Перейти к основному содержанию

07:46 24.01.2022

Подвиг солдат лета 41-го и клевета фальсификаторов истории

20.12.2021 17:28:01

Клевета и ложь – главное оружие в информационной войне

За последние десятилетия мы привыкли к тому, что российские либералы в своих публикациях и передачах усердно внушают, якобы причины поражений Красной армии летом 41-го года связаны с тем, что народ не желал воевать за советскую власть и тирана Сталина.

Поэтому, по их словам, сотни тысяч русских людей в начале войны бросали оружие и добровольно сдавались в плен, не желая воевать за власть, которую в Советском Союзе ненавидело большинство людей.

К российским либералам в нашем обществе давно уже сформировалось отношение, в лучшем случае, как к людям, страдающим серьезным душевным недугом - ненавистью к собственной стране и народу. Или как к откровенным врагам России.

 Но, к сожалению, некоторые православные публицисты  также повторяют эту ложь и уверенно утверждают, что русские люди не желали воевать за безбожный коммунистический режим и поэтому летом 41-го бросали оружие и сдавались врагу или убегали в леса. И лишь после того, как столкнулись со зверствами оккупантов, стали проявлять стойкость и упорство в бою.

Утверждают, что, оказавшись между молотом и наковальней двух тоталитарных режимов, германского нацизма и советского коммунистического режима, русские люди выбрали из двух зол наименьшее. Звучит это вполне благочестиво, будто народ не желал воевать за богоборцев, и довольно правдоподобно.

Удивляет, что в таком объяснении катастрофы 41-го года часто сходятся некоторые православные патриоты и люди, которых в любви к России невозможно заподозрить. Странное совпадение. Понятно, что православные русские люди не могут испытывать симпатии к богоборческому режиму, который безжалостно уничтожал историческую Россию.

Естественно, что у приверженцев «общечеловеческих ценностей» и их покровителей и спонсоров за рубежом, которые десятилетиями методично и целенаправленно занимаются фальсификацией и переписыванием истории Второй мировой войны, совсем другие мотивы для того, чтобы внушать, что бойцы Красной армии добровольно сдавались в плен.

Считаю, что подобные утверждения - самая настоящая клевета на солдат, которым выпало принять на себя первый страшный удар германской военной машины.

 

Правдоподобная ложь

К 1941 году прошло немногим более 20 лет с тех пор, как окончилась ожесточенная и кровопролитная гражданская война. Четыре года в братоубийственной бойне русские люди бились друг с другом насмерть. Война раскалывала даже семьи. Сын против отца, брат против брата. Страшнее гражданской войны для России ничего не может быть.

Затем коллективизация сопровождалась невиданной жестокостью. В Красную армию в 41-м году были призваны и дети «классово чуждых элементов», бывшие «лишенцы», сыновья репрессированных дворян, офицеров, священников, которые до 1936 г. были поражены в правах.

Служили в Красной армии и дети русских крестьян, помнивших, как их, «раскулаченных», выбрасывали из родных домов, как умирали от голода их маленькие братья и сестренки в местах переселения.

Служили казаки, хорошо помнившие кровавое свердловское «расказачивание» на Дону и Кубани. Помнили многие из солдат Красной армии и то, как оскверняли храмы, сбивали кресты, как новая власть издевалась над священными и дорогими для русских людей понятиями.

Значительную часть народа, их семьи, родных и близких затронули недавние репрессии 30-х годов. А у многих «пламенных революционеров», верных последователей Маркса и Ленина, также были свои счеты с властью и лично со Сталиным, которые, по их мнению, «исказили ленинское учение». Иными словами, в 41-м году у довольно значительной части населения СССР, служившей в Красной армии, не было причин умирать за Советскую власть и «завоевания Октября».

Ожесточенная гражданская война оставила глубокие раны в душе народа. Тяжелейшие травмы, нанесенные народному сознанию, и сегодня еще не излечились. Поэтому то, что пишут о нежелании многих бойцов и командиров Красной армии в начале войны умирать за Советскую власть, очень похоже на правду.

Но это не правда. Это – правдоподобная ложь. Да, были и те, кто переходил к немцам, были власовцы, были и те, кто шел в полицаи. Но посмотрите воспоминания людей, переживших войну, что за люди были эти полицаи, служившие оккупантам. Какими человеческими качествами обладали эти предатели. Их ненавидели часто сильнее, чем немцев

Но большинство русских людей, даже не имея причин любить советскую власть, стояли насмерть, понимая, что идет война Отечественная, что жестокий и беспощадный враг стремится поработить Родину.

 

Они очень любили Родину

Разумеется, огромную роль сыграло и то, что Сталин с началом войны более решительно обратился к традиционным национальным русским ценностям, к великой русской истории, окончательно отбросив бредни о «коммунистическом интернационале».

В беседе с послом США Гарриманом Сталин четко объяснил, за что сражается русский народ: «Вы думаете, они сражаются за нас? Нет, они сражаются за свою вечную Россию-матушку». Добавить к этим словам нечего. Все сказано в стиле Сталина ясно, точно и лаконично.

Но разве мы не знаем, что у многих героев Великой Отечественной войны самоотверженная  любовь к Родине, свойственная русским людям во все века, православное  "положить душу за други своя", воспитанное Православной Церковью в нашем народе, в то время сочеталось с верой в советский строй и его идеалы?

Отрицать это бессмысленно. И маршал Победы Георгий Константинович Жуков, и Александр Покрышкин были коммунистами. Как и Алексей Маресьев. Помните в "Повести о настоящем человеке": "Ну ты же советский человек!". Это для многих в то время были не простые слова. 

Они верили в эту идею о построении справедливого общества. И девушка-мученица Зоя Космодемьянская, внучка священника, была в то время комсомолкой, как и многие другие герои войны. Комсомольцами в то время, искренне верившими Советской власти, были и фронтовики матушка Адриана Малышева и о. Николай Попович, которых мне посчастливилось знать.

У комсомолки Натальи Малышевой, которая с 1 курса МАИ ушла добровольцем в дивизию московского ополчения, в роду были либо священники, либо офицеры Русской армии. Она прошла войну в разведке, ходила в тыл врага в составе диверсионных групп, сражалась в Сталинграде, закончила войну капитаном, награждена многими орденами и медалями. Советую всем почитать книгу "Монахиня из разведки".

У о. Николая дед принимал саблю у Осман-Паши при взятии Плевны, а отец, офицер Императорской армии защищал  в 17-м с юнкерами Кремль, но о. Николай тоже в годы войны был комсомольцем и верил в Советскую власть. Воевал пулеметчиком, был тяжело ранен, награжден орденом Красной Звезды и медалями.

И хотя говорят, что в окопах атеистов не бывает, но обрели веру и пришли в Церковь и матушка Адриана, и о. Николай гораздо позже,  уже в зрелом возрасте. 

Это поколение было насильно оторвано от Церкви, но они были русскими людьми. Это молодое поколение, родившееся и воспитанное уже при советской власти, в подавляющем большинстве были очень чистыми и честными, очень нравственными и искренними юношами и девушками.

Матушка Адриана сказала мне как-то о современных, в большинстве своем насквозь фальшивых фильмах о великой Отечественной войне: "Что же они часто снимают! Смотреть невозможно. Все было не так. Мы очень любили Родину!"

Но и те, кто не любил советскую власть и имел для этого все основания, в большинстве своем были русскими людьми, которым впитанная с молоком матери любовь к Родине, какая бы власть ни была в России, их совесть не позволяла бросить оружие и добровольно сдаваться в плен чужеземному врагу,  вторгшемуся на твою землю.

Поэтому невозможно согласиться с тем, что катастрофа лета 41-го года произошла потому, что народ не хотел воевать за советскую власть. Почему мы слышим фальшь в словах Солженицына, в многочисленных фильмах Млечина, Пивоварова и пр., кто в последнее время обладал монопольным правом трактовать на ТВ нашу историю?

Кажется, годами в каждом своем фильме они смакуют немецкими кадрами разгромленной и брошенной советской военной техники, бесконечными колоннами наших военнопленных. За последние годы победные кадры германской кинохроники мы видели, наверное, гораздо чаще, чем жители Третьего рейха в годы войны.

Трактовка событий 41-го года этими господами – та же правдоподобная ложь. И к настоящей правде не имеет никакого отношения. Как вдохновенно лгал Геббельс, так же, старательно подражая министру пропаганды Третьего рейха,  лгут нынешние  зарубежные и доморощенные фальсификаторы истории, заполонившие отечественные СМИ с началом перестройки.

 

Тевтонский меч

Да, была страшная катастрофа лета 41-го года. Были и жестокие поражения, разгром германскими войсками в гигантских «котлах» регулярных частей Красной армии. Были огромные потери, сотни тысяч погибших и сотни тысяч пленных в первые недели войны, была потеряна большая часть бронетехники, артиллерии, склады с боеприпасами и оружием.

Начальник германского Генштаба генерал Гальдер записал на третьей неделе войны: «Не будет преувеличением сказать, что кампания в России выиграна за 14 дней». Но в это же время происходило нечто такое, что впоследствии заставит генералов Вермахта назвать лето 41-го года «летом несбывшихся надежд, летом успехов, которые так и не переросли в победу».

Германский «Блицкриг» не удался. Планы «молниеносной войны» были блестяще задуманы германскими военачальниками. И методично и дисциплинировано выполнялись храбрыми солдатами Третьего рейха. Но «блицкриг» разбился о невиданную стойкость и самоотверженный подвиг русских солдат. Тех самых солдат, которые, по словам некоторых современных историков, летом 41-го года бросали оружие, поднимали руки или разбегались по лесам и болотам.

Чтобы правильно понимать, что же происходило в 41-м году, необходимо ясно представлять, с кем нам пришлось сражаться. Нельзя рассуждать о причинах наших поражений, не зная, какой мощной силой была в то время армия нацистской Германии, не понимая, с кем нам довелось в те дни сойтись в смертельной схватке.

Третий рейх к лету 1941 года обладал армией, которая имеет полное право считаться одной из самых совершенных военных машин в мировой истории.

До Версаля Германия была самой мощной промышленной державой Европы. Возрождение немецкой промышленности после прихода к власти Гитлера  шло необыкновенными темпами.  На знаменитых немецких военных заводах было создано самое современное первоклассное оружие. Немецкие ученые и инженеры считались лучшими в мире.

Мощная военная промышленность Германии дала своим Вооруженным силам прекрасные боевые самолеты, превосходные танки, отличную артиллерию, лучшую оптику, самые современные средства связи. Немцы желали рассчитаться за национальное унижение Версаля и искренне считали, что Германии необходимо силой завоевать для себя жизненное пространство, чтобы раз и навсегда обеспечить свое будущее. Они собирались строить новую Европу во главе с тысячелетним Третьим рейхом.

Напомню, что именно в тот момент, когда Сталин объявил о построении социализма в отдельно взятой стране и начал заниматься государственным строительством в разгромленной гражданской войной России, западные финансовые и промышленные круги, прежде всего США и Великобритании, приводят к власти в Германии Гитлера и финансируют воссоздание военной машины Третьего рейха. Гитлер в своей книге "Майн кампф" ясно дал понять этому мировому финансовому интернационалу, что жизненное пространство для немецкого народа собирается завоевывать на востоке. В России. 

Западные кредиты помогли выковать тевтонский меч Третьего рейха. И свое воинское искусство, боевое мастерство и храбрость немецкие генералы, офицеры и солдаты очень скоро смогли доказать фюреру и Великой Германии. В считанные недели была разгромлена Польша. Мощная военная держава Франция вместе с Англией с сентября 39-го года находились в состоянии войны с Германией. Однако Франция была повержена фактически за месяц. Английский экспедиционный корпус был спасен под Дюнкерком только потому, что Гитлер остановил немецкие танки. При разгроме польской, французской, английской и бельгийской армий были отработаны новейшие приемы ведения современной войны. Тактика «блицкрига», удары германских танковых клиньев ошеломили противника. Французы и англичане, не уступали германским войскам в количестве бронетехники и численности войск, но не смогли оказать хоть какого-то достойного сопротивления.

Кстати, напомним тем, кто утверждает, что причиной поражений Красной армии были репрессии командного состава и нежелание народа воевать за ненавистную советскую власть и тирана.

Во-первых, репрессии командного состава затронули всего 4% всех командиров Красной армии. А военные историки ставят с полным основанием под сомнение гений таких полководцев, как Тухачевский и Якир.

А во-вторых, во французской армии не было репрессий, все генералы и старшие офицеры окончили военную академию Сен-Сир, имели опыт боев Первой мировой. Но французская армия полностью (за исключением де Голля и некоторых особенно патриотических офицеров) капитулировала. Т.е. миллионы французских солдат и офицеров фактически сдались в плен. 

Они что, не желали воевать? За французскую республику? А польская армия? Неужели поляки не желали воевать за свою Речь Посполитую?

Не лишним будет напомнить, что Франция и Великобритания с 1939 г. были в состоянии войны с Германией, их вооруженные силы были отмобилизованы и занимали позиции на линии боевого соприкосновения.

Дело в том, что вооруженные силы Третьего рейха вели войну, как бы сегодня сказали, нового типа. И поэтому сумели молниеносно, за считанные недели, сокрушить очень мощную военную державу Францию. О заносчивой и хвастливой Польше и говорить не приходится.

К лету 41-го года Вооруженные силы Германии представляли собой великолепную отлаженную военную машину. Отмобилизованная, полностью укомплектованная, обладающая боевым опытом двухлетней войны германская армия обладала значительным превосходством над Вооруженными силами СССР мирного времени. Таковы непреложные законы войны.

Вместе с германскими войсками к вторжению в Советский Союз готовились войска союзников Третьего рейха. Все ресурсы Западной Европы были в распоряжении Германии. Весь танковый, артиллерийский парк, тысячи автомобилей покоренной Франции достались немцам. На Вермахт дисциплинированно работали знаменитые чешские военные заводы «Шкода» и французские «Рено».

 

СССР готовился к неизбежной войне,

но времени катастрофически не хватало

В Советском Союзе также готовились к будущей войне, напрягая все силы. Лгут историки, утверждающие, что сталинский СССР плохо готовился к предстоящей войне с Германией.

Разрабатывались новейшие виды вооружений и военной техники. Были созданы механизированные корпуса. Но новая техника только поступала в войска, требовалось время, чтобы ее освоить.

Армия из 1,5 млн.  к 41-му была развернута в 5-млн. вооруженные силы.   Понятно, что вновь сформированные части не были сколочены и достаточно обучены. Командный состав не обладал достаточным опытом.

Сталин понимал, как важно хотя бы на краткое время оттянуть начало неизбежной войны с Германией, чтобы закончить реорганизацию армии. Сталин, как и многие в то время, не мог предполагать, что война Германии на Западе с двумя самыми мощными военными державами мира закончится всего за полтора месяца.

После Финской войны стали видны все недостатки Красной армии и Сталин делал все, чтобы повысить ее боеспособность. Войну он старался отодвинуть любыми способами, хотя бы на год, хотя бы на полгода. Подготовка к неизбежной войне с Германией велась ускоренными темпами, делали все, что могли. В 41-м году в войска стали поступать новые современные самолеты и танки, но их было еще немного. К тому же необходимо было время, чтобы в войсках смогли освоить новую технику. Перевооружение армии должно было завершиться к 1942 г. Важно было оттянуть войну с Германией, неизбежность которой понимали в Кремле, хотя бы до следующего лета. Важен был каждый месяц.

Все же количество боевых самолетов в ВВС, огромное количество танков и артиллерийских стволов немного успокаивали руководство СССР, давало надежду на то, что Красная армия сумеет выдержать удар врага. Но лето 41-го года перечеркнуло эти надежды.

Георгий Константинович Жуков справедливо замечал, что армия,  имеющая боевой опыт, всегда будет иметь преимущество над армией мирного времени. А немцы к 22 июня 1941 года сосредоточили на отдельных участках, где готовили прорыв,  5-7-кратное превосходство.

 

Враг был сильнее, враг был опытнее,

враг был уверен в своей непобедимости

К 22 июня 41-го года 7-миллионная германская армия стояла на границе СССР. Немецкие войска армий «Север», «Центр» и «Юг» были разделены на четыре танковые группы Клейста, Гота, Гудериана, Гепнера.

Обладая двух-трех-кратным превосходством над советскими войсками первого эшелона, равномерно рассредоточенными вдоль границы, германские генералы могли свободно выбирать направления главных ударов. На этих направлениях создавалось 7-8-кратное подавляющее превосходство. Удар был сокрушительным. Его мощи не смогла бы выдержать ни одна армия мира.

Можно много говорить о том, что запоздали с приведением в боевую готовность и развертыванием войск Красной армии, о внезапности вероломного удара. Но горькая правда заключается в том, что германские войска в боевом мастерстве, в тактическом и оперативном искусстве полностью превосходили Красную армию.

Немецкие генералы с первых дней обладали инициативой в ведении боевых действий, а навязывать свою волю противнику они умели. Танковые группы Клейста, Гепнера, Гудериана и Гота мощными концентрированными ударами бронированных клиньев умело взламывали советскую оборону и устремлялись вперед.

Тактика действий была прекрасно отработана. На небольшом участке сосредотачивали сильный бронированный кулак из десятков танков. После мощного авиаудара и артподготовки танки прорывали оборону на узком участке и устремлялись вперед. Танковые клинья, пробив оборону, стремительно рвались вперед, громили штабы, тылы, узлы связи, сеяли панику и нарушали управление войсками.

В состав панцер-дивизии вермахта кроме танковых частей входили больше тысячи мотоциклистов, 6 тысяч мотопехоты на бронетранспортерах и 108 артиллерийских орудий на тягачах. Кроме того, более 3,5 тысяч автомобилей везли горючее и боеприпасы.

В мобильности танковым и моторизованным германским дивизиям тогда не было равных. Встретив упорное сопротивление, авианаводчики немедленно вызывали на помощь пикирующие бомбардировщики Ju-87. Знаменитые «штуки» были во Второй мировой войне настоящим высокоточным оружием, не имея себе равных. Точность бомбометания пикировщиков была очень высокой. «Юнкерсы» становились в круг и, пикируя, полностью перепахивали бомбами позиции противника.

Затем вновь двигались танки и мотопехота, подавляя все, что осталось в живых после ударов авиации. Мобильные танковые группы вермахта, сформированные из мощных соединений панцер-дивизий, моторизованных и пехотных дивизий, действующие в тесном взаимодействии с эскадрами люфтваффе были войсками, опередившими свое время. Талантливые и опытные немецкие генералы, имея в руках такой мощный инструмент, могли решать самые сложные задачи и воплощать самые смелые стратегические замыслы.

 

Сокрушительный удар германской военной машины

Сосредоточив подавляющее превосходство, немецкие танковые клинья неудержимо рвались в глубь страны. Захватили господство в воздухе, уничтожив в первый же день  1200 наших самолетов, среди которых почти 1000  на аэродромах.

Немецкие танковые клинья упреждали развертывание основных сил Красной армии, выдвижение которых в  большинстве случаев происходило под непрерывными бомбежками и артиллерийскими обстрелами. Проще говоря, немцы громили наши дивизии второго эшелона прямо на маршах.

Захватив инициативу, немцы не дали основным силам  нашей армии время отмобилизоваться и развернуться на второй линии обороны. Наши механизированные корпуса пытались контрударами подрезать немецкие танковые клинья, вели упорные бои, храбро сражались, совершали многокилометровые марши.

Надо заметить, что довоенные планы оборонительных операций советского командования тоже были неплохими, контрудары советских мехкорпусов были задуманы правильно. Они должны были отсекать германские танковые клинья.

Но не было реального опыта управления и действия огромными мехкорпусами. Одно дело учения, а другое война, когда противник оказывает сильнейшее противодействие.

Боевые машины выходили из строя по техническим причинам: моторесурс танков не выдерживал длительных маршей,  а немцы громили тылы, и танковые части оставались без боеприпасов и горючего.

В небе господствовала немецкая авиация. Колонны мехкорпусов попадали под мощные удары с воздуха. Во встречных танковых сражениях немецкая противотанковая артиллерия очень удачно и грамотно взаимодействовала со своими танками и наносила атакующим советским бронемашинам тяжелые потери. В советских мехкорпусах большинство машин составляли легкие танки старых образцов, их шансы выжить в атаках на грамотно построенную противотанковую оборону были невелики.

Но все же, например,  с 23 по 29 июня 1941 года в танковых сражениях под Дубно, Луцком и Ровно наши танковые соединения Юго-Западного фронта разгромили севернее Броды немецкие танковые соединения, в частности 16-ю танковую дивизию, продвинулись на 30-35 километров, ворвались в город Дубно и вышли в тыл 3-го немецко-фашистского моторизованного корпуса.

Немцы подтянули войска с других направлений и спасли свой моторизованный корпус от разгрома, но сил на окружение наших войск у них уже не осталось. Благодаря указанному контрудару наши войска организованно отошли к Киеву.

Немецкая авиация господствовала в воздухе и колонны топлезаправщиков, машины с боеприпасами наших мехкорпусов уничтожали на марше. А что такое танк без топлива и боекомплекта? Без топлива и снарядов он становится беспомощным.

Но бились наши танкисты, нанося контрудары в таких масштабных танковых сражениях, как бои под Дубно, повторяю, очень упорно, наносили немецким войскам также тяжелые потери.

В бронетанковых  дивизиях вермахта было оптимальное соотношение танков, бронетранспортеров и автомобилей для пехоты и дивизионов противотанковой артиллерии. И тактика боя, слаженность действий, а также взаимодействие с авиацией, которая немедленно наносила удары по противнику, было в германских танковых войсках отлаженно до мелочей. И работала мощная военная машина вермахта, как отлично отлаженный механизм.

Кроме того, на более высоком уровне в немецкой армии была связь. Немецкие самолеты и танки во всех звеньях были оснащены радиосвязью. А в советских танковых частях командир, вступая в бой, обычно приказывал: «Делай как я!».

Связь не только позволяла немецким командирам умело руководить и управлять боем, но и давала возможность постоянно сосредотачивать в нужном месте численное превосходство. Особенно связь была важна в воздушных боях. Немецкая авиация на всех участках создавала подавляющее преимущество.

Можно называть еще много деталей и подробностей в организации боя, в тыловом обеспечении, в материально-технической части, в которых вермахт превосходил Красную армию. Учитывая боевой опыт и тактическую грамотность немецких офицеров, унтер-офицеров и солдат, прекрасную выучку и боевую подготовку германских летчиков, танкистов и артиллеристов, ясно, что в сражениях и боях 41-го года они часто обладали преимуществом над советскими бойцами и командирами.

Враг был сильнее, враг был опытнее и лучше обучен, прекрасно вооружен и оснащен. Враг, обрушивший свой удар на СССР 22 июня 41-го года, был очень жестокий, самоуверенный и беспощадный.

План «Барбаросса» предполагал в молниеносной войне разгромить и уничтожить войска Красной армии. Германские армии должны были овладеть Москвой, Ленинградом, Киевом и через 3-4 месяца войны выйти на линию Архангельск – Астрахань.

И такая мощная сила, такой страшный сокрушительный удар обрушился на нашу страну в те дни. Конечно, можно говорить о просчетах и ошибках командования, о недочетах в подготовке наших войск. Но все военные историки понимают, что ни одна армия в мире в то время не смогла бы выдержать удара военной машины Третьего рейха.

Это объективная оценка, такова была реальность, с которой мы столкнулись.

Немецкие танковые группы Клейста, Гудериана, Гота рвались вперед, громили наши тылы,  штабы, нарушали связь, не давали возможности войскам развернуться и занять оборону.

Кадровые дивизии армий первого эшелона были окружены и разгромлены в приграничных сражениях. Шла мобилизация. Дивизии второго эшелона наскоро дополняли личным составом до штатов военного времени и спешно бросали в бой, желая остановить врага. Но опытным германским генералам удавалось с первых дней на решающих участках создавать подавляющее преимущество и громить советские армии по частям.

Стремительные удары немецких танковых клиньев нарушали связь, войска теряли управление. Разбитые дивизии нашей армии вели тяжелейшие неравные бои.

На Запад действительно в первые месяцы тянулись длинные колонны советских пленных. Были захвачены огромные трофеи.

Но надо понимать, что в этих многотысячных колонах пленных было огромное количество тыловых и вспомогательных частей, попавших в окружение.

Были, конечно, и те, кто бросал оружие и поднимал руки. Многие в первые дни войны оказались в растерянности, испытывали состояние шока. Целые подразделения оставались без боеприпасов, продовольствия, случалось, не было командования.

А в небе – немецкая авиация, волна за волной. Выматывающие душу бомбежки. Враг двигался по русским дорогам неудержимой лавиной на бронетранспортерах, мотоциклах. Мощные грузовики «Опели» и «Мерседесы» везли немецкую пехоту. И казалось, что везде германские танки с тевтонскими крестами. Немцы шли по русской земле сильные, сытые, самоуверенные, не сомневаясь своем полном превосходстве, отлично вооруженные, в прекрасной экипировке. Казалось, нашествию такой мощной силы противостоять невозможно.

 

«Даже в окружении русские продолжали упорные бои…

русские всюду сражаются до последнего человека»

В первые недели войны германской армии, похоже, удается все. Но читая дневники немецких генералов, видишь, что немцы явно начинают ощущать беспокойство. «Колосс на глиняных ногах» не рухнул от могучего удара.

Самый страшный первый удар приняли на себя пограничники. 85 тысяч солдат всеми силами пытались сдержать продвижение немецкой армады. Западные границы СССР охранялись 660 пограничными заставами. Согласно немецкому плану по молниеносному захвату страны, на их уничтожение отводилось не более часа.

А теперь факты о том, как сражались пограничники.  250 пограничных застав продержались до 24 часов. 16 застав оборонялись 2-е суток, 20 застав – 3-е суток, 43 заставы – 5 суток. 67 пограничных застав задержали противника до 2-х недель, 51 застава – более двух недель. И, наконец, 50 опорных пунктов на границе держали оборону более двух месяцев.

С первого дня войны советские летчики поднимали в небо свои самолеты, уцелевшие после ударов по аэродромам, и вступали в неравные бои с германской авиацией. Горели и падали на землю «юнкерсы», "мессершмиты".

Генерал-майор Гофман фон Вальдау, служивший на высокой командной должности в люфтваффе, подчеркивал:

"Качественный уровень советских летчиков куда выше ожидаемого… Ожесточенное сопротивление, его массовый характер не соответствуют нашим первоначальным предположениям".

Слова генерала немецкой авиации имели за собой и фактическое подтверждение. Только в первый день войны люфтваффе потеряли до 300 самолетов. Уже 22 июня советские летчики стали применять таран немецких самолетов, чем повергли противника в настоящий шок. Никогда прежде военно-воздушные силы Третьего рейха, гордость и надежда Адольфа Гитлера, которыми командовал любимец фюрера Герман Геринг, не несли столь внушительных потерь.

Упорно, до последнего патрона бились пограничные заставы. Месяц гремели выстрелы в Брестской крепости. Волевые и сильные духом командиры полков, дивизий и корпусов Красной армии, не поддаваясь панике, собирали свои подразделения, организовывали грамотную оборону. На равных, ни в чем не уступая врагу, наносили немцам большие потери,  бились подразделения и части Красной армии, получившие боевой опыт во время финской войны.

И не смотря на подавляющее превосходство германских войск, многие наши части упорно дрались, стараясь сдержать натиск противника, казалось бы, в безнадежных ситуациях. Настойчиво стремились наносить врагу контрудары. Первое серьезное оборонительное сражение, в котором удалось остановить немцев, разгорелось, как и в 1812 году, под древним Смоленском.

Записи в дневниках немецких генералов полностью опровергают рассуждения либералов и некоторых православных публицистов о том, что солдаты Красной армии летом 41-го года не желали воевать и тысячами бросали оружие.

Вот что пишет начальник генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковник Гальдер:

«Сведения с фронта подтверждают, что русские всюду сражаются до последнего человека... Бросается в глаза, что при захвате артиллерийских батарей и т.п. в плен сдаются немногие.

Часть русских сражается, пока их не убьют, другие бегут, сбрасывают с себя форменное обмундирование и пытаются выйти из окружения под видом крестьян».

 

«Бои с русскими носят исключительно упорный характер.

Захвачено лишь незначительное количество пленных»

Гальдер 29 июня, на 8 день войны, отмечает: «Сведения с фронта подтверждают, что русские всюду сражаются до последнего человека... Танковые подразделения понесли значительные потери в личном составе и материальной части».

Герман Гот, командующий 3-й танковой группой пишет: «Упорное сопротивление русских заставляет нас вести войну по всем требованиям боевых уставов. Если в Польше и Франции мы могли позволить себе вольности, то здесь это недопустимо».

Генерал-полковник Эвальд фон Клейст, командующий 1-й танковой группой: «Русские с самого начала показали себя как первоклассные воины, и наши успехи в первые месяцы войны объяснялись просто лучшей подготовкой. Обретя боевой опыт, они стали первоклассными солдатами. Они сражались с исключительным упорством, имели поразительную выносливость и могли выстоять в самых напряженных боях».

Генерал-полковник Гейнц Гудериан, командующий 2-й танковой группой: «Во Второй мировой войне стало очевидным, что и советское верховное командование обладает высокими способностями в области стратегии... Русским генералам и солдатам свойственно послушание. Они не теряли присутствия духа даже в труднейшей обстановке 1941 года».

Это свидетельства командующих немецких танковых групп, которые в то время одерживали победы и добивались огромных успехов. Но все они отмечали упорство наших солдат.

"Своеобразие страны и своеобразие характера русских придает кампании особую специфику. Первый серьезный противник", - уже в июле 1941 года записал командовавший сухопутными войсками вермахта генерал-фельдмаршал Вальтер фон Браухич.

"Уже сражения июня 1941 г. показали нам, что представляет собой новая советская армия, вспоминал генерал Блюментрит, начальник штаба 4-й армии, наступавшей в Белоруссии. Мы теряли в боях до пятидесяти процентов личного состава. Пограничники и женщины защищали старую крепость в Бресте свыше недели, сражаясь до последнего предела, несмотря на обстрел наших самых тяжелых орудий и бомбежек с воздуха.

Наши войска скоро узнали, что значит сражаться против русскихнам противостояла армия, по своим боевым качествам намного превосходившая все другие армии, с которыми нам когда-либо приходилось встречаться на поле боя".

На самом деле Брестская крепость держалась не свыше недели, как пишет Блюментрит, а без малого месяц, до 20 июля.

Блюментрит считал, что командование явно не оценило трудности, с которыми они столкнулись в России:

"Многие из наших руководителей сильно недооценили нового противника. Это произошло отчасти потому, что они не знали ни русского народа, ни тем более русского солдата.

Некоторые наши военачальники в течение всей первой мировой войны находились на Западном фронте и никогда не воевали на Востоке, поэтому они не имели ни малейшего представления о географических условиях России и стойкости русского солдата, но в то же время игнорировали неоднократные предостережения видных военных специалистов по России...

Поведение русских войск, даже в этом первом сражении (за Минск) поразительно отличалось от поведения поляков и войск западных союзников в условиях поражения. Даже будучи окруженными, русские не отступали со своих рубежей».

Это пишет опытный немецкий военачальник генерал Гюнтер Блюментрит: «Даже в окружении русские продолжали упорные бои… Там, где дорог не было, русские в большинстве случаев оставались недосягаемыми.

Вот почему русские зачастую выходили из окружения. Целыми колоннами их войска ночью двигались по лесам на восток. Они всегда пытались прорваться на восток, поэтому в восточную часть кольца окружения обычно высылались наиболее боеспособные войска, как правило, танковые. И все-таки наше окружение русских редко бывало успешным».

Думаю, что слова Блюментрита – лучший ответ тем, кто сегодня утверждает, что бойцы и командиры Красной армии бросали оружие и добровольно сдавались в плен.

Об этом же писал и генерал Курт Типпельскирх: «Русские держались с неожиданной твердостью и упорством, даже когда их обходили и окружали. Этим они выигрывали время и стягивали для контрударов из глубины страны все новые и новые резервы, которые к тому же были сильнее, чем это предполагалось... противник показал совершенно невероятную способность к сопротивлению».

А вот что писал знаменитый фельдмаршал Эрих фон Манштейн: «Здесь дух немецкого солдата, его храбрость, инициатива, самоотверженность боролись против отчаянного сопротивления противника, сила которого заключалась в благоприятной для него местности, в выносливости и невероятной стойкости русского солдата, усиленной железной системой принуждения советского режима. К тому же русские были мастерами быстро восстанавливать дороги.

Войска русских всегда храбро сражались и иногда приносили невероятные жертвы».

Германская газета «Фелькишер беобахтер» вынуждена была также отметить: «Психологический паралич, который обычно следовал за молниеносными германскими прорывами на Западе, не наблюдается в такой степени на Востоке. В большинстве случаев противник не только не теряет способности к действию, но в свою очередь пытается охватить германские клещи

Русский солдат превосходит нашего противника на Западе своим презрением к смерти. Выдержка и фатализм заставляет его держаться до тех пор, пока он не убит в окопе или не падает мертвым в рукопашной хватке».

«На Восточном фронте мне повстречались люди, которых можно назвать особой расой. Уже первая атака обернулась сражением не на жизнь, а на смерть!» - вспоминал военнослужащий 12-й танковой дивизии Ганс Беккер.

«Русские зарекомендовали себя умелыми, выносливыми и бесстрашными солдатами, разбивая в пух и прах наши былые предрассудки о расовом превосходстве», - свидетельство еще одного немецкого военнослужащего.  (Генрих Метельман.  «Сквозь ад…», с. 288, 294.)

«Русские солдаты и младшие командиры очень храбры в бою, даже отдельная маленькая часть всегда принимает атаку.

В связи с этим нельзя допускать человеческого отношения к пленным. Уничтожение противника огнем или холодным оружием должно продолжаться до тех пор, пока противник не станет безопасным...

Фанатизм и презрение к смерти делают русских противниками, уничтожение которых обязательно». (Из приказа командования 60-й моторизированной пехотной дивизии.)

Не зря ведь в то время в немецких войсках появилась поговорка «Лучше три французские кампании, чем одна русская».

Из дневника немецкого офицера: «Нет чувства, что мы вступили в побежденную страну, как это было во Франции. Вместо этого - сопротивление и только сопротивление, каким бы безнадежным оно не было».

Таких свидетельств из дневников немецких генералов и офицеров можно привести множество. Общий вывод: в России идет совершенно иная война, чем война на Западе. Русские сражаются очень упорно и немецкая армия, несмотря на свое превосходство, несет тяжелые потери.

И хотя пропаганда доктора Геббельса внушала населению Германии, что Красная армия уже разбита и уничтожена, но вот, что записал в своем дневнике сам Геббельс: "На Восточном фронте: боевые действия продолжаются. Усиленное и отчаянное сопротивление противника... У противника много убитых, мало раненых и пленных... В общем, происходят очень тяжелые бои. О «прогулке» не может быть и речи. Красный режим мобилизовал народ. К этому прибавляется еще и баснословное упрямство русских. Наши солдаты еле справляются. Но до сих пор все идет по плану. Положение не критическое, но серьезное и требует всех усилий».

Послушаем немецких генералов: «Усиленное и отчаянное сопротивление противника... Они сражались с исключительным упорством... Русские держались с неожиданной твердостью и упорством, даже когда их обходили и окружали... русские всюду сражаются до последнего человека».

 

"Умираю, но не сдаюсь! Прощай Родина..."

Так давайте вместе с вами подумаем, кому же нам верить?

Высказываниям о стойкости, упорном и отчаянном сопротивлении  русских с первых же дней войны, которое поразило  Иозефа Геббельса, знаменитых полководцев, фельдмаршалов и генералов вермахта, великолепно обученных и, признаем, очень храбрых и умелых германских офицеров и солдат, покоривших до вторжения в Россию всю Европу? 

Или же западным бойцам информационной войны, которые старательно и методично переписывают историю Второй мировой войны?

 Российским либералам и некоторым православным публицистам, у которых   ненависть к советскому режиму превращается в оголтелый антисоветизм, заставляет терять объективность и оказываться в этой информационной войне в одном строю с русофобами либералами и западными фальсификаторами истории?

Я вовсе не призываю православных забывать о невинных жертвах репрессий, о богоборческих кампаниях, уничтожении церквей и пр. преступлениях. Но ненависть к богоборческому коммунистическому режиму все же не должна заставлять принимать и повторять откровенную ложь. И пытаться навязывать эту ложь под видом борьбы с безбожным коммунистическим режимом.

Да были, наверное, не сотни тысяч, а миллионы русских людей всех сословий, которые пострадали в годы гражданской войны,  в годы репрессий. У них не было никакого повода любить советскую власть.

Но сердцем они почувствовали, что речь идет о судьбе Родины. И  в большинстве своем не думали бросать оружие и сдаваться врагу, который вторгся на нашу землю.  Да, были и власовцы, были полицаи и бургомистры, служившие оккупантам.

Но говорить о том, что летом 41-го русские люди сотнями тысяч бросали оружие и добровольно сдавались в плен, это клевета на солдат 41-го года, из которых немногие сумели дожить до мая 45-го.

Не знаю, почему они утверждают, что в 41-м наши солдаты сотнями тысяч добровольно сдавались врагу, не желая воевать? Может, такой опыт был в их семье или у кого из их близких? Но тем, кто выходил и готов выйти вновь, когда появится возможность, на марш "Бессмертного полка", не нужны никакие опровержения клеветы и доказательства правды, они несут эту правду в своих сердцах и передают память о подвиге своих отцов и дедов своим внукам и правнукам.

Вспомним тех, кто уже 22 и 23 июня пошел на призывные пункты и в военкоматы, не дожидаясь повесток. Профессоров, студентов и немолодых  рабочих, добровольно вступавших в дивизии народного ополчения. Все они, конечно, могли и в плену оказаться. Война есть война. Но они шли добровольцами, а не бросали оружия, чтобы не воевать за Сталина и коммунистический режим. 

Летом 41-го года очень редко давали медали и ордена. Большинство героев тех боев остались безвестными. В похоронках, которые получили их родные, очень часто написано «пропал без вести».

Но именно эти бойцы, командиры заставили забуксовать прекрасно отлаженную машину вермахта. Именно их подвиг заставит германских генералов назвать лето 41-го года «летом несбывшихся надежд, летом успехов, которые так и не переросли в победу». А высшей точкой этого упорного сопротивления, которое сорвало планы германского «блицкрига», станет битва под Москвой. 

Немецким генералам удастся блестяще осуществить начало операции «Тайфун». В очередной раз танковые клинья вермахта сумеют окружить под Вязьмой войска Западного и Резервного фронтов и танки Гота и Гудериана устремятся на беззащитную Москву. Но в «котлах» под Вязьмой будут упорно сражаться, пытаясь прорваться на восток, гибнущие окруженные армии. Они своим упорным сопротивлением, которое немцы посчитают безнадежным и бессмысленным,  будут сковывать силы врага, необходимые германскому командованию для стремительного броска на Москву.

И немцы будут в бинокли видеть Москву, но им не хватит всего чуть-чуть, совсем немного. И последует полный разгром немецко-фашистских войск под Москвой. Первый разгром непобедимой германской армии, покорившей Европу.

И Гитлеру придется, чтобы удержать фронт, издать свой знаменитый "стоп-приказ", угрожая расстрелом  всем, кто оставит позиции. Придется именно Гитлеру впервые в этой войне формировать заградотряды, чтобы сдержать отступление немецких войск, грозившее обрушить весь фронт и поставить германские  войска на грань катастрофы. Не мы, а Гитлер первый придумал зимой 41-го заградотряды!

В этой нашей победе в заснеженных полях под Москвой была заслуга тех бойцов и командиров, которые не сдавались, не бросали оружие и упорно пробивались на Восток тяжелым и трагическим летом 41-го.

Константин Симонов после смерти завещал развеять свой прах над полями и лесами Белоруссии, где шли в 41-м тяжелейшие бои. Конечно, это выглядит язычески. Но военный журналист Симонов прошел всю войну. Повидал очень много. Видел он и как Кейтель подписывал капитуляцию Третьего рейха. И захотел лежать вместе с теми бойцами и командирами, что остались в безвестных могилах в белорусских лесах летом 41-го. Он пожелал быть после смерти с теми бойцами полковника Кутепова, с которыми оказался в окопах в боях под Могилевом в первые недели того страшного лета 41-го.  С теми, чей бессмертный подвиг, трагические события того лета, которым он был свидетелем и которые с документальной точностью описал в своем романе "Живые и мертвые". 

Символом подвига и мужества солдат лета 41-го осталась навечно надпись, выцарапанная на стене каземата Брестской крепости одним из защитников, неизвестных солдат:  "Умираю, но не сдаюсь! Прощай Родина..."  и дата «20. VII/41». Надпись сделана неизвестным героем через месяц, в июле. Понимаете, через месяц!  И я очень хотел бы, чтобы об этом помнили все, кто берется рассуждать о Священной Великой Отечественной войне.

Дорогие братья и сестры! Мы существуем исключительно на ваши пожертвования. Поддержите нас! Перевод картой:

Другие способы платежа:      

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+