Перейти к основному содержанию

07:39 27.02.2020

Кто с верой живет - надежду не теряют, а кто Бога забывают - ропщут.

16.01.2020 10:58:20

Слушать: https://radonezh.ru/radio/2019/12/19/21-00

Е. Козенкова:- Здравствуйте, в эфире радио «Радонеж».  С Вами Елена Козенкова. Сегодня праздник, день памяти святителя Николая. Никола зимний, как говорят в народе. Правда, что-то зимы мы так и не видим.

Сегодня в студию к нам пришел епископ Феодосий Исилькульский и Русско - Полянский. Владыка, здравствуйте. Раз Вы в Москве, где служили службу Святителю Николаю?

Еп.  Феодосий: - Службу я сослужил владыке митрополиту Пантелеймону Ярославскому и Ростовскому, а он служил в Николо-Сольбинском женском монастыре. Там была соборная архиерейская служба. Владыка Феоктист Переславский и Угличский и еще один епископ.

Е. Козенкова:- Вы к нам прямо оттуда?

Еп.  Феодосий: - Послужили Литургию и немного пообщались, была праздничная трапеза. Потом поехал в Москву, но мимо Лавры тяжело проехать и не заехать. Лавра наша Родина.

Е.  Козенкова: - А Вы испытывали помощь Николая Чудотворца?

Еп.  Феодосий: - Не только помощь, но и явные чудеса. Обычное чудо - когда я еще был на Ганиной Яме наместником, я все дела свои исполнил в Москве, оставил на обратную дорогу денег доехать от аэропорта до монастыря. Я был с послушником, билеты у нас были. Погода была дождливая, пробки, мы опоздали. Я понял, что меня уже не пускают. Денег лишних нет. А я не знал о том, что была задержка рейса, люди стояли, ждали на автобус до самолета. Я туда, сюда, помогите, но ничего не получается. Начал молиться. И сестра, когда я уезжал, сказала, что молиться будут за меня. И я помолился, Матери Божией и святителю Николаю. Но в тот момент, когда нужна была выдержка, я сдал и решил, что ничего не будет. Безвыходная ситуация. И вот человек меня окликнул и провел к самолету. Тут сестра звонит - только что окончили акафист святителю Николаю. Через меня такой холод прошел...

Е.  Козенкова: - Было много таких примеров, когда опаздывали на самолёт или поезд, когда опаздывали, и никакой надежды не было, все кончено, молишься святителю Николаю и на тебе - чудо. Вы же сейчас много летаете, служение такое - глубоко в Сибирь, места митрополита Иннокентия, чьи мощи лежат в Троице-Сергиевой Лавре. Так?

Еп.  Феодосий: - Нет, это Иркутск, намного дальше это. У нас только начало Сибири. Западные ворота Сибири. Но я летаю точно часто, регулярно приезжаю в Николо-Сольбенский монастырь. Игуменья - моя сестра родная, и мы с матушкой начинали там. Я ей помогал. До сих пор езжу, она приглашает, служу, исповедую. Минимум один-два раза в месяц я там бываю. Много летаю, да.

Е.  Козенкова: - Как в Сибири люди живут Ваши подопечные?

Еп.  Феодосий: - Как везде. Кто с Богом - поинтереснее, а кто без Бога, тот посложней. Кто с верой живет - надежду не теряют, а кто Бога забывают - ропщут.

Е.  Козенкова: - Сейчас там холодно?

Еп.  Феодосий: - Выезжал было -15 градусов. Но для Сибири это хорошо, не холодно.

Е.  Козенкова: - Снег?

Еп.  Феодосий: -  Снег есть. Но и у нас бывает тепло. Мы радуемся, потому что коммунальные очень дорогие у нас, а когда тепло - меньше расход газа и отопление дешевле.

Е.  Козенкова: - Чем живет Ваша епархия, достижения, проблемы?

Еп.  Феодосий: -  Она очень молодая, епископ на кафедре молодой. Я там уже 6-год. Я первый епископ, правящий архиерей Омской митрополии. До меня владыка митрополит Владимир был временно управляющим. Епархии как таковой там не было, даже и дома не было. Потому первое время пять дней жили в гостинице. Потом нас попросили выехать, денег 20 тысяч оставалось, а нас 7 человек и казалось, что мы уже не найдем, где голову приклонить. Первый раз такое со мной было, но Господь во время нас поддержал, нашли дом. Хозяйка не хотела сдавать, но продать собиралась за 3,5 миллиона, а у меня 20 тысяч в кармане. А мы и попросили уступить нам за 3 миллиона и рассрочку дать - мы бы копили и  отдавали. А она и согласилась.

Е.  Козенкова: - Это какой город?

Еп.  Феодосий: - Исилькуль. 3 светофора, население 24 тысячи. 2 храма. Начало Сибирской железной дороги, магистраль которую император Александр III начинал, а непосредственно руководил строительством Николай II. Городок, районный центр возник, благодаря Транссибирской магистрали, началу дороги. Там есть даже 4х этажное здание, а остальные сельского типа. Город спокойный, нет трамваев и троллейбусов. Дороги были хорошие, н большой скорости не проедешь, а потому спокойно. Там 11 сел вокруг, в районе. Храмов три.

Е.  Козенкова: - Почва для проповеди благодатная?

Еп.  Феодосий: - Считаю, чтобы там проповедовать, надо быть святым. Мы не тянем. Мы сильно не тянем. Исилькуль - самый коммунистически настроенный город в Омской области. Омск, кстати, тоже среди первых. Это город старый - начинался-то с дороги железной, но расширился в советское время, Шолохов там писал «Поднятую целину», это об этих местах. Осушать болота там собирались, денег вложили много, а люди ушли, а болота остались, они возобновляются каждый раз. Но у нас чернозем, хорошо растет пшеница, это один из лучших регионов, где растет пшеница твердых сортов. Алтай, Омск, Оренбург. Там вспоминаешь песню «Ах, ты степь широкая», потому что там силу России чувствуешь.

Е.  Козенкова: -  А сибирский характер сохраняется в людях?

Еп.  Феодосий: - Честно сказать, я не знаю, что такое сибирский характер. Я служил в разных местах и сильно большой разницы не вижу. Если Волжск можно назвать Сибирью, то это только начало, у нас юг Сибири. А наша епархия - 10 районов, вся граница с Казахстаном. Приграничные районы. Там у нас есть и погранзастава.

Е.  Козенкова: - А китайцы там есть? Сейчас очень многих этот вопрос волнует.

Еп.  Феодосий: - А где их нет? У нас наши люди, когда Бога забывают, тоже китайцы. Бога не знаешь  - сразу в китайца превращаешься.

Е.  Козенкова: - Вспоминаете свои прошлые кафедры? Вы 6 лет были игуменом монастыря Святых Царственных Страстотерпцев Ганина Яма. Сегодня этот монастырь превращен в жемчужину Урала. Я была там этим летом. А Вы посещаете в царские дни эти места? К тому же это Ваш монастырь, Вы 6 лет управляли им.

Еп.  Феодосий: - Этот монастырь основал по-настоящему владыка митрополит Викентий, его это заслуга. Там была шахта, к ней люди приходили, вели себя неподобающим образом, пили. Владыка приехал, просил губернатора Росселя тогда еще, передать церковь эту. Это же святое место, там осталась царская семья. Что бы ни говорили, заявляя, что ничего там нет, все равно там это было.

Е.  Козенкова: - Следователь Соколов доказал, что там это было, сколько вещей нашел он там, доказательств.

Еп.  Феодосий: - Кто знает отца Николая Гурьянова,  тот убедился в его пророческом даре, этой его прозорливости, тот понимает, что если батюшка сказал, что мощей нет, их не ищите, их рассыпали по ветру, то так и есть. Сжигали, пепел посыпали и все. А то, что сейчас находят - чтобы интересно было поговорить.

Е.  Козенкова: -  Но там есть еще альтернативные захоронения, это не скрывается. Это значит, были убиты другие люди и захоронены рядом.

Еп.  Феодосий: - Бог знает. Дело в том, что монастырь возник благодаря владыке Викентию. Он начинал. Там предприятие есть УГМК, «Медная компания», помогали они, до сих пор они там присутствуют. Они особо ревностно к этому относятся. Место там особое. Я думал, что деревянное же все, Господи, помилуй.

Е.  Козенкова: - Какая же там красота сейчас. Конечно, это духовно сильное место сейчас. А царские дни - это неотъемлемая часть жизни Екатеринбурга. Они ждут, готовятся, встречают. От бытового какого-то уровня, когда всем даже гостиницы даже готовы распахнуть свои двери, до уровня духовного, крестного хода. Меня потрясла там гостиница для паломников, которая выстроена. До Ганиной Ямы мы доходили всегда Крестным ходом и там, на травушке возле храма можно было отдохнуть, но на несколько дней не останешься. А сейчас я даже всех призываю туда полететь, пожить там, набраться силы от этого места. Интересно, а почему там все время идут поджоги. Даже при Вашем игуменстве там все время что-то поджигали.

Еп. Феодосий: - Деревянное легче сжечь.  Если было бы легче затопить, топили бы. При мне было 6 пожаров. Мы на место того, что там сгорело, построили намного лучше и больше, все в лучшем виде. Державный храм, когда подожгли, он горел весь снаружи, пожарные не приезжали 40 минут, хотя могли бы минут за 10 прибыть. А у нас была своя пожарная машина. Железная дорога нам в аренду дала. Был большой водоем. После нескольких пожаров я постарался это сделать, зарегистрировал его как пожарный водоем и озеро. Беседка была такая красивая. У нас была помпа. А вышло так, что там сначала был взрыв, по всему периметру храм загорелся снаружи из-под гульбища. И горел он снаружи около часа, внутри еще не было огня. Но из-за того, что это самый большой храм, вокруг там трапезная братская, корпус, храм преподобного Серафима и Царский храм, то от жары могли загореться и они. Они начинали гореть. Мы не успевали гасить храм, но локализовали этот огонь, чтобы ничего больше не загорелось. Пожарные гасили уже само здание. Сказали потом, что опытные люди произвели поджог, потому что грамотно.

Е.  Козенкова: - А было выявлено, кто это сделал?

Еп. Феодосий: - Там сразу сказали, что это то ли проводка, то ли печка. Версию сказали, а нам-то что от этого? Даже если поджог - разве мы будем кого искать? В свое время все найдется, ведь мы же верующие, рано или поздно как в Евангелии сказано: ничего нет тайного, что бы ни открылось. Поэтому нам этим не за чем заниматься.

Е.  Козенкова: - А мне кажется, пришло время, когда тайное становится явным. Во-первых, были открыты исторические архивы. Государственные. Возникло новое историческое знание. В том числе об эпохе Николая II, которая была так же оболгана как царь и его семья. Сейчас в Москве проводятся царские вечера: «Неизвестная царица Александра», «Николай II: отречение или отрешение», «Отец и сын: Александр III и Николай II», «Николай и Александра - любовь до конца». Таких вечеров прошло десять. На них выступали историки, певцы, кто написал на эту тему песни, показывались фильмы тех режиссеров, которые снимали в этом направлении. Накопился огромный пласт этого материала, который просто просится уже наружу. Сколько книг написано теми же историками Лавровым, Галининым, Бахановым. Уже и молодая поросль подошла - книги Андрея Борисюка, историка. Тут понимаешь, что накопилось, готово прорваться, а не дают. Царские эти вечера это попытка сделать это. Я снимала эти вечера. Их можно увидеть на Ютуб- канале Елены Козенковой. Здесь все сделано специально для людей.

Еп.  Феодосий: - Эти мероприятия замечательные. Икона царя страстотерпца мироточивая, привозимая на один из этих мероприятий, у нас была в епархии, мы делали тоже свои мероприятия. Когда исполнилось 100 лет со дня пребывания на станции Любинская всей Царской семьи.

Е.  Козенкова: - Это когда их перевозили?

Еп.  Феодосий: - У нас как раз та точка, где было начало этой Голгофы. Потому что Екатеринбург это уже Голгофа. А начало, как Гефсиманский сад, это там.

Е.  Козенкова: - Говорят, что начало все же это Тобольск. Ссылка. Заточение. А потом  их повезли, повезли. Как раз Великий пост начался.

Еп.  Феодосий: - Был переломный момент, потому что никто не знал, что имел в виду этот комиссар Яковлев, куда их хотели везти. На станции Любинская они оставались и ждали решения. Вот этот ключевой момент решения, переживание такое, это я сравниваю с Гефсиманией, когда Христос говорит: Господи, если возможно, пронеси мимо Меня эту чашу. Император не просил, они просто там были ночью, до утра, а потом поехали опять в обратную сторону до Екатеринбурга. Екатеринбург, Тобольск, Петербург все знают, мы там много раз бывали.

Е.  Козенкова: -  А можно же сделать этот путь, проехать им.

Еп.  Феодосий: - Мы его сделали в столетний юбилей, когда год предательства нашего народа, 15 марта, мы начали из Исилькуля крестный ход, который был таким: из Исилькуля через Москву на Минск, потом из Могилева, как когда-то император, когда за него все подписали, мы поехали по тому пути, каким его везли. Могилев, станция «Дно», Псков, Санкт-Петербург, через Москву на Тобольск. Все это только поездом. Мы служили в соборе, нас принимал владыка Павел, патриарший экзарх в Белоруссии. Это было в 17 году. Нас было человек 13. Мы шли с иконой Державной, императором, царской семьей и верными слугами - 11 человек самых верных слуг. И мы везде ходили как будто мы за ними. И путь этот проделали поездом. В Минске нас благословил владыка Павел. Потом Могилев, послужили в Никольском монастыре. Потом были в Ставке, там посетили музей и там узнали, что именно в этот день вечером Император уезжает после этого предательства в Питер. А мы думали иначе, думали, что сразу поедем в Санкт-Петербург. Но поняли, что что-то не то. Император же поехал со станции «Дно» на Псков. И мы тут же вечером решаем, что нам надо на Псков. Поменяли билеты буквально за 2 часа, чтобы поехать как Император. В Пскове посетили его часовню. После уже поехали в Санкт- Петербург. В год столетия был закрыт Александровский Дворец, где они жили. А Императора когда держали во дворце под стражей, все было оцеплено. И мы приезжаем с Державной иконой Божией Матери, со всей семьей и слугами, а там все закрыто. Как и сто лет назад. Мы там встали, помолились, попели. Пошли в Государев собор и там помолились. Так мы закончили этот крестный ход на станции Любинская.

Е.  Козенкова: -  Владыка, в этой дороге Вам открылось какое-то внутреннее знание о государе?

Еп.  Феодосий: -  Мне открылось то, что давно открывалось. Оказывается, что мы уже в крестном ходу много читали и мало знаем истинную историю. Из нашей группы люди, которые готовились к поездке, до конца поездки не понимали всего, что на самом деле произошло. Мы когда из Тобольска ехали на Любинскую, там нас встретили, мы у часовни Императора Николая, построенной в честь его пребывания там, мы отслужили Литию по верным слугам, потому что на самом деле их мало кто помнит. Царскую-то семью мало кто почитает, если судить по масштабам населения нашей России. Люди далеки не только от царя, но и от своей истории.

Е.  Козенкова: - Через царские вечера что открылось - ведь когда убивали царя, убитыми оказались представители сразу всех сословий. Кроме всех, кто был убит в доме, например, простой повар Харитонов. За императорской семьей поехали еще два матроса: Сиднев и Нагорный с яхты Штандарт. Обычные простые матросы последовали в Сибирь.

Еп.  Феодосий: - Их не пустили в Ипатьевский дом.

Е.  Козенкова: - Верно. Потом - мещанка Демидова, это просто девушка, которую нашли на рукодельной выставке, она всем понравилась и ее взяли к царице. До двух верных генералов: Татищев Долгоруков и графинь Шнейдер и Гендрикова. Я к тому говорю, что Господь сразу показал, как будет дальше, когда людей уничтожали сословиями, как потом напишет в «Архипелаге ГУЛАГе» Солженицын. И уничтожили не только тех, кто был в Ипатьевском доме, этих всех верных людей за одну вину - верность.

Еп.  Феодосий: -  А сейчас что-то поменялось?

Е.  Козенкова: - В смысле узнавания правды? Мы, наверное, и говорим об этом затем, чтобы узнавали правду.

Еп.  Феодосий: -  Уничтожали верных, сто лет прошло, что-то поменялось?

Е.  Козенкова: -  Мы нуждаемся в том, чтобы возникли люди, по уровню способные быть такими, как те, уничтоженные.  Потому что они любили Россию и способны были за нее жизнь отдать и были верными. Еще интересно, что в один год были уничтожены и неверные, и верные генералы. Господь не попустил предавшим пережить, в 1918 году все погибли: Корнилов - республиканец, Алексеев - начальник штаба, самый главный затейщик этих телеграмм и Русский, который командовал Северо-западным фронтом, это Псков. Их всех Господь забирает в 1918 году. Татищев и Долгоруков – верные, тоже расстреляны в 1918 году. Вот выбирайте, на какой стороне хотите быть. Предательство или заблуждение ума не отдаляет смерть от человека.

Вопрос: - Есть мнение, что царевича Алексея могли не расстрелять. Это ничего, конечно, не меняет, но все же? А про батюшку Николая Гурьянова говорили, так он призывал молиться.

Еп.  Феодосий: - Отец Николай как раз говорил, что мощей нет, всё уничтожили, сожгли. Но кроме этого есть неофициальные версии. Нет исторических или архивных документов. Есть те, кто говорит, что кроме того, что там произошло, головы императора и царевича Алексия были сохранены, они были представлены Ленину. Другой кто-то говорил, что даже где-то их видели. Это только версия. Мы же не можем версии повторять, а доказательств у нас нет. Церковь не может повторять что-то бездоказательное. Лучше не спешить. Поспешишь, а обратно как заберешь слова? Сказал уже, слово ушло. Потому мы говорим о том, чему есть доказательства. Соколов пишет, что их разрубили всех на части и сожгли. Это можно сказать - он исследовал это через год после того, как все случилось. А остальное... Есть те, кому можно верить, но доказательств нет. Тема глубокая. Если мы поймем это, то у нас будущее может измениться. Это тема серьезная. За нее люди страдали и могут еще пострадать.

Е.  Козенкова: - А почему царь - дверь в будущее, а не только в прошлое?

Еп.  Феодосий: - Царь любил страну, Россию, отдал себя за нее.  Его могут понять те, кто может хоть чуточку так же любить свою страну и отдать себя в жертву за нее и народ. Царя не понимают, потому что мало людей сегодня, которые могут себя отдать за свой народ. Идти и сделать подвиг. Таких мало. Когда будет много, то, может быть, будет все иначе. Может, в этом вопрос, чтобы не осуждать, не восставать против тех, кто не принимал царя, не спорить. А самим стать достойными того, что делал царь, стать достойными, патриотами, не националистами, жертвовать ради людей.

Многие не задумываются, почему много болезней, скорбей. Недавно читал про одного старца. К нему пришла женщина, сказала, что у нее онкология, и через неделю она умрет. А старец-пустынник, прозорливый, на ее вопрос, будет ли она жить, повторял слово «добро». Потом сказал делать добро три дня подряд, только добро. Два дня у нее получалось, а на третий соседка вывела ее из себя, изнемогла она. Пришла опять к старцу, рассказала. Он ей - начинай сначала. И так она все повторяла, повторяла, а люди удивлялись, почему же она до сих пор жива. В этом есть мудрость.

Нам легко осуждать. Иногда осуждаем и то, чего не знаем. Осмеливаемся осуждать, не зная ни истории, ни фактов. Царя осуждать, мученика, святого. Это легко для нас. А просто закрыть рот и делать добро. Было бы по-другому все. У нас же и телевидение,и радио, и газеты - интересно то, где проблемы, убийства, пожары. Был случай, когда мы, два монаха, остановили двух выпивших, когда они хулиганили. Те на нас бросились. Сдали их полиции, а там и разбираться не хотят - нет состава преступления. Нужно ждать, пока они чего-то еще сделают, чтобы был состав преступления? Мы себя не уважаем, потому и Императора у нас большинство не понимают.

Мы на другой волне. Он был святой, праведный. Не только мученик, я уверен, он при жизни был праведен. Посмотрите, как они жили, каким духом, как в семье жили. Он ежедневно 6 часов отдавал на благо России, думал, как сделать лучше стране. И даже когда его содержали в Тобольске, в тюрьме - он все равно делал, думал, молился, эти 6 часов он соблюдал. Первые годы правления - он треть бюджета России отдает на строительство дорог. Зачем так, скажет иной. А если в регионе одном голод, а в другом нормально - дороги хорошие, перевозят.

Е.  Козенкова: - Это обеспечило экономический рост.

Еп.  Феодосий: -  Если смотреть по его делам, он не только святой, но гениальный, мудрейший человек. И в то же время очень скромный. А его люди не поняли.

Е.  Козенкова: -  Мы будем отмечать столетие Белого исхода из России. Понимаешь всю трагедию этого времени. Были такие взгляды, что монархия себя изжила. И они были как вирус, повсеместными, даже среди понимающих. В Белом движении были монархисты такие: генерал Каппель, Дитерихс, Милер был такой, его похитило НКВД и расстреляли его здесь.

Еп.  Феодосий: -  Если бы белые не предали царя, то и красные ничего бы не сделали.

Е.  Козенкова: - Но так нельзя говорить, они же в любом случае заступились за ценности русского мира...

Еп.  Феодосий: - За себя! За себя...

Е.  Козенкова: -  Там были монархисты....

Еп.  Феодосий: - Единицы.

Е.  Козенкова: - Было много генералов-монархистов. Могу назвать 7-8 генералов. Было много и республиканцев. В принципе Троцкий писал, что если бы Деникин снял лозунг: «За народного батюшку-царя», то нас бы разметало в несколько дней. Белое движение воевало против большевиков, а большевики воевали за идею.

Еп.  Феодосий: - За нее они и умирали.

Е.  Козенкова: -  А мы смыслы наши похоронили.

Еп.  Феодосий: - А эти белые если бы они тоже имели идею и поддержали бы Царя, то и не было бы красных. Представьте себе, что такое белые - это офицеры, которые воевали Японскую войну, Первую Мировую.

Е.  Козенкова: - Профессиональная армия, которая проиграла кучке маргиналов.

Еп.  Феодосий: - Вот и все. А почему? Потому что они развалились. Все эти романсы, водка, танцы. Понимаете.

Е.  Козенкова: - Мне кажется, Белое движение требует изучения, оно очень оболгано. В любом случае оно - последнее сопротивление Октябрьскому перевороту. Было восстание юнкеров, а потом и Добровольческая армия, которая образовалась. Это было последнее сопротивление большевистской власти.

Еп.  Феодосий: - У нас в Омске был правителем Колчак. За кого он стоял? Он хороший, встал во главе России, так он считал, так там центр России. Но он правитель без Царя.

Е.  Козенкова: - Мне кажется, военные люди воевали, им важно было очистить от большевистской нечисти, у нас не было идеологии. Троцкий сразу создал институт комиссаров, идеологические ячейки. А царские генералы брали и воевали, а потом они хотели, чтобы собрано было народное национальное собрание, учредительное собрание.  Которое решит судьбу отечества, когда они победят.

Еп.  Феодосий: -  Учредительное собрание было. Люди были живые. Якобы в Уфе они были. Но никто из собрания про решения с Царем ничего не сказал. На это решение, что Царь отрекся от престола и всю эту клевету учредительное собрание ведь ничего не сказало. И без учредительного собрания они все решили, что Царь отрекся от престола. Отрекся, но остается Императрица. Нет, еще есть Царевич, есть Императрица -вдова Мария Федоровна. Но это все незаконно.

 Что тут говорить? Нам надо осознать, что это ошибка всех. И каяться надо, а не оправдываться. Все дали трещину. Даже в Церкви, когда Император пришел на службу после этого, что оболгали его, его не поминали Императором - а просто Николай Александрович, это было именно то, что все от Царя отреклись. Все без исключения. И поэтому всем без исключения надо каяться.

 У нас сто лет прошло, о костях поговорили, а на всю страну, я считаю, надо было сделать дни памяти, праздники, крестные ходы, чтобы знали: это человек, который отдал жизнь за страну. А вместо этого поговорили о костях и закончили год. Отводят нас от этого.

 А почему наш народ не хочет думать? Я не говорю, что надо восставать, против кого-то. Нет. Это неправильно. Но почему человек не должен думать, что ему делать? Единицы способны думать. Вы собираете много людей на ваши вечера, но по масштабам Москвы - это ничего. Тут народ должен весь проснуться и не идти ни против кого. Никогда никакая революция ничего хорошего не делала. Революция, восстание - не Божие дело, а вот проснуться и идти к Богу, очистить ум и чувства от грехов - это само по себе хорошо всем. Но хочет ли человек этого? Вряд ли.

Поэтому интересуются царем единицы, в ком еще есть совесть, ум, способность  думать. А в основном люди - есть и есть. Это еще хорошо. Старики говорят, что таких времен еще не бывало. Люди жалуются на президента, Патриарха, епископов, священников, друг друга, депутатов. Вы, люди, сами себе делаете плохо. Что президент вам должен или патриарх? Проблема одна - враг рода человеческого, диавол, находит способы, как нас обмануть. Через людей и иначе. Отводит он нас от истины.

И пока человек русский православный не начнет регулярно ходить в храм, изучать Писание, святых отцов, он и будет ходить по мукам - он этого достоин. А время, которое мы сейчас переживаем, очень хорошее. У нас все бедные в Исилькуле, цены высокие, зарплаты маленькие, а смотришь- одни иномарки, пусть и подержанные. И мне один из глав нашего района говорил, что у них машин в два раза больше, чем у людей в районе. Вот результат. А магазин. Помните магазины? Помните плакат: красный террор - около 30 миллионов невинных людей было убито до Второй мировой. Это геноцид.

Е.  Козенкова: - А в гражданскую -10, 5. Тоже все начиналось с красного террора.

Еп.  Феодосий: - Об этом не скрывают. Но все это время не жили люди так хорошо, как сейчас, и никто не жаловался. А сейчас всем плохо? Почему? Потому что хорошо. А хорошо без Бога долго не бывает. У людей хорошо - уровень жизни, но озлобление!? Грех набирается, но человек не очищается от него. Люди сейчас какие? На ногу случайно наступил, что можно услышать? Мало доброты. Не культивируем мы это.

Я не говорю, что все пропало. Наш народ сильный. Но ждать, когда придет Царь- не надо, надо что-то делать. Ждать когда придет Царь можно, когда мы его сможем принять, а сейчас пока никто не готов.

Вопрос: - Все мы знаем 6 марта, 19-е по-новому, когда Синод издал указ не поминать Царя на Литургии, помазанника Божия. В Концепции, когда еще митрополит Кирилл не был Патриархом, написано, что монархия является высшей формой правления. Почему Вам, как владыке, не благословить свою епархию молиться на Литургии за  восстановление православных царей в нашем отечестве? Начнем с этого, самого главного, с Литургии. Не просто так совершилось то, что Церковь перестала молиться за помазанника Божия. 1000 лет она это делала.

Еп.  Феодосий: - У нас есть молитва. Мы читаем молитву о помощи Божией всем верным, которые стараются устоять в вере. Молитва о том, чтобы Господь помог всем, кому небезразлична к тому, что происходит, чтобы народ начал просыпаться. Мы молебны служим императору, на отпустах я Императора всегда поминаю, Царскую семью, считаю, что это важно. Но если мы так начнем, а другие не будут- не годится.

Общее должен не епископ начинать, это всеобщее решение Церкви. Снизу начинать неправильно. Но мы молимся о том, чтобы народ проснулся, ходить в храм. А о восстановлении Царя - надо, чтобы народ был готов. У нас мало людей ходит в храм. Люди, слыша про Царя, прямо со злостью просят не поминать Царя. Говорить им о Царе - раздражать. Я им говорю сначала, что они могут не верить, не знать, но совесть - она для всех. Если человек начинает соблюдать совесть во всем, он начнет понимать православие, и все пойдет своим чередом. А у нас нарушение совести. Это первый закон, который Господь дал человеку еще до грехопадения. Совесть всегда. Если любой человек, любой веры, состояния начнёт соблюдать совесть, то у него и Царь будет в голове. Но в наше время люди Царя не понимают.

 Если я сейчас начну читать молитву за Царя те, что в храм ходят, будут против меня. Резко очень. Вот мы стали ходить с портретами священников, монахов, которые воевали на войне героями. И то они все в шоке, как так? Они же герои, а потом стали монахами. Это же суть не меняет. Мудрость состоит не в том, чтобы сразу все до всех донести. Старцы как делают? Общаются с людьми на уровне людей и в этом мудрость. Если человек понимает на уровне 5 класса, зачем ему высшая математика? Я при всем уважении к вашим словам, считаю, что состояние наших людей таково, что говорить им: «давайте за Царя», они как сказку будут слушать. Я бы предложил очистить чувства, ум, всю нашу жизнь от неправды, лукавства. Ходим в храм, а невольно замечаешь, что у нас, православных, много неправды. И какого нам Царя? Будем готовы, Господь нам даст.

А пока мы даже недостойны того, что имеем. Мы еще по милости это все получаем. Мы делаем мероприятия в царские дни. Потихоньку дело идет. Андрей Борисюк написал такую книгу – «История России, которую приказали забыть» и «Рекорды Империи». И эта книга говорит, показывает цифры и факты, ситуацию, сравнивает Россию и другие страны во времена Николая II, до и после. Если человек умный, то он читает. Дважды выпускали тираж, разошелся. Значит, люди все же начинают понимать. Процесс постепенно идет. Будем соблюдать совесть - все у нас будет. И вера, и Царь, и Царство Небесное.

Е.  Козенкова: - Владыка, наверное, неслучайно у нас произошел этот разговор в день святителя Николая. Это ведь именины Царя. Что бы Вы пожелали нашим слушателям?

Еп.  Феодосий: - Император Николай имел брата, звали его Георгий. Он по-детски завидовал святому его - Победоносцу, на коне. А у него святой старичок с бородкой. И Николай тоже мечтал быть Георгием. Играли они так.

А на самом деле, Николай в жизни сделал много добра вокруг себя.  Он делал добро, подражая святому Николаю. Правило веры и образ кротости - святитель Николай был кроток. У нас много неправильных понятий. Читаем про ангелов, а они ведь страшные, если Господь повелит - он может убить. Читаем святителя Николая - он Ария ударил, а он был кротчайший, смиреннейший, но все же отстоял веру. И Император увидел состояние людей в России и до конца совершил подвиг. 

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+