Перейти к основному содержанию

21:14 20.06.2024

О самосознании русского человека, выразившемся в житиях святых и творчестве выдающихся русских писателей

27.05.2024 10:46:41

 

Слушать: https://radonezh.ru/radio/2024/05/17/21-00
Смотреть: https://youtu.be/Den9c0g5zFY

Е. Никифоров: -  Добрый день, дорогие друзья! У нас в студии замечательный ученый Александр Николаевич Ужанков. У Вас столько наград! Вы и доктор наук, и профессор, и преподаватель многих учебных заведений. Читаете лекции, на которые студенты рвутся, что редкость само по себе. С Вами много можно говорить обо всем, потому что Вы специалист по русской литературе широчайшего профиля. Вы можете рассказывать и про образцы древней литературы, и современной. В этом году мы отмечаем память Пушкина и Гоголя. Как бы Вы оценили этих двух гениев, которые по-разному в разные эпохи даровали своему русскому народу щедроты, таланты свои? Что сейчас Пушкин для нас?

А. Ужанков: -  Помимо того, что он – «наше всё», я бы привел параллель немного неожиданную. Как люди православные мы с интересом читаем жития святых, потому что они – пример духовного подвига, раскрытие божественного промысла о праведнике в его земной жизни. Все жития сосредоточены на этом. Подражать Христу кто дерзнет? Мы знаем, что Сам Спаситель пришел не нарушить закон, то есть 10 заповедей, но исполнить. Он и крестился, чего, как Богу, Ему и не нужно было делать. К тому Он дал ещё 9 заповедей блаженства. Всего 19 заповедей. Кто первым исполнил их? Сам Спаситель. Когда преподобный Нестор пишет первую летопись русских святых Бориса и Глеба, то он гениально прозревает, что житийный канон и есть исполнение этих 19 заповедей. Борис и Глеб страстотерпцы, повторяют путь Христов, то есть исполняют все заповеди. Чтобы это подчеркнуть, он показывает, что Святополк окаянный все эти заповеди нарушает.  Следующее житие - Феодосию Печерскому, оно тоже показывает исполнение святым всех заповедей. Когда Епифаний Премудрый пишет житие преподобного Сергия, то он опирается уже на житие Нестора о Феодосии Печерском и показывает то же – исполнение всех 19 заповедей. Путь святого – путь Христов. В древнерусской словесности (не совсем верно называть ее литературой)  или книжности вообще не было никакого вымысла.

Е. Никифоров: -  Вот о чем я хотел спросить! Читаешь жития св. Дмитрия Ростовского, удивляешься, зачем было придумывать, досочинять? Евангелие берет тем, что там чистая, хотя и неудобная правда, а тут такое трафаретное начало про благочестивых родителей.

А. Ужанков: -  Поспорю. Мы говорили о житийном каноне. Когда меня учили в университете, то говорили, что канон – это традиционное вступление про благочестивых родителей как раз, а потом завязка, жизненный путь, развязка, смерть мученическая или духовный подвиг, прославление, эпизоды с чудесами. Сейчас я читаю онлайн курс по Четьим минеям митрополита Дмитрия Ростовского в Сретенском монастыре. Скажу, что святитель - профессионал высочайшего уровня конца 17 – начала 18 века. Он и агиограф, и богослов («Алфавит духовный» – действительно богословская книга, которую можно долго изучать). Во-вторых, к житиям он подходит как профессиональный писатель. Я прочел 17 лекций, разобрал около 20 житий - ни одно из них одинаково не начинается. Как в литературе нового времени, первая фраза, и это чувствуется у Пушкина, должна завораживать, увлекать читателя. Своим студентам всегда советую оценивать, стоит ли читать произведение, по первой фразе. У Дмитрия Ростовского начало особенно и увлекает, не так как в древних житиях. На полях он всегда указывает источник. Это метафрастовские жития, потому что он даже берет в кавычки куски из своего источника. Если добавляется от себя, то это уже идет без кавычек после цитаты из Метафраста. Вторым источником были великие Четьи минеи митрополита Макария, которые готовили к Собору 1547 года. Их надо было собрать потом, потому что были там еще и «слова», и поучения. Удивительная мини библиотека Древней Руси – 12 томов. Это чтения на каждый день года. Св. Дмитрий использует этот источник почти буквально. Он прекрасно понимает, что 16 век коренным образом отличается от начала 18-го, что какие-то вещи необходимо было адаптировать богословски, то есть приблизить восприятие современного человека к этим текстам 16 века. Это профессиональный писательский подход, который даёт читателю произведения так, что они ему доступны и понятны.

Е. Никифоров: -  То есть здесь и миссионерская задача?

А. Ужанков: -  Именно! Прежде всего! Прошло два столетия, жития в оригинальном изложении 16 века уже недоступны – они ведь рукописные, а теперь всё печатается. И святитель каждую печатную книгу готовил по несколько лет. Один том требовал 8-10 лет работы. Это изрядный труд, который он перед собой поставил как задачу жизни – показать подвиг всех святых, которых он собрал. До своих лекций я так досконально не изучал эти работы св. Дмитрия Ростовского, а теперь прекрасно вижу, что каждое житие – пример чего-то одного, особенного. Да, каждый святой будет поститься, молиться, много чего, но всегда будет одна какая-то самая главная мысль. Каждый святой – пример чего-то особенного. Мария Египетская через его работы показывает, что нет греха, который бы превысил милосердие Божие. Она показана так, что сама исповедуется, сама открывается перед старцем. Старец, мысливший себя искусным в духовном делании, идет по монастырям, чтобы найти более искусного старца, и не может, как вдруг в пустыне, где и не ожидал, он находит женщину, которая гораздо благочестивее его. Когда они вместе молились, он видел, как она приподнялась на воздухе в молитве, а после Причастия в одно мгновение оказалась на весьма удаленном месте, где они первоначально встретились. Показаны покаяние, молитвы, милосердие Божие, благодать, гордыня попранная, смирение, понимание, что можно не только в монастыре обрести благочестие, но и в пустыне, общаясь лишь с Богом и не имея много десятков лет возможности приобщаться Святых Тайн. Вот это отнятие из мира, когда человек совершенно чист – сколько тут примеров!? Мастерство митрополита Дмитрия в том, что он каждую деталь выставляет читателю напоказ. Это богословская наполненность.

Е. Никифоров: -  Само житие Марии Египетской составлено было не одним автором, но в течение 300 лет создавалось разными авторами, а значит там и наслоения, и придумки?

А. Ужанков: -  А вот я как раз и говорю о том, что митрополит Дмитрий работал так, что ни в чем нельзя было усомниться. Разве только в том, что Мария приподнялась во время молитвы или аки по cуху перешла реку… Но если сомневаться, то зачем читать? Этот переход «аки по суху» – кульминационный момент. Старец сидит и переживает, как же перебраться на сторону реки. Сетует, а она идет себе по воде... Мы хорошо видим серьезный подход наших агиографов, начиная с преподобного Нестора, который за свои литературные дела причислен к лику святых. В его кратком патериковом житии об этом сказано.

Е. Никифоров: -  Какая премудрость и честность. За святой писательский талант…

А. Ужанков: -  Конечно! Мы же знаем, что в конце Литургии священник выходит и говорит «всякое даяние и благо и всякий дар совершен – свыше есть». Талант – естественно тоже. Авторы житий сами говорят, что всё писано по благодати, это же не их знание. Нестор не подписывает даже свои работы. Св. Дмитрий иначе к этому подходит, потому что это его послушание по жизни, он должен это выполнить. С 1547 до конца 17 века прошло 250 лет, нужны были новые жития, люди приходят в Церковь, всех святых нужно увековечивать и в житиях, а их нет. Святитель положил себе задачу – описать все, что сможет. Его подход чисто писательский, человеческий – успеть, потому что здоровье у него было среднее, и он не очень много лет прожил. Ко всему прибавьте еще 3-4 тома публицистики -  это профессиональный писатель. А как внутренне отчитаться пред Богом за написанное? Он даже просил, чтобы рукописи положили в гроб: Господи, посмотри, я сделал, что мог, по трудам моим и суди меня. Это удивительное распоряжение своими летами, временем своим. Его митрополичья деятельность была активна, он просвещал, школы составлял, странноприимные дома, богадельни – Ростовская епархия не была тогда самой богатой, но   после его деятельности стала процветать.

Е. Никифоров: -  Напомним, что речь о Ростове Великом, который и сегодня – маленькая деревушка.

А. Ужанков: -  Удивительно, что святитель, когда приехал туда, даже указал, где будет похоронен. Он знал, что это конечный пункт его земной жизни… Есть Четьи минеи, которые были репринтом переизданы, переведены на современный язык в 19 веке, их сейчас снова переиздают, так вот там довольно много фантазий.

Е. Никифоров: -  А кто такое позволил? Синод? Куда смотрел Победоносцев?

А. Ужанков: -  Выходит, что так…  К нему уже вопрос… Последняя моя лекция была о пророке Иеремии. Я показал как раз, что текст Дмитрия Ростовского вполовину меньше, чем тот, что есть в переводе на современный язык, где отсебятины очень много. У св. Дмитрия пророк показан исключительно, изумительно, как страстотерпец, потому что претерпел много. Для него больше всего подходят слова «несть пророка в своем отечестве». Сколько пророчил, столько его и выгоняли, били, сажали в тюрьму. Никто не верил его словам, а если же они сбывались, то наказывали еще сильнее. Для меня пророк Иеремия еще интересен тем, что его книга не была в Древней Руси переведена на церковно-славянский, была только на греческом. Когда я стал изучать «Слово о полку Игореве», то наткнулся на удивительную вещь. Я вообще не думал, что буду заниматься «Словом», а в результате получились три большие книги. Само собой вышло, я ни при чем. Так вот я готовил материал, споткнулся на одном месте. Солнечное затмение, которое происходит 1 мая 1185 года, когда Игорь Святославич переправляется через пограничную реку Донец. Это не давало покоя. Посмотрел – день памяти пророка Иеремии. И тут меня осенило:

«для чего тебе путь в Египет, чтобы пить воду из Нила… Накажет тебя нечестие твое…» и «Хочу бо с вами, русици, копье преломити конец поля половецкого, а любо испити шеломами Дон» (Копие хочу я преломить в половецком поле незнакомом, с вами, братья, голову сложить либо Дону зачерпнуть шеломом…)

Всё. Сошлось. Иеремия показывает, как царь Седекия выступает против вавилонского царя Навуходоносора, предает союзнические с ним отношения, идет на стороне царя египетского, идет к Нилу, который есть символ как раз этих земель. И вот у нас: символ земель -  Дон. Игорь тоже предает союзнические отношения, попадет в плен, совершает неблагочестивый поход. Пригляделся я к «Слову о полку Игореве» – около 70 цитат из книги Пророка Иеремии. Почему никто раньше не обратил внимания? Раньше книга пророка была на греческом, там цитаты непрямые – экзегезы. А интересно, где мог взять древнерусский автор книгу? В монастыре в Киеве! Он ведь создан Всеволодом Ярославичем для монахов, которые прибыли с его невестой Анной. Никто из других киевских монастырей греков принять не захотел. И пришлось им создавать свой монастырь, где и оказалась потом библиотека. В этом Выдубицком монастыре составлен большой киевский летописный свод. Началась летопись в Киево-Печерской обители, а закончилась именно в Выдубицком монастыре.  Повесть о походе Игоря тоже здесь написана. Где автор брал эти источники? Здесь. Игумен Моисей в повести замечает, что решающая битва в воскресение, когда половцы зажали русских, кульминация – «се отверзошася на ны за грехи наша». Он дважды подчеркивает свое участие, говоря «мы». Авторство «Слова о полку Игореве» описывает ту же битву и замечает, «что ми шумить, что ми звенить, Игорь полки поворачиввает» – как бы вспоминает, как бы оно было давно. Из пяти тысяч участников похода в живых осталось 15 человек.

Е. Никифоров: -  Бойня. Похлеще, чем сейчас на Украине.

А. Ужанков: -  Конечно! Князья попали в плен и всего 15 человек бежали, из которых Моисей Выдубицкий и автор «Слова». А если они оба работали в монастыре, а монастырь маленький, источниками пользовались одними же, а может тогда вообще один был человек? Я прихожу к мнению, что Моисей Выдубицкий и автор «Слова» – один человек. Там настолько всё сходится. А ключом ко всему этому был пророк Иеремия.

Е. Никифоров: -  Дивны Твои дела, Господи.

А. Ужанков: -  Получаешь подсказку так неожиданно там, где до этого и не видел и не думал. Подводя итог: в Древней Руси были идеальные герои – святые. В русской литературе 19 века идеального героя нет. Пытались его найти, но прекрасно понимали, что не получится. Достоевский положительно прекрасного человека, князя Мышкина, пытался изобразить, а потом понял, что идеален только Христос. Святого можно изображать потому только, что он идет путем Христовым, он исполняет 19 заповедей, а человек 19 века – нет. Потому в литературе 19 века есть просто положительные примеры. Взглянем на жизнь Пушкина – она не идеальна, это пример человека, который воспитывался в либеральной среде, мягко сказать. В Царскосельском селе половина преподавателей были масоны во главе с директором. Если сравнить раннюю поэзию Пушкина с поэзией лицеистов – найдем ли отличия? Нет. Южная эта его ссылка… место, куда направляется молодой человек после учёбы, и куда никто бы по своей воле поехать не захотел. Пушкина отправили в Кишинёв и те края. Пришлось друзьям хлопотать, чтобы перевести его в Одессу. Оттуда он писал, что познакомился с англичанином, атеистом, и через полчаса готов был разувериться, что есть Бог. Вот так о себе свидетельствует Пушкин. Беру уроки «афеизма» (так раньше писали слово «атеизм»). Если бы не было Михайловского, что бы стало с Пушкиным? У каждого человека есть такой момент в жизни судьбоносный… Для Пушкина как раз это было Михайловское. Не говорю о конфликте с отцом,  двойном надзоре полиции и духовенства, но Пушкин по сути впервые серьезно вынужден был прийти к Иову наместнику Святогорского монастыря. Промысел Божий всегда творится через людей. Это известно лично мне по своей жизни. Появляется человек, который тебе позарез нужен, который будет принимать судьбоносное участие в твоей жизни. Просто так ничего не происходит. Иов понимал, с кем имеет дело, понимал недюжинный ум и способности Пушкина. Буквально через два года прозвучала фраза, «я имел честь беседовать с самым умным человеком России». Вот оценка Иовом «семилетнего» Пушкина. Но он сам его «сотворил», подсунул ему нужную литературу, а для Пушкина книги были всем. Он, в Михайловском находясь, просил брата прислать как можно больше книг. В это время вышла как раз «История государства Российского» Карамзина и Пушкин ее хорошо знал, заинтересовался источниками, летописями, которые можно легко найти в монастыре. В Царскосельском селе не учили церковно-славянскому языку, но Пушкин был бы блестящим филологом или лингвистом, если бы хотел, потому что у него чутье слова было просто великолепным. По творчеству мы потом всё увидим. Когда Пушкин стал читать привезенные книги, Киево-Печерский патерик, он воскликнул: «Боже, я не читал ничего более изящного, интересного, поэтичного!» Неслучайно, понять повесть «Капитанская дочка» весьма трудно, не зная Киево-Печерского патерика. Оттуда многое идет. И вот прошел всего лишь год в начала духовного возрастания Пушкина, когда он пишет летом 1826 года: «Чувствую, что мои духовные силы достигли полного развития, я могу творить».

Е. Никифоров: -  Потрясающее самосознание.

А. Ужанков: -  А до этого он себя называл «сочинителем». Раньше сочинял, а теперь могу творить. Совершенно на иной уровень переходит его творчество. Именно тогда он и напишет своего «Пророка». Сколько славянизмов в словах «Восстань, пророк, и виждь, и внемли, исполнись волею моей, и, обходя моря и земли, глаголом жги сердца людей»!  Раньше же Пушкин не использовал их, но поскольку это пророчество, беседа с Богом, значит, тут должен быть сакральный церковно-славянский язык, и Пушкин это прекрасно понимает. Это то, что мы сейчас понимаем, но Пушкин понял уже тогда. Вспомним первое пушкинское православное произведение – «Борис Годунов». Летописец пишет в келлии – это начало.

«Ещё одно, последнее сказанье —
И летопись окончена моя.
Исполнен долг, завещанный от бога
Мне, грешному».

Кстати, почему летописание оканчивается в 16 веке? Да потому что ожидался конец света и Страшный суд. Поэтому летописание заканчивалось симметричным годом, пасхалии были рассчитаны до этого года. Московский летописный свод заканчивался 1 сентября в новолетие. Трус, мрак, чаем пришествия Христова. История - это разворачивание божественного промысла о народе во времени до Страшного Суда. Пушкин это понимает уже тогда! Невероятное осмысление. Творится всё или самовольно, а тогда будет наказание, потому что это противно воли Божией, или же по воле Бога. Для него как летописца важно донести правдивость в изображении русской истории и поведении царей, потому что их власть от Бога, их мирское служение – Богу, это защита земли, народа, веры. Кто отступает от этого – отступает от Бога.

Е. Никифоров: -  Нам тоже нужно понять, что именно этими тремя критериями и оценивается деятельность государя, как его ни называй.

А. Ужанков: -  Верно! И Пушкин после 26 года после возвращения его Николаем I из ссылки, получает вопрос: чем бы он хотел заниматься. Он увлекся историографией, историей. Вот тебе место и жалование, какое и не снилось. Карамзин когда-то выпрашивал 2000 рублей, а тут 5000 с барского стола.  

Е. Никифоров: -  Как его государь полюбил-то?! Какой прозорливый ум и вкус, чтобы понять, кто перед ним.

А. Ужанков: -  Так и Пушкин тем же отвечал. Нашли друг друга. Николай сильно потом переживал, что Пушкина не уберег. Он старался смягчить свою вину – раздал долги, обеспечил детей как мог, каждой пансион, поступление на госслужбу для мальчиков, Наталье Николаевна пансион до замужества. Пушкинские имения были перезаложены не раз, Пушкин был в догах как шелках, и все они были погашены, выкуплены. Это то малое, что мог сделать государь. Благодаря тому, что Жуковский постоянно курсировал между государем и Пушкиным, остались такие слова Александра Сергеевича на смертном одре, в часы последних страданий перед кончиной. Он просил уверить императора, что «весь был бы его», если бы остался жив. Это осознание того, кому он служит. Отечеству и государю – для Пушкина это слилось воедино. Он видит, что сделал Николай I.

Е. Никифоров: -  А почему тогда Николай - «Палкин»?

 А. Ужанков: -  А в какое время появилось это? И кто делает оценку? Это самое главное. Николай I – один из образованнейших и удивительных людей своего времени. Сколько реформ  заложил, как поднял Россию в то время. Понятно, что революционные демократы а потом либеральное дворянство стали оценивать с соответствующей стороны поступки Николая I. Но если посмотреть на его расправу с декабристами - государственными преступниками: он ведь каждому дал возможность покаяния! Они же дворяне! Но никто на это не пошел… Он дал свободу выбора, виноват ли он в их выборе? Нет. Это их поступок. Аналогичные события были и во Франции. 15 тысяч человек было сослано на необитаемый остров - пусть себе живут, а тут 125 человек сослали. Император Николай не хотел бы вероятно, чтобы жены декабристов ехали туда... И был еще момент – если родились бы дети, то они уже не имели бы права дворянства. Но император им всем вернул потом это право, и чины, и назначения. То, что было давно, нам кажется покрытым сединой. Сколько лет было декабристам? Самому старшему 32, в основном же 24-26 лет. Молодежь. Это вам не участники войны 1812 года, а самая настоящая молодежь, воспитанная на либеральных взглядах в эпоху романтизма начала 19 века.

Е. Никифоров: -  Пока свободою горим!

А. Ужанков: -  Юношеский максимализм. Есть же у вас возможность изменить ситуацию, вы князья, дворяне, можете послужить отечеству. Зачем же вы противное делаете? А потому что на западе прокатились революции, идеи стали культивироваться и у нас. Масонские ложи возникают повсюду, а это всё либеральные взгляды.

Е. Никифоров: -  А что такое либеральные взгляды? Я сам в некотором смысле либерал, люблю свободу выражения мысли, чувства – разве это дурно? Современный неолиберализм, да, тот предлагает миру чудовищные ценности. Но настоящий либерализм вполне достойное явление.

А. Ужанков: -  Масонский лозунг всегда был «Свобода, равенство и братство». Потом его подхватит и революция. В данном случае мы говорим, что людям хотелось свободы от самодержавной власти. Все великие европейские революции 18-19 века были масонские, а во-вторых, они были направлены против самодержавия. Если есть самодержавие, если власть передается из поколения в поколение в роду, то масоны не могут прийти к власти. Им нужно провести революцию, провозгласить республику, выборы и тогда они могут прийти к власти. На этом уровне и развивалась общественная мысль 19 века и у нас в том числе. Мало кто ведает, что уже Александр I был готов принять конституцию, которая готовилась в Варшавском университете в 1814 году. Думаю, многие знают, что Варшава и Польша были частью России. Тогда уже готовились Александром большие реформы с тем, чтобы провозгласить конституционную монархию и тем самым ограничить власть монарха. Для того времени это был удивительный шаг вперед! Но декабристы этого не знали. Молодые люди нахватались разных французских идей, а по сути, мало что знали и понимали. Один из самых образованных и светлых умов того времени, Державин, которого называли еще старостой русской литературы, авторитетнейший человек времен Александра I, был министром юстиции. Когда к нему на стол лег закон об отмене крепостного права, о чем император, кстати, тоже думал, он не согласился, потому что, будучи дворянином, сам 10 лет прослужил рядовым. Он знал всю подноготную и солдатской жизни, и крестьянской. Когда умер отец, соседний помещик захотел захватить имение, и сколько же его мать претерпела мучений, чтобы отстоять. Он был секретарем Екатерины II, знал, сколько проработано, подготовлено документов – здесь же он выступил против. Увидел он, что отмена крепостного права не приведет к улучшению жизни крестьян. Отмена крепостного права в 1861 году и привела к тому, что крестьяне обеднели, потому что значительная часть земли – примерно 2/3, ушла помещикам. Почему появился люмпен? Потому что нужно было идти в город на заработки. Это Державин уже предвидел.

Е. Никифоров: -  В Англии было огораживание, а у нас произошло таким образом.

А. Ужанков: -  Да, верно. Не была как следует подготовлена реформа. Гоголь тоже был категорически против, освобождать крестьян без земли – значит, обретать их на гибель, потому что они не прокормят свои большие многодетные семьи. Здесь нельзя категорично решать, нужно процесс весь рассматривать в комплексе, совокупно, тогда может выстроиться более-менее правдивая историческая картина. Как бы то ни было, Пушкин, Гоголь, Державин были монархистами, это бесспорно. Они воспринимали императора как помазанника Божьего, что не происходило случайно. Самодержец отвечает перед Богом за народ, страну. Николай I прекрасно это понимал. Никого нельзя было казнить, потому что легло бы это на одного правителя. Иван Грозный, когда казнил, тоже это прекрасно понимал.

Когда в «Капитанской дочке» Пушкина едут герои в кибитке, идет разговор. Пугачев говорит, что его ребятушки «его головой свои шеи спасать будут». А ты к Матушке Императрице кинься в ноги! Авось, помилует?

Е. Никифоров: -  А она была доступна?

А. Ужанков: -  Конечно!

Е. Никифоров: -  Вот это удивительно. Все эти цареубийства и происходили потому, что царственные особы были слишком доступны.

А. Ужанков: -  Мы не задумываемся, но, по сути, Петруша Гринёв из простого разбойника хочет сделать благоразумного. Приди, покайся! Тут мы и видим, что есть воля государева. Зачем нужно, спрашивал Пушкин, чтобы один человек стоял над законом? Закон слеп! Он и выеденного яйца не стоит, это пустота, мертвечина. По закону можно осудить и на смерть. А монарх – над законом, и именно он должен проявлять милосердие.

Е. Никифоров: -  «Слово о законе и благодати». Первое наше богословское сочинение. У Вас есть замечательное произведение по истории русского самосознания. Вы наверняка это положили как краеугольный камень – эту милость.

А. Ужанков: -  Конечно! Милосердие! «Капитанская дочка» не совсем  о том, чтобы беречь честь смолоду. Это всем известно. Третий эпиграф вообще мало кто помнит – «так кто ж его отец?» Там начинается: отец мой, Петр Андреевич Гринёв …. Что такое «отец мой» – это же аллюзия на Отче наш. Православный человек сразу это увидит. Призыв здесь – будьте милосердны как Отец ваш Небесный, каким судом судите, таким и вас будет судить Отец ваш Небесный. И тут получается, что капитанская дочка Маша Миронова – только ли она капитана Миронова дочка? Гений Пушкина в том, что каждое новое прочтение дает новое знание. Что же я этого 20 лет назад, когда читал, не видел?! А потому что тогда сознанием не дорос. И вот в очередной раз перечитываю письма Маши Мироновой. «Богу было угодно лишить меня отца и матери. Не имею на земле…» Что это значит? Это 28 псалом, когда никого на земле не остается, а только Отец Небесный, Который ведет человека. А тот в свою очередь доверяется Богу полностью во всех своих поступках, как Маша Миронова. Так Кто же его отец? Так Кто же ее отец? Возьмите письмо Маши и псалом 28 -  сравните, получите интересные впечатления.

Е. Никифоров: -  Получается, что Пушкин житие русского человека написал?

А. Ужанков: -  О том и речь! Я задаю студентам вопрос, какое произведение я имею в виду: молодой человек отправляется куда-то на перекладных, достигает места, встречает барышню, она напишет ему письмо, будет у него дуэль. Отвечают, что «Капитанская дочка». Ан нет – «Евгений Онегин». Одна фабула, один сюжет. Чего Пушкину не хватало? Хватало сюжетов! Кто отец Евгения Онегина? А неизвестно его имя! А значит, нет отчества, а также и отечества. Русский иностранец – «сперва мадам за ним ходила, потом месье ее сменил». А Петруша? Имел воспитание другое совершенно! Отец есть, он известен. Андрей Петрович – отсыл к Андрею Первозванному – особому для Руси святому. Дальше – Савелич, который за трезвое поведение пожалован в дядьки. Это русский человек! И всё это житие русского человека – милосердного, служащего отечеству и тому, кому он присягнул, человека чести и достоинства, любящего жертвенно. И мало кто обращает внимание на последние слова расставания Петра Гринёва и Пугачёва по освобождении Маши Мироновой. «Закончи так, как и начал». Отпусти на все четыре стороны, а мы, где бы ты ни был и что бы с тобой ни было, за тебя и душу твою грешную Бога будем молить. Вот они разошлись. Еще никто не обращает внимания на приписку от издателя. Она существенна. «В таком-то году… Петр Гринев был освобожден по именному указу императрицы Екатерины II, и он присутствовал на казни Пугачёва, который увидел его в толпе  и кивнул головой, которая окровавленная через минуту была показана всему народу». Что это за кивок? Дворянин всегда держал слово. Помнишь, что обещал? Что бы ни было – молиться будешь. Когда происходит осознание у Пугачева? В последний момент, когда жить остается несколько секунд. В толпе он искал глазами кого-то, увидел Гринёва, кивнул – если ты здесь, значит, ты помнишь, будешь молить Бога за мою душу. Вот глубина!!! Потрясающе.

Е. Никифоров: -  Благодарю Вас за содержательный эфир. Теперь совсем очевидно и ясно, почему Пушкин – «наше всё» и зачем читать св. Дмитрия Ростовского. Встреча наша судьбоносная для тех, кому интересна русская литература, русское сознание. Благодарю!   

Дорогие братья и сестры! Мы существуем исключительно на ваши пожертвования. Поддержите нас! Перевод картой:

Другие способы платежа:      

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
7 + 11 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+