаются и слышат призыв правительства идти воевать за Украину. Ну не идиоты ли вы? Чего раньше не начали? Чего так долго ждали. Украины уж нет, даже стали забывать, что она вообще была. Кроме того придется объяснить населению поражение, потому что они слишком распиарили украинский кризис, слишком долго обещали победить Россию на поле боя. Если раздел Украины по Днепру еще можно представить как победу запада, которому удалось сохранить часть Украины, то если они заставят российские войска дойти до западной границы Украины, то представить это как победу запад просто не сможет. Для нас важно быстрое и экономное с точки зрение человеческого ресурса решение украинской проблемы. Войска и не совершают гигантские прорывы, показывая «массовый героизм», а с другой стороны надо ускорить процесс ликвидации украинского государства. Мы идем по пути технического совершенствования. Нам осталось только использовать ресурсы, имеющиеся против серьезных целей, и в общем-то особых проблем с быстрой победой я не вижу, хотя Украина за счет тотальной мобилизации еще будет сопротивляется, а запад в этой ситуации так или иначе не успевает привести в действие свои силы. Украина в одном шаге от положения, когда армии у нее нет, правительство не на Украине, а территория подчинена российскому военному командованию. В областях один за другим пройдут референдумы о присоединении к России с предсказуемым результатом. У нас выработана правильная контр стратегия. Правда, любые стратегии, сталкиваясь на поле боя, обречены на то, чтобы кто-то один победил. Проиграть могут оба, а победить может только один. У запада достаточно ресурса, чтобы с нами активно бороться, потому важно путем выключения Украины, исключить возможность задействовать против нас эти ресурсы.

Е. Никифоров: Мощное оружие массового поражения задействовано, но вроде говорят, что это война дронов. А Украине и Китай продает успешно. И это серьезные летательные аппараты. А наши СМИ показывают, как наши из остатков их дронов собирают на коленках свои. Это обидно.

Р. Ищенко: Сейчас и запад и Украина делают ставку на оснащение украинских войск дальнобойными беспилотниками воздушными и морскими для атаки вглубь России. Также как и поставки на Украину ракет дальностью 300-500 километров, это способ терроризировать мирное население России. Любой эффективный ответ, без которого население будет нервничать, может быть и будет преподнесен западом как страшное преступление против мирного населения. Они будут говорить, что Россия стреляет по гражданским объектам, военных нет, она не избирательно использует по своей мощи оружие. Будут нагнетать обстановку, стимулируя на Украину западного контингента. США будут серьезно давить на союзников, чтобы ускорить отправку на Украину экспедиционного корпуса. Схема понятна, пока мы ей эффективно противостоим. Любая система ПВО и ПРО преодолевается за счет количественного насыщения пространства своими ударными объектами. Больше дронов, больше ракет, больше шансов, что система ПВО не выдержит и пропустит удар. Дальше уничтожается система ПВО, а потом объекты, не защищенные ничем. Это то, что мы сейчас активно делаем на Украине. Они пытаются сделать то же в нами, хотя возможностей у них меньше – Россия – это огромная территория, она вся не накрывается украинскими ракетами. Тем не менее, усилить удары по ближнему армейскому тылу и по мирному населению в тылу Украина пытается и будет пытаться при полной поддержке запада. Для нас не так опасны конкретные их технические наработки, как сама возможность вступления в действия коллективного запада. Пусть поначалу их будет мало, для американцев главное, чтобы кто-то уже начал воевать – это еще один способ давления на остальных. Если сейчас не поможете своим союзникам, то до вас очередь дойдет. И не надо преувеличивать европейскую сообразительность – они будут страшно бояться. В данной ситуации они будут рассматривать Россию как опасного соседа, который мечтает их завоевать, а в США они будут видеть единственного союзника, готового их спасти. Фактор времени для нас очень важен. Именно время сейчас определяет, что и кто успеет сделать. Если мы окно этих возможностей пропустим, то когда откроется следующее, будет неизвестно.

Е. Никифоров: В этом опасность и состоит. То, что сейчас происходит вокруг Харькова, похоже на то, что было вокруг Киева. Политические решения возобладают над задачами военного порядка. Часто именно политика вмешивается в решения военные, тем самым замедляет дело.

Р. Ищенко: Наша политика сейчас ничего не замедляет. В 22 году мы осознали, что первоначальная информация, на которой строился план, была неверной – грузинский вариант не получится, не будет ни пятидневной войны, ни трехнедельной. Это долгий процесс, а мы не очень хорошо к нему готовы. Было искушение, которое попытались реализовать - заключить выгодный для нас мир на том основании, что мы уже стоим под Киевом, так давайте договоримся. А мы понимали, что будем оттуда уходить, надо сократить линию фронта, мы не можем держать отдельную группировку так глубоко в украинском тылу. Российский генштаб планировал переброску войск на Донецкий фронт, где она была нужнее. А пока были готовы производить эти жесты доброй воли. Да, мы готовы учесть опасения Украины, предоставить гарантии ее безопасности и хотим получить в обмен гарантии на свою безопасность. Тогда ничего не сложилось, но с тех пор политика у нас никак не влияет на военные решения. Просто под Харьков сейчас Зеленский бросает все, что может мобилизовать. Только на днях в соцсетях появился ролик. Украинский солдат стоит в разрушенном окопе, снимает на телефон, показывает трупы своих товарищей, говорит, что их четверых туда привезли утром после мобилизации два-три дня назад. Когда его оттуда заберут, привезут новых четырех. За счет постоянного вбрасывания живой силы Зеленский тормозит продвижение российский войск. Главная идея – вымотать российскую армию, чтобы ее движение остановилось полностью. Тогда можно предъявлять требования, договариваться по корейскому варианту. Перемирие вдоль реальной линии соприкосновения, которая будет на тот момент, даже если она будет по Днепру. Останется половина, такое русофобское государство, которое будет чувствовать себя победителем, потому что во всех школах так будут учить. Была агрессия России против Украины, которая отстояла территорию, сохранила независимость, а территорию она еще вернет. Подрастающее поколение будут учить тому, что нужно изучать танки, пушки, самолеты. Надо будет отвоевывать у России свои территории. Такой вариант надо рассматривать как наиболее вероятный.

Е. Никифоров: Сейчас происходят мощные изменения. Визит Путина в Китай, гибель президента Ирана. Внутренние наши изменения в правительстве. Белоусов занимается не столько вооруженным планированием, сколько экономикой ВС, которые там находятся. С чем связано включение Белоусова, одного из ведущих экономистов России, в правительство?

Р. Ищенко: Там постоянно находились люди невоенные. Первым министром обороны, назначенным Путиным, а не Ельциным, был Иванов. Генерал-полковник КГБ, ФСБ, СВР. Но заканчивал он переводческий факультет ленинградского университета, а потом Высшую школу КГБ, Краснознаменный институт КГБ, где готовили уже разведчиков. Ну, какой он военный? Он человек спецслужб. У него нет военного образования, он не планирует операции, не командует войсками. Перед ним стояла задача по работе с ВС по своей специальности спецслужб. После Ельцина в ВС было огромное количество агентов влияния запада. Их надо было оттуда убирать и вычищать. После Иванова приходит Сердюков, кстати, экономист, финансист. Его задача минимизировать расходы на армию, увеличить их эффективность. Не знаю, насколько он справился с задачей, есть разные мнения. Ему на смену приходит Шойгу. Да, он носил мундир генерала армии, но он строитель по образованию. Все свои чины он получил как руководитель МЧС. Лейтенант запаса, военная кафедра Политехнического института. Чтобы командовать полком, надо закончить академию определённого рода войск. Чтобы командовать чем-то выше дивизии, надо заканчивать Академию генштаба. Это и есть военное образование. А чтобы ротой или батальоном командовать, желательно получить образование не на военной кафедре, а в военном училище. От Шойгу просто никто не требовал командовать армией. Перед ним стояли другие задачи. Будучи 12 лет на своей должности он решал, видимо, все эти вопросы удачно. Иначе бы столько не держали. Ситуация изменилась. Появился человек новый, штатский. При Путине у нас еще не было военных министров обороны. Последний был Игорь Сергеев, который был главкомом РВСН. Это тоже было больше знаковое назначение, потому что РВСН – это была последняя линия обороны. Отношения с западом стремительно ухудшались, назначили именно его, чтобы продемонстрировать западу, что мы готовы к конфронтации. Ничем кроме ядерного оружия ответить не могли, ну значит, будет вот так. Сергеев назначался не для того, чтобы планировать операции по Варшаве или Бухаресту, но был последним профессиональным военным на должности министра обороны. Чего возбуждаться из-за Белоусова? У нас давно такой процесс идет. Хотите, чтобы он как Шойгу носил мундир? Ради Бога, напишите петицию Путину, пусть присвоит ему любое звание, будет носить мундир. Тоже мне проблему нашли… От этого он не станет более военным. В военной операции все планирует генштаб, а также развитие армии, прогнозирование ее состояния. Минобороны в основном занимается военным строительством, обеспечивает в рамках бюджета закупки техники, строительство военных городков, развитие дорожной сети. Чисто техническое обеспечение армии, включая пошив формы. Эти задачи должен и будет решать министр.

Е. Никифоров: Учитывая, что он человек грамотный и образованный, хорошо знающий нашу экономическую систему, думаю, что он придумает что-то. СССР рухнул, просто не выдержав военных нагрузок в гонке вооружений. Определенный процент ВВП составляет на ВС, надо смотреть, сможет ли государство вытянуть это. И тогда Россия не смогла. Тут же на грани масштабного конфликта, в состоянии реальной войны, нужно экономить средства. Вот и назначение экономного экономиста.

Р. Ищенко: Экономный и экономист это не совсем вещи одного порядка, да и экономить на ВС никогда не надо, особенно если идет война. Рациональное расходование необходимо, но это всегда. Ни одно самое богатое государство не может себе позволить выбрасывать деньги на армию, потому что это и так дорогое удовольствие, не говоря уж об армии современной. Так что неважно, кто этот человек, которого назначили. Пришло время новой команды. Ни одна не идеальна. Рано или поздно всех меняют. Команда Шойгу находилась в Минобороны 12 лет – огромный срок. Дипломатов меняют каждый 4 года, чтобы не засиживались, не привыкали. В остальных министерствах та же ситуация. Мало где люди работают по 10-15 лет. Есть места, где эксклюзивные специалисты выполняют свою работу так, что их трудно заменить, но здесь просто произошла замена команды России. Ничего, будут работать. 

Дорогие братья и сестры! Мы существуем исключительно на ваши пожертвования. Поддержите нас! Перевод картой:

Другие способы платежа:      

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
7 + 6 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+