Перейти к основному содержанию

02:10 20.05.2022

Настоятель храма преподобного Сергия Радонежского в Крапивниках, протоиерей Александр Абрамов отвечает на вопросы радиослушателей

16.02.2022 10:33:23

 

Слушать: https://radonezh.ru/radio/2022/02/02/21-00

о. Александр: - Чуть меньше месяца отделяет нас от Великого поста. Обычно мы очень ждем это время, планируем к новому пасхальному периоду усерднее поститься, чаще молиться Богу и делать больше добрых дел. Нередко случается так, что на ходу мы разваливаемся. С первым провалом мы огорчаемся и всё бросаем. В лучшем случае дальше соблюдаем пищевую часть поста, может быть, чаще причащаемся. Пасха делает нас более собранными и счастливыми людьми, а потом всё идет на спад. Почему? Может быть потому, что мы торопимся с подвигами и ставим себе невыполнимые задачи? Или чрезмерно быстро огорчаемся, если не всё получается? Человек говорит: «Я начал молиться – что делать дальше?». Дальше нужно продолжать делать то, что вы уже начали, и так до конца дней своих. Многим это не нравится. Дайте чудодейственное средство, сильную таблетку. Никому не хочется повторять одно и то же из раза в раз. Монотонно, скучно. Этот месяц – это хорошее время, чтобы обдуманно и собранно подойти к тому, что мы собираемся делать во время поста. Пусть нашей подготовкой к посту будут не только подготовительные недели. Давайте выберем книги, которые мы хотим прочитать постом, составим список греховных ситуаций, в которые попадаем из раза в раз, заметим, почему мы в них попадаем, попробуем определить, борьбе с чем мы посвятим Великий пост 2022. Каждый пост отличается. С чем мы будем особенно усердно бороться этим постом? Давайте решим, от каких служб мы ни за что не откажемся, постараемся подумать, как бы взять отгул или разрешение, чтобы быть в храме в наиболее важные дни, постараемся начать подготовку к посту. Сейчас самое время! Будем готовиться спокойно и собранно. Мы ведь не ведем разговор с близкими, ежесекундно поглядывая на часы. Наоборот, нам искренне хочется поговорить с ними. Когда приходим в гости, то с порога не заявляем, что мы на 10 минут, потому что у нас много дел. И здесь нам надо замедлиться. Тогда Великий пост и подготовка к Пасхе будут для нас в радость и на пользу.

Последние 2 непростых года вызвали к жизни новый феномен существования в Церкви. Это феномен ложной праведности, когда люди сами себя внутренне считают праведными или даже заявляют, что делают доброе дело. Они делают это горделиво, не замечая, что становятся удобной мишенью для дьявола. Один человек рассказал мне, что сделал поддельный QR-код. И он считает, что это некая праведность. Но ведь это ложь! Да, бывают разные обстоятельства, но зачем этим хвалиться? Другой человек рассказал противоположное. Он сделал прививку и начал настолько ненавидеть всех, кто намеренно не прививается, что готов убить их. Нам невозможно изменить других людей – это утопия. Но мы можем не вменять себе в праведность то, что ею не является, склонить голову и сказать: «Господи, я к греху прибавил грех, прости меня. Я пока не разбираюсь до конца. В горячности и суетливости мы не даем Тебе, Господи, действовать. Я как был грешным, так и остаюсь им, но я счастлив, что Ты меня не оставляешь и даешь мне надежду на исправление». С желанием исправления можно входить в любые обстоятельства, как можно меньше обвиняя других, не кичась жизнью неправедной. Наша колоссальная задача в том, чтобы за всеми событиями, в том числе даже и событиями повседневно-общественными и политическими, видеть духовный смысл. Мы очень накалены, поляризованы, политизированы, заводимся с пол-оборота, думая, что это наша ревность по Богу. Мы огорчаемся, забывая о словах апостола Павла, что существует и печаль не по Богу. Мы должны стремиться в тишине, в созерцательности, в молитве искать духовное значение происходящего. Посмотрите на наш национальный идеал, на преподобного Сергия Радонежского, дланью которого огромные княжества умирялись. Он запрещал причащать, взывал к единству, давал благословение и наказывал. Перед его глазами ежедневно происходили события национальной важности. Но если бы он не был внутренне тих и созерцателен, разве бы его стали слушать, стал бы он великим созидателем нашего национального духа? Он был бы одним из многих одаренных церковных политиков. Но Сергий Радонежский гораздо выше любой политики – он созерцал тайны Царствия Божия. Нам никогда не дано будет увидеть эти тайны так, как видел их преподобный Сергий. Но мы должны стремиться почувствовать в христианстве дыхание Духа Святого, любовь Господа к нам, подлинную суть явлений.

Что делать после того, как начал молиться? Начать читать молитвы по книге – это только начало. Нужно на всякое событие в жизни откликаться молитвенным обращением к Богу: «Господи, для чего мне это? Что это для меня означает? Господи, прости и помилуй». Когда каждое ваше действие будем связано с обращением к Богу, то мы сможем говорить о том, что делать дальше.

Вопрос: - Есть ли молитвенное правило для учителей?

о. Александр: - Специального нет. Но мы знаем, что учителя и учащиеся часто обращаются в первую очередь к Сергию Радонежскому. Причина этого ясна из жития преподобного. Будучи отроком Варфоломеем, он трудно учился, затем смог это преодолеть с помощью Божией. Когда были экзамены и сложные зачеты, мы, студенты духовных школ, бежали к иконе святителя Филарета Московского. Если педагог просит преподобного Сергия и святителя Филарета о том, чтобы его учительство было успешным, это очень хорошее и уместное добавление к обычному молитвенному правилу.

Вопрос: - Вы бы советовали прочесть книгу «Физическое и духовное здоровье по ²Медицинским беседам² Леонида Михайловича Чичагова»?

о. Александр: — С именем митрополита Серафима Чичагова связывают разного рода рекомендации, в том числе и по сохранению физического здоровья. Всё, что касается здоровья – предмет разговора с врачами. Я не врач, не знаю вашу личную ситуацию, поэтому советовать что-то не стал бы. Осторожно и сдержанно отношусь к этой системе митрополита Серафима Чичагова. В любом случае мы должны бережно относиться к своему здоровью. Нужно просить Господа о том, чтобы Он нас сохранял в тех силах, которые позволяют нам делать наше земное дело. Необходимо себя спрашивать, для какого земного дела мы созданы, понять свою роль и место. Многие угодники Божии рассуждали о значении здоровья. Амвросий Оптинский говорил, что нет пользы от лечения. Нужно подлечиваться, то есть поддерживать здоровье, но не бесконечно за ним следить. Как и всегда в аскетике вопрос упирается в меру. Есть люди, которые наслаждаются посещением врачей, есть и заболевание – синдром Мюнхгаузена, когда человек придумывает себе симптомы для того, чтобы один врач его направил к другому, затем еще и еще. В конце концов обязательно что-то найдется. Как говорит народная мудрость, нет здоровых, есть недообследованные. Мы этим путем не идем, стараемся сохранять разумную трезвость по отношению к своему здоровью.

Вопрос: - Что сейчас происходит с Россией, с семьями с духовной точки зрения? При царе Россия увеличивалась так, как не увеличивалась ни одна страна в мире. А сейчас что происходит? Денег ни на что нет, но аборты из ОМС мы до сих пор вывести не можем. Наше население заменяется на население другой веры, религии и национальности. 

о. Александр: - Христианский ответ будет состоять в том, что нам нужно обратить внимание на то, что мы сами можем сделать. В эпиграфе к «Мёртвым душам» Гоголя сказано: «На зеркало неча пенять, коли рожа крива». Вы как-то засмущались назвать мигрантов мигрантами, иноплеменников иноплеменниками. Проблема мигрантов стоит в любом обществе, в том числе и в нашем. Как-то в пятницу я проезжал мимо одной из мечетей города Москвы – там яблоку негде упасть. Это вызывает огромное уважение. Мы ведём себя так по отношению к храмам? ОМС здесь совершенно ни при чём. Забвение веры, безразличие к ней — это корень проблемы. За счёт чего так много мигрантов? Они рожают больше детей. В наших семьях 1–2 ребёнка – программа-максимум. А многие ли из них становятся людьми религиозными? Что можно в этой ситуации делать? Господь сказал, что, если кто-то придёт и назовет себя Христом, не доверяйте ему. Так и здесь. Если вам кто-то скажет, что знает, что делать – берегитесь. Мы не знаем, что делать, но можем вести себя как добрые христиане – друг друга поддерживать, стараться соблюдать заповеди и вести добродетельную жизнь. Есть большой соблазн сказать, что сейчас мы всех вышлем и накажем, аборты запретим. Но пока мы сами внутренне не станем лучше, все внешние меры действовать не будут. Мы всё ещё слышим взрывы мин, которые разрываются с советского периода. Национальные, религиозные, экономические вопросы. Эти мины будут рваться ещё долго. Чтобы мы выжили, нам нужно держаться друг друга.

Вопрос: - Почему Христос не спросил, хотят ли люди, чтобы Он за них умер?

о. Александр: - Логика этого вопроса кажется мне вывернутый наизнанку. Христос умер за тех людей, которые примут Его жертву. Вернее, жертва была принесена не людям, но ради спасения людей. Навязать людям спасение невозможно. Люди должны принять жертву Спасителя как важнейший и бесценный дар и последовать за Христом. Господь не посылает других на гибель, не заставляет людей приносить кровавую жертву. Он отдаёт Себя для того, чтобы те, кто за Ним пойдёт, наследовали вечную жизнь.

Вопрос: - Смотрю, как сейчас восстанавливается всё советское – памятники, храмы. Я непосредственно с этим сталкивался. Вот памятник культуры, а как сделать его, отреставрировать – такие препоны, что я могу назвать это только каким-то саботажем. Ещё одно. Есть свой маленький огородик у каждого, и мы должны его исправлять. Но я не вижу, чтобы у нас говорили о восстановлении. Наш русский христианский православный голос либо не звучит, либо он звучит настолько тихо, что его не слышно.

о. Александр: - Советский опыт неоднозначен. Там было много ужасного и безобразного – безбожие, большевистская идеология, фактическое неравенство, бедность. Но в Советском Союзе было немало хорошего. Не нужно это идеализировать и ностальгировать по этому поводу. Вы правы, когда говорите о восстановлении храмов и препонах. Я являюсь настоятелем храма, но даже окна поменять не могу без обращения в органы охраны памятников для согласования. Разве я разрушал храм? Государство его разрушало. Оно должно восстановить всё то, что было разрушено. Вешается табличка «Охраняется государством», а что делается? В Москве ещё худо-бедно идёт восстановление. В провинции от полуразрушенных храмов скоро ничего не останется, только табличка «Охраняется государством». Стоят храмы, где проваливаются потолки, где летом дождь идёт, зимой снег лежит. Где все эти органы охраны, где эти триллионы рублей, которые можно было бы потратить на сохранение нашего наследия? При этом нам говорят разные прекрасные слова о том, как всё возрождается, сохраняется.  

Касаемо слабости православного голоса и преподавания православия в школе. Любой голос звучит в ту силу, которая у него есть. Он может звучать сильнее, если использовать мегафон. Если к нам не прислушиваются, это надо признать. Это очень хорошее дело, что мы достаточно слабы для того, чтобы наш голос звучал весомо. Ничего здесь дурного нет. Господь говорит: «Сила Моя в немощи совершается». Бог, если нужно, даст нам ту силу, с помощью которой мы добьемся того, чтобы наш голос был услышан. Как может быть силён голос Церкви, которую на протяжении десятилетий вытаптывали, унижали, выводили под корень. Если вы сейчас посмотрите разного рода телевизионные шоу, то увидите, как те же самые наследники советских сытых людей, постсоветские сытые люди, говорят о Церкви гадости. Почему? Во-первых, они дети своих родителей. Родители делали это в Советском Союзе, а теперь дети Церковь топчут. Во-вторых, потому что это совершенно безопасно для них. Люди ещё со времён Советского Союза помнят, что органы власти критиковать нельзя, силовые структуры критиковать нельзя. А Церковь наотмашь бить не будет, никому горло не перережет. Поэтому вы можете говорить об одном и том же – яхты, богатство, попы на мерседесах – уже надоело опровергать всё это. Но прихожане, мы все, давайте вставать на защиту Церкви. Я дал какое-то интервью, оно размещено на YouTube. Там около 8000 комментариев. 8000 человек не поленилось написать гадости о Церкви. Где 8000 церковных людей, которые сказали бы, что вы врёте, всё правильно священник сказал? Вот когда будет 8000 тех, кто не поленится не просто на церковную радиостанцию позвонить, а свой голос возвысить на работе, дома, в петиции, где угодно, тогда ситуация, может быть, начнёт меняться.

Вопрос: - Можно ли не говорить о том, что ходишь в храм и постишься?

о. Александр: - Обычно такие вопросы связаны с домашними. Муж хочет, чтобы жена осталась дома и приготовила блины, а жена говорит, что ей надо ещё в мастерскую зайти и продукты купить, а сама в храм идёт. Тут нужно договариваться на берегу. Вы ничего постыдного не делаете. О том, что вы поститесь, не нужно широко рассказывать. Если вы внутренне собранный человек, на вас никто и не будет смотреть. А если вы превратитесь в злобную фурию или бабу-ягу, потому что пару дней мясо не поели, все и так увидят, что вы дурным постом поститесь. Наша задача в преддверие поста – вспомнить слова Священного Писания: «Когда поститесь, умастите своё лицо елеем». Будьте красивы, улыбайтесь, потому что приходит духовная весна. И мы очень ждём духовную и календарную весну. Зима нас уже измучила короткими днями и снегом. Не стоит хвалиться постом и хождением в храм, но другая крайность делать из этого секрет.

Вопрос: - Как свобода воли сочетается с запугиванием адом?

о. Александр: - Кто вас запугивает адом? Вам сообщают о его наличии, говорят, что за всякое дело, доброе или злое, предстоит дать ответ на Страшном Суде. Вы вольны вести себя так, как хотите. Свобода воли – это свобода выбора добра или зла. Человек благой выбирает свободу к добру, для него свободы ко злу не существует, он и выбирать не хочет. Он не боится ада в том смысле, что боится наказания. Это представление о полицейском. Как один угодник Божий сыронизировал, не надо думать, что Господь — это полицейский с дубиной, который стоит на перекрёстке, и, если ты будешь себя плохо вести, Он тебе отрежет ушко. Никто адом вас не запугивает. Но следует знать о том, что есть божественная справедливость, божественное наказание, ответственность за зло.

Вопрос: - Если в субботу нельзя поститься, то как причаститься в воскресенье?

о. Александр: - Почему нельзя поститься в субботу? Покойный отец Дмитрий Смирнов и многие другие опытные духовники говорили, что, если вы часто причащаетесь, то для вас естественным образом формируется количество дней перед причастием – это среда и пятница, они всегда постные. Например, в субботу накануне причащения – 3 постных дня. В течение многодневных постов вообще все дни постные, субботу выделить как специфически непостный день нельзя.

Вопрос: - Сколько надо съесть от просфоры, чтобы подействовало? 

о. Александр: - Просфора — это не анальгин. Как-то в одном храме было Патриаршее богослужение, служил Святейший Патриарх Алексий I. Обычно для архиерейского богослужения готовятся просфоры более крупного размера, чем обычно. Настоятель храма для того, чтобы продемонстрировать своё невероятное благочестие, очень постарался и преподнёс в подарок Патриарху просфору размером с ведро. Патриарх повёл себя как церковный человек. Он поблагодарил, благоговейно приложился к просфоре, а потом передал её этому настоятелю и сказал: «Спаси Господи, батюшка, а теперь вы съешьте её». Всё должно быть разумно. Что просфора, что святая вода – в них действует не количество, а ваше отношение к этим вещам как к святыне. Сделайте благоговейно глоток воды, это будет вам на пользу. Как по старомосковской традиции едят просфоры? Берете домой просфору, режете на кусочки, храните в таком месте, где она не процветёт и не закиснет, не покроется плесенью. По маленькому кусочку со святой водой натощак с утра её съедайте. А в каком смысле она может подействовать? Вы миллион долларов сможете выиграть в лотерею? Или у вас всё станет хорошо? Если вы на это рассчитываете, то ничего такого не случится. Очень плохо, когда люди нахватают отовсюду просфор, бумажных иконок, масло от разных святынь, а потом всё это у них портится, покрывается плесенью, и они приносят это в храм на сожжение. Относитесь к святыне с благоговением, и тогда всё подействует в хорошем смысле.

Вопрос: - Надо ли рассылать молитвы из социальных сетей?

о. Александр: - Мне очень не нравится, когда в мой собственный адрес приходят сообщения с пометкой «Это пересланное сообщение», а там написано, что нужно срочно поклониться какому-то образу или ещё что-то. Люди, которые нуждаются в помощи, сами напишут и скажут, чтобы я помолился о таком-то человеке. Тогда я включу его в синодик и буду, как могу, о нём Бога просить. Не нужно бездумно пересылать те или иные, даже благочестивые, сообщения. Это очень напоминает практику так называемых святых писем, которые активно рассылали в советское время. Перешли это письмо ещё 7 людям, будет тебе счастье. В советское время нужно было от руки переписывать и рассылать, а сейчас всё очень легко делается по социальным сетям. Заверяю, счастья это не даст. Не нужно рассылать благочестивый спам.

Вопрос: - Дочери 18 лет, она хочет в монастырь, но духовник против. Что делать?

о. Александр: - Не очень понятно, чей духовник против – ваш или дочери? Она совершеннолетняя. По-хорошему, её не нужно брать в монастырь такой маленькой, потому что она ещё ничего толком не знает. Но она сама должна принимать ответственные решения и разговаривать со своим духовником. Если у неё есть духовник и он против, то он должен найти аргументы и объяснить, почему он против. Если против ваш духовник, то какое это имеет отношение к вашей дочери? Единственное, что вы можете сделать в этой ситуации – не угрожать и не запугивать её, а постараться объяснить, что ваши препятствия вызваны любовью и опасениями за её судьбу. Вы не хотите оградить её от монастыря, но хотите, чтобы её решение было осознанным и ответственным, чтобы она потом не жалела и не ушла из монастыря. Можно поехать в монастырь трудником или волонтёром, побыть там несколько месяцев, не принимая на себя обеты. Опытная мать-игуменья сразу не пострижёт 18-летнюю девочку. Самый простой путь — это потрудничать, а потом посмотреть, получилось или не получилось.

Вопрос: - Человек выпал из окна. Может ли священник очистить место трагедии?

о. Александр: - Опять какое-то магическое отношение – бородатый человек в чёрной одежде принесёт с собой волшебную палочку, побормочет, и больше ничего плохого не случится. Это так не работает. Священник может помолиться на этом месте о погибшем человеке, может осветить жилище. За этим всем стоит ужасная боязнь за самого себя. Плевать на того, кто выпал из окна, главное, чтобы на меня злая карма не перешла. Обращайтесь к Булгакову, там всё сказано про «нехорошую квартиру». Очистить место трагедии нельзя, можно просто помолиться. Если это трагическая случайность, то можно помолиться и попросить Господа о том, чтобы никакого зла на этом месте не возникало. Но вы должны также участвовать в этой молитве – это дело не священника, а ваше со священником.

Вопрос: - Когда молишься за других, то берёшь на себя их грехи?

о. Александр: - Очень много смелости в этом вопросе. Моя молитва как огненный столб – она раздвигает небесную твердь и прямо к Господу идёт. Меня беспокоит только одно. Поскольку ясно, что моя молитва очень сильная, как бы мне себя уберечь, а не взять на себя грехи других людей? Но всё не так. Чаще всего за других людей мы не молимся. То, что мы делаем применительно к другим людям, молитвой очень трудно назвать. Если мы в течение дня один раз сказали: «Господи, прости Клавку, злая она, так она мне не нравится, но я за неё молюсь», - то просто в кучу свалили и осуждение, и молитву, и ещё много всего. Если вы за человека молитесь всерьёз, то вы за него в известном смысле поручаетесь Богу. Тот, кто молится за другого человека, стёсывает сердце в кровь. Никаких грехов вы на себя не берёте, если вы молитесь, например, за пьяницу. Сатана будет мешать вам и посылать порою очень тяжкие искушения. Поэтому нужно 10 раз взвесить, можете ли вы за человека помолиться. Возможно, вы можете просто его помянуть, тихо сказать: «Господи, пьёт Георгий, помяни его и помоги ему». Это будет поминовение, и вы какой-то добрый долг выполните.

Вопрос: - Является ли Бог кукловодом, или мы можем сами менять нашу жизнь?

о. Александр: - Кукловод — это когда всё предопределено. Мы не верим в концепцию предопределения, она не является православной. Господь ведает все пути нашей жизни, знает, что мы выбираем. Но человек сам совершает выбор в своей жизни, сам принимает решение, сам несёт за это ответственность. Когда человек движется навстречу Богу, возникает совместность их усилий. Мы называем это синергией. Когда человек удаляется от Бога, то результатом становится грех.

Вопрос: - Можно ли одновременно быть христианкой и феминисткой?

о. Александр: - Для некоторых людей ответ на этот вопрос очевиден. Огромное количество христиан на Западе является феминистами. Здесь надо более тщательно разбираться, что значит быть феминисткой. Это отстаивать права и равноправие женщин? Для этого не нужно быть феминисткой. Мы знаем, что во Христе нет ни мужеского, ни женского пола, ни эллина, ни иудея, ни раба, ни свободного, но во всём Христос. Для нас в этом смысле мужчины и женщины – это христиане, здесь бороться не за что. Под феминизмом мы обычно понимаем надрывную борьбу за какие-то особые права. Особые условия для женщин – в этом смысле это противоположно установкам христианства. Если вы, например, выступаете против домашнего насилия и называете это феминизмом, то это просто ошибочное название. Домашнее насилие, побои, когда муж бьёт жену — это ужасно. Здесь достаточно быть обычным человеком, кому отвратительно насилие.

Вопрос: - Что бывает с теми, кто обижает животных?

о. Александр: - Надо не забывать, что животные — это твари Божии, как любое другое создание. Очень больно смотреть, как избивают зверей в цирке или зоопарке. С детства не люблю цирк. Мне туда было трудно ходить в том числе и потому, что я видел, как там действуют кнуты. Живодёры и люди, жестокие к животным, не могут быть добры к человеку. Жестокость к животным является извращением, тяжёлым грехом. Животные не могут ответить, особенно домашние и некрупные. А садист наслаждается тем, что он безнаказан. Но Господь ему воздаст за эту жестокость. И довольно часто так бывает уже в этой жизни.

Вопрос: - Способно ли материнское благословение изменить жизнь ребенка?

о. Александр: - Материнское доброе слово, молитва, поддержка помогают строить жизнь ребенку. Нельзя под благословением понимать запрет: «Я тебе не разрешаю за него выходить». Если пойдет он или она против такого «благословения», то будет еще хуже. Благословение делается ради блага и из любви. Если в основе другое, то это не благословение, а приказ, который может изменить жизнь ребенка, но совсем в другом направлении.

Вопрос: - Почему не спешат матери и отцы одаривать детей оберегом?

о. Александр: - Не знаю, о каком обереге идет речь. Это религиозный синкретизм, когда все сливается в одно – что-то да поможет. Известна история, когда бабушка перед иконой Страшного Суда, обычно такие изображения разных мучений грешников есть на западной стороне крупного храма, старалась пристроить свою свечку. Ее спросили, зачем, а она в ответ: «Надо и там своего иметь». Обереги — это примерно то же самое.

Вопрос: - Можно ли обзывать детей недобрым словом? Это и есть проклятие родительское?

о. Александр: - Это глупость, невоспитанность и дурость родительская. Слова «глупый», «дурак» и прочие, которые родители используют, пусть отнесут к самим себе. Здесь нет проклятия. Но и глупости такие допускать нельзя.

Дорогие братья и сестры! Мы существуем исключительно на ваши пожертвования. Поддержите нас! Перевод картой:

Другие способы платежа:      

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
1 + 10 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+