Перейти к основному содержанию

23:45 27.01.2021

Я шел с Евангелием и не боялся

04.12.2020 17:04:32

Великая Отечественная война- это священное событие в русской истории. Священным событием в истории России является Победа над нашествием галлов и 20 народов Европы во главе с Наполеоном в 1812 году. Мы празднуем эту Победу на Рождество Христово. Тогда в благодарность Богу был возведен Храм Христа Спасителя. В благодарность Богу за Победу, дарованную нашему народу на Пасху 45го, возведен недавно Храм Воскресения Христова в Кубинке.

Почему же Господь посылал России такие великие испытания на протяжении всей нашей истории? Почему нашему народу приходится выдерживать и в XIX-ом, и в XX-ом столетиях нашествия объединенной Европы? Мы с вами вспоминаем слова святителя Феофана Затворника, святитель говорил: "Припомним 12-ый год, зачем приходили к нам французы? Бог послал их истребить то зло, которое мы у них же переняли. Покаялась тогда Россия, и Бог помиловал её". В ХХ-ом веке Первая и Вторая Мировые войны по сути являются одной войной с двадцатилетним перерывом.

 В этих войнах Господь нам послал германских учителей, чтобы излечить наш народ от неверия. А неверие тогда всё сильнее проникало во все слои русского общества. Это неверие и привело к катастрофе 17-го года, братоубийственной Гражданской войне. Захотели жить без Бога, без Бога строить жизнь страны- и Господь попустил исполниться этим желаниям. Получили страшный урок жестокости самой страшной для России братоубийственной войны, Гражданской войны.

Святитель Николай Сербский писал, что война человека против человека является следствием войны против Бога. Мир без Бога есть колыбель войны, говорил он. Но Господь, как сказано, не хочет смерти грешника, он желает его спасения. Ради этого Господь и посылает различные испытания. Мы с вами видим, что Великая Отечественная и была тем самым страшным, огненным, но очистительным испытанием, во время которого многие наши люди, даже насильно лишенные веры в Бога, отдавали свои жизни. Исполнив заповедь: нет больше той любви, как кто душу свою положит за други своя. Многих в то время четыре  невыносимо долгих года всеобщей беды и великих скорбей обратили к Богу.

В годы Великой Отечественной войны наша страна изменилась. Огромная беда заставила разделенных Гражданской войной людей перед лицом страшной опасности для Родины вновь почувствовать себя единым народом. Не только состоявшаяся встреча Сталина с митрополитами в 1943 году, после которой изменилось во многом отношение к церкви, но главное -произошло  изменение в душах людей в годы этого огненного испытания. В наших следующих передачах мы будем вновь вспоминать солдат Великой Отечественной, которые в годы войны обрели веру в Бога, а после войны посвятили свою жизнь служению Христу Спасителю, служению Престолу Божию.

Сегодня мы вспомним фронтовика, который, вернувшись к вере в годы войны, стал подлинным, великим светильником Русской Православной Церкви. Великим старцем, подобным одному из древних духоносных святых отцов. Нет в России ни одного православного человека, который бы не слышал имя всероссийского духовника, всероссийского батюшки, духовника трех патриархов-Алексея I, Пимена, Алексея II, кто бы не слышал о великом старце, архимандрите Кирилле Павлове.

Будущий старец родился 8 сентября 1919го года в деревне Маковские выселки Михайловского района Рязанской губернии. При крещении новорожденному дано было имя Иоанн в честь апостола любви, евангелиста Иоанна Богослова, чья память праздновалась на следующий день после его рождения. Сам день рождения будущего всероссийского старца совпал с днем памяти игумена земли русской, преподобного Сергия Радонежского. И как же действует промысел Божий! После войны сержант Иван Павлов, будущий  архимандрит Кирилл принимает монашеский постриг в Троице-Сергеевой Лавре, много лет является духовником обители преподобного Сергия. Крестили его  в старинном сельском храме Рождества Пресвятой Богородицы. Детей в семье Павлова было пятеро: два сына и три дочери. Семья была благочестивой, как многие русские крестьянские семьи. Отец старца Кирилла, Дмитрий Афанасьевич, пел в церковном хоре. Односельчане вспоминали о нем как об уважаемом, грамотном, книжном, мудром человеке. К Дмитрию Афанасьевичу обращались за советом, за разрешением споров. Родные говорили потом, что дар рассудительности и музыкальность батюшка Кирилл унаследовал от своего отца. А от мамы, Прасковьи Васильевны очень доброе и милосердное сердце. Бабушка Гликерия, в просторечье Лукерья, также была, как вспоминали, строгая и рассудительная. Отец Кирилл помнил, как она учила его в детстве молитве: "Богородице, Дево, радуйся". Но, как и многие из молодых людей его поколения, будущий старец в юности отошел от церкви. По окончании младших классов решили отправить 12-летнего Ваню к брату, который к тому времени уже окончил институт и преподавал в школе, и  супруга его была учительницей. А брат этот  был коммунистом, и, как затем говорил сам отец Кирилл, в его семье была уже неверующая среда, и там он растерял свою духовность. Видите: православная русская благочестивая крестьянская семья, благочестивые родители. Молодое поколение, как говорил старец, в те годы духовность растеряли. Это неудивительно. Как вспоминал о том времени отец Кирилл, в стране был сплошной атеизм, глушь, правды не узнаешь. Иван Павлов закончил до войны индустриальный техникум, затем был призван в армию, служил на Дальнем Востоке на китайской границе. И уже готовился к демобилизации, мирной жизни, когда 22го июня на земле русской началась война. Его воинская часть ещё некоторое время оставалась на Дальнем Востоке, думали, что может открыться второй фронт с Японией, а уже в сентябре 41го бойцов, наконец, погрузили в теплушки и отправили в Москву. Из Москвы часть попала на Волховский фронт, бои тогда шли под Тихвином. Начиналась война для Ивана Павлова, как и для многих наших солдат и офицеров в 41ом-42ом годах, очень тяжело. Отец Кирилл рассказывал: только-только мы сошли с эшелона, нас в лес отвели, а немецкая разведка уже узнала, сразу, моментально бомбят, только щепки летят. Немецкий бомбардировщик, как коршун летает над головой, строчит из пулемета. Людей, мирских и военных, расстреливают в упор. Сразу появились и убитые, и раненные. Зима была, снег кровью обагрился. В первом же бою сложили головы многие его однополчане, а Иван Павлов получил первое ранение, осколочное ранение ноги. Затем его часть сражалась в Сталинграде в те дни, когда фашисты рвались к Волге. Иван Павлов стал свидетелем страшной бомбардировки ещё мирного тогда города немецкой авиацией. Эту бомбардировку по жестокости можно сравнить лишь с уничтожением англо-американской авиацией Дрездена в 45-ом. Сначала на Сталинград были сброшены зажигательные фосфорные бомбы, а только затем последовал удар фугасных бомб. Представляете, за 3 дня враг сбросил на город больше 20 килотонн, это больше, чем на Хиросиму. Массовые пожары в Сталинграде вызывали огненный смерч-торнадо, примерно такой же, что возник после англо-американской бомбардировки Дрездена. В страшном пожаре погибли, сгорели за эти 3 дня десятки тысяч мирных жителей. Архимандрит Кирилл рассказывал потом в интервью: мы стояли в обороне Сталинграда примерно в километрах 20-25 от города. В один из воскресных дней августа 42-го года, когда немецкие бомбардировщики в количестве 1000 самолетов налетели на город, картина была очень страшная. Город был весь охвачен пожаром, огнем, клубы черного дыма поднимались до облаков. Красноармеец Иван Павлов в это время воевал в составе 254ой танковой бригады 64ой армии генерала Шумилова. Армия сдерживала удар танковой армии Гота, рвавшейся с юга к Сталинграду. Иван Павлов воевал минометчиком в мотострелковом батальоне бригады. Бои были в это время очень тяжелые. Немцы обладали огромным превосходством в технике и численности. Как мы уже рассказывали в наших передачах, тактика наступательных операций вермахта была отработана до совершенства. На определенном участке сосредотачивался мощнейший ударный танковый кулак и мотопехота. Знаменитые немецкие самолеты-разведчики, так называемые "Рамы" висели в небе, корректируя огонь артиллерии. Волна за волной заходили "Юнкерсы", бомбовыми ударами перепахивая наши позиции, затем артиллерийский налет, затем двигалась лавина немецких танков при поддержке пехоты. В упорных боях бойцы и командиры 64-ой армии всё же остановили танковую группу Гота. Надо сказать, что генерал Шумилов тогда надеялся, что врага сумеют задержать хотя бы на сутки. А танки Гота в неравных боях сдерживали 2 недели. И задачу выполнили очень дорогой ценой.

Шестого августа был тяжело ранен командир 254-ой танковой бригады, на следующий день погиб начальник штаба, бригада понесла тяжелейшие потери убитыми и ранеными 2/3 состава. Оставалось всего 2 танка. Тогда получил ранение и красноармеец Иван Павлов. И 254-ую танковую бригаду отправили на переформирование, на восточный берег Волги. Сталинградская битва - величайшее сражение во всей мировой истории. В Сталинграде решалась судьба страны, решалась судьба нашего народа. В двух передачах мы подробно рассказывали о ходе этого великого сражения, о подвиге наших бойцов и офицеров. Весь мир в то время с напряжением следил, как кровопролитные невиданные по упорству бои шли за тракторный завод, за мельницу, универмаг, железнодорожный вокзал. Крепостями стали считаться полуразрушенные отдельные дома. Немцам в Сталинграде приходилось драться за каждую лестничную площадку, за каждую комнату. Они дорого платили кровью, чтобы занять груду битых кирпичей и развалин. Генерал Василий Иванович Чуйков, который возглавил 62-ую армию и организовал оборону Сталинграда, признавал, что то, как им удалось отстоять Сталинград при столь подавляющем превосходстве врага сильного, умелого и храброго, выше понимания любого из нас. Чуйков говорил, что оборона Сталинграда - парадокс для военной науки, наши шансы были крайне ничтожными. К октябрю-ноябрю 42-го у нас практически не оставалось сил. У немцев же было головокружительное превосходство. Соотношение их сил с нашими было несоизмеримо. Вы вряд ли найдете подобный пример в истории.

Действительно, братья и сестры, враг обладал пятикратным превосходством в живой силе и двенадцатикратным в танках. Были моменты, когда от всей 62-ой армии оставалось не больше 6 тысяч бойцов, это в 2 раза меньше, чем в полнокровной дивизии. Были дни, когда немцы сосредотачивали на участке, который меньше, чем 4 километра, против одной нашей дивизии 3 своих пехотных, 1 танковую и 1 моторизованную. И после массированного применения авиации и тяжелой артиллерии бросались в наступление, стремясь прорваться к Волге. Немцам оставалось пройти последние 2 сотни метров до Волги, но им это сделать не удалось. Бойцы и офицеры легендарных дивизий Родимцева, Рудникова, Жолудева, Батюка сдерживали натиск врага, который многократно превосходил и в живой силе, и в тяжелом вооружении, и в танках. И чтобы перейти на другую сторону улицы немцам порой нужно было 28 дней, а чтобы взять квартал - 38 дней. В то время, как за те же 38 дней они завоевали всю Францию. Если Сталинград один из символов Великой Отечественной войны, то дом Павлова стал символом обороны Сталинграда, символом стойкости наших бойцов. В прошлых передачах, посвященных героям Сталинграда, мы рассказывали об обороне дома Павлова и его защитниках. Напомню, 58 суток гарнизон удерживал полуразрушенное здание в центре города, отбивая многочисленные упорные атаки немцев. По словам маршала Чуйкова, группа Павлова при этом уничтожила немцев больше, чем те потеряли при взятии Парижа. А генерал Родимцев писал, что эта обычная Сталинградская четырехэтажка значилась на личной карте Паулюса как крепость. В ночь с 14го на 15 сентября группа переправилась через Волгу в Сталинград, это были самые тяжелые дни. И после яростного боя отбросила противника от центральной переправы. Бойцы Родимцева очистили от фашистов многие улицы и кварталы, захватили вокзал, отбили Мамаев курган. Однако 21го сентября немцы перешли в контрнаступление и начали стремительное продвижение к Волге. А 23го сентября ожесточенные бои развернулись на Площади 9-го Января. И вот 27го сентября группа наших бойцов закрепилась в двух зданиях на площади, фактически на берегу Волги. Дома получили наименования: дом Павлова и дом Заболотного. Это был последний рубеж перед Волгой. Дом, который защищали бойцы лейтенанта Заболотного, вскоре немцам удалось взорвать, и все его героические защитники погибли. А дом Павлова и мельница Гергардта на бывшей Никольской площади, так раньше называлась Площадь 9-го Января, являлись высотой, с которой контролировалось значительное пространство. После домов шел крутой спуск к Волге, и если бы эти дома заняли фашисты-тысячи наших солдат полегли бы, стараясь отбить эту важную высоту. Оборона дома Павлова шла почти 2 месяца. Немцы усиленно вели атаки, вплоть до нескольких в день. Несколько раз они даже занимали первый этаж. Наши бойцы держали оборону и отбили все атаки врага. Напоминаю, Площадь 9-го Января называлась Никольской, на ней стоял храм святителя Николая.

Последние годы наши слушатели задают вопрос, был ли архимандрит Кирилл Павлов, как считают многие православные люди, тем самым легендарным сержантом Павловым, защитником знаменитого дома-крепости, который стал символом обороны Сталинграда. Я не стану навязывать свою точку зрения, но изложу факты, которые мне кажутся важными, а вы сами делайте выводы. Дело в том, что те, кто опровергает эту легенду, утверждают, что сержант Иван Павлов не мог быть защитником легендарного Дома-Крепости, потому что он воевал в составе 254- ой танковой бригады, а бригада эта в то время в боях в городе не участвовала.

 Но давайте подумаем, мог ли на самом деле боец 254ой танковой бригады стать защитником дома Павлова, который защищали бойцы 13-ой гвардейской дивизии Родимцева? Дело в том, что 16 сентября, в те тяжелейшие дни, из состава 254-ой бригады, которая находилась на переформировании, формируется рота из 120 бойцов, которых передают в 137-ую бригаду. А рано утром 18 сентября 137-ая бригада переправилась в Сталинград и вступила в бой на Мамаевом кургане. А потом отошла к центру города по направлению к дому Павлова. В Центральном архиве Министерства Обороны сообщили, что в Сталинграде Иван Павлов сражался в составе мотострелкового батальона 254-ой танковой бригады. В архиве хранятся раздаточные ведомости на выдачу денежного содержания с собственноручными подписями Ивана Павлова за ноябрь и декабрь 42-го, а также с января по декабрь 43-го. А вот сведения о том, где служил Иван непосредственно в период обороны дома Павлова с сентября по ноябрь, в архиве отсутствуют. Нет его подписи в этих документах. Напомню вам, что оборона дома Павлова продолжалась именно с конца сентября по ноябрь 42-го. Можно предположить, что отсутствие именно в это время Ивана Павлова в составе 254-ой бригады объясняется тем, что он был в составе роты, переброшенной в 137-ую. А 137-ая участвует в боях в Сталинграде вместе с дивизией Родимцева, сражается за Мамаев курган рядом с гвардейцами Александра Ильича Родимцева. А именно из дивизии Родимцева были бойцы батальона капитана Алексея Ефимовича Жукова, которые защищали дом Павлова. Известно, что разведгруппа сержанта Павлова в составе четырех человек проникла в дом в ночь с 27-го на 28-е сентября 1942-го года. Трое суток бойцы держались своими силами, а затем на помощь подошло подкрепление, пулеметный взвод старшего лейтенанта Ивана Афанасьева. С тех пор дом защищал гарнизон бойцов, численностью, по разным источникам, от 25 до 30 человек. Защита дома, который стал важнейшим опорным пунктом в системе обороны дивизии, продолжалась до 24-го ноября, когда обстановка изменилась, и бойцы получили приказ атаковать и захватить уже другой, так называемый «молочный дом». Этот дом находился на противоположной стороне площади, его занимали немцы. Об этом пишет старший лейтенант Иван Филиппович Афанасьев в своей книге "Дом солдатской славы" с предисловием дважды Героя Советского Союза генерал-полковника Александра Ильича Родимцева. Многие считают, что в эти дни обороной дома руководил не Павлов, а старший лейтенант Афанасьев. Сержант Павлов возглавлял оборону несколько первых дней до того момента, как в дом прибыло подразделение Афанасьева. После этого офицер, как старший по званию, взял командование на себя. Это полностью подтверждается военными сводками, письмами и воспоминаниями участников событий.

Но Афанасьев, в силу своей скромности, после войны сознательно отодвинул себя на задний план. Или, вернее, его отодвинули. Дом же на Площади 9-го Января, ставший крепостью, получил название дома Павлова, потому что комбат Жуков именно так его отметил с первого дня на своей карте. И так его обозначали корректировщики артиллерийского огня. Так его называли с того самого дня, когда группа бойцов сержанта Павлова заняла этот дом. А вся страна узнала о доме Павлова из газеты "Правда" 19 ноября 1942го года. В статье батальонного комиссара Леонида Колина "Сталинградские дни" впервые описывается подвиг защитников дома. По горячим следам военный корреспондент тогда написал о защитниках дома Павлова, при этом имя героя осталось неизвестным. В публикации имя никто не называет, только фамилию - Павлов. Имя Якова Павлова было названо позже. Сержант Яков Федотович Павлов, боец из дивизии Родимцева, был настоящим героем, защитником Сталинграда. Сегодня известно о двух орденах Красной Звезды и медалях за отвагу Якова Федотовича Павлова. Он получил их в годы Великой Отечественной войны. И один орден Красной Звезды, одну медаль «За отвагу» Павлов заслужил непосредственно в Сталинграде. Но некоторые исследователи все же выражают сомнение в том, что Яков Павлов был тем самым легендарным сержантом Павловым, захватившим дом на Площади 9-го Января. И вот почему.

В наградном листе Якова Павлова о награждении орденом Красной Звезды сказано: «Отличился в боях за город Сталинград в период с 15го сентября 1942го года. Один из лучших командиров отделения, во время наступления наших подразделений 18-го сентября отделение Павлова атаковало важный дом и заняло его. Противник несколько раз контратаковал эти позиции, бил прямой наводкой из танков, но не смог сломить сопротивление наших бойцов. Судя по наградному листу и дате подвига, это 18-ое сентября. Младший сержант Яков Федотович Павлов геройски проявил себя в боях при наступлении гвардейской стрелковой дивизии Родимцева в период с 15го по 21-ое сентября, но не в доме Павлова, который держал оборону только с конца сентября по конец ноября. А медалью «За отвагу» в Сталинграде Яков Павлов награжден приказом по войскам 62-ой армии 20-го октября, а это разгар обороны дома Павлова. Дорогие слушатели, никто из защитников дома в период осады здания не награждался медалью, они все получили награды «За оборону Сталинграда» уже после войны. Таким образом, если судить по наградным документам, Яков Федотович Павлов отлично проявил себя во время боев в Сталинграде в ходе наступательной операции и занял один из домов в черте города. Он был награжден за подвиги орденом Красной Звезды и медалью «За отвагу». Похоже, что в те дни он атаковал и захватил другой дом, который как и весь Сталинград в ходе боев, был разрушен. Некоторые исследователи считают, что это, скорее всего, было здание Военторга, также очень важный участок обороны Сталинграда. Хочу подчеркнуть, что это вовсе не значит, что его подвиг был менее значительным. Но Указ о присвоении звания Героя Советского Союза Якову Павлову был подписан уже после войны, 27 июня 45го года.

 Надо сказать, что представление на звание Героя Якова Павлова написано так, что ясно: писавший его человек не имеет представления, как в действительности проходила оборона дома Павлова. Там написано, например, что Яков Павлов всего с тремя бойцами целый месяц вчетвером удерживал дом, отбивая атаки врага. И прочие вещи, которые говорят, что писавший никакого представления не имел, очень плохо понимал, что там происходило на самом деле. О том, что защитником легендарной крепости-дома Павлова был Яков Павлов, написала в годы войны фронтовая газета "Советское знамя". Руководил этой газетой соратник Хрущева по идеологии Лев Израилевич Траскунов. Повторяю, это ничуть не умаляет подвиг настоящего героя, защитника Сталинграда, сержанта Якова Федотовича Павлова. А вот почему можно предположить, что именно сержант Иван Павлов был среди бойцов, которые первыми захватили легендарный дом, который стал неприступной крепостью. Какие есть для этого основания? Наш замечательный врач- кардиолог, много лет лечивший отца Кирилла Павлова, профессор Александр Викторович Недоступ, рассказал о том, что его знакомая Буданова, волжская уроженка, после освобождения города вернулась в Сталинград. И она рассказывала, что хорошо помнит дом Павлова. На его руинах после боев долго висела под стеклом доска, на которой было написано черным карандашом: "В этом доме держали героическую оборону советские воины под командованием сержанта И.Д. Павлова (Ивана Дмитриевича)». Потом доску убрали и повесили другую, с другим текстом. А ведь батюшка, говорила Буданова, это и есть Иван Дмитриевич Павлов. Она хорошо помнит, что имени Яков там не было. Об этом говорят и некоторые другие свидетели. Но могут возразить, мало ли что говорит какая-то женщина. Может, ей по прошествии времени это всё кажется. Давайте подумаем, были ли причины, и какие у командования заменять одного сержанта Павлова Ивана на другого Павлова - Якова. Давайте подумаем над этим.

Вернувшись в состав 254ой танковой бригады, Иван Павлов участвовал в боях на внешнем восточном фасе кольца окружения группировки Паулюса. Войска Манштейна в то время упорно пытались прорваться к окруженной 6-ой армии Паулюса. Суровой зимой 42го-43го почти 2 месяца бойцы 254-ой лежали в обороне в снежных окопах и траншеях. Отец Кирилл вспоминал о том времени: 2 метра снег, вкапывались лишь на метр, так и мерзли, закутавшись в шинели, да ещё в трофейные немецкие. Еду подвозили только ночью, остывшую, мерзлую. Как выжили?Чудом Божьим, говорил батюшка. Затем 254-ая бригада была переведена в Сталинград. После капитуляции войск Паулюса город представлял собой груду развалин. В разрушенном Сталинграде произошло чудо, которое определило судьбу Ивана Павлова, будущего великого старца нашего времени, архимандрита Кирилла. Отец Кирилл вспоминал одну из первых мирных ночей в Сталинграде, когда пленных немцев уже вывели из города. Вокруг не было ни одного целого дома. Иван Павлов стоял тогда на посту на часах, была полная темнота, ни прожекторов, ни Луны. Ночь выдалась безлунной. Маскировку нарушать и костры разводить не полагалось, поэтому было темно и холодно. Стояла, как он рассказывал, гробовая тишина. Чувствовался трупный запах. Город был мертвый. И батюшка говорил, что в ту ночь возник у него такой ужас смерти, который он никогда больше не испытывал в своей жизни. Какой-то мистический ужас, потому что в боях солдаты проводили много времени и видели смерть. Она у них постоянно была перед глазами. Здесь батюшка почувствовал особый ужас смерти. В это время пребывания в разрушенном городе, мертвом городе и произошла его чудесная встреча с Господом. Отец Кирилл вспоминал: "Был апрель, уже пригревало солнце, и однажды среди развалин дома я поднял из мусора книгу, стал читать её - и почувствовал что-то родное, милое для души. Это было Евангелие. Я нашел для себя такое сокровище, такое утешение! Собрал я все листочки вместе, книга была разбита, и оставалось то Евангелие со мной всё время. До этого такое смущение было: почему война? почему воюем? Много непонятного было, потому что в стране был сплошной атеизм, ложь, правды не узнаешь. А когда стал читать Евангелие -у меня просто глаза прозрели на всё окружающее, на все события". По словам келейницы батюшки, Любови Владимировны Пеньковой, Иван Павлов в тот момент дал обет: если вернется живым - будет учиться и служить Богу. А после Сталинградской битвы часть Ивана Павлова прибыла в Тамбов, на отдых.

 В один из воскресных дней Иван пошел в город. Тогда в Тамбове открыли единственный уцелевший храм. Собор весь был голый, рассказывал батюшка в интервью газете "Русь державная": «Весь голый собор, одни стены». «Народу битком. Я был в военной форме, в шинели. Священник, отец Иоанн, который стал впоследствии епископом Иннокентием Калининским, такую проникновенную проповедь произнес, что все, сколько было в храме народу, навзрыд плакали. Это был сплошной вопль. Конечно, такой вопль, такая молитва простой верующей души дошла до Бога. Я в это верю на сто процентов, и Господь помогал». И в это время Ивану Павлову предлагают вступить в партию. 6 февраля 43го года за боевые заслуги его даже приняли кандидатом члена ВКПБ, об этом свидетельствует его личное дело в Центральном архиве Минобороны в Подольске. Но молодой солдат, который вновь обрел веру в Бога, не может лукавить. В то время Сталин уже встретился в Кремле с митрополитами, на государственном уровне отношение к церкви изменилось, но отношение к верующим бойцам у некоторых отцов-командиров, и особенно - у политработников оставалось прежним. Отказ от вступления в партию по религиозным соображениям чуть не стоил Ивану Павлову жизни. Вот как об этом рассказывал сам архимандрит Кирилл на встрече с братьями Данилового монастыря: "Я был не полным партийцем, а половинным, кандидатом. Не мог отделаться, защитить себя, мотивировку найти. Я ничего не делал, ни прошения не писал, ничего, они наметили нас 5 человек, дескать, победили под Сталинградом, молодые, дисциплинированные. Политрук поручился, всем прошения написал. «Без меня меня  женили». А братья спрашивают:  «А  как же вам удалось всё-таки избежать вступления в партию?» - "Путем мытарства, гоняли меня." - говорит батюшка, - "Зайти просто было, а выйти стоило жизни, это просто Господь спас."  «А то бы всё?»- спрашивают монахи. – «Могилевская губерния по закону военного времени?» - «Да-да» - говорит батюшка. «Но вы же им твердо сказали?»- «Твердо, непоколебимо»,-  отвечает отец Кирилл.  «Проникся духом - и всё».

Как они это восприняли? «Меня мытарили, вывели в политотдел корпуса, там полковник, старый татарин, меня так чистил, такие каверзные вопросы задавал!» Потом говорит: «Да ты засиделся, Тамбов тебе». Потом старшине: «Завтра 34-ая танковая бригада на передовую едет, его туда автоматчиком». То – есть, его определяли в танковый десант, который идет в атаку на броне, а это почти верная смерть. По танкам бьет артиллерия, кругом разрывы снарядов, осколков. Но отец Кирилл говорил: «Господь спас». Меня наш старшина повел туда, но автоматчик на танке - это, конечно, смерть.

Начальник штаба выходит: «За что его к нам?Чем он провинился?». Он говорит: «  За религиозные убеждения, верующий». А тот отвечает:  «У нас таких своих полно, не  надо, голубчик, веди его обратно». Словом, отказался. Вот так, братья и сестры. И надо сказать, что в то время отказ вступить в Коммунистическую партию считался явным признаком неблагонадежности. Поэтому, зная, как действовали в то время политорганы Красной армии, есть все основания считать, что именно тогда могли решить назначить защитником знаменитого дома Павлова другого героя Сталинграда, коммуниста Якова Павлова, человека с безупречной биографией. И может, поэтому Яков Федотович Павлов, как известно, старался избегать встреч с защитниками дома Павлова, которые остались в живых. Об этом сохранились свидетельства.

 Помните, я рассказывал о чудом выжившей в доме Павлова новорожденной девочке, Зиночке Селезневой. В начале обороны дома в подвале оказались мирные жители. В эти дни, в разгар боев родилась девочка. Потом мирных жителей удалось эвакуировать, а новорожденный ребенок умирал. Но бойцы в доме чудесным образом обнаружили иконку Богородицы, её прикрепили к пеленкам девочки. Пеленки, кстати, из обмоток были сделаны, из разорванных рубашек наших солдат. И Зиночка, дочь погибшего недавно в боях за город рабочего - ополченца Сталинградского завода Петра Селезнева - выжила.

А после войны Зинаиду Селезневу разыскал старший лейтенант Иван Филиппович Афанасьев. После тяжелой контузии он, пройдя всю войну, ослеп, потерял зрение. Но вот, что рассказывает Зинаида Петровна: "В 69- ом наш волгоградский профессор Водовозов сделал Ивана Филипповичу операцию на глаза. И Афанасьев смог видеть. Первое, куда он пошел - ко мне домой. И сказал: «Пока я жив - ты будешь ходить со мной всегда». И какие только мероприятия ни проводились, кто бы к нам ни приезжал - я всегда была с ним». Генерал Родимцев после войны называл Зиночку своей крестницей. Участники обороны «Дома Павлова» - Афанасьев, Тургунов тоже её называли своей дочкой. В её квартирку на Невской улице съезжались ветераны, защитники дома. Собирались все, кроме Героя Советского Союза Якова Филипповича Павлова. На вопрос, какие отношения были у защитников дома Павлова между собой - Зинаида Петровна отвечает: «Хорошие».

Иван Филиппович их каждый год приглашал на 9-ое мая, написал о них книгу "Дом солдатской славы". «Все собирались у него или у меня в квартире - продолжает она- Тургунов, Воронов, Гридин. Всего 12 человек». «А Яков Павлов приезжал в Волгоград?-спрашиваю.  Зинаида отвечает: «В Волгоград Яков Павлов приезжал, но никогда с нами не встречался. Про Павлова защитники никогда не говорили». Я спрашивал: «Иван Филиппович, он приезжает, почему с вами не встречается? Ладно -я никто, а с вами почему не повидаться?» Афанасьев говорит: «На это есть причина, не будем на эту тему разговаривать. Так ничего и не сказал.

        Должен сказать, дорогие слушатели, что не собираюсь ни в коей мере принижать подвиги сержанта Якова Федотовича Павлова. Все защитники Сталинграда были героями. И не случайно маршал Василий Иванович Чуйков, легендарный командир 62ой армии, завещал похоронить себя на Мамаевом кургане рядом со своими бойцами. Героями там были Родимцев, Людников, Батюк, Жолудев, Афанасьев - все бойцы и командиры, и защитники дома Павлова, и те, кто сражался за здание военторга, за дом специалистов, за универмаг, за железнодорожный вокзал, за мельницу. Каждый камень, каждый метр Сталинградской земли полит кровью наших солдат. Все они были героями. В учетной карточке участника Великой Отечественной войны архимандрита Кирилла Павлова, которая ныне хранится в военкомате Сергиева Посада, есть надпись, указывающая на то, что Иван Павлов, участник обороны Сталинграда, является Героем Советского Союза. Однако на запрос, за что именно Павлову присвоено звание Героя военный комиссар Сергиево-Посадского района ответил, что запись является ошибочной. Так ли это или нет, мы с вами не узнаем.

Но Александр Викторович Недоступ, который очень хорошо знал отца Кирилла, уверен, что отец Кирилл был и Героем Советского Союза и защитником дома Павлова. Война, братья и сестры, продолжалась. В газете "Русь державная" Андрей Николаевич Печерский, духовное чадо отца Кирилла, напечатал беседу со старцем, которая называется: "Я шел с Евангелием и не боялся". Отец Кирилл рассказывал: «Собрал я все листочки вместе, книга разбитая была, и оставалось то Евангелие со мной всё время. До этого такое смущение было, почему война, почему воюем? Много непонятного было, потому что сплошной атеизм был в стране, ложь, правды не узнаешь. А когда стал читать Евангелие - у меня глаза прозрели на всё окружающее, на все события. Такой мне бальзам на душу эта книга давала! Я шёл с Евангелием и не боялся. Никогда. Такое было воодушевление, просто Господь был со мною рядом, и я ничего не боялся. Дошел до Австрии. Господь помогал и утешал, а после войны привел меня в семинарию, возникло желание учиться чему-то духовному».

Вместе с 3-им Украинским фронтом Иван Павлов воюет в Румынии, Венгрии, Австрии, Чехословакии. Получает ранение на озере Балатон, там были очень тяжелые бои в конце войны. В1946- ом из Венгрии его демобилизуют в звании младшего лейтенанта. Отец Кирилл рассказывал: «В 46ом из Венгрии меня демобилизовали, приехал в Москву и в Елоховском Соборе спрашивал: нет ли у нас какого-нибудь духовного заведения?» - «Есть, говорят. Духовную семинарию открыли в Новодевичьем монастыре. Поехал туда прямо в военном обмундировании. Помню, проректор, отец Сергей Савинский радушно встретил меня и дал программу испытаний. И я с большим воодушевлением начал готовиться. Ведь я же к церковной жизни не был приобщен, вырос в крестьянской семье. Родители были верующие, но с 12 лет жил в неверующей среде у брата и растерял свою духовность. Господь мне дал такую энергию, такое желание! Многое надо было на память выучить, молитвы, чтение по-церковнославянски. Я, невзирая ни на что, работал, учил всё с таким желанием, горел. На экзамене дали мне наизусть читать пятидесятый псалом. Только половину я прочитал-мне: хватит, спасибо. Прочитал по-церковнославянски. Тоже хорошо. Затем сочинение было на Евангельскую тему, а я Евангелие хорошо знал, на 5 написал сочинение. И мне прислали извещение, что я принят. Тогда я уже шинель снял и в фуфайке поехал. И все мы, кто там тогда был, как и я с фронта, кто с шахт. А в характеристике, братья и сестры, сказано было: «К молитве усердный, тихий, скромный. И вообще у него великая тяга ко всему доброму». После первого года обучения семинарист Иван Павлов два месяца, с конца июня по конец августа 1947го года пребывал в Псково-Печерском монастыре, жил и работал в обители, неся клиросное и общее послушание. А потом уже, в 1948ом духовную школу из Москвы вернули в Свято-Троицкую Сергееву Лавру, и здесь он окончил не только Семинарию, но потом и Духовную академию. Родившись в день памяти преподобного Сергия Радонежского, Иван Павлов стал насельником Троице-Сергеевой Лавры. Игумен земли русской призвал его на служение Богу в своей обители. Те, кто считают, что отец Кирилл и есть тот самый защитник дома Павлова, объясняют его молчание об этом так. Его вызвали в военкомат и спросили: вы такой-то? А отец Кирилл сообразив, что они хотят от него, сказал: « Если вам так удобно, то я монах Кирилл Павлов, а Иван Павлов умер». И это же правда, ведь во время монашеского пострига умирает миру прежний человек, а появляется новый, с новым именем. Вместо Ивана Павлова появился монах Кирилл Павлов. Но все же отмечают, что когда отца Кирилла поздравляли с Днем Победы, его глаза загорались, появлялся огонёк. На словах же он всегда отнекивался: да какой я герой, я так, один из многих, много нас там таких было.

Вот что вспоминает отец Николай Седов: «Как-то в минуту подходящую я решился и говорю: батюшка, вы же Герой Советского Союза!». Он поднес палец ко рту и сказал: «Меньше кому об этом говори!» Мы разговорились, он произнес: «Я не хочу никому ничего говорить, не хочу потерять благоговейного чувства. Когда я еще был там, на фронте, то видел образ Божией Матери, чтобы не потерять этого благодатного чувства, не хочу никому рассказывать об этом времени». Есть очень интересные свидетельства монахини Вероники. Она рассказывала: "Пришла ко мне сестра Никомилидия.  Мама её из Сталинграда. Во время войны она работала в подвале разрушенного мелькомбината. Там бой был за каждый ещё оставшийся дом. Она работала через дорогу, где стоял тот дом Павлова. Они пекли хлеб для наших солдат, а из оставшейся муки делали лепешки и под обстрелом, ползком переправляли их через дорогу к нашим солдатам, в окруженный немцами обороняемый ими дом. Вот так старшая сестра её мамы погибла. Тогда мама этой инокини, взяв к себе сына убитой сестры, стала сама выпекать и переправлять лепешки в тот дом, к солдатам Ивана Павлова. Когда мать Никомилидия узнала, что архимандрит Кирилл тот самый сержант Иван Павлов, мой духовник, она попросила взять ее с собой в Лавру. Сказала, что хочет с ним познакомиться. Когда батюшка её увидел, то, ни о чем не расспрашивая, сразу сказал ей: "Иди ко мне. Я хочу поцеловать руки твоей мамы". Поцеловал ей руки. Он сразу в ней провидел, узнал все. Кто она, откуда и чья дочь. И сказал ей еще при этом: "Я целую твои руки, и ты поцелуй так же руки своей мамы". Дал ей подарочек, ее старенькой маме передал и свое благословение".

  • Профессор Александр Викторович Недоступ рассказывает о том, что старец Кирилл всегда интересовался делами армии. Александр Викторович говорит: "В нем всегда жила военная косточка. Видна была военная закваска". Священник Николай Кравченко вспоминает, как в первый раз побывал у отца Кирилла. Отец Николай, в миру майор спецназа ВДВ, участник двух чеченских компаний, знаменитый снайпер с позывным "снайпер чукча"- он родился на Чукотке. И вот перед очередной командировкой на Кавказ офицер приезжает первый раз к батюшке в Лавру. "Вдруг он спрашивает меня: ты военный, оружие есть? - Нет. - Слава Богу, пойдем». Пошел я за ним, пришли мы в Троицкий храм. «Было бы оружие сейчас, благословил бы, молитву прочитал бы на оружие, а если нет- то давай руки». Подаю ему руки. Помазал мне руки и говорит: "Благословляются руки, держащие оружие на защиту других людей. Смотри, как в Евангелие сказано: никого не обижай, довольствуйся своим жалованием. - Слава Богу, отвечаю». И вот по благословению отца Кирилла затем офицер ВДВ становится священником. А священник Николай Кравченко рассказал ещё об одном интересном случае. На праздник Троицы, рассказывает он, произошел один памятный случай. Был я тогда звонарем в Лавре. Мы отзвонили, спустились вниз. Людей было очень много, и мы попытались зайти в Троицкий собор через Никольский предел. Тут подбегает к нам человек и говорит: здравствуйте, мне нужен Павлов. Мы не сразу сообразили, кого он имеет в виду. Потом, уразумев, подумали, что он из числа поклонников батюшки, один из тех, кто хочет что-то выяснить у отца Кирилла, или решить с ним какой-нибудь вопрос. Однако не время, большой праздник, народу столько. Да и по виду проситель был явно не из духовных лиц, к тому же ещё и напористый. Батюшка в соборе, мы сами хотим туда пройти, да не знаем как. Я видел, что он туда зашел с другими священниками. Если пройдем, что передать отцу Кириллу? - Скажите, что татарин его ищет. - Какой татарин? - Он достает старую, военных лет фотографию, показывает и говорит:  «Вот я, вот Павлов. Это наш друг, и я его ищу. Может он что-то о нем знает. А вот Рокоссовский, это нас награждали. Я стою онемевший, не знаю, что отвечать. Пробрались мы в собор, заходим в алтарь, отец Кирилл уже разоблачается уставший. Сообщаем ему о просителе: «Батюшка, вас там внизу ждет человек, хочет узнать судьбу одного из ваших друзей». Отец Кирилл, продолжая разоблачаться, спросил:  «Каких друзей?» - «Не знаю, на старой фотографии его показывал». «А как он себя назвал?» - «Татарином». Надо было видеть преображение отца Кирилла. «Татарин! Где? Ведите меня к нему». Мы быстро спустились вниз. Я указал на обратившегося к нам человека. Они крепко обнимаются. Затем молча постояли, рассматривая друг друга, похлопывая по плечам, и стали оживленно беседовать. После этой истории, рассказывает отец Николай Кравченко, я уже не сомневался, что наш батюшка тот самый Павлов, кто защищал дом в Сталинграде. Этот татарин был одним из тех, кто сражался с ним плечом к плечу в доме Павлова. Для меня эта встреча и фотография, которую я видел - главное доказательство, кем был отец Кирилл во время Великой Отечественной войны. А батюшка Кирилл, наш великий старец, много говорил о судьбе России, судьбе Отечества. Надо нравственность поднимать, призывал батюшка Кирилл. Только тогда можно будет говорить о возрождении России. У старца Кирилла был главный дар, который Господь может дать священнику, старцу, это дар любви. Однажды, уже нынешний экзарх, архиерей, когда его впервые поставили исповедовать, подошел к отцу Кириллу и сказал:  «Батюшка, переживаю, как я буду исповедовать?» - «А что такое?»- поинтересовался старец. – «Да я же не знаю, кому за какой грех какую епитимью давать». А батюшка так удивленно посмотрел на него, улыбнулся, как только он мог мягко и светло улыбнуться, обнял и говорит: «Отец, какая епитимья, любовью покрывайте всё. Люди у нас и так настрадались, они такие несчастные, души у них исковерканы, какая им епитимья!». И как же много душ исцелил великий старец своей любовью! К столетию старца Кирилла в Сталинграде был отреставрирован и спущен на воду речной ледокол, названный: «Архимандрит Кирилл, сержант Иван Павлов». Знаете, дорогие братья и сестры, мне кажется не так уж  важным доказывать и узнавать, старец Кирилл и есть легендарный сержант Павлов, или Яков Павлов. Отец Кирилл ведь один из защитников Сталинграда. И не случайно он говорил: я один из многих. Много нас было там Павловых. Главное, что в народном сознании образ воина, защитника Отечества, Героя Великой Отечественной и образ старца-монаха, воина Христова, слились. Ведь Илья Муромец в конце жизни принял монашеский постриг и стал одним из преподобных отцов Киево-Печерской Лавры. Когда наш великий старец отец Кирилл отошел ко Господу, тысячи и тысячи православных русских людей непрерывным потоком шли прощаться с всероссийским батюшкой. Со всей России съезжались архиереи и простые бабушки, монахи и молодые люди. Все хотели проститься с дорогим батюшкой Кириллом. Андрей Николаевич Печерский:  « Я могу сказать, как и моя жена и все мои знакомые - мы вместе тогда прощались с батюшкой, прикладывались к его руке. И все мы можем свидетельствовать, как и многие-многие из православных людей, которые в эти дни побывали в Лавре, все пять дней рука батюшки Кирилла, когда прикладывались, была теплой, как у живого». Перешел великий старец архимандрит Кирилл из этой земной жизни в жизнь вечную 23го февраля в День защитника Отечества. И мы знаем, что перейдя из земной жизни в жизнь вечную, дорогой батюшка Кирилл в небесном воинстве русских святых продолжает защищать в духовной брани своей молитвой горячо любимую Родину и свой народ, нас с вами, грешных и немощных. Я думаю, что когда-нибудь отец Кирилл Павлов обязательно будет прославлен в сонме святых в земле российской просиявших.
  • (голос отца Кирилла)

Проповедь отца Кирилла: "И вы знаете, что Спаситель своими страданиями своим ученикам и всем христианам сказал:  «Заповедь новую даю вам: да любите друг друга так, как Я возлюбил вас». И христианство преимущественно этим и отличается от всех религий, что именно христианство есть любовь. Христианская вера заключается в любви. Если мы любим друг друга, мы христиане. Если между нами нет любви, значит, мы далеки еще от христианства. Поэтому, дорогие, всякое раздражение, всякий гнев, всякая ярость, всякий крик, наличие озлобленности да будут удалены от нас. Не будем тщеславиться, не будем раздражаться, не будем друг другу завидовать. Обретем Господа, всегда будем радоваться только о Господе. Нам обещана вечная жизнь. Только христианам обещана вечная жизнь, вечная жизнь только во Христе Иисусе. Поэтому мы должны всегда радоваться, как апостол дает наставление, ни о чем не заботьтесь, но всегда все свои заботы в своих прошениях и молитвах, благодарениях открывайте Богу. Уповайте всегда на Господа нашего, Иисуса Христа. И верьте, что Он наш Спаситель, печется о нас, знает и наши скорби, нужды. Только будьте Ему верны, будьте тверды в вере и непоколебимы до конца своих дней...

Дорогие братья и сестры, Господь послал нам целое Евангелие. Беда в том, что слово Божие нами пренебрегается. Евангелие - это единственная божественная книга, в которой записано всё то, что необходимо для каждого человека в отдельности, для любого общества, чтобы эту жизнь нам провести мирно, счастливо, благополучно. А самое главное - чтобы именно наследовать и в будущем веке вечную блаженную жизнь. Но беда в том, что мы проявляем нерадение, пренебрегаем Евангелием. Какие-то другие светские книги, книги поэтов, писателей, историков-мы ими зачитываемся, увлекаемся, рассказываем. А вот Евангелие, которое написано Господом нашим Иисусом Христом, мы не читаем. Что же в этой книге написано? Ведь Господь Иисус Христос пришел нас спасти и пострадал за нас в любви. А мы проявляем такое пренебрежение к Господу! Помните, что если мы так пренебрегаем, если мы не проверяем свою жизнь всеми заповедями, которые начертаны в Евангелии, то мы совершаем роковую ошибку. Как нет другого имени под небом, данного человеку, кроме имени Иисуса Христа, так нет ни одной книги в мире, которая нас вела бы на небо, как книга святого Евангелия. Поэтому не считайте за труд, а полюбите, с любовью, со вниманием читайте эту чудесную Божественную книгу. Она вас научит только добру. Потому что люди находятся в ослаблении, все ожесточенные, нервозные, потому что не приобщаются к Божескому естеству. Мир во зле лежит. И этот дух людской так растлевающе действует на каждую душу. Поэтому нам нужно, дорогие, почаще приобщаться к Богу, к Божественному естеству, к слову Божию. Если вы так всегда будете обращаться к Богу, к слову Божественному, то вы и сами стяжаете дух Божественный, дух кротости, дух смирения, дух любви, и пребывать будете в этой жизни в мире, добре. И эту жизнь вы проведете благополучно. А самое главное, в неизреченной милости Божией- вы и в будущем веке наследуете обещанное любящим Господом Царствие Небесное. Аминь. С праздником вас!"

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+