Перейти к основному содержанию

16:23 31.07.2021

В эфире протоиерей Алексий Яковлев, настоятель храма Преподобного Серафима Саровского в Раеве, автор и ведущая Антонина Арендаренко

09.05.2021 10:39:36

Слушать: https://radonezh.ru/radio/2021/04/26/21-00

А. Арендаренко: - Здравствуйте, дорогие братья и сестры! На Страстной  Неделе  мы обычно эфиров не проводим, но сегодня сделали исключение. В гостях у нас протоиерей Алексей Яковлев, настоятель храма во имя преподобного Серафима Саровского в Раеве. Отец Алексей, я рада, что после такого длительного перерыва мы встретились лицом к лицу, это радостно, хотя жизнь еще не наладилась настолько, чтобы мы могли беззаботно вздохнуть. Будем надеяться, что трудные времена позади. Встречаемся, чтобы снова поговорить о проекте «Общее дело», руководителем которого Вы являетесь много лет, и об интересной инициативе, которая родилась в рамках «Общего дела».

о. Алексей: - Дорогая Антонина, не первый год мы организуем богослужения на Пасху и Рождество в тех храмах, где проводили работы, а где есть местные жители - там и в воскресные дни. В этом году мы вместе с Комиссией по миссионерству и катехизации при епархиальном совете Москвы разработали проект. Он стал еще и проектом Синодального миссионерского отдела. По благословению митрополита Белгородского Иоанна он будет осуществляться во всех епархиях Русской Православной Церкви. Это будет проба.

А. Арендаренко:- Это такой прорыв - уровень совсем другой.

о. Алексей: - Конечно! У нас на территории Отечества по данным древлехранителей, которых возглавляет митрополит Тихон Шевкунов, около 5000 разрушенных, брошенных, оставленных храмов. По данным фонда «Белый ирис», их около 8000. Иногда от села ничего не осталось, а руины храма стоят. Для этих храмов, где не бывает священнослужителя, потому что местным проще доехать до центра, разработан наш проект. Это проект очень  важный. Не могут быть храмы в состоянии мерзости запустения! Каждый храм- это не просто самое важное, что оставили наши предшественники, это и святыня, которая не может быть поругана и осквернена. Она может быть полуразрушенной, но она должна оставаться святыней, это должно отражаться и нашем отношении к ней, к  ее состоянию. В каждом храме нужно сделать все, что возможно. Преподобный Паисий Святогорец говорил, что в наших силах сделать все возможное, чтоб невозможное сделал Бог. Самое главное - храм строились для молитв. Молитва - начало всех добрых процессов, которые происходят на земле. Для храмов пусть и брошенных, и отдаленных это начало их воскресения. Это оправдание надежд тех, кто эти храм строил, кто там молился, а потом в советские годы ценою своих жизней и кровью мученических страданий на протяжении иногда десятилетий сохраняли и отстаивали эти храмы. Благодаря подвигу этих людей храмы дошли до наших дней. Когда мы молимся в них, с нами молятся и те, кто в советские годы надеялся, что они будут существовать, будут востребованы. Свидетельство того, что храмы нужны, передаются через века в особых событиях. Был случай, мы накануне престольного праздника прибирались в храме, нашли полный Евхаристический набор, на котором на следующий день Смоленской иконы Божией Матери игумен Феодосий Курицын отслужил Божественную Литургию. Батюшка не мог говорить около получаса - настолько он был удивлен, что тот священник, который служил в 1937 году, когда закрыли храм, умер буквально спустя 2 месяца, как храм закрыли - его не успели расстрелять. Он спрятал это с надеждой, что это будет найдено. Набор делается всегда из благородных металлов, на нем будут совершать Литургию, приносить Жертву Христу, и это оправдалось. Он прошел через десятилетия. Храм был разграблен, оттуда вынесли все до последней иконы, но самое главное дошло.

***

В этом году у нас было порядка 50 экспедиций на русский Север. Мы исполняли все санитарные предписания. После отмены карантина мы начали экспедиции, предприняв все меры предосторожности. Все прошло хорошо - у нас побывало в этом году в экспедициях650 человек. Работы проходили в 32 храмах и часовнях. Люди принимали участие из 33 регионов страны. Год был непростой и очень помог грант, который выделил президент Владимир Владимирович Путин. Получилось оплатить дорогу для тех, кто отправлялся. Это было очень своевременно, потому что люди в течение месяцев не имели работы и поехать самим было бы проблематично.

 Вначале мы думали всем, кто едет, оплачивать дорогу. И представьте, люди, ехавшие издалека, даже не останавливались в Москве, чтоб посмотреть Москву, например, но сразу уезжали на Север. Они были четко настроены на экспедицию, на то, чтобы потрудиться.

А. Арендаренко:- Главное, что они посмотрели, как и что делается, смогут теперь организовать подобное у себя в регионах.

о. Алексей: - Об этом владыка наш говорил, что они как апостолы в своих регионах будут популяризировать проект. Хорошо, что добровольцы едут из всех уголков страны. В этом году было 50 экспедиций, одна девушка, вернувшись из экспедиции, просматривала американский аукцион, нашла там иконы, среди них выбрала одну и решила, что она ее должна приобрести. А это те иконы, которые как раз из России в свое время были вывезены и проданы. Она её купила, а когда рассмотрела подробнее, то оказалось, что икона из храма села Ижма. Название северное. Она посмотрела, нет ли экспедиций туда. Оказалось - есть. Когда эту икону привезут из Америки, в село поедет вторая экспедиция. Каково было удивление и радость, когда экспедиции сменяли друг друга!

 Храм огромный, XVII века, с крутой крышей, которую нужно было законсервировать. И когда привезли икону, был молебен, такое было ощущение, что есть благословение Божие на дело, и Сама Царица Небесная в образе иконы возвращается в Свой храм. Был и другой случай в деревне Нименга. Приехали люди в экспедицию. Там их было три, сменяя одна другую. Храм очень большой, деревянный конца XIX века. Храм стоит на полуострове, вокруг пространство в 5-7 футбольных полей. Приехали люди, чтобы найти могилку своих прадедов, искали – но  найти в поле могилку невозможно. Они решили помолиться мирским чином о упокоении, а на следующий день подсказал кто-то и могилку нашли, оказалось, что была она на том месте, где они остановились. Можно ли себе представить?

 Когда мы что-то делаем для оставленных храмов чувствуется радость и утешение, а также есть понимание, что это делается неслучайно. Замечательный наш протоиерей Дмитрий Смирнов говорил, что это дело наше, может быть, будет самым важным и будет освящать всю жизнь. Это так и есть.

Вместе с восстановлением храмов нужно думать о том, что в храмах должна звучать молитва. Удивителен был подвиг русских, которые по словам всех, кто находился за пределами России, например святитель Николай Сербский или святитель Иоанн Максимович претерпевали страдания, которые ни один народ не претерпевал за веру. При этом Церковь сохранилась, выстояла. Сколько людей было уничтожено, погибло именно за веру! Они жили эти годы в надежде, что годы испытаний пройдут, что Церкви вновь будут восстанавливаться. Сейчас как раз время, когда мы можем воплощать их надежды в жизнь.

А. Арендаренко:- Если мы сейчас и те, кто за нами, не сделаем этого, то, пожалуй, эти храмы уйдут в небытие, они ведь на грани уже. Грех нам будет, если не подставим руки. Помню, мы говорили об акции «Рождество в каждом храме». Но это было непросто - ехать в заброшенный, отдаленный храм зимой. Сейчас, холода закончатся- и тем более важно воспеть Пасху.

о. Алексей: - «Христос воскресе!» будут петь и те, кто молился в этом храме. Соцработник нашего храма рассказывала, что ее дедушка был старостой храма. На Пасху на Крестный ход все были арестованы, и дедушка уже не вернулся. Много можно приводить примеров. Как символ нашего проекта храм Владимирской икон Божией Матери в Подпорожье на реке Онега. Это огромный храм, всего на 1/7 поменьше по объему, чем Кижи, но если о них знают во всем мире, то об этом храме, как и многих других потрясающих, удивительных храмах, абсолютно никто не знает не то, что в мире, а даже и в Отечестве.

А. Арендаренко:- А Кижи если б не перевезли, не спасли- может быть, тоже бы его лишились, разобрали бы его.

о. Алексей: - Не совсем так. Насколько я знаю, многие храмы и дома в Кижах, перевезенные из других мест, это-экспонаты музея деревянного зодчества. Но эти два храма как раз были построены на Кижском погосте. Это было место, куда приезжали по озеру люди из других деревень, чтобы помолиться. Оазис такой был. Там был погост, храмовый остров. Центр духовной жизни. Так вот важно помолиться в храмах этих, потому что молиться будут и те, кто этого так ждал. Вдобавок эти люди становятся твоими сомолитвенниками в этой жизни. Ты что-то делаешь для них,  а они предстательствуют перед Богом за тебя. Подвиг людей, которые отдавали жизнь за веру и Христа, не укладывается в сознании. Столько им пришлось пережить! Если сравнить нашу жизнь, то у нас облегченная версия. Но быть сопричастными их подвигу можно, если мы что-то сделаем для тех святынь, которые они защищали и сохраняли. Помните слова в Евангелии: если кто-то напоит ученика даже только чашей холодной воды, не потеряет награды своей. Подвиги разные, но можно войти в подвиг другого, через какое-то маленькое дело, соприкосновение с этим подвигом.

Есть истории из житий святых. Один богатый человек решил сделать церковный сосуд, заказал его у ремесленника, когда была сделана чаша, то оказалось, что она весит больше, чем нужно. Произошло расследование. Оказалось, что помощник ремесленника, видя, какой красивой получается чаша, захотел принять участие. У него было несколько грамм золота, честно заработанного. И он это золото добавил к этому сосуду. Сначала его хотели наказать. А в древнем мире наказания были будь здоров какие. Но когда оказалось, что он не только не виноват, но напротив, сделал еще лучше, то богач этот взял его к себе в наследники, потому что своих наследников у него не было. Через такое маленькое дело во Славу Божию человек в земной жизни не был оставлен. То же можно сказать и о всех нас. Много беспокойства у нас за будущее. А что будет со страной, с детьми? Замечательные слова говорил патриарх Алексий II: капля молитв стоит дороже чем море беспокойства. Как раз сейчас время удобное, чтоб так молиться, как никогда раньше не молился. В этих храмах с момента их закрытия и уничтожения последних оттуда верующих, никто и никогда не совершал Богослужение. Условно в 1937 году не было рукоположено ни одного епископа, но 50 были расстреляны. Время было настолько жестокое, что папа Марии Константиновны, супруги замечательного профессора Константина Ефимовича Скурата, был священником, но тайным, об этом не знал никто. Глубоким дедушкой он, умирая, за несколько дней до смерти сказал, чтоб поминали его как иерея. А на вопрос, почему же он всю жизнь молчал, он ответил, что был рукоположен тайно на случай, если всех священников уничтожат, то он бы мог совершать таинства. По обету он молчал до смерти. Такое было время.

Сейчас иначе. Вот сделали 10 дней выходных. Почему б не отправиться в заброшенный храм, не помолиться, немного этот храм не сделать лучше. Первый раз в оставленном храме можно хоть бутылки и мусор убрать, матерные надписи оттереть, грязь смыть.

 Был случай. М приехали с супругой в деревню на Белое море. В алтаре я нашел мумифицированный труп, как я думал, собаки, но оказалось, что лисица. И мы решили, что обязательно проведем субботник, так к нам присоединилось 30 человек  из деревни. Некоторые и до сих пор продолжают ухаживать за храмом.

А. Арендаренко:- Нужно было просто начать?

о. Алексей: - Решимость нужна. Не просто надо ходить и думать, качать головой. В деревеньке одной жила бабушка Зоя, которая сохраняла часовню. Из-под нее выросло огромное дерево. Нашли пилу и спилили. А народ там сколько лет ходил и думал, что надо б спилить. Процесс запустился. Важно начать! Просто приехать, прибраться, оставить иконочки, помолиться. Это уже хорошее дело.

А. Арендаренко:- Как найти эти храмы? В нашем Тульском районе уже все поналадили, восстановили. Как найти? Не поедешь абы куда.

о. Алексей: - Мы с семьей поехали на реку Ока. Это 90 километров от Москвы. Случайно нашли развалины каменного храма. Кто-то, видимо, начал заботиться о храме, но прекратил. В алтаре уже деревья. В этом храме  молиться  здорово.

 Храмов много. Я своим прихожанам уже объявил, что нужно ехать и искать храмы на своей малой родине. В первую очередь можно на сайте Общего дела найти методичку, как и что организовать. Она есть у всех миссионеров Епархии Русской Православной Церкви. Синодальный совет ее рассылал с обращением к архиереям. Это не просто частная инициатива, но благословленное церковное дело. Если что-то хочется сделать в храме, то в первую очередь нужно связаться со священником, который в непосредственной близости с этим храмом или с миссионером епархии. Рассказать, что хотите помолиться, получить благословение, потому что храм - это же не просто здание, это часть Церкви, и молитва в храме соборная, даже если совершается мирским чином, все равно часть жизни Церкви.  Пасхальный чин можно совершать в любое время на протяжении Светлой Седмицы. Накануне можно прибраться, проверить маршрут крестного хода. Можно ознакомиться с чином крестного хода, на сайте у нас тоже есть. Выучите мелодии пасхальных песнопений. На сайте тоже найдете. Чтоб молиться не вдвоем, можно нам сообщить, и мы разошлем информацию. Тогда смогут присоединиться и другие люди. «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреде них». Сейчас есть технологии, которые помогают людям объединяться. Вероятно, они помогают нехорошему, ну, а тут эти технологии будут работать на доброе дело. Это нужно и важно. По возможности нужно оповестить местных жителей, разместить информацию на своей страничке в соцсетях. Если нет возможности зайти в храм, можно просто молиться снаружи. Чтоб начать новую историю жизни храма и воодушевить, можно сделать фотографию или видеосъемку и прислать нам. Мы потом расскажем на телеканале «Спас». Это дело, чтоб почувствовать, что жива Русская земля, что живы души русских людей, что не зря пролита кровь новомучеников.

А. Арендаренко:- Возможно, это новая жизнь храма. Знаем много случаев, когда просто с молитв начиналась и ширилось. Недавно у нас прошла передача с Александриной Вигилянской, которая нашла в Нижегородской области храм своих предков. Там клуб был, пустота. А сейчас храм служит, они восстанавливают соседний храм. Один человек приехал, изумился, кинул клич и создан фонд памяти святого праведного Алексея Бортсурманского.  И сколько таких случаев?!

о. Алексей: - Есть ещё важный момент. Время пандемии не закончилось. Многие мои знакомые в реанимации. Сейчас нужно стараться соблюдать требования Роспотребнадзора. Если ты знаешь, что можешь навредить, будь аккуратен. Итак, если вы молитесь на Пасху, то ровно в 12 часов обратившись на восток все тихо поют стихиру «Воскресение Твое Христе Спасе», затем поют это же песнопение погромче, а потом совсем громко. После этого, если есть колокола, начинается колокольный трезвон и крестный ход, во время которого люди поют ту же стихиру. В Крестном ходе впереди несут фонарь. Если его нет, можно нести свечу. Далее несут запрестольный Крест и икону, если их нет, то можно нести икону Спасителя и Божией Матери. Затем несут икону Воскресения Христова или праздника или святого, в честь которого освящен храм или часовня. Можно нести и другие иконы. Потом следуют попарно молящиеся с зажженными свечами. Их храма идущие поворачивают против часовой стрелки, налево. Обойдя храм, крестный ход останавливается перед закрытыми западными дверями храма и поется трижды тропарь Пасхи. Христос воскресе. Двери храма отверзаются, крестный ход заходит в храм. «Христос Воскресе» перед закрытыми дверьми это как раз символ того, как пришли ученики перед гробом Христа, но Христос воскрес, двери открываются, и мы как бы заходим в гроб, который стал местом воскресения, храмом воскресения. В храме все становятся лицом к востоку и поют часы Пасхи. Текст есть во всех молитвословах. Чинопоследование краткое.  После читается Огласительное слово святителя Иоанна Златоуста, и все приветствуют друг друга Христос Воскресе.  Слово Иоанна Златоуста замечательно передает все событие торжества, победы жизни над смертью.

 Пасха празднуется соборно. Церковь наша соборная. Вспомним тот образец, о котором мы читаем Великим Постом - это житие преподобной Марии Египетской. Братия на время поста расходилась, а потом на Пасху собиралась вся вместе, потому что торжество соборное - еще большее торжество. В этом смысле лучше праздновать Пасху не по квартирам, а всем вместе в храме.

А. Арендаренко:- Тем более, после прошлогодней Пасхи, как бы хорошо было встретиться и помолиться вместе.

о. Алексей: - После всех молитвословий можно устроить трапезу. Ведь трапеза - это была раньше тоже часть Богослужения. Раньше назвались в храмах трапезные, потому что сначала совершалась Литургия, а потом братская трапеза. Тогда всё делалось правильно. Это все нужно продумать и оповестить всех о первой службе в брошенном храме. И эту службу провести. Когда патриарх Кирилл приезжал в храм, с которого начинался наш проект «Общее дело», это деревня Ворзогоры на берегу Белого моря, то он как раз обратил внимание на листочки, которые лежали в храме. Святейший благосклонно отнесся к инициативе. Наша деревня находится в 30 километрах от реки, через которую нужно переправиться, там 1,5 километра, и только тогда вы в храме окажетесь. Думаю, это все благодаря Александру Порфирьевичу Слепинину, который стал восстанавливать колокольню. Слава Богу, он жив, и не один – супруга Изабелла Ефимовна, Елизавета в крещении. Утешение и радость для нас. В таких случаях можно помолиться в приходском храме, а на следующий день отпраздновать Пасху в старом храме, который ждет, что в нем снова раздадутся слова пасхальных песнопений.

А. Арендаренко:- А может быть и батюшка какой-нибудь присоединиться?

о. Алексей: - Такое очень распространено, и проект Пасха совершается в каждом храме в Ярославской области Пречистенского района. Батюшка вместе с молодежью отправлялся в заброшенные храмы и там молился. Еще он ездил в храм на реке Соть. Там бобер сопровождал его в плавании на лодке.

А. Арендаренко:- Всякое дыхание да хвалит Господа.

о. Алексей: - В других епархиях на севере тоже местные  батюшки отправляются с молодежью. А сколько радости для бабушек, к которым вдруг приезжает и батюшка, и молодежь! Пасха настоящая. И они не забыты, храм не забыт, деревня не забыта. Другое совсем ощущение Пасхи.

А. Арендаренко:- Тем более, люди в таком возрасте, когда не знают, встретят ли они следующую Пасху. Конечно, это все радостно и благодатно.

о. Алексей: - Не так давно проходила конференция в Общественной палате. Ее проводил фонд «Белый ирис». Один батюшка протоиерей Виталий Шастин из Костромской епархии рассказывал о возрождении таких брошенных храмов. В селе Пеньки осталось всего 100 жителей и огромный храм с шестью престолами. Никаких шансов возродить храм для тех 100 человек, которые живут там. Но эти сто жителей обложили налогом своих детей, которые в деревне давно не живут. И в результате были собраны деньги на реставрацию храма. Мне это так понравилось! Думаю, бабушкам и дедушкам надо не унывать, а помолиться и потрудиться.

А. Арендаренко:- А добрые дела нам для спасения ох как нужны. Завершаем наш эфир, спасибо, храни всех Бог!

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+