Перейти к основному содержанию

17:35 12.04.2024

В военно-медицинских проблемах и милосердии

11.03.2024 12:05:58

Слушать: https://radonezh.ru/radio/2024/02/08/21-00
А. А. Арендаренко: - Рада представить вам гостя. У нас в студии священник Илья Тягин, клирик храма во имя святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Лефортово. Батюшка, благословите.
Иерей Илья Тягин: - Приветствую вас. Бог благословит. 
А. А. Арендаренко: - Мы с вами в прошлый раз говорили о вашем новом послушании, скорее дополнительном послушании, которое вы несете в храме Военно-клинического госпиталя имени академика Николая Бурденко. А сегодня мы вновь будем говорить о военно-медицинских проблемах. Но скорее, больше о милосердии, которое неразрывно идет со всякой медициной, заболеваниями. 
Иерей Илья Тягин: - Основное мое послушание – это священник храма святых апостолов Петра и Павла в Лефортово. Но, как всегда, почти у каждого священника есть еще и послушание. Главное мое послушание – это окормление Московского главного военно-клинического госпиталя имени академика Н. Н. Бурденко, совершение богослужений. Там у нас есть храм тоже святых апостолов Петра и Павла. 
А. А. Арендаренко: - Реставрация, восстановление.
Иерей Илья Тягин: - Да. Строительство, восстановление. Сейчас, с Божией помощью, мы все это решаем потихонечку благодаря нашим помощникам, благотворителям. Слава Богу, в госпитале активно продвигается дело милосердия. Не просто возрождается, но и активно созидается благодаря тоже и Петропавловской дружине, которая у нас создана в позапрошлом уже году. Она уже более полтора лет существует. И уже много людей, которые активно помогают.
А. А. Арендаренко: - Женщины в основном?
Иерей Илья Тягин: - Конечно. В основном это – женщины. Но и много мужчин, в том числе, которые были военнослужащими. Конечно, бывшего военнослужащего не бывает: имеют звания, кто-то в отставке, кто-то на пенсии. Сердечная помощь присуща каждому человеку, он тянется, чтобы помочь другому. Это – заложено в нас природой. 
А. А. Арендаренко: - «Носите тяготы друг друга, - я думаю, что это все оттуда, - и тем исполните закон Христов».
Иерей Илья Тягин: - Слава Богу, и народу много. И в том числе в госпитале строится и милосердие, шефство над которым имеет владыка Пантелеимон. Они, сестры милосердия, тоже трудятся, как и наши волонтеры, являются помощниками младшего персонала. 
А. А. Арендаренко: - Там ведь целая школа. Спаси, Господи. Они уже столько подготовили тружеников на этой ниве. 
Иерей Илья Тягин: - Столько лет трудится владыка Пантелеимон – больше, чем несколько десятилетий над этим работает. 
А. А. Арендаренко: - Дай Бог здравия и спасения владыке. Только что он был у нас на престольном празднике. Было очень радостно с ним послужить, помолиться. 
Иерей Илья Тягин: - Да. Он такой генератор вот этого движения – больничного служения. Сейчас патриарх благословил ему взять шефство и над госпиталями. Прежде всего, конечно, над госпиталями, которые находятся на линии боевого соприкосновения, на новых территориях так называемых. Сегодня я хотел бы затронуть еще тему одного милосердного места в нашем районе, в нашем городе.
А. А. Арендаренко: - Этот проект вы тоже как-то окормляете? Он к вам тоже имеет отношение?
Иерей Илья Тягин: - Да. Кстати, второе мое послушание – это как раз Городская клиническая больница №29. 
А. А. Арендаренко: - Которая по соседству с госпиталем?
Иерей Илья Тягин: - Да. Это все находится буквально в ста метрах друг от друга, как и сам храм Петра и Павла в Лефортове, так и госпиталь, так и больница №29. Для нас многие больницы, которые сейчас существуют, произведение такое советское. Но вот эта больница, №29, образована более, чем сто лет назад, и уже несет свое милосердное служение. И можно сказать, что на госпитальной площади в Лефортово до сих пор находится два таких медицинских учреждения, которые исправно служат людям: госпиталь Бурденко, Московский военный госпиталь тогда, с 1707 года, а официальное учреждение 29-й больницы – 1875 год.
А. А. Арендаренко: - А чего же тогда ей имя Баумана присвоили? Или она теперь его уже не носит?
Иерей Илья Тягин: - Когда советская власть пришла, и дали такое название.
А. А. Арендаренко: - Странно для больницы.
Иерей Илья Тягин: - Район Бауманский – больница Бауманская.
А. А. Арендаренко: - Переименовать бы как-то. Впрочем, это не нашего ума дело.
Иерей Илья Тягин: - Мечтаем об этом. Мы даже трудимся над этим.
А. А. Арендаренко: - Надо молиться, да.
Иерей Илья Тягин: - Чтобы все-таки память о княгине Наталии Шаховской была увековечена в названии. 
А. А. Арендаренко: - Кстати, она же учредительница. Ведь так?
Иерей Илья Тягин: - Основательница. 
А. А. Арендаренко: - Да, конечно. Тем более.
Иерей Илья Тягин: - Наталия Борисовна Шаховская, княгиня, происходила из знатного рода. 
А. А. Арендаренко: - Да. Очень известная фамилия Шаховских.
Иерей Илья Тягин: - Она происходила из древнего княжеского рода Святополк-Четвертинская. И потом она уже вышла замуж за Шаховского. К сожалению, семья распалась, можно сказать, потому что когда родилась у них дочка, она выросла и вышла замуж за итальянца и уехала в Италию, в Рим, стала там жить и редко виделась с родителями. И так получилось, что супруги стали жить в разных местах. 
А. А. Арендаренко: - Всякое бывало, да.
Иерей Илья Тягин: - Получается, что княгиня Наталия, сложно сказать, то ли по причине того, что она чувствовала, что нужно нести доброту в мир, вступила в единственную тогда Никольскую общину сестер милосердия. Это первая община московская. Самая первая община в России была в Петербурге. 
А. А. Арендаренко: - Это во имя святителя Николая Никольская, я думаю?
Иерей Илья Тягин: - Да. А в Москве буквально через пару лет была тоже образована. Как раз ее, насколько я помню, супруга генерал-губернатора основала. Генератором этого движения всего был, конечно, доктор Гааз, в Москве. И княгиня Шаховская знала его с детства, потому что доктор Гааз был вхож в их дом. Он был доктором их. И она с сестрой уже как бы зарядились этими идеями его с самого детства. 
А. А. Арендаренко: - «Святым доктором» ведь его называли. 
Иерей Илья Тягин: - Кстати говоря, похоронен он на Введенском немецком кладбище, которое тоже находится буквально в ста метрах. Его как немца, скорее всего по национальности, он был немцем, похоронили на Немецком кладбище. Там и сегодня его могила. И время от времени туда приносят цветы.
А. А. Арендаренко: - Его и православные люди, конечно, и помнят, и почитают, потому что врач лечит без различия веры, национальности. Он дает клятву и лечит всех.
Иерей Илья Тягин: - Конечно, когда вспоминаешь таких великих людей, которые безвозмездно все это делали, исключительно сердцем движимые. И к тому же видеть постоянные страдания – это так тяжело, но видимо, миссия жизненная такая была Богом вложена в них.
А. А. Арендаренко: - Это удивительные люди. Я вот сейчас ехала сюда и читала об ученом-вирусологе Гамалеи. Это же поразительно. Люди прививали себе сами эти вирусы. Они, конечно, над ними работали, но они же все равно не знали, чем это кончится. Чума, холера. Господи, помилуй. Вот подвижники!
Иерей Илья Тягин: - Так вот такими же подвижницами были и сестры милосердия общины «Утоли мои печали». Когда Наталия Борисовна поступила, тогда образовалась такая Полицейская больница. Она как бы и образована Никольской общиной.
А. А. Арендаренко: - При полицейском участке?
Иерей Илья Тягин: - Нет. Она называлась Полицейская, потому что когда полицейские видели лежащего человека нуждающегося и страдающего…
А. А. Арендаренко: - Они его должны были подобрать. А куда везти?
Иерей Илья Тягин: - Они его подбирали и везли в эту больницу как раз. Поэтому она и стала называться Полицейской. И даже есть такое поверие, что княгиня Наталия пришла туда к доктору Гаазу. Доктор Гааз ее не принимал. И она легла на кровать, где только что умер человек от заразной болезни. И когда он увидел ее, ее серьезный настрой, то он ей выдал форму сестры милосердия. И так она была принята в общину.  
А. А. Арендаренко: - Не принимал, потому что думал, наверное, что экзальтированный порыв, я предполагаю, дамочки из высшего света.
Иерей Илья Тягин: - Плюс еще ко всему, я думаю, учитывая разрыв тяжелый с супругом. Может быть, он все это осознавал и не хотел. Может быть, он ее жалел. 
А. А. Арендаренко: - Чтобы это было не в состоянии аффекта, что называется, а осознанное решение.
Иерей Илья Тягин: - Да. Может быть, он ее и жалел, потому что знал ее совсем молоденькой девочкой. Неизвестно. Но в любом случае, она стала сестрой милосердия. Многие называют 1864 год датой создания общины сестер милосердия «Утоли моя печали». Буквально через несколько лет уже официально был куплен княгиней Натальей Шаховской особняк на Покровке. Она купила его на собственные средства, продав свой особняк родовой. 
А. А. Арендаренко: - Вот так вот. Можно и нынешним богатым людям взять в пример. А почему нет?
Иерей Илья Тягин: - Было бы очень хорошо. И она купив особняк, привела его в порядок. Особняк был небольшой, община быстро развивалась, поэтому буквально через непродолжительное время они переехали в Лефортово. Кстати говоря, в 1871 году княгине Наталии Шаховской в стенах Высокопетровского монастыря был вручен крест, и она стала крестовой сестрой милосердия. 
А. А. Арендаренко: - Как бы настоятельницей что ли, да?
Иерей Илья Тягин: - Да. Дело в том, что на кресте с одной стороны была икона Божией Матери… 
А. А. Арендаренко: - «Утоли моя печали», очевидно?
Иерей Илья Тягин: - Не могу сказать точно.
А. А. Арендаренко: - Ну, наверное, по логике.
Иерей Илья Тягин: - Может быть. А с другой стороны – начальницей какой общины она являлась. Судя по всему, наверное, с одной стороны икона Божией Матери «Утоли моя печали», а с другой стороны – то, что она руководительница общины сестер милосердия «Утоли моя печали». И на благотворительные средства она купила землю. Там еще был особняк, говорят, что это было поместье Орловых. 
,А. А. Арендаренко: - Тот самый знаменитый царский фаворит?
Иерей Илья Тягин: - Да. И она купила, отремонтировала, и это стало первым зданием, где начала развиваться Лефортовская община сестер милосердия. 
А. А. Арендаренко: - Дворец Орловых – это же люди строили-то с размахом.
Иерей Илья Тягин: - Кстати, он и сегодня стоит. Архитектором является Осип Бове.
А. А. Арендаренко: - Известный очень. 
Иерей Илья Тягин: - Да. Известный в то время зодчий. И там лепнина, есть зал приема, там Попечительский совет собирался. Очень красиво. Там, кстати, сегодня единственный портрет сохранившийся, написанный с княгини. До сих пор он находится там, висит, где она сидит в кресле.
А. А. Арендаренко: - Хорошо, что сохраняют память. Это очень важно. 
Иерей Илья Тягин: - Уже в 1875 году был достроен трехэтажный корпус больничный. В центре этого корпуса построили храм в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали». В молитве Пресвятой Богородице в честь этого образа есть такие слова: «И утоли печали моя, сокрушающие сердце. Ты бо еси возведение роду человеческому и в печалех скорая Утешительница». И эти слова путеводствовали всем сестрам милосердия, и конечно, в первую очередь княгине Наталии Шаховской. Я полагаю, именно это и стало мотивацией для названия общины в честь образа Божией Матери «Утоли моя печали». 
А. А. Арендаренко: - Акафист, наверное, читаете там наверняка, да?
Иерей Илья Тягин: - Читаем, да, в праздник. 
А. А. Арендаренко: - Хорошая такая икона.
Иерей Илья Тягин: - Очень строгий устав был в этой общине. Один из историков московской медицины пишет, что сестры милосердия этой общины были самые крепкие духом. И принимали туда только именно таких сестер. В то время, чтобы стать сестрой милосердия, нужно было пройти испытательный срок. То есть когда принималась девушка, женщина, сначала у нее был испытательный срок, ей давали самую тяжелую работу. Потом, по истечении этого испытательного срока, ее уже принимали в сестры милосердия. 
А. А. Арендаренко: - Из любого сословия? Не важно: дворянка, купеческая дочь, крестьянка.
Иерей Илья Тягин: - Да. И когда становилась сестрой милосердия, получала уже медицинское образование. Я поражаюсь, читая о княгине Наталии Шаховской, каким она была разносторонним человеком! Помимо того, что у нее была такая решимость создать общину, она занималась не просто приемом больных, она образовала школу для сестер милосердия, где учились медицинскому делу. Она образовала приют детский. Они принимали брошенных детей. Помимо того, когда сестры милосердия были уже не в силах, учитывая, что все жизнь они посвятили этому деланию…
А. А. Арендаренко: - Часто, наверное, были одинокие люди в силу обстоятельств. Потому что семейному сложно это. 
Иерей Илья Тягин: - Да. Их община принимала. Они жили при общине. 
А. А. Арендаренко: - Такая как бы богадельня.
Иерей Илья Тягин: - Да. Что-то типа богадельни было. Потом известно, что община сестер милосердия постоянно нуждалась в деньгах. Это дело, которое постоянно требует затрат больших. И княгиня Наталия Шаховская сама вела финансы. Она непосредственно сидела над хозяйственными бумагами. И как пишет один из историков, что даже определенное количество мыла…
А. А. Арендаренко: - Строгий учет.
Иерей Илья Тягин: - Да. Очень строгий учет велся.
А. А. Арендаренко: - Это же все-таки, наверное, средства благотворителей. Перед ними тоже надо было отчитываться. 
Иерей Илья Тягин: - Да. Вполне возможно. Но ей доверяла Москва. Доверие пришло к сестрам общины после того, как в Москве разразилась зараза. И когда все разбежались нанятые сотрудники, то сестры милосердия остались. И многие из них погибли тогда.
А. А. Арендаренко: - Потому что верующие люди.
Иерей Илья Тягин: - Да. Верующие и сильные духом. 
А. А. Арендаренко: - Эпидемия, да, не шутит. Мы знаем. Совсем недавно прошла.
Иерей Илья Тягин: - И тем самым пришло доверие, и многие стали помогать. Но как я говорил, данное дело постоянно требует финансовых вливаний. И был такой момент, когда княгиня Наталия Шаховская хотела построить новое здание для общины, для больницы, и она заложила те здания, которые уже существовали. И здания не были построены, деньги утеряны. И они остались в долгах. И пришли даже опись провели банковские служащие. Помог им тогда император Александр III. Он дал поручение, чтобы из казны были выделены средства. И другая часть средств была выделена Городской Думой. И тогда они справились с долгами. Причем это постоянно преследовало общину. Княгине Наталии Шаховской постоянно приходилось изыскивать средства. Опять-таки я поражаюсь уверенности, решимости самой княгини, потому что сама-то она жила очень скромно. И постоянно требовалась организация.
А. А. Арендаренко: - Поиск благотворителей. Дело не очень благодарное, как мы знаем по себе. Ну, все-таки без него никак.
Иерей Илья Тягин: - Да. Приходилось, наверное, приходить, упрашивать, объяснять целесообразность и так далее. Но в Москве ее любили и знали, что она большое дело делает для отечества. Кстати говоря, община стала пользоваться особым покровительством Александра II. И она так впоследствии и стала называться – Александровская община «Утоли моя печали». И помимо храма «Утоли моя печали», который в центре корпуса, на цокольном этаже был еще один храм, впоследствии который освятили в честь благоверного князя Александра Невского. Как раз небесного покровителя государя. Мы знаем, что он погиб от террористической атаки. И, собственно, после этой кончины храм освятили в честь его небесного покровителя. Кстати говоря, впоследствии княгиня Наталия Шаховская дала наказ, чтобы ее похоронили в храме благоверного князя Александра Невского. И даже есть подозрение, что именно в этом храме ее и похоронили. 
А. А. Арендаренко: - Но теперь неизвестно это все, да? И храмы-то хоть уцелели как-то? Есть хоть помещение?
Иерей Илья Тягин: - Корпус стоит. Есть видимые части здания, церковный человек понимает, что это храм. Но сами храмы не восстановлены. Там находятся больничные палаты. Кстати, очень красивый храм построили «Утоли моя печали». Там даже были ангелы, как пишут историки, описывая этот храм. Есть, кстати, фотографии. Иконостас был вырезан из дуба под мрамор. И были ангельские изваяния, то есть лепнина ангелов. Очень красивый храм. Хотел бы еще отметить, что помимо того, сестры милосердия, и конечно, прежде всего, сама княгиня, были очень трудолюбивыми. В уставе даже было прописано, что если есть свободное время, все равно нужно заняться рукоделием. 
А. А. Арендаренко: - Не праздно проводить его.
Иерей Илья Тягин: - Да. И сестры милосердия своими руками делали ризы для икон и ковры делали. Кстати, в храме первоверховных апостолов Петра и Павла есть икона «Утоли моя печали». Риза ее вышита руками княгини Наталии Шаховской. Так что, дорогие радиослушатели, приходите в храм святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Лефортово.
А. А. Арендаренко: - Она где-то на аналое лежала или на стене?
Иерей Илья Тягин: - Нет. Она достаточно большая. Где-то примерно метр семьдесят на метр. И риза к ней в бархате с камушками. Она все это сделала своими руками. 
А. А. Арендаренко: - И время пощадило и все эти вихри большевистские. Милость Божия! А мы вот как-то имя это не помним. Так вот широко спроси, наверное, каждого нашего слушателя, да вряд ли кто-то это знал. Батюшка, спаси Господи, что вы нам это напомнили имя!
Иерей Илья Тягин: - Спасибо, что пригласили. 
А. А. Арендаренко: - Приходите почаще.
Иерей Илья Тягин: - Последний храм, который был построен в этой святой общине, был посвящен празднику Воскресения Словущего. Это уже отдельно стоящий храм. Конечно, многие говорят, что он был построен, потому что уже те храмы не вмещали желающих помолиться. Но этот храм еще построили и для того, чтобы отпевать усопших. Ведь дело в том, что в больнице, как мы понимаем, кто-то исцеляется…
А. А. Арендаренко: - Не все излечиваются, скажем так.
Иерей Илья Тягин: - А кто-то и в иной мир отходит. И именно храм Воскресения Словущего был построен для того, чтобы отпевать. Там даже пристройка такая есть к этому храму. Кстати, этот храм сегодня действующий. В конце 90-х годов была встреча настоятеля храма святых первоверховных апостолов Петра и Павла, старосты Петра Андреевича и …
А. А. Арендаренко: - То есть он приписан к вашему храму?
Иерей Илья Тягин: - Сейчас он приписан. И изначально, после восстановления, был приписан к храму святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Лефортово. То есть этот храм сегодня восстановлен, и каждое воскресенье там проводится Божественная литургия. Ваш покорный слуга и совершает эту Божественную литургию.
А. А. Арендаренко: - Слава Богу. И люди есть, да, болящие?
Иерей Илья Тягин: - Слава Богу, приходят и пациенты больницы, и просто прихожане, живущие рядом, и учащиеся, и преподаватели Воскресной школы нашей храмовой. Ваш покорный слуга еще директор Воскресной школы.
А. А. Арендаренко: - Ой, батюшка, как это вы вообще все это совмещаете, я не знаю! 
Вопрос: - Грех ли завещать свое тело науке? 
Иерей Илья Тягин: - Интересно, что имеется в виду?
А. А. Арендаренко: - Ну, сейчас какие-то органы, наверное, даже не знаю, честно сказать. Сейчас ведь это тоже стало, боюсь сказать слово, мода.
Иерей Илья Тягин: - Из истории, я насколько знаю, ведь много ученых, которые, скажем так, проверяли некоторые вакцины на себе. И, собственно, они так и появлялись. Во-первых, из-за сострадания к людям, они не могли осуществить проверку работы этой вакцины и проверяли на себе. Какой же, получается, вклад внесен этим человеком, который изобрел эту вакцину и проверил ее на себе? Конечно, это огромный вклад в науку.
А. А. Арендаренко: - Самопожертвование, я бы даже сказала.
Иерей Илья Тягин: - Да. Конечно, все еще зависит от мотивации человека, который это делает. Если он это делает из каких-то корыстных побуждений, то, наверное, это все-таки грех. 
А. А. Арендаренко: - А потом я думаю, что лучше в таком случае, наверное, человек верующий, говорить со своим духовником, со своим священником это обсуждать, потому что он знает твои обстоятельства. Вот как-то так. В общем, наверное, ответить трудно.
Иерей Илья Тягин: - Ну, однозначно, надо индивидуально побеседовать. И хорошо, если у человека есть духовник, с которым это он может осуществить. 
Вопрос: - Милосердие означает любовь к ближнему. А как понять, что ты сможешь потрудиться в госпитале, это милосердие проявить? 
А. А. Арендаренко: - Какой-то испытательный срок или что?
Иерей Илья Тягин: - Ну, важно ведь еще и посмотреть, насколько, во-первых, человек решительный в этом, насколько он и стрессоустойчив. 
А. А. Арендаренко: - Чтобы не падал в обморок при виде крови, допустим, или раны.
Иерей Илья Тягин: - Приведу пример. Как раз с одной сестрой милосердия «Утоли моя печали» однажды был такой случай. Во время войны хирург делал операцию, привезли ему раненого. А было раненых настолько много, что у него не было бинтов. А он истекал кровью. Чтобы остановить кровь, ему нужно было его перевязать. И сестра милосердия, как потом выяснилось, в тот момент сняла с себя нижнюю рубаху.
А. А. Арендаренко: - Прямо в буквальном смысле. 
Иерей Илья Тягин: - Осталась без одежды. И вот эту рубаху разрезали и перевязали этого раненого. А хирург был ошарашен этим поступком молодой, кстати, девушки. И он слова благодарности вознес Богу и руководительнице этой общины, что такой сердечный порыв был у этой девушки. Поэтому важна и стрессоустойчивость и какая-то решимость, сердечность, и, конечно же, важно, чтобы человек разумно подходил к этому деланию, потому что есть и специфика разная. Когда человек помогает воину, то есть и этика общения. Все это надо учитывать. Но важно еще и понимать, что можно помочь не только прямым участием, но и, в том числе, гуманитарной помощью. Это тоже очень важно. И сегодня у нас, слава Богу, народ активно участвует в этом: сколько гуманитарных грузов возят и помогают, в том числе и госпиталям, и на линии боевого соприкосновения, и новых территорий, в том числе и на так называемых старых территориях. Поэтому это тоже все очень важно. И как сердечное делание – может быть разным...  
А. А. Арендаренко: - Можно посидеть, тот же акафист почитать, погулять вывести.
Иерей Илья Тягин: - Хотел сказать, что молитва - это тоже большая помощь. Вот когда мы молимся – апостол Павел же не просто так сказал: «Молитесь друг за друга», - мы обращаемся к Богу с любовью об этом человеке. И Господь, видя нашу любовь, дает необходимые блага. Но блага для болящего человека, конечно, наверное, – здоровье. И соответственно, когда сердечная молитва с любовью – Господь обязательно эту молитву услышит и обязательно поможет тому человеку, о котором мы молимся. Так что это огромная помощь, конечно. 
А. А. Арендаренко: - Тут еще такое уточнение: как вести себя с больными, ранеными, чтобы быть полезной? Я думаю, что, наверное, каждому, кто собирается себя как-то этому посвятить, все равно есть же такой предмет, как медицинская этика. Батюшка, да? То есть можно дома как-то посамообразовываться, чтобы придти и предложить помощь.
Иерей Илья Тягин: - Везде нужна этика какая-то общения. 
А. А. Арендаренко: - А с больными особенно.
Иерей Илья Тягин: - С больными, да, тем более. Дело в том, что, по крайней мере, как священник, как человек, который встречается достаточно часто, можно сказать, почти каждый день, с больными, могу сказать, что с таким человеком, который переносит какие-то трудности, не нужно плакаться или сюсюкаться. Может быть, не всегда нужно жалеть. Нужно, наоборот, иногда и твердо сказать, собраться, может быть, или как-то поддержать его словом, морально поддержать. Но чаще всего, когда человека особенно тяготит болезнь, нужно разговаривать, как с обычным человеком, как мы с вами разговариваем, потому что человек, который болеет, достаточно тонко воспринимает людей.
А. А. Арендаренко: - Конечно, у него обостренные чувства.
Иерей Илья Тягин: - Соответственно, он устает от того, что с ним не как с обычным человеком…
А. А. Арендаренко: - Что он больной, больной.
Иерей Илья Тягин: - И когда он слышит, что с ним просто по-человечески разговаривают, его даже это, мне кажется, вдохновляет. Может быть, не всегда, но чаще всего так, по моим наблюдениям. 
А. А. Арендаренко: - Да нет. Это – правда. Вспомним себя каждый, кто болел. Конечно, тут какая-то обидчивость, какая-то раздражительность. Это невольно сопутствует. Поэтому надо еще и самому с собой бороться и надо, чтобы к тебе относились, как к обычному человеку. Не то, что ты совсем больной, ни на что не годный. Это целое, вообще-то, искусство и наука. Вам проще, вы – священник все-таки, к вам относятся иначе. 
Иерей Илья Тягин: - Я всегда, когда разговариваю с человеком в палате, говорю, что у каждого человека есть своя трудность: у кого-то более, у кого-то менее. Болезнь, можно сказать, тоже трудность. А трудность нам дана для того, чтобы достойно ее преодолеть. Часто слышишь: «Почему мне это? За что мне это?». Я отвечаю: «На эти вопросы однозначно не ответишь. Но на один вопрос можно ответить однозначно: «Для чего?». Для достойного преодоления». И всегда говорю: «Первое, что в этом случае нужно делать, конечно, к Богу взывать с просьбой о помощи. Господи, не оставь, помоги мне. Я стараюсь. С Твоей помощью благодатной гораздо все успешнее будет. Помоги моим врачам». И так далее. Но и второе, конечно, на Бога полагаемся и сами, конечно, трудимся, не плошаем. И, конечно, трудимся, прежде всего, духовно. Большая работа. Важно не унывать, не печалиться. Как-то настраивать себя на преодоление.  
А. А. Арендаренко: - Как правило, мне кажется, что как раз в болезни, как в любой трудности, человек скорее обретает веру, ищет помощи. 
Иерей Илья Тягин: - Мне кажется, по моим опять же наблюдениям, два, скажем, вида человека в трудностях. Это – один человек действительно веру обретает и с верой преодолевает. Второй человек, который, наоборот, озлобляется и винит кого-то.
А. А. Арендаренко: - Отчаивается. Это, потому что веры не имеет.
Иерей Илья Тягин: -  И, конечно, священник или верующий человек, который рядом может помочь ему именно преодолевать эту трудность с верою. Не винить кого-то там, что все виноваты, кроме меня. А бывает, что некоторые люди и Бога винят в этом. Конечно, это уже самое озлобление.
А. А. Арендаренко: - Богохульство страшное.
Иерей Илья Тягин: - И человек рядом, если священник, это его прямое назначение – помочь именно с верой, с оптимизмом преодолевать такую трудность.
А. А. Арендаренко: - Да. И помнить, что святые люди мучились и страдали, и болели, и умирали в мучениях, а уж нам-то грешным...
Иерей Илья Тягин: - Но они это как Божию милость воспринимали. 
А. А. Арендаренко: - Да. Вот и надо подражать. Легко сказать, конечно.
Иерей Илья Тягин: - Как можно трудности преодолевать? Господь сказал: «Кого люблю, того и наказую». Но к этому придти нужно. Но у каждого человека свой путь. И хорошо, если рядом окажется человек, который сможет что-то подсказать и направить. Это, конечно, непосредственная задача священника.
А. А. Арендаренко: - А вот с сестричками вы же непосредственно работаете? Они, наверное, тоже испрашивают у вас какую-то помощь, потому что перебинтовать легче, чем побеседовать.
Иерей Илья Тягин: - Они, конечно, не перебинтовывают, у них другие задачи: помощь тем, кто перебинтовывает, и так далее. Да, дело в том, что опять же, обращая внимание на сестер милосердия из общины «Утоли моя печали», ведь очень много людей, когда видят постоянно людей, которые страдают, - это же очень тяжело морально. 
А. А. Арендаренко: - Говорят, выгорают даже врачи. Что уж говорить.
Иерей Илья Тягин: - Да. Человек морально изнашивается. И, конечно, в этом случае верующий человек придет в храм, помолится, со священником пообщается. Может быть, поисповедуется. Естественно причастием врачуемся. И, конечно же, такое тоже происходит. Приходят и волонтеры пообщаться, для поддержки. И, слава Богу, чаще всего эти люди сердечной своей участливостью возвращаются к этому делу вновь. Но бывает, что некоторые и оставляют, потому что не могут.
А. А. Арендаренко: - Это нельзя осуждать. Человек попробовал, принял этот крест.
Иерей Илья Тягин: - Такое было ведь и раньше, в том числе и в этой дореволюционной общине. Они уставали, они морально уставали, шли в церкви, которых было три в общине. И были священники, прямая обязанность которых была поддержать, наставить. А тех молодых девушек, которые приходили, чтобы вступить в общину, наставляли на то, что нужно именно со скромностью, со смирением, и главное, что пришла сюда не для того, чтобы себя показать, а именно для того, чтобы послужить человеку. 
А. А. Арендаренко: - Мне вспоминаются эти фотографии, когда Великие княжны во время войны в гнойной хирургии помогали. Эти девочки – такие нежные цветы царской крови – это же только подумать, приложить к себе. Шли и делали.
Иерей Илья Тягин: - Мне кажется, это очень хороший пример, который для сегодняшнего человека, для людей, которые имеют, в том числе, и власть. Кстати говоря, на похороны княгини Наталии Шаховской приехала сама императрица Александра Федоровна, чтобы проститься с ней. Очень много на ее похороны людей пришло. Так, что даже территория больницы не вмещала. Все хотели с ней проститься. Большая утрата была для Москвы и для всего отечества. Дело в том, что сестры милосердия трудились не только в рамках города Москвы, они выезжали. Первая война, в которой сестры милосердия участвовали, в том числе и княгиня Наталия Шаховская, она тоже лично ездила, - Балканская война. И даже королева Сербии вручила ей орден. Потом, конечно, Русско-турецкая война. Тоже участвовали. Самое большое количество сестер милосердия приехало именно из общины «Утоли моя печали».  
А. А. Арендаренко: - Она большая по численности-то была? 
Иерей Илья Тягин: - Она была одна из самых больших в России. Они участвовали и в Русско-японской войне. Интересно, у княгини Наталии Шаховской были всегда интересные решения. Например, была зараза в Нижнем Новгороде. И были сестры милосердия отправлены, чтобы бороться. Там была азиатская холера, по-моему, могу ошибаться. И сестер милосердия отправили бороться. У них богатый опыт. И они сделали госпиталь не на земле, а сделали плавучий госпиталь, чтобы не было контакта с землей. То есть заразных людей изолировали. Полная изоляция.
А. А. Арендаренко: - Да. Костюмов-то не было таких, как сейчас. И тем не менее люди шли. 
Иерей Илья Тягин: - В Якутии тоже помогали бороться. То есть у них огромный опыт был. И везде в тяжких испытаниях нашего отечества они были на передовой, и естественно в Первой мировой войне. Был, кстати, сестричеством подготовлен санитарный поезд. Об этом поезде даже писали в газете: что сестричество сделало такой поезд, который вез больных с поля битвы в госпиталя. Сама община была в больнице, а в военное время она становилась госпиталем. И там лечились раненые воины. Потому что Московский военный госпиталь в Лефортово не вмешал всех. А вот рядом были временные госпиталя.
А. А. Арендаренко: - Как резервный такой, на время войны превращался.
Иерей Илья Тягин: - Да. Кстати, с Брестского вокзала была ветка трамвайная и санитарные трамваи, в Первую мировую войну появились они, с этого вокзала возили раненых в Лефортово. Так что очень большой вклад внесла княгиня Наталия Шаховская. И, конечно, может быть, даже незаслуженно она в памяти нашего отечества забыта.
А. А. Арендаренко: - Точно незаслуженно. Надо увековечить память такой деятельницы на ниве Христовой. Обязательно надо увековечить. 
Иерей Илья Тягин: - Я хотел рассказать о том, что, слава Богу, в 2001 году возобновилась Божественная литургия в больнице 29-й. Был воссоздан храм Воскресения Словущего трудами настоятеля, отца Василия, трудами Петра Андреевича, это староста храма Петра и Павла. Интересно, что иконостас сделан из кипариса, который пожертвовал схиархимандрит Симеон (Нестеренко). 
А. А. Арендаренко: - Слава Богу.
Иерей Илья Тягин: - Этот батюшка был Глинским старцем. Глинские старцы, которые на Кавказе остановились. Он проживал последнее время своей жизни недалеко от Сочи, к нему очень многие приезжали, в том числе и патриарх Илия Грузинский к нему ездил. Однажды, когда Петр Андреевич, староста, приехал к нему, он благословил ему машину кипариса. И эту машину доставили в Москву. Из этого кипариса сделали иконостас, престол, а также есть одна икона, которая тоже по благословению старца Симеона была написана иконописецей – «Необъятное небо». Икона Божией Матери такая.
А. А. Арендаренко: - Слава Богу. Приглашайте на службу, батюшка, в этот храм.
Иерей Илья Тягин: - Приезжайте каждое воскресенье, в 8 часов утра совершается Божественная литургия. 
А. А. Арендаренко: - А адрес какой?
Иерей Илья Тягин: - Госпитальная площадь, дом 2.
А. А. Арендаренко: - Рядом с госпиталем?
Иерей Илья Тягин: - На территории 29-й больницы.
А. А. Арендаренко: - Спаси Господи. Что не успели, расскажем в следующий раз с большой радостью. Благодарим еще раз, что напомнили нам имя такой благотворительницы великой русской. 
Иерей Илья Тягин: - Спаси Господи. Всего доброго.

Дорогие братья и сестры! Мы существуем исключительно на ваши пожертвования. Поддержите нас! Перевод картой:

Другие способы платежа:      

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
8 + 12 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+