Перейти к основному содержанию

23:36 01.12.2022

Семья и деньги

14.03.2022 13:29:14

Слушать: https://radonezh.ru/radio/2022/02/05/22-00

о. Максим – Сегодня мы со Станиславом Ефремовым, преподавателем Института психодрамы и психологического консультирования, поговорим о деньгах. Это непростая тема. Иногда хочется жить так, как будто денег нет, и чтобы всё у нас было. Но так не получается. Деньги играют важную роль в нашей жизни. Сегодня мы поговорим о разном отношении к деньгам. В Евангелии содержится призыв всё раздать, следовать за Христом и не заботиться о завтрашнем дне. Но история Церкви и святоотеческое предание однозначно говорят, что полное бессребреничество возможно для тех, кто готов это вместить. В основном это монашеский путь. Надо понять, какую роль деньги играют в нашей жизни, какие тут возможны опасные искушения, сценарии поведения. Деньги – это хорошо или плохо?

С. Е. – Я отвечу метафорой. Топор – это хорошо или плохо? Топором можно избу срубить, а можно и старушку. Деньги – это ресурс. Мы сами делаем деньги злом своим раненным отношением к кому-то или чему-то.

о. Максим – Большую часть своей истории человечество жило в условиях ограниченности ресурсов. Потребность в небе и Боге противостоит самодовольному спокойствию контроля над собственной жизнью.

С. Е. – Духовный путь человека развивается так, что мы в некотором смысле идем от ветхозаветного человека к новозаветному. Ветхозаветная святость богатство и довольство считала способом хорошо пожить самому.

о. Максим – В Ветхом Завете есть четко очерченные вещи. С одной стороны, богатство признается даром от Бога. Если ты богат, надо радоваться. А с другой стороны: «Богатство аще течет, не прилагайте сердца». Мы знаем множество примеров, когда богатство провоцировало людей на прямое богоотступничество. Оно является искушением, некой проблемой. Человек может неправильно распорядиться богатством, даже если он не стремился к его приобретению. Премудрый Соломон был расточителен и имел множество жен, он мог себе это позволить. В конечном счете это привело к потере премудрости, смерти и разрушению царства уже при его сыне. Поэтому такое двоякое отношения к деньгам.

С. Е. – Богатство можно употребить во зло, к нему можно прилепиться, потерять покой. Деньги не всегда способствуют счастью, а тем более духовному росту.

 о. Максим – В начале нулевых, когда мы меняли бабушкину квартиру, у меня дома оказалась большая сумма денег наличными в чемодане. Как я плохо спал! Хотя ничего не изменилось, я не стал богаче. Просто то, что раньше было в виде собственности, оказалось в чемодане в виде большой суммы денег. Можно ли как-то классифицировать отношение людей к деньгам?

С. Е. – Да. Существует 3 подхода отношения к деньгам. Они связаны с жизненными сценариями отношения к деньгам. Семейный сценарий – это некая жизненная программа, которая формируется в детстве до 6 лет под влиянием либо личного опыта человека, либо опыта его предков. Этот сценарий в значительной мере определяет выборы и жизнь человека. При этом он не всегда очевиден, пока о нем не задумываешься. И тогда ты начинаешь видеть детально, что это похоже на то, а это на то.

о. Максим – Недавно я встретился с деловым человеком, предпринимателем. У него много разных идей, он знает, как их реализовывать. Он рассказал мне историю из детства, когда ему еще не исполнилось 6 лет. Я обязательно ей поделюсь в сегодняшнем разговоре.

С. Е. – Сценарии не всегда связаны с травматическим опытом, они вполне могут быть позитивными. Сейчас мы говорим про негативную часть сценариев. Сценарии – это всегда некая модель выживания. Семья выжила, используя подобный сценарий, и потом передала его детям. Наша психика устроена таким образом, что если есть что-то работающее, то лучше его не менять. Надежнее взять и делать так же.

Первый сценарий – это тотальное избегание денег. Деньги можно каким-то образом получить – в наследство, заработать, попросить и т. д. Есть сценарий получения денег, траты денег и приумножения или накопления. При сценарии тотального избегания человек внешне естественным образом избегает денежных работ. У него всегда принципиально низкооплачиваемая работа. Это не всегда сценарий. Например, если человек по призванию занимается реставрацией старинных икон. Но человек с этим сценарием будет выбирать работу только с низкой зарплатой. У него всегда мало денег, никогда не бывает высокооплачиваемых работ. Если человеку предлагают подзаработать, он отказывается. Если в руки такому человеку каким-либо образом попали деньги, ему будет очень страшно, некомфортно. Скорее всего он эти деньги как-то потеряет – отдаст в долг тому, кто не вернет их, разобьёт машину, вложит в сомнительное предприятие. Эти деньги у него очень быстро уйдут. Особенного удовольствия от траты денег там тоже не будет. Денег и времени мало.

 о. Максим – Как это связано с выживанием? Какой может быть первоначальный опыт, который дал возможность предкам этого человека выжить, потому что они искали низкооплачиваемые работы?

С. Е. – Это кажется очень нелогичным. Вспомните, что с 1917 года делали с богатыми людьми. Если человека из достаточно обеспеченной семьи посадили, репрессировали или убили, а деньги забрали, то потом у оставшихся членов этой семьи перед деньгами в любом формате – в приходе, в накоплении, в проявлении, в зарабатывании, в тратах – есть страх. Потому что с кем-то из них из-за денег случилось что-то плохое. Они будут сидеть ниже травы и тише воды. До позднего СССР это была достаточно выигрышная стратегия, особенно для людей с не очень правильным прошлым. Так как этот сценарий завязан на смерти, он очень сильный.   

о. Максим – Дело даже не в словах, которые родители говорят детям, просто сценарий воспринимается ребенком до 6-летнего возраста.

С. Е. – Все сценарии, мифы, семейный установки впитываются фактически с молоком матери. Родители смотрят на человека, который хорошо одет, а у них на лице страх. Когда дети видят ужас на лице родителей при виде богатства, им уже ничего говорить не надо, они моментально считали все переживания.

Второй сценарий – предки потеряли деньги, но с ними ничего не случилось. Поэтому можно зарабатывать, тратить, но бессмысленно копить. Потому что всё равно придут и отберут. Это первоначальный отъем в 1917–1920 гг., отъем при НЭПе, при коллективизации, при II Мировой войне, потеря 1947 и 1991 гг.

 о. Максим – Это как сейчас большинство населения относится к предполагаемым пенсионным реформам. Бессмысленно вкладывать деньги в пенсионный фонд, потому что к тому времени, как я выйду на пенсию, всё отнимут. Страха нет, но и желания какого бы то ни было тоже нет.

С. Е. – В целом да. Когда у человека что-то отнимают, он чувствует бессилие. Это одно из наиболее тяжелых переживаний для человека. Когда человек сам тратит – это ощущение некоторого контроля над жизнью.

о. Максим – Недавно один человек мне рассказал, что на него свалилось бабушкино наследство. Была большая квартира. Несколько наследников её продали. У этого человека на руках оказалось несколько миллионов рублей. Как я понимаю, это не тот ужасный первый сценарий, потому что он не отдал их кому-то в долг. Но у него было какое-то странное желание. Он не хотел их инвестировать никуда, хотел срочно что-то купить, но не впустую потратить или прокутить. Просто была необходимость их срочно потратить, чтобы они не лежали. Это второй сценарий?

С. Е. – Не обязательно. Здесь надо разбираться.

о. Максим – Этот человек достаточно разумно потом распорядился деньгами. Обычно он живет от зарплаты до зарплаты, не бедствует, не ограничивает себя. Но накоплений у него не было. И свалившиеся сверху деньги оказались для него нежелательной ситуацией.

С. Е. – Жизнь от зарплаты до зарплаты и трата скорее с удовольствием и в пользу – это признак второго сценария. В своем время я работал в компании, где люди стремительно двигались по карьерной лестнице. Человек начинал с 300 долларов и как-то жил. Потом он зарабатывал уже 3000 долларов, а все равно жил от зарплаты до зарплаты.

Третий сценарий – это сценарий накопительства, условный Плюшкин или Скрудж. Можно зарабатывать, но необходимо копить. В вопросе, сколько можно тратить, обычно всегда блок. Например, человек много зарабатывает и почти все накапливает. При этом он живет скорее бедно.

о. Максим – Это вообще все сценарии, или это негативные сценарии? Я знаю людей, живущих в богатстве, но при этом делающих накопления.

С. Е. – Это 3 негативных сценария. Есть еще 3 подпункта. Но сценарии бывают и позитивными. Их сложно классифицировать. По ту сторону негативных сценариев есть еще 2 направления – позитивный сценарий и отсутствие сценария. Их не всегда легко различить. Позитивны сценарий – это рельсы, а отсутствие сценария – полная свобода. Поэтому может быть ситуация, когда человек занимается любимым делом, но денег у него немного, накопления маленькие.  

о. Максим – Есть люди, которых эта сфера вообще мало волнует? Не потому, что они чего-то боятся, или у них негативный сценарий. Понятно, что деньги не могут не волновать, если, например, жена пилит. Но это внешнее побуждение. А так человеку вообще все равно. Есть деньги – хорошо, нет – ну и ладно. Это евангельское отношение к богатству, к которому нас призывает Господь. Апостол Павел говорит: «Умею жить и в скудости, умею жить и в изобилии».

С. Е. – Это наличие нескольких сценариев и умение выбирать, что в конкретный момент включить. У такого человека есть набор сценарных моделей поведения. Можно расширить свой ролевой репертуар. Например, у человека может выработаться сценарий тотального выживания на 2000 рублей в месяц.

о. Максим – Могут ли родители сознательно формировать у детей определенные сценарии? Расскажу историю, о которой говорил в начале передачи. Мой предприимчивый и достаточно богатый знакомый рассказал, как он работает со своими детьми. Его семья жила не слишком бедно, как все советские люди. Когда ему было 5 лет, отец раз в неделю брал его с собой в «Детский мир». Папа давал ему 1 рубль и говорил: «Ты можешь сегодня потратить 1 рубль, но не больше». Дальше ребенок включал мозг. Если ему хочется что-то более дорогое, то сегодня надо сэкономить, чтобы в следующий раз было больше денег. Он не копил, но научился тратить ограниченный ресурс. Сейчас он это проворачивает со своими детьми дошкольного возраста – приходит в современный торговый центр, где много разных детских магазинов, и говорит: «Ты можешь сегодня купить одну игрушку». С деньгами сегодня сложно, это уже не 1 рубль. Отец ходит с детьми полдня по магазинам – страшное испытание для детской психики. Ребенок в каждом новом магазине хочет что-нибудь ещё, но знает, что можно отложить деньги и потом вернуться. Выборочное потребление в условиях ограниченности ресурсов – это тоже сценарий взрослой жизни.

С. Е. – С одной стороны, да. Вариант с 1 рублем или 1000 рублей гораздо более продуктивный. Потому что он подразумевает возможность отложить на завтра. Можно заложить сценарий своему ребенку. Но скорее всего у его отца этот сценарий был. Позитивный сценарий побудил его учить своих детей на реальных жизненных примерах.

 о. Максим – Всё это проигрывается и отрабатывается в реальной жизни. Мне такое никогда даже не приходило в голову. Поэтому я под впечатлением и нахожусь. Теперь понимаю, что это мое упущение. У нас деньги всегда лежали на полочке. Если нужно купить что-то существенное, то сначала спроси, а если какую-то мелочь – просто возьми. У нас такое отношение к деньгам. Наверное, у моих детей нет никакого стимула творческим образом относиться к деньгам в условиях их ограниченности. Деньги есть, но их вот столько, надо уметь их тратить.

Что человеку делать с тремя негативными сценариями, про которые вы рассказали? Особенно грустно из-за первого сценария. Человека с детства запрограммировали на то, что не приносит ни счастья, ни удовольствия, ни результата. Угождения Богу тоже никакого не происходит. Что с этим делать? 

С. Е. – Во-первых, хорошо бы вообще понять, что есть этот сценарий. Или у человека может быть 2–3 сценария, они в разных сферах проявляются по-разному. В одной части проявляется негативный сценарий, а в другой позитивный, или 2 негативных сценария в разных ситуациях. Надо всё это увидеть и осознать. Когда сценарий назван, он теряет часть силы, и психологически становится легче. Как это сделать? Нужно занять максимально отстраненную позицию, посмотреть, что с моей жизнью и с деньгами происходит, что у меня по чек-листам трех негативных сценариев, как ко мне деньги приходят, есть ли такое, что я с одной маленькой зарплаты перехожу на другую. Конечно, всегда возникает объяснение – там у меня не получилось, а здесь хороший начальник и спокойно. Но если вы видите раз за разом, что денег мало, а возможности с вашим уровнем образования в теории есть, то это повод задуматься. Нужно смотреть только на факты. У меня такая-то зарплата. В моей сфере платят столько, мои однокурсники/коллеги зарабатывают столько. В сценариях каждый раз возникает ощущение естественности – машина поцарапалась, приятель не вернул, ногу сломал, в самый ответственный момент живот заболел, поэтому не смог прийти на какую-то важную встречу. Необходимо убрать все объяснения и посмотреть на сухие факты. Второй способ – это анализ ваших семейных поговорок и пословиц, что вообще у вас говорят про деньги. Мои родители унаследовали 2 разных сценария. Есть частично позитивные сценарии или их отсутствие, а есть сценарии шопоголизма и накопительства. Одна из любимых фраз, которую я знаю из своей семьи: «Курочка по зернышку клюет, да сыта бывает». И ещё: «Может случиться всё, что угодно». Это сценарии, связанные с накопительством. Можно еще сделать упражнение – продолжаете 20 раз фразу «Для меня деньги – это…». Главное не раздумывать. Даже если глупость приходит на ум, нужно записать. Потом нужно всё проанализировать. Если для вас деньги являются грязью, грехом, опасностью – это один сценарий, а если надежностью и спокойствием – это другой сценарий. У второго сценария есть позитивная часть. Обычно такие люди умеют получать удовольствие и пользу от денег. Те, кто придерживается третьего сценария, умеют выживать. С этим человечество всегда жило. Мы только последние 50 лет избавлены от голода, и то не все.

о. Максим – Я еще слышал про сценарий, когда надо много есть. Если перед человеком появляется еда, то нужно вдоволь наесться, потому что ты не знаешь, когда поешь в следующий раз. Это где-то со вторым сценарием перекликается – появились средства, надо их срочно на что-то потратить. Это связанный с выживанием сценарий.

С. Е. – Согласен. Мне он ложится ближе к третьему, но это отдельный сценарий.

Если вы не хотите идти к психотерапевту, чтобы разобраться с негативным сценарием, то можно поспрашивать про себя у близких людей. Советую это делать только в том случае, если вы готовы услышать о себе не самую приятную информацию. Близкий человек должен быть максимально корректен.

 о. Максим – Слышать правду о себе слишком горько?

С. Е. – Правду хорошо бы как пальто подавать, а не как мокрую тряпку в лицо швырять. Чем в более мягкой форме ты услышал про себя правду, тем меньше ресурсов на принятие этой правды потребуется.

о. Максим – Это вопрос облегчения последующего решения проблемы.

С. Е. – Да. Меньше внутреннего желания спорить с этим, отрицать. У нас в обществе есть проблема, чтобы аккуратно и корректно друг с другом разговаривать.

о. Максим – Я для себя выяснил сценарий. Что дальше?  

С. Е. – Небольшой шаг по облегчению произошел. Есть три направления – условно терапевтическое, рациональное и практическое. Рациональное и терапевтическое будут про одно, только разными способами. Важно отделить сценарий от реальности. Если мы говорим про первый сценарий, надо понять, где реальная и еще полезная часть сценария, а где уже устаревшая. Потому что сейчас проще умереть от отсутствия денег, чем от их присутствия, за исключением демонстративного проявления, неподкрепленного хорошей службой безопасности. Зайти в неблагополучный квартал в дорогой одежде – это не совсем корректно. Нужно отделить часть сценария, полезную для человека сейчас, или полезную для его предков в прошлом. Не стоит обесценивать. Психика хуже всего переносит обесценивание каких-то своих внутренних частей. Сценарий – это часть вас. Его можно представить в виде отдельного человечка, который в вас сидит. Если этот человечек возник, значит он когда-то был очень нужен. Этот человечек очень не любит, когда ему напрямую говорят, ты здесь вообще никто, тебя нет. Наши внутренние части не любят, когда их так обесценивают. Возможно, этот человечек сейчас может быть чем-нибудь полезен. Надо обозначить, чем ему нужно заниматься. Если это первый сценарий, то можно с ним договориться.

о. Максим – Первый сценарий реально подкреплен страхом. Человека вызывают в отдел кадров, предлагают ему какую-то работу. А у него возникает иррациональный страх, который не позволяет согласиться. Руки потеют, поджилки трясутся. Человек отказывается от работы из-за страха. Со страхом же невозможно договориться.

С. Е. – Часть страха уйдет, когда будет понятно, что сценарий возник у ваших предков при определенных обстоятельствах. Осмысление помогает в какой-то мере. В психодраме, например, можно разыграть и представить, что происходило. Надо отделить от себя этот сценарий. Сейчас ситуация другая. Если сценарий сейчас действительно не нужен, можно метафорически водрузить его на почетное место или отправить на пенсию.

о. Максим – У одной моей знакомой семьи муж из второго сценария. Он зарабатывает, но не способен ни к какому накоплению. Жена тяготеет к третьему сценарию. Понимая, что деньги приходят и уходят, а нужно копить, они договорились, что если деньги приходят, то муж сразу отдает их жене. Она всё это откладывает. Понятно, что это внешнее коллективное решение, а не изменение сценария. Но для семьи оно вполне полезное.

С. Е. – Это рациональное придумывание лайфхаков.

о. Максим – Надо ли в ситуации, когда нашли коллективное решение, еще и каждому самому с собой работать?

С. Е. – Это философский вопрос. Вполне возможно, что этого решения вполне достаточно. У них могут быть более интересные вещи, над которыми нужно работать. Психотерапия все-таки штука долгая и сложная, да ещё и дорогая. Скорее всего у детей этой пары будет оба сценария.

о. Максим – Если в личной жизни или семье вы нашли какое-то решение проблемы, то необязательно всё это опять расковыривать. В этой ситуации лучшее – враг хорошего.

С. Е. – Может быть по-разному. Кому-то захочется всё разобрать и прожить. Психотерапия очень завлекает. Если нашли решение – хорошо. Второй вопрос, как они договариваются про траты? Важно понимать слабые и сильные стороны друг друга, уметь идти на компромисс.

о. Максим – Болезненно воспринимается, когда мужчина воспроизводит первый сценарий, а женщина понимает, что большее возможно. Страшно, когда понимаешь, что большее возможно. Мы редко завидуем людям, на чьем месте не можем себя представить. Если нам не 14 лет, мы обычно не влюбляемся в актрису, потому что у нас нет сценария, как мы можем до нее добраться. Я не встречал людей среднего или низкого достатка, которые бы скорбели, что у них нет личного самолета. Это слишком далеко. А отсутствие того, что нам может быть доступно, воспринимается очень болезненно. Первый сценарий загоняет человека в какое-то унылое состояние, сужает его горизонты. Это медленно действующий яд, который не позволяет человеку жить и развиваться.

С. Е. – Иногда бывает так, что сценарии работают точечно. Но вы уловили нечто глобальное. Там вопрос не только про деньги. Там заложена установка не высовываться, не проявляться лишний раз, потому что за это можно получить по шапке.

о. Максим – Мы говорим о деньгах, о способах заработка, о тратах, а выходим на отношение к жизни. Деньги – это не просто мелконарезанная бумага, это отношения человека к собственной жизни. Ты на жизнь смотришь как на ритуал, как на обряд, как на бремя, которое ты с трудом несешь, но надо как-то донести до могилы, как на игру, как на сражение. Отношение к деньгам у нас тоже в каких-то рамках.

С. Е. – Отношения к деньгам является самым ярким маркером. Если человек к деньгам относится так, что сейчас они есть, ну и хорошо, то он и к жизни будет относиться так же. Третий сценарий тоже проявляется во всех сферах жизни человека – нельзя лишний раз отдохнуть, надо постоянно работать и копить.

о. Максим – Отдых – это дорогая история. Зачем вообще отдыхать?

С. Е. – Дорогая не столько в деньгах, сколько в ресурсах времени. Зачем время тратить? Надо серьезно ко всему относиться. В первом сценарии это звучит так: «Много смеха – много слез».

о. Максим – Монашество – это сверхзадача христианского отношения к деньгам. Монахи дают обед нестяжания, отказываются от размышлений над темами материального мира. К такому отношению к деньгам можно прийти не из какой-то травмирующей ситуации, а из здоровой? Есть мнение, что люди в монастырь уходят потому, что у них какие-то травмы. Например, девушка меня разлюбила и вышла замуж за другого, пойду в монастырь. С деньгами у меня какая-то проблема, не буду об этом заботиться и думать. Хотя Церковь многие годы говорит, что монашеское общехристианское устремление, находящее для себя высшее выражение в монашестве, исходит не от какой-то травмирующей личной ситуации. Оно вполне здоровое, правильное и доброе. Просто не каждый человек может его вместить. Стремление к Богу может привести к отрицанию ценности заботы о каких-то земных вещах. Или какие-то травмирующие моменты тут тоже могут присутствовать?

С. Е. – И да, и нет. В голову пришла аналогия с агрессией. Хорошо, когда человек спокойный, устойчивый. Кто-то в метро нахамил, а его это не особенно задевает. К этому состоянию мне хочется прийти. Ася Казанцева на очень живописном примере все это показывала. Есть некий маятник. Первая ситуация – мне наступили на ногу. Я могу даже этого не заметить, потому что мне очень плохо. Потом я начинаю замечать, потом могу возмутиться, накричать, полезть в драку. Маятник в другую сторону качнулся. Потом я учусь конструктивно выражать свое недовольство с разумной долей агрессии. После этого я могу прийти в обратную ситуацию. Данный инцидент уже не является для меня опасным, потому что я в случае чего могу за себя постоять. Поэтому меня не волнует, что человек сейчас наступил мне на ногу.

о. Максим – Это и отличает истинное смирение от слабости – оно в силе. Так и здесь. Когда человек понимает, что может спокойно заработать, накопить и потратить, но отказывается от этого ради Царствия Божия, то это безусловная добродетель. Тогда это настоящий подвиг. А при травмирующей ситуации уход от денег является для человека попыткой спрятаться.

С. Е. – Даже если так, то это не лишает человека возможности достичь святости.

о. Максим – Решение каких-то травмирующих проблем, в том числе и таким способом, не является порицаемым или уничижаемым. Это тоже способ жизни.

С. Е. – Какие-то великие творцы не заботились о себе, но им следовало бы это сделать. Просто они были не в состоянии.

о. Максим – В какой-то момент жизни я считал, что мы начинаем что-то делать только тогда, когда нам больно, у нас что-то не клеится. Если у нас все хорошо, то и делать ничего не надо. Зачем зарабатывать деньги, если у тебя и так золотая карта. Для чего? Зачем самосовершенствоваться, если ты всех любишь, и все любят тебя. Нет мотива. А когда больно, ты стремишься как-то избавиться от этой боли, вынужденно начинаешь что-то делать.

С. Е. – Когда все хорошо, мотив тоже есть, просто он слабый.

о. Максим – Иногда у нас возникает стремление к прекрасному, душа может открыться для жертвенной любви. Многое кроме боли и неудобства может нас мотивировать, порождать творческие импульсы и т. д.

Мы поговорили о негативных сценариях. Давайте скажем пару слов о позитивных.

С. Е. – Мозг устроен так, что мы в основном обращаем внимание на негатив. Нам нужно больше внимания уделять позитиву. С примерами проблема, я их не очень много знаю.

о. Максим – У меня в голове есть умозрительная ситуация, когда человек к деньгам относится спокойно, умеет и любит их зарабатывать и тратить, при этом легко обходится без них, может и накопить, думает о будущем, но не полагается на него всецело, не прилагает к этому сердце. Такому человеку всё это дается легко. В жизни так, наверное, не бывает. Не встречал таких людей. Я видел людей, широко тратящих деньги и одновременно начинающих экономить на мелочах. Всё не так просто. Человек готов потратить деньги, он знает им цену, но лишние траты ему тоже не нужны.

С. Е. – Нужно, чтобы основные вещи шли куда надо, а мелочи – это не главное. У меня в роду был прадед, у которого всё прекрасно было с деньгами. Чем-то он подходит под ваше описание.

Вспоминается дядюшка Скрудж Макдак. Он, конечно, скуповат, сильно заботится о своих деньгах. Но в то же время он адаптивный, тратит деньги на своих племянников и т. д. Нельзя сказать, что он совсем скупой. Можно рассмотреть пример Илона Маска, который где-то железной рукой, а где-то не самыми приятными действиями управляет своими компаниями, создает что-то интересное. Он не деньгами в первую очередь движим. Можно по кусочкам собирать позитивные сценарии.

 о. Максим – У меня в голове тоже нет единого литературного или кинематографического примера позитивного сценария. В разговоре с вами я понял, что у меня скорее всего второй сценарий. Я живу от зарплаты до зарплаты, хотя она у меня неравномерная. Ещё я напрямую завишу от пожертвований прихожан – сегодня есть, а завтра их нет. Хорошо бы было копить, чтобы обеспечить более равномерное потребление в моей семье. Но я этого не делаю. Сегодня у нас густо, а завтра пусто. Сейчас мы об этом поговорим, но я не изменю свое поведение в результате этого разговора. Потому что я боюсь, что как только начну считать, копить и откладывать деньги, Господь перестанет мне их давать. Но это мой личный сценарий, потому что священник деньги не зарабатывает. Важно понимать, что у меня нет прямой связи между тем, что я делаю, и тем, сколько получаю. Я получаю деньги даром, воспринимаю их как посылаемые мне Господом. Когда Давид в Ветхом Завете решил посчитать свое богатство, он был страшным образом наказан. Если дети у меня спрашивают, сколько я зарабатываю, то отвечаю, что не зарабатываю ничего, нам Господь посылает. А сколько нам Господь посылает? Не знаю. В этом месяце столько, в следующем столько. А где у нас накопления? У нас нет накоплений, если мама что-то куда-то не отложила, о чем я даже не знаю. Сценарии, которые мы с вами описали, продолжают быть актуальными для некоторых семей в определённых ситуациях. Поэтому не надо торопиться всё ломать. Необходимо правильно их использовать, вводя в них кусочки других сценариев. Спасибо за разговор. 

Дорогие братья и сестры! Мы существуем исключительно на ваши пожертвования. Поддержите нас! Перевод картой:

Другие способы платежа:      

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Fill in the blank.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+