Перейти к основному содержанию

22:48 27.01.2021

Вопросы о вере и спасении. Протоиерей Федор Бородин, настоятель храма Косьмы и Дамиана на Маросейке.

25.11.2020 11:33:25

- Добрый вечер, дорогие братья и сестры! В эфире радиостанция «Радонеж», у микрофона протоиерей Федор Бородин, настоятель храма Косьмы и Дамиана на Маросейке г. Москвы. У нас есть несколько вопросов. Они касаются семьи.

Спрашивает Олег: - Что такое семья сегодня? Возможно ли создать настоящую христианскую семью, которая не будет отделённой от мира и в то же время приведет ко спасению?

Спрашивает Лидия: - Как выстроить быт семьи и внутрисемейные отношения так, чтобы они содействовали духовному воспитанию детей? Спасали их от безверия мира в семье, где папа и дедушка не ходят в храм?

Первый вопрос от Олега. Видимо, там отец и мать верующие, это легче, но тоже тяжело. Дело в том, что мы можем другому человеку только явить свою радость о Царствии Божьем, свою любовь ко Христу. А уверовать и решить, что жизнь человека строится по заповедям Христовым может только он сам. Даже наш ребёнок, которого мы зачинаем, рожаем, воспитываем, кормим. И вырастая в полной нашей власти, он всё равно выбирает сам.

 Есть такой пример в Священном Писании - это святой пророк Самуил, который ещё до царского периода в истории Ветхозаветного Израиля стал судьёй от Господа. Господь с ним разговаривал и открывал ему Свою волю о том, как судить народ, как управлять. А дети его были никуда не годные. И когда израильтяне увидели, что он уже стар, и дети останутся вместо него, понимая, что это будет ужас, они попросили себе царя. Поэтому если даже у великих святых, близко знавших Господа, выросли никуда не годные дети, мы-то тем более от этого не застрахованы. И не потому, что в этом наша вина, а потому что каждый человек свободен. И эта та свобода, которую Господь не хочет перешагнуть. И мы, даже когда хотим - не можем. Надо понимать, что мы можем только явить в себе образ настоящего христианина, чтобы ребенок полюбил такую жизнь и захотел таким стать.

 Я помню рассказ одного юноши, который колебался на грани церковной и нецерковной жизни. Сам был из многодетной семьи, его с детства водили в храм. Он рассказывал, что если он, будучи маленьким мальчиком, во время чтения полного правила отворачивал голову от красного угла - то отец давал ему затрещину, подзатыльник, или наказывал его за то, что он ел скоромное в среду или пятницу. Если мы будем являть такой закон, не являя любви, не прощая, не извиняясь сами, когда виноваты - то, конечно, дети будут бежать от церкви, которую мы им являем таким образом. Если мы тараторим, быстро вычитываем слова на вечернем и утреннем правиле, если мы не обсуждаем с детьми Евангелие, если ссорятся между собой сами взрослые - то дети не поверят в наши проповеди. Может быть, они вернутся в церковь, когда пройдет несколько десятилетий, но это будет их внутреннее решение.

Что сделать, чтобы ребенок захотел ходить в церковь? 

 Семья – это малая церковь, и мы должны явить ему радость в молитвенном делании и любовные, уважительные отношения между старшими поколениями, прежде всего - между родителями. Папа никогда не должен кричать на маму, мама не должна кричать на папу, никто не должен кричать, дерзить или хамить бабушке и дедушке. В том, что ребенку видно, должно быть явлено Евангелие. Оно должно стать основой нашей жизни, тогда это будет правдой. И даже когда ребенок выбирает другой путь. Это страшно, но это так.

А мы должны явить ему, как мы искренне молимся на вечернем правиле, как мы прощаем, как мы миримся. Как папа приехал с работы и заметил, что мама устала, пошёл мыть посуду вместо того, чтобы накричать на неё, почему ужин остыл.

Во всём должно являться христианство, являться любовь. Тогда ребенок захочет посмотреть, как они любят друг друга. Спросит: «Что говорили язычники о древних христианах? Мы тоже так хотим!». Это самое главное.

А если папа и дедушка не ходят в храм, то это сложнее. Я вам хочу сказать, что грех входит в человека через помысел. Первый раз он является в виде помысла, это общеизвестно, с этого начинаются все аскетические наблюдения. И добродетель тоже является в виде помысла. И как грех входит в человека в виде помысла о том, как согрешает другой, так же и добродетель. Но бывает и наоборот, когда у неверующих родителей- обоих или у одного - ребёнок, сохраняя к нему любовь и уважение, остается церковным.

 Я знаю историю, которая меня поразила, мне её рассказали 25 лет назад. Я тогда был молодым священником и познакомился с клириком моего возраста. Родители у него были атеисты. Причём отец был таким циником! Но он был еще и коллекционером зарубежных пластинок оперного хорового пения. А мама у этого клирика, когда он был маленьким, работала переводчиком у главы МИДа, то ли у его заместителя. И постоянно ездила за границу и привозила оттуда дивные пластинки, которых в Советском Союзе было не достать. Папа однажды взял своего сына, ему тогда было одиннадцать- двенадцать лет, и повёл в храм иконы «Всех скорбящих Радость» на Ордынке, где тогда пел знаменитый хор Матвеева. Папа сказал: сынок, пойдём посмотрим, как они там обитают в своём мифологическом пространстве, как это звучит на службе. Привёл туда один раз и потерял сына! Тот уверовал. Папа бил его, запирал дома. А ребенок связывал простыни, привязывал к батарее и с третьего этажа спускался, чтобы убежать на литургию, на всенощную! Прекрасно зная, что когда он вернется - папа будет его бить. Но все убеждения интеллектуала-отца и боязливой матери пошли прахом (она боялась, что на работе у неё будут последствия, потому что веру ребёнка заметят - это же был признак неблагонадежности!).

Но, тем не менее, ничего не помогло. Ребенок сначала не мог переспорить отца, но его сердце почувствовало правду в храме Божьем. И в результате он вопреки воле родителей стал священником. И такое бывает.

Поэтому наша задача – свидетельствовать перед нашими детьми. Мы должны не только рассказать им, как должно быть, но ещё и явить это. Это семечко упадёт в землю их сердца, а дальше они уже сами решат, что прорастет. Если ребенок видел любовь от мамы жертвенную, не собственническую - любовь родителя должна быть уважительной - он откроет для себя мир Божий. А, может быть, вырастет - пойдет за папой, особенно если мальчик. Такое тоже часто бывает. Или потом наестся в жизни разного, свиных рожков наестся, если проводить параллель с притчей о блудном сыне. И захочется ему того тепла и той любви, которые были у мамы. Он станет искать: где бы это найти? И вспомнит про церковь, и пойдет в церковь. Может, мама к тому времени уже на небесах у Господа будет радоваться? И такое бывает. Поэтому надо свидетельствовать, показывать, а решение о том, жить со Христом или не жить со Христом- принимается, к несчастью, не на семейном совете. В кавычках к несчастью, просто такова воля Божья. Оно принимается на глубине человеческой свободы, человек может сказать: «нет -и всё». А наша задача явить, как прекрасна жизнь в церкви, как это хорошо.

Спрашивает Вера: Что делать родителям, когда ребенок лжёт?

Есть три греха, мимо которых проходить нельзя. Это ложь, хамство родителям и злорадство. Здесь надо ребенка наказывать. Как - это уже в каждой семье родители сами решают. Если же мы пройдем мимо - ребенок утвердится во лжи. А отец лжи – дьявол, как говорит Господь. То есть каждая сознательная ложь – это некое маленькое направление в ту сторону. У нас есть вопрос. Добрый вечер.

Спрашивает Галина: - Раньше воспитывали не только родители - воспитывали дворы. Были дворы, дружно жили. Маленький, большой ребенок, подросток – всех воспитывали соседи. Раньше мимо никто не проходил. Мало того, что семьи были дружные и многодетные, так ещё людей называли: «тетя», «дядя». Вот такие были отношения. А сейчас идешь – попробуй, сделай замечание! Меня это сильно беспокоит.

- Да, действительно, это произошедшее изменение сильнейшим образом повлияло на воспитание. Я помню, что если бы я в детстве попробовал лузгать семечки в вагоне метро, 5-6 человек мне бы точно сделали замечание. Если бы я попытался огрызаться - подошёл бы мужчина или дедушка и дал бы мне затрещину. Действительно, воспитывало всё общество. У общества были во многом остаточные, уже не основанные на чтении Евангелия духовные представления. Они по инерции, несмотря на годы Советской власти, какое-то время ещё жили, умирая, уходя. Они и сейчас продолжают жить, но уже значительно меньше. Сейчас, если вы сделаете замечание ребенку - он просто может вас ударить. И если вы начнете защищаться, попробуете его скрутить- вас могут посадить. Если у него состоятельный отец сможет нанять хорошего адвоката. Такое, к сожалению, бывает. Но, всё-таки, в основном ребенок воспитывается в семье. Двор был источником передачи плохого опыта.

Обычно мальчики друг с другом делятся самым плохим, им кажется, что курение, разврат – это проявление взрослости. Они друг перед другом всем этим хвалятся. Во дворах матерятся все, идёшь по улице- девочки семиклассницы матом разговаривают. Может, это и хорошо, что наши дети не ходят во дворы. Какие-то другие сообщества им надо искать, где не проявляются эти греховные искушения. Но если отец и мать в семье тверды, если они никогда не ругаются, то ребенок не будет ругаться. У нас звонок, добрый вечер.

- Здравствуйте, я хотела сказать про московские дворы. Никогда у нас во дворе никто не ругался матом. Мы все знали, что это нехорошие слова, их никто не произносил. Тем более, ни девочки, ни мальчики этого не повторяли. Ещё хочу сказать. Знали все, это как притча во языцех, что лежачего не бьют. И ребята, когда играли - тут же падали на землю и знали, что их никто не тронет. А сейчас нарочно сбивают с ног, всей стаей забивают.

- Да, я помню, мы, когда дрались в детстве, то до первой крови. Кровь пошла из носа – всё, драка останавливалась. Лежачего чтобы ударили – это редкость. Но чтобы с кулаков на ноги перейти - этого остерегались.

 Сейчас, к сожалению, могут и ножом пырнуть. Очень во многом это результат появления кавказцев, потому что они ходят с оружием, у них так принято в их культуре. Могут, проигрывая, не выдержать позора и ударить ножом того, к кому сами приставали вдвоём/втроём минуту назад. И много случаев таких было. Наши ребята тоже это перенимают, ходят с кастетами и с ножами. Это ужасно, потому что одного удара может быть достаточно, чтобы убить человека. И две жизни будут загублены.

 У меня было 7 лет в моей священнической практике, когда я ходил в качестве священника в московский следственный изолятор №5. Самая тяжелая священническая нагрузка по моим воспоминаниям – разговор с несовершеннолетними преступниками, которые стали убийцами. Это бесконечно тяжело. Я 2-3 дня после этого приходил в себя. Пытаешь что-то сделать, чтобы они покаялись - они не каются, они бравируют этим. И заглядывая в эту душу, ты заглядываешь в бездну, а жизнь у человека только начинается. Во-первых, надо объяснять нашим детям, как уклоняться от излишних конфликтов. Во-вторых, надо лучше работать нашим правоохранительным органам, потому что они это пропускают, толком не занимаются. Я считаю, что это должностное преступление московской полиции, что она не занимается ношением холодного оружия подростками и гостями столицы. Надо ребят учить самбо. Среди юношей, подростков, мальчиков есть удивительный закон, он почти всегда работает. Если мальчики встречают их сверстника, который занимается какой-то борьбой, они сразу чувствуют в нём уверенность, перестают к нему приставать. Потому что эта юношеская и подростковая бравада - её нет у настоящих борцов. Настоящий человек, который несколько лет занимается спортом, во-первых, он действительно хорошо подготовлен, у него значительно больше шансов выжить, а, во-вторых, с него эта дурацкая спесь давно, как пыль, слетела. Он знает, что такое боль, что такое победа, что такое проигрыш, он знает, что он может, поэтому обычно такой человек от конфликта уклоняется. Ему не надо тешить гордыню, у него конфликты в спарринге по 3 раза в неделю. И остальные это чувствуют. Даже когда я в армии служил - сразу видно, как выстраиваются у ребят эти сложные многоступенчатые отношения. Внутренняя уверенность у человека очень во многом помогает ему правильно, великодушно, но в то же время мужественно и твердо разговаривать. И обычно с другой стороны конфликта это чувствуется. Поэтому мне кажется, что наших мальчиков обязательно надо отдавать, я бы посоветовал - на самбо или вольную борьбу. Потом - это же черты характера.

У нас здесь есть вопрос, как воспитывать мальчика. Как вырастить христианские черты характера.

Мы постоянно говорим о том, что христианство, воплощаемое в жизнь, – это духовная брань, то есть это война, но духовная. А качества бойца везде одинаковые, что в душевной жизни, что в физической, что в духовной. Это умение сопротивляться противнику, мужество выстоять, встать на ноги после того, как тебя сбили. Всё это нужно в духовной жизни. Допустим, преподобный Сергий Радонежский, само миролюбие. «Блаженны миротворцы, ибо они сынами Божьими нарекутся». Человек, который просто творил своим присутствием мир вокруг себя. Причём, дело не только в том, что он ходил мирил князей. В принципе, когда человек с таким смирением входит в любое сообщество других людей- там воцаряется мир. При нём неудобно, стыдно ссориться. Но мы всё равно его называем Воином Христовым. Как он этого добился? Это сильнейшая воля, именно бойцовская воля для преодоления своих внутренних страстей, прежде всего гордыни. Разве она здесь не нужна? Очень нужна. Но дворы сейчас такие, к сожалению….. Сейчас много мальчиков растёт без отцов. Это беда нашей современности, беда нашего народа. Мальчику негде взять мужские поведенческие сценарии. Когда он видит своего отца, который раз в неделю водит его в Макдоналдс, или раз в год появляется- а может, вообще не появляется, чтобы не платить алименты. Он видит человека, который его предал. Вина может быть разная, может быть обоюдная отца с матерью, что они развелись, но развод родителей – это предательство ребенка. Это травма, которую он будет нести всю свою жизнь до последнего вздоха, это его Вселенная, расколотая напополам. И последствия. Где взять ребенку образ мужчины? Это тренер, это старшие товарищи в секции. Если это ещё пожилой опытный тренер, как бы традиционной советской школы, то этот человек может показать и научить вашего ребенка тому, что такое настоящий мужчина. Поэтому мне кажется, что хотя родного отца никто не заменит, но восполнить хотя бы отчасти этот изъян в сыне сможет хорошая секция.

Анна спрашивает: Как воспитывать упрямого и своевольного ребенка?

- Это сложно. Вообще дети нам даются не как чистая белая доска, они уже имеют некоторые данности. Особенно это чувствуется в многодетной семье. У вас этот ребенок, например, очень просто просит прощения, а другой вообще не может, для него это подвиг. Зато этот помогает, а этот нет. Кто-то мыслит очень конкретно, прямолинейно, а кто-то созерцает - все разные. И в том числе и характеры у всех разные. Есть очень упрямые, с самого детства упрямый ребенок.

 Вообще любого ребенка вы не можете создать так, как вы хотите. Никто не сможет, и я не могу. Они будут всё равно такие, какие они станут. Вы можете только ему явить, повторим, красоту жизни со Христом и немножко его подправить, приучить его к каким-то навыкам. К трудолюбию, уважению к старшим, навык утренней и вечерней молитвы, помочь ему полюбить чтение и не давать ему бессистемно гаджет в руки, настоять на занятиях музыкой, спортом, приучить его делать уроки. Упрямого ребенка вы можете немного подвинуть, неупрямого ребенка вы можете больше сформировать. Но фактически у вас корабль, который плывет по воде, и у вас в руках руль. Вы можете рулём несильно подправить его, но совсем поменять не можете. Уже Господь будет воспитывать в нём его упрямство, его смирять или преображать. Но всё равно мы можем его менять до какого-то определенного предела. Очень интересные советы есть у Иоанна Лествичника, Варсонофия Великого и Иоанна Пророка, у Марка Подвижника, других святых отцов. Правда это говорится о том, как игумен должен воспитывать молодых монахов, они говорят: смотри, сколько человек может выдержать. Если человек может выдержать мало, не ругай его сильно. Если он не может вынести того, что ты отчитываешь его на людях, не отчитывай его на людях. Надо смотреть, сколько этот конкретный человек может выдержать на его пути, чтобы совсем не сорвать. У нас вопрос есть, добрый вечер.

- Добрый вечер, батюшка! Благословите, раба Божья Евгения. Простите, пожалуйста, раньше нас воспитывал двор. А в храме батюшки ведь тоже должны воспитывать! Сейчас редко когда на проповеди батюшка скажет о вреде сквернословия, редко скажет, как себя нужно вести женщинам. В основном проповеди о любви, о блаженствах. Но именно воспитывать нас батюшки сейчас стали как-то поменьше, простите пожалуйста.

- Ну, хорошо, скажу в ближайшую проповедь в храме о вреде сквернословия, благословите. Тяжело стало современного человека воспитывать! Он, когда приходит в храм, из 20 минут исповеди только 30 секунд говорит о своих грехах, а в основном он рассказывает, как вокруг все виноваты, какие обстоятельства, или о каких-то своих богословских воззрениях. А потом, священник не может говорить об одном и том же многократно. Скажут: вот, опять батюшка о сквернословии, опять за своё, но в храме же никто не ругается! Сложно с этим, но я услышал вас, спасибо. В ближайшее время исправлюсь. У нас есть ещё хороший вопрос.

Премудрый говорит: есть у тебя сыновья? Учи их и с юности нагибай шею их.

Нагнутая шея в Ветхом Завете – это символ смирения вне воли, когда шею опускают в поклоне перед царём или перед Богом. А жестоковыйный- такая отрицательная характеристика, часто встречающаяся в Ветхом Завете – это когда жестокая шея, то есть прямая, не гнется. Человек гордый, который не может ни прощения попросить, ни признаться виновным - этого ничего не может. Есть такой древний чин усыновления, один раз он мне попался на глаза. Это когда ребенок оставался сиротой, и кто-то его брал в свои дети. В этом чине был такой момент, когда ребенок вставал на колени, опускал вниз голову, а отец ставил стопу ноги на его шею. Тогда человек воспитывается и знает, что такое смирение. Без смирения никакого христианства нет. Поэтому Иисус сын Сирахов имел в виду, конечно, обучение смирению ребенка. Вопрос у нас есть, добрый вечер.

- Добрый вечер, отец Федор. У меня вопрос о молитве. Я молюсь в утренних молитвах, помимо того, что читаю молитвы начинательные, я потом начинаю читать молитвы с просьбами к Иисусу Христу о всех своих близких. Это получается очень много, думаю. Я вспоминаю о всех в сущих болезнях, печалях, скорбях. Сначала о своих самых близких людях, потом о детях, внуках, потом уже о братьях и сестрах во Христе. Я думаю иногда, не надоедаю ли я Господу большим количеством своих просьб?

- Нет, я думаю, что нет. Но вообще молитв ведь много видов. Есть молитва покаянная, прошения, благодарения, молитва хвалы, славы Богу, молитва молчания, бессловесная молитва. Должны быть разные молитвы. Нельзя, чтобы были только просьбы. Господи, благослови этого и этого. Надо в течение дня еще просто с Богом поговорить. Поэтому, может, часть помянули на утренних молитвах, а часть на Псалтири, или на вечерних молитвах. Должно быть не просто так, что мы пришли к Царю царей, и дай мне то-то и то-то твердить бесконечно. Я сам должен с ним встретиться, понимаете? Об этом не забывать. Вопрос у нас есть, добрый вечер.

- Добрый вечер, батюшка. Вы сейчас про детей говорили. Чему еще не учат детей - это работе. Ребенку 10 лет, он уже много чего может сделать, а мамы почему-то не дают, он у них маленький. Во-вторых, мой батюшка говорит: вот книги, читайте. Он же за 2 минуты элементарно не может, конечно, объяснить детям всё. Книг - навалом, в телефоне - навалом.

- Спасибо большое. Сейчас, слава Богу, есть книги на любую тему, на любой уровень и на любой склад читающего человека. Очень благодатное время. Никогда за историю церкви не было в таком количестве разных книг. Потому что издаваться книги начали недавно, до этого они были рукописные, были доступны только священнику, купцу богатому, князю, царю, архиерею. Это всё было очень сложно. И даже печатные книги дорого стоили. Спасибо, что вы задали вопрос о том, что надо приучать ребенка к труду. Да, у нас, к сожалению, есть такое. Я смотрю и по нашим прихожанам, по семьям наших прихожан, что мама, бабушка, чаще всего считают, что внук или внучка должны настолько хорошо успевать в школе, что всё остальное надо делать за них. Потом, бабушка сделает вкуснее ужин и быстрее. Но мы не должны забывать, что семья – это место, где ребенку передают определенные жизненные навыки. И навык труда необходимо передать ребенку.

 Что я подразумеваю под передачей? Не просто заставить его много трудиться, а научить его отслеживать какую-то область ответственности, которую без него никто не сделает. Можно назвать это правилом вратаря. Если полузащитник/защитник пропустит мяч – это ничего, а если вратарь пропустил мяч – это гол. Если ваш ребенок умеет следить не только за непосредственным трудом в какой-то области, но и за проблемой вообще. То есть, он отвечает за то, чтобы вечером после ужина было убрано со стола и протерто тряпкой, тряпка была вымыта и повешена на раковину. Если он заболел, или что-то происходит- он должен попросить сестру или брата, но он не может уйти, не сделав это.

 Я очень благодарен моей маме, Наталье Андреевне, за то, что она так в детстве поступала со мной и моей старшей сестрой. Так получилось, что родился брат на 9 лет младше нас, потом отец ушёл. Мама вынуждена была работать, не могла уже на себе тянуть всё хозяйство. Она сказала так: ребята, есть такой набор труда- мыть посуду, накрывать и убирать со стола, подметать коридор, выносить мусор, ходить в булочную и молочную. Давайте делить.

Я взял себе всё, кроме мытья посуды, которое я ненавидел, это взяла себе старшая моя сестричка, Анечка. Ещё я ходил в булочную, она ходила в молочную. В разные стороны это было от нашего дома. И мама меня поднимала с кровати, если я лег спать, а со стола было не вытерто, или если мусор был не вынесен. Я должен был это делать всегда. Прошел год, полтора, два. Уже не надо меня было заставлять это делать, потому что я не мог лечь сам, не вытерев со стола. Что это такое? Это навык ответственности за какое-то поле деятельности.

Потом ваш ребенок вырастет, и этот внутренний навык может развернуться на что угодно. Он может быть капитаном корабля, настоятелем храма, командиром роты, начальником отдела, потому что его начальство будет знать, что Васе, потом уже Василию Петровичу поручишь какое-то дело - и он не забудет и точно сделает. Даже если он заболеет, или что-то ещё - он обязательно добьётся, чтобы это сделал кто-то другой. Если ты дал ему это дело, то оно будет сделано. Это достаточно редкое качество не развивается в ребенке, даже если он много, но хаотично трудится. У нас часто как бывает? Мама обижается и говорит: вы мне совсем не помогаете. Пойдите наведите порядок. Дети губы поджали, может быть обиделись, потому что хотели поиграть, но пошли и навели порядок. Вот навык и прививается. Ребенку надо дать конкретное задание: вот твоя кровать, она должна быть застелена, вот твой письменный стол, он должен быть убран, и под кроватью я тоже проверяю. А еще есть область общего порядка: вот твоя прихожая, ты должен расставлять обувь, подметать, вытряхивать коврик и выносить мусор. И ребенок будет за это благодарен. Ему, этому ребенку поручен какой-то понятный сектор труда. И тогда трудолюбие придет, он будет понимать, что это нормально.

Вопрос есть у нас, добрый вечер.

- Добрый вечер, отец Федор. Вы сейчас упомянули вашу маму, Наталью Андреевну. А несколько дней назад после вашего эфира я позвонила своей знакомой и что-то рассказывала интересное, как-то связанное с вашей мамой. И вдруг она мне говорит: я знаю Наталью Андреевну, мы вместе ходили в храм, я даже дома была у Натальи Андреевны. И я так была поражена её ласковым приемом! Мы не успели войти в дом, когда Наталья Андреевна уже поставила вариться картошечку, приготовила салатик, сама в это время рассказывала мне то, о чём я её и просила. Просила из какой-то церковной темы. А потом вместе даже переписывали Евангелие, то есть, это было давно-давно. И я ещё тогда подумала, что надо позвонить вам и спросить: ваша мамочка ещё в земной жизни, или уже в жизни вечной? Как её поминать, о здравии?

- О здравии, спасибо вам большое.

- Слава Богу.

- Я думаю, что после такого звонка, спасибо вам большое, я могу себе немного позволить рассказать о трудах моей мамы. Дело в том, что Наталья Андреевна Бородина, моя мама, получила благословение от отца Кирилла распространять ксерокопии православной литературы до Перестройки. Это было опасно, могло плохо кончиться, но мама очень мужественно к этому подошла. Всё было хорошо законспирировано. Никто не знал, откуда привозят бумагу, отксеренные страницы, где их переплетают, где их сгибают, где делают обложки. На этой самой первой волне православной церковной литературы были напечатаны только богослужебные Минеи и Библия, изданная в тысячелетие Крещения Руси. На них воспитывалось огромное количество нынешних и уже пожилых церковных людей, архиереев, монашествующих, священников. Первая книжка была «Письма о старце Амвросии Оптинском». Это было ещё задолго до прославления. И труды Игнатия Брянчанинова - тоже до прославления. Это, конечно, тогда было сокровище. А вот то, что вы упомянули переписывание от руки - это тоже связано с одним интересным служением в её жизни. Хотя она математик по образованию, уверовав, ушла работать в Елоховский Собор. Я ещё в школе учился. В Елоховском Соборе её поставили в крестильню. А в Соборе, по-моему, была одна из двух или из трёх на Москву купель для полного погружения. Поэтому там всегда было много крестин.

Потом стало приближаться 1000-летие Крещения Руси, и иногда в день было по 50, по 70, по 90, иногда и за 100 крещаемых в несколько потоков. Священникам пока что было нельзя проповедовать, ничего говорить, и они просили Наташу. Вот Наташа, Наталья Андреевна произносила двадцати-тридцати, а иногда сорокаминутную проповедь. Это были первые систематические предкрещальные беседы, которые велись в Москве, в храме. Ей сказали, что, если узнают и тебя уволят- мы тебя поддержим с детьми, батюшки ей обещали. Но не уволили, Слава Богу, Господь покрыл. Но надо было дальше читать Евангелие. Евангелие достать было нельзя, мама его переписывала от руки и просила других знакомых. И переписала Евангелие от руки больше 10 раз. Давала это почитать на несколько дней с возвратом. Но постепенно каждый из этих экземпляров затерялся, сейчас у нас нет ни одного на руках. Но потом уже появились изданные нормальные книги. Вот это о чем Пророк говорит, что будет жажда на земле, жажда Слова Божия. Тогда была жажда Слова Божия, люди читали эти книги за ночь. Как антисоветские книги, так и религиозные книги давали читать. За ночь надо было прочесть и вернуть, никому не говорить, никуда не отдавать. Тогда были такие труды. Так что прошу молитв о здравии моей мамы, она, Слава Богу, жива и здорова, раба Божья Наталья, потрудилась много. Ещё у нас есть вопрос.

Кто будет злословить отца своего или мать свою, тот да будет предан смерти. (Левит 20:9). Разъясните эти слова, пожалуйста.

- Злословие отца или матери является лакмусовой бумагой, которая показывает, что этот человек не знает Бога и ведет богопротивную жизнь. Потому что каждому из нас отец и мать даны, в некотором смысле, как икона. Как икона, которая помогает нам понять Отца Небесного. Христос не случайно, когда нас через апостолов и их тоже учил молиться сказал: говорите так «Отче наш». Вот из всего, что есть на земле, из всех отношений, самые близкие к тем, которые сам Бог считает, что у него должны быть с нами – это отношения отца и ребенка. Поэтому человек, который разрушает свои отношения с родителями- он неизбежно разрушает отношения с Богом. Пятая заповедь Декалога, это 20- ая глава Книги «Исход» звучит так: «Чти отца твоего и матерь твою. Да благо тебе будет, и долголетен будешь на земле». Нет ни одной заповеди более с обетованием. То есть Богу так важно, чтобы мы чтили отца и мать, что он готов нам за это обещать земное благоденствие, благополучие и долгожитие. У нас вопрос есть, я потом вернусь к этому обязательно. Добрый вечер.

- Добрый вечер, отец Федор. Первый вопрос. Если молишься по соглашению, предложено в 9 или 10 часов вечера читать молитву иконе Божьей Матери Державной, Всецарицу читаем с кем-то о болящих раком, и так далее. И вдруг получилось так, что не в 9 ровно, а в 9:30 только смог прочитать. Насколько это всё ослабляет? Это первое.

- Не ослабляет.

- Понял. И второй вопрос. Вот в храмы сейчас сложно попасть, в субботние/воскресные дни приходишь, много народу. А в будние дни, никого иногда нет. Скажите, а молиться в храме одному с иконами - это нормально, в принципе? Это как бы исполняется та заповедь: «Где двое или трое во имя Господа, там и Он среди нас». Или это уже другое?

- Да, конечно, заповедь исполняется. Но не исполняется заповедь о дне Господнем. Всё-таки именно воскресный день, день Воскресения Христова для нас день Господень.

- Батюшка, разумеется, я в воскресенье прихожу. На улице, но стою всё равно.

- Тогда да. Хорошо, если можете еще и на буднях прийти, Слава Богу. Молодец, приходите, конечно.

- И простите, последний вопрос. Я всегда смущён тем, что нельзя, по-моему, отец Олег Стеняев сказал: вообще нельзя критиковать священников. Даже если реальная ошибка есть, и она задевает тебя.  Как вы к этому относитесь?

- Вы знаете, критиковать священников можно. Но это нужно делать с целью спасения своей души и души того, кого ты критикуешь. Конечно, священник может ошибаться. У священника со временем, особенно если он на приходе руководит всем - постепенно те, кто с ним не согласен, просто молча уходят. На приходе остаются только те, кто с ним согласен. И у священника, к сожалению, возникает иллюзия своей постоянной правоты. Поэтому иногда Господь посылает того, кто священника смиряет.

Но у нас сейчас очень много тех, кто священников смиряет вне церкви. Такая неприязнь, иногда очень глупая критика, которая вообще не хочет видеть того, что происходит. Эти попы на мерседесах - и пошло-поехало дальше по накатанному. Где вы видели попа на мерседесе? Я последний раз видел лет 15 назад, наверное, на старом мерседесе священника. Но, тем не менее, кому нужен повод, почему он не ходит в храм? Поэтому священников у нас сейчас и в соцсетях, и в эфире критикуют постоянно. Я думаю, если вы столкнулись у себя на приходе с тем, что священник ошибается, вполне можно ему написать письмо. Или просто подойти: батюшка, благословите, вы знаете, у меня нет к вам мира в душе, я смущаюсь одной вещью. Можете уделить мне время? Дайте 20 минут, мне надо с вами поговорить. Мне кажется, что так, так и так.

Вообще, когда критика следует после молитвы за человека - она доброжелательная. Тогда критику всем воспринимать гораздо проще. Она будет с любовью, а не просто так. Надо, конечно думать, что ты критикуешь. Если ты призываешь к ненависти, к неприязни, к насилию над священником- это, может быть, тяжкий грех, который разрушит твою жизнь.

Договорим, если вернуться к обсуждению Пятой заповеди, почему будет предан смерти злословящий отца и мать? Потому что, соответственно, если «чти отца твоего и матерь твою, да благо тебе будет, и долголетен будешь на земле», то если ты не чтишь - то не - будет тебе блага, и ты не будешь долго жить. Ты разрушаешь свою жизнь. Человек, который хамит, дерзит, ругает или поносит своих родителей, или обсуждает с кем-либо их грехи - на такого человека не распространяется благословение Божие во время земной жизни. Господь забирает. А в то время, когда был дан этот закон, когда Моисеев закон формировал богоизбранный народ, те, кто злословили отца и мать, не могли быть участниками. Их просто выводили за стан и до смерти побивали камнями - практически как богохульников. Для ветхозаветного иудея злословящий отца и мать и богохульник – практически одно и то же.

 Сейчас тоже есть такое, что навлекает на человека гнев Божий, если он говорит о своих родителях какую-то скверну. Надо помнить, что заповедь о почитании родителей включает в себя понимание того, что родители - вне поля нашего суда, даже если мы знаем о них плохое, грешное. Это должно быть предметом нашей боли и молитвы сердечной, и мы ни с кем это не обсуждаем. Может, только с духовником. А судить родителей – не наше дело, как только мы начинаем их судить, поставив с ними себя на равных, Господь от нас отходит. А в Ветхом Завете было ещё суровее, была смертная казнь за это.

У меня был такой эпизод в жизни, когда я служил в армии. Там произошла ссора между одним очень крупным и сильным моим сослуживцем с Западной Украины и слабеньким, хрупким, субтильным выходцем из Азербайджана. Вполне благожелательно, не понимая, что он говорит, первый второму что-то сказал, упомянув в матерном контексте его маму. И азербайджанец бросился на него с кулаками, стал его бить, не имея никаких шансов на победу. «Не смей оскорблять мою маму - закричал, - ты её даже никогда не видел!» А тот, кто ругался, даже не понимал смысл того, что говорил. А говорил он: «Я изнасиловал твою маму». Это самое страшное оскорбление, которое издревле можно нанести мужчине. И человек, для которого не замылился смысл этих слов, справедливо воспринял это как оскорбление. Конечно, этот человек будет защищать свою мать. К сожалению, мы, русские, это утратили. Сегодня был вопрос о матерной ругани. Мы не понимаем, что это оскорбления, страшные слова. Поэтому злословить родителей таким образом – это проявлять своё непонимание и нежелание исполнять заповедь Божью о почитании родителей. Конечно, допускать этого ни в коем случае нельзя.

Храни вас всех Господь. В эфире радиостанции «Радонеж» настоятель храма Косьмы и Дамиана на Маросейке, протоиерей Федор Бородин. До свидания.

Комментарии

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+