Перейти к основному содержанию

00:22 20.05.2022

Семья, в которой дети уже выросли, а родители еще не состарились

24.03.2022 16:52:37

Слушать: https://radonezh.ru/radio/2022/01/22/22-00

о. Максим – У меня в гостях Станислав Ефремов, преподаватель Института психодрамы и психологического консультирования. Сегодня мы поговорим о проблемах семьи, в которой родители еще не состарились, а дети уже выросли и стали самостоятельными в той или иной степени. Тысячелетиями существовала патриархальная семья, в которой 3–4 поколения жили вместе. Такая семья была достаточно жестко и иерархично устроена. Большак был главой семьи. Готовить на кухне имела право только большуха. Финансовые и прочие организационные вопросы решались единолично большаком. Сейчас ситуация радикальным образом поменялась. Нуклеарной семьей являются родители и их несовершеннолетние дети. По официальной статистике сейчас большой процент взрослых детей продолжает жить вместе с родителями, не образуя собственного домохозяйства. Этот процент растет. Взрослые дети, которые устроили собственный быт, в большинстве своем поддерживают общение со страшим поколением. Тут бывает как много любви, так и много претензий, требований.

Хорошо ли, что теперь у нас семья нуклеарная, а не состоящая из нескольких поколений?

С. Е. – Терапевты стараются избегать оценочных суждений. Тут есть как плюсы, так минусы.

о. Максим – Укажите главное преимущество того, что взрослые дети начинают жить отдельно.

С. Е. – Если посмотреть на человечество, то можно обнаружить тенденцию, что чем ближе к современности, тем больше человек получает различных свобод. Он эти свободы осваивает, учится с ними жить. Свобода выбора – это одна из базовых ценностей. Если ты 200 лет назад родился в семье кузнеца, то, скорее всего, кузнецом ты и будешь. Но сейчас человек не только сам выбирает профессию, он её ещё и меняет несколько раз в жизни. Процесс принятия и воплощения решений – это одна из тех деятельностей, которая всё больше усиливается. Это связано и с творчеством. Я созидаю свою жизнь самостоятельно.

о. Максим – Но ведь мы детям свободу предоставляем постепенно. Есть какой-то оптимальный момент, когда взрослые дети должны начать жить отдельно?

С. Е. – Человеку полезно перед тем, как он создаст собственную семью, хотя бы 2 года пожить одному. Так он научится управлять своим домохозяйством, поймет, что для него важно, что нравится и не нравится, переосмыслит родительские установки и способы жизни, набьет шишки.

Безболезненнее всего переезжать от родителей на 1-м курсе института. Переезд в любом случае будет тяжелым. Я переехал на 5-м курсе. Это было вдвойне тяжело, потому что у всех уже сложились какие-то связи. Было одиноко. Когда ты переезжаешь, например, из провинции в столицу в начале обучения, то какие-то приятели через пару месяцев уже появляются. Я жил до 5-го курса в родительской квартире, где всё чисто, красиво и цивилизовано. Когда приехал в общежитие, у меня был глубочайший шок. И ничего, привык. Но всегда существует риск слететь с катушек.

о. Максим – Я это наблюдал и в православных семьях. Молодежь, которая переезжала учиться в другой город, теряла веру и слетала с катушек. Все-таки в 16–18 лет человек еще не достиг духовной зрелости. Но так бывает не всегда. Надо отпускать ребенка, только если он сам хочет самостоятельности?

С. Е. – У меня нет детей. Сложно представить ситуацию, когда 16-летний ребенок заявляет, что хочет учиться в Москве, а я отвечаю, что он останется в родном городе.

Хорошо, если ребенок, который покидает родительский дом, знает, что ему есть, куда вернуться.

о. Максим – Традиция подразумевает, что в период обучения родители поддерживают свое чадо и финансово, и организационно. Если что, они готовы в какой-то момент принять ребенка обратно. Это не ситуация, когда тебя выгнали из дома.

С. Е. – Нужно, чтобы подростка, который поступил в университет, поддерживали и не пилили. Это раньше исключение было на грани катастрофы.

о. Максим – Сейчас, если человек понимает, что ему не нравится обучение, он может уйти, поменять направление. Это допустимо, если в семье не стоит остро финансовый вопрос. Во времена моей молодости некоторые люди вообще не могли себе позволить высшее образование. Они сразу после школы шли работать, чтобы финансово поддержать семью.

Нужно ли выгонять ребенка? Как священник я часто это советую, если вижу взрослых людей без собственной семьи. Родители у них не престарелые, они не нуждаются в опеке или уходе. Но снимать собственное жилье дорого, зачем тратить на это деньги. А так есть собственная комната в квартире родителей. Стоит ли в этом случае подталкивать человека к самостоятельной жизни, или это не так критично?

С. Е. – Количество таких случае увеличивается. Противостояние поколений сейчас скорее снижается, нежели накаляется. Как терапевт я не могу однозначно сказать, стоит или не стоит так делать.

о. Максим – В этом отличие психотерапевта от священника. Мы позволяем себе давать советы.

С. Е. – Иногда родители вроде бы говорят о самостоятельности своего чада, а на самом деле хотят получить совет. В этом проявляется их собственная несамостоятельность.

о. Максим – Самостоятельность не подразумевает отсутствие советов. Она подразумевает, что я могу поступить не так, как мне посоветовали.

С. Е. – Это правда. Например, у мудрого царя много советчиков. Он всех выслушивает, а потом самостоятельно принимает решение. Это правильное поведение и в современном мире.

Терапевт может дать не совсем корректный совет, не до конца разобравшись в ситуации. А человек этим советом воспользуется. Во-первых, это поддержка инфантильной позиции. Во-вторых, если совет привел не к добру, кто виноват?

о. Максим – Ребенок должен постепенно от повиновения родительской воле переходить к жизни по совету. Оптимальная ситуация для старшеклассника – это когда он готов обратиться за советом, но вы предоставляете ему возможность поступить так, как он считает нужным, если это не угрожает его жизни и здоровью. Родители от этого учатся не расстраиваться.

Многие люди, дающие советы, не готовы к тому, что их советом не воспользуются.

С. Е. – Одно дело – ты дал совет, другое – ты спокойно принимаешь, что человек делает иначе, не давишь на него.

о. Максим – Как советчику научиться реагировать таким образом? Хочется обидеться, перестать давать советы.

С. Е. – Надо понять, почему человек расстраивается. Он в этот момент чувствует себя не особо важным, нелюбимым? Или чувствует, что теряет власть и контроль над другим человеком? За контролем всегда стоит страх. Нужно найти корни проблемы, понять, что с человеком происходит.  Сепарация идет в обе стороны. И дети должны сепарироваться от родителей, и родители от детей. Это мой ребенок, но он уже самостоятельный, может сам принимать решения.

о. Максим – Обсудим жизнь молодой семьи. Молодым стоит жить отдельно?

С. Е. – Нет правил без исключений. Зависит еще и от того, приглашают родители их жить в двухкомнатную квартиру или же в двухэтажный дом. В современном мире благоразумнее иметь собственную жилплощадь, может быть где-то недалеко от родителей. Это идеальная ситуация. Но, например, если родилась двойня, а мама зашивается с ними, и возможности купить собственное жилье нет, будет благоразумнее пожить какое-то время вместе.

о. Максим – У моей старшей дочери 4 ребенка. Мы живем в разных концах Москвы. Видимся летом на даче, иногда пересекаемся в храме, ездим друг к другу в гости. Ситуации могут быть разными.

С. Е. – Вероятность того, что будет повышенное напряжение, гораздо выше, когда родители и дети живут в одном помещении.

о. Максим – Даже в идеальной ситуации, когда все стараются друг другу помочь и не докучают советами и замечаниями, плотность населения в квартире или доме возрастает. При прочих равных, если такая возможность есть, то молодой семье следует жить самостоятельно.

С. Е. – Хорошо бы.

о. Максим – Если ребята еще учатся, проходят стажировки, и у них нет возможности самостоятельно решать все свои проблемы, могут ли они обращаться за помощью к старшему поколению? При каких условиях они могут просить и принимать эту помощь?

С. Е. – В моем личном представлении просьба о помощи – это хорошо. Главное не взваливать на другого все свои проблемы. Отдельный вопрос, где грань. У многих клиентов в психотерапии по разным причинам часто бывают проблемы с тем, чтобы попросить.

Другое дело, если отказали в помощи.  Весьма вероятно, что это вызовет бурю. Хорошо бы посмотреть, что скрывается за этой бурей. Почему человек проваливается в состояние обиженного ребенка, когда ему отказывают.

о. Максим – С позиции ребенка родители мне должны. Что с этим делать?

С. Е. – В идеале нужно признать, что родители – это отдельные существа, они имеют право отказывать.

о. Максим – В народе сложился следующий образ матери – она безусловно любит своего ребенка, готова отдать жизнь за него. Поэтому, если мать отказывается посидеть с внуками, то взрослый ребенок дистанцируется. Как себя тут успокоить, не провалиться в осуждение?

С. Е. – Так мать показывает, как заботиться о себе. Этим она дает тебе право в будущем поступать так же, отказывать в просьбе, говорить, что это тебе неудобно. Этот совет благ. Но если человек провалился в обиду, то он его не услышит.

Важно не обесценивать чувство обиды, посмотреть, какая потребность не удовлетворена. Дело может быть в любви, в принятии, в заботе, в безопасности. Человек должен научиться быть хорошим родителем самому себе. Это долгий процесс. Если понимаю, что меня вынесло на то, что я чувствую отсутствие заботы, хорошо бы научиться заботиться о себе самостоятельно. Если есть какие-то травмы, которые возвращают нас в детство, хорошо бы их залечить.

о. Максим – Откуда возникает чувство, что мне кто-то что-то должен? Что родители должны меня любить, заботить обо мне, пренебрегая собственной жизнью. От этого ропот и обида на мироздание. Человек обижается, когда его ожидания не оправдываются. Христианское восприятие мира – мне никто ничего не должен. Я буду самостоятельно решать, что должен делать, исходя из своих представлений о жизни. 

С. Е. – Это чувство возникает в раннем детстве. С точки зрения психотерапии, любое чувство просто существует, мы не должны его обесценивать. Обида приходит и говорит, что сейчас что-то не соответствует ожиданиям человека. Вопрос, что он с ней дальше будет делать. Чувство – это сигнал.

о. Максим – У меня много детей. Я знаю, что кому-то из них дал реально мало в силу обстоятельств. Но ребенок вырос, не думая о том, что ему кто-то что-то должен. Другой же ребенок получил гораздо больше первого, но при это он жутко обижен, что ему что-то не додали.

С. Е. – Это может зависеть от чувствительности ребенка, от его особенностей. Например, мы обнаружили, что за обидой скрывается ощущение отсутствия безопасности. Каждый раз, когда родители отказывают, человек думает, что он один во всем мире. Возможно, на какую-то вещь мама и папа в силу усталости несколько раз не обратили внимание, и ребенок это очень глубоко воспринял. В психотерапии есть разные способы, как можно помочь человеку в данной ситуации. Психодрама актуализирует ситуацию, где человеку страшно, он один. Потом по аналогии смотрят, какие ситуации были в детстве. У мозга есть 2 процесса обработки информации. Существует рациональное осмысление ситуации, когда всё медленно и тщательно обдумывается. Вторая система работает по аналогии. Например, я слышу шорох в кустах, и у меня уже есть картинка, что там прячется тигр. У человека возникает эмоциональная и физиологическая реакция подготовки к соответствующему действию – убежать, замереть и т. д. После этого человек начинает что-то делать. Это происходит за доли секунды. Только потом человек понимает, что он вообще-то в парке, в безопасном месте. Тигра или даже человека с низкой социальной ответственностью в кустах быть не может. Так же происходит, когда родители что-то говорят, и ребенок проваливается в состояние одиночества. После этого человек может обидеться, начать кричать и т. д. Задача психодрамы состоит в том, чтобы разыграть первоначальную сцену, активировать тот эмоциональный заход, а потом помочь человеку разными способами переиграть его, прожить ситуацию по-другому.

Бывают ситуации, когда родители на самом не любят своих детей. Такое тоже случается, к сожалению. Но так как негативная ситуация в голове, мы можем менять воспоминания так, как хотим.     

о. Максим – Давайте представим две семьи. Семья, которая принадлежит к старшему поколению. У таких людей уже есть взрослые дети, свои проблемы. Это ещё не ветхие пенсионеры. И молодая семья, возможно, тоже уже со своими детьми. Как они должны друг с другом взаимодействовать? Есть какие-то общие принципы, правила, которых необходимо придерживаться?    

С. Е. – В идеале надо помнить, что никто никому ничего не должен. Каждый сам решает, что готов или хочет делать. И те и другие являются взрослыми людьми.

Родители не должны перекладывать на ребенка ответственность за себя. Когда на плечи маленьких детей ложится забота о моральном, бытовом и физическом благополучии родителя – это парентификация.

о. Максим – А если звучат советы по воспитанию детей: «Вы разбаловали ребенка, так же нельзя»?

С. Е. – Слово «разбаловали» содержит в себе оценку, а не совет.

о. Максим – Это важно. Совет – это не оценка.

С. Е. – Совет должен быть прошеным.

о. Максим – У меня уже 3 старших дочери замужем, у них свои семьи. И мои родители ещё живы и здоровы в целом, хотя уже возраст большой. В себе нахожу, что я самый умный, готов раздавать советы как в одну, так и в другую стороны. Был момент, когда мне хотелось навязчиво советовать своим родителям. К сожалению или счастью, всё это было бесполезно, потому что наша сепарация завершилась несколько десятилетий назад. Они себя тоже чувствуют взрослыми и самостоятельными людьми.

С. Е. – Сепарация – это когда дети чувствуют себя психологически отделёнными в хорошем смысле слова. Они могут жить и принимать решения самостоятельно, сами себя обеспечивают. Если их решения не совпадают с мнением родителей, они могут это спокойно выдерживать. Это не противоречит любви.

о. Максим – Именно самостоятельные люди могут по-настоящему друг друга любить, а не просто находиться в каких-то зависимостях с бесконечными обидами, требованиями.

С. Е. – Поэтому корень зла не в советах как таковых, а в том, как они даются, что на самом деле скрывается за этими советами, завершилась ли сепарация. Люди являются гиперсоциальными существами. Давать друг другу советы – это часть нашей жизни.

о. Максим – Как священник я много лет борюсь с тем, чтобы не лезть к людям с советами. С другой стороны, где же тогда моя миссионерская позиция? Я же должен что-то говорить. Стараюсь давать советы с 3–4 просьбы, когда убежден, что человек очень хочет услышать мой совет.

С. Е. – Даже непрошенный совет может быть в пользу. Например, если на улице очень холодно, и вы просите ребенка надеть шапку.

о. Максим – Если ты постоянно даешь советы, которые не слушают, значит тебя точно не воспринимают как авторитетного советчика. Есть опасность, что даже разумные советы будут отторгаться.

С. Е. – В этом проблема непрошенных советов. Хорошо проверять, слушают мои советы или нет. Если не слушают, то лучше вообще их не давать. Или давать в 10 раз реже. Тогда может и послушают. Нужно чувствовать, готов человек к совету или нет, нужен ли он ему, готов ли ты принять отказ и не разрушить ваши отношения. Все эти составляющие сильно усложняют процесс раздачи советов. Также надо смотреть, точно ли ты должен дать такой совет, или это задача другого человека.

Дорогие братья и сестры! Мы существуем исключительно на ваши пожертвования. Поддержите нас! Перевод картой:

Другие способы платежа:      

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
8 + 0 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+