Перейти к основному содержанию

17:22 03.12.2020

Исторические аспекты устроения семейной жизни

02.11.2020 10:54:17

Слушать: https://radonezh.ru/radio/2020/10/16/19-00

М.П. – Здравствуйте. В эфире радиостанции "Радонеж" передача "Современная семья: сохраняя и преумножая". С вами протоиерей Максим Первозванский.

Сегодня у нас в гостях замечательный человек, отец четверых детей, кандидат исторических наук, преподаватель с многолетним стажем Василий Игоревич Пичугин. Здравствуйте, Василий Игоревич.

В.И. - Здравствуйте, отец Максим.

М.П. - Сегодня мы с вами поговорим об исторических аспектах организации семейной жизни, о том, всегда ли люди жили семьёй так, как они живут сейчас. Или, может, они всегда жили так, как жила русская семья 100 лет назад, или как-нибудь иначе. Всё об истории семейной жизни человечества. Естественно, нас с вами будет больше всего интересовать наша с вами православная традиция.

Начнём мы с вами издалека. Хочу вам задать, Василий Игоревич, вопрос. Насколько вообще жизнь семьёй традиционна для человека?

В.И. - Существует несколько точек зрения. Если мы с вами рассматриваем теистическую точку зрения - конечно же, семья существует изначально. Но люди, которые не признают Божественное начало в этом мире, по-разному отвечают на этот вопрос. Единой позиции у них нет. Если мы с вами рассматриваем человека как животное, то существует громадное многообразие подходов к этой проблеме. Потому что животные очень разные. Любой человек может вбить в поисковую систему Яндекс и Google поиск тех животных, которые демонстрируют преданность в семейной жизни. Давайте вспомним волков, лис. Можем вспомнить орланов.

Существует американский миф, почему орлан является одним из символов Америки. Потому что орланы создают семейную пару на всю оставшуюся жизнь. Они сохраняют верность единственному партнеру. Давайте с вами вспомним символ такого знаменитого журнала, как Playboy – кролик. Мы с вами понимаем, почему именно кролик. По сравнению с другими животными, никакой верности в семейной жизни у кроликов не существует. И это показательно, что  Playboy взял для своего журнала подобный символ.

 У нас есть животные, которые демонстрируют преданность семейной жизни, есть животные, которые живут стадами, группами. У них сложная структура, доминируют самцы, либо самки. Поэтому очень многие ученые, которые отрицают теистическую концепцию, пытаются нам рассказать, как бродило стадо, и вдруг бах!- началась семейная жизнь. Запомните, что им это трудно сделать, потому что у многих животных на самом деле семейная жизнь существует, и есть уникальнейшие образцы. Любой человек, который смотрел передачи про животных, знает такое понятие, как брачный период. Самцы ведут себя по-особому, отлично от самки. При чём опять мы можем видеть, что у разных животных этот период различен. От нескольких дней - до нескольких месяцев, даже больше полугода. Кто-то демонстрирует ухаживания на протяжении 9 месяцев. Поэтому позиция тех людей, которые говорят, что вообще-то семья изначальна - это серьезная позиция. И, безусловно, даже среди тех людей, которые отрицают теистическую концепцию нашего мира, некоторая часть тоже придерживается именно этой позиции.

М.П. - Мы с вами стоим на библейских началах. Если мы посмотрим вообще, как Библия смотрит на этот вопрос, то увидим, что Бог сотворил Адама и Еву в раю сразу семьёй.

В.И. - Безусловно. Мы понимаем, что это основополагающий фундамент нашего мира.

М.П. - Часто задают вопрос. Мы с вами сразу из животного мира обращаемся к миру Библии, но не должны пройти мимо хотя бы краткого ответа на вопрос: Если мы говорим, что Адам и Ева и их дети были первой семьёй, на ком женились сыновья Адама? И как у них всё это было устроено изначально?

В.И. - Здесь перед нами, с моей точки зрения, Библия даёт уникальнейшую символику. Конечно, существует символическое толкование. С другой стороны Библия предельно конкретна. Рождаются дети. Эти перводети, чтобы размножение дальнейшего человеческого рода было возможно, имеют такие свойства, что брат может жениться на сестре. Именно это первоначало у нас существует. Хочу тоже обратить внимание, недаром у нас чётко говорится, что праотцы жили гораздо дольше. Этот момент мы должны зафиксировать. Эту точку зрения разделяли многие народы. Существовал первый золотой век человечества.

Да, человечество что-то совершило нехорошее, это и у языческих народов присутствует, но всё равно способности у людей были грандиозные. По мере проживания в этой греховной жизни способности людей уменьшались. Поэтому этот вопрос часто задают - на ком женились, брат на сестре? А почему у нас это нельзя, почему в Новом Завете говорится одно, а в Ветхом другое? Ответ простой. Указание на возраст праотцев позволяет нам выявить этот период. Причём, как ни странно, выделить его в пространство символической тайны. Увы, из-за нашего проживания в грешном мире многие вещи, особенно связанные с райским состоянием, даже с греховным состоянием после рая мы до конца понять не можем.

М.П. - Мне вспомнилось ещё как минимум 2 эпизода. Я не думал, что мы именно об этом будем говорить. Но мне кажется, что это интересная тема. Один из них относится к библейской истории, а второй к истории XIX века. Вспомним Праведного Лота и его дочерей. Безусловно, во времена Лота инцест или кровосмешение близких родственников были табуированы, это было категорически запрещено. Нельзя было зачинать детей от своего собственного отца. Но мы видим, что поскольку дочери Лота решили, что они остались после Содомской катастрофы последними людьми на Земле, то для продолжения человеческого рода решили, зная, что их праведный отец не пойдёт на это, напоили его и зачали от него одна в одну ночь, другая в другую. Насколько я понимаю, Священное Писание не осудило их. От каждой из них от Лота произошёл великий народ.

В.И. - Как ни странно, ответить на этот вопрос в общем можно. Надо обратить внимание на это дерзновение дочерей Лота. Давайте с вами выставим альтернативную реальность. Они точно так же понимают, что вообще не осталось праведных людей. И что нужно делать? Надо доказать отцу, что он должен пойти на это. Отец, мы подумали, ты у нас старший, мы тебе рассказываем ситуацию, ты принимаешь решение, ты должен совершить определённые деяния, мы должны забеременеть и родить продолжение.

 Мы лишний раз видим парадоксальность Священного Писания. Вообще в Священном Писании всегда присутствует жёсткий закон, мораль. Мы всегда видим, что существует свобода, которая выше этого закона, и при этом закон тоже надо исполнить. Они понимали, что это их решение, и они за это будут отвечать. Они не должны переложить это решение на своего отца, который, если он поступит так, как они праведно вроде бы рассудили, совершит непоправимый поступок.

М.П. - Этот поступок как бы оказался не его, а их.

В.И. - Совершенно точно. Можно вспомнить уже Новый Завет. Давайте вспомним приказчика,  домоправителя, который понимает, что может лишиться работы. И он начинает думать, а что он может делать? Тогда, с точки зрения закона, он совершает неправильные вещи. Призывает к себе должников и говорит, давайте перепишем долговую записку, ты будешь должен меньше, хотя на самом деле должен столько, сколько записано в этой долговой записке. 

М.П. - Это сложная притча пятнадцатой главы.

В.И. - Это уникальное дерзновение, потому что с формальной точки зрения столько можно претензий предъявить!

М.П. - Я вспоминаю ещё один эпизод. Он относится уже к истории Нового времени. Эта история, правда, не православная, а католическая. От этого она не становится менее интересной. Эта история про Парагвай XIX века. Не думаю, что все наши радиослушатели знакомы с латиноамериканской историей, но Парагвай интересен тем, что там была уникальная ситуация. Католикам удалось создать по-настоящему религиозное теократическое государство под управлением Католической церкви.

В.И. - Хочу сразу поправить вас как историк. Это государство существовало в XVII веке.

М.П. - Я как раз вспоминаю не этот эпизод, а эпизод войны с Уругваем, с Аргентиной, в результате которой, это, по-моему, XIX век, 90% мужского населения Парагвая было уничтожено. Католическая церковь пошла на беспрецедентный шаг, напрямую не призывая, но фактически закрыла глаза и не осуждала женщин, которые зачинали детей от тех мужчин, которые остались, без брака. То есть та же самая тема для восстановления населения. Из мужчин оставались одни инвалиды, по сути дела мужчин не осталось. Я не планировал об этом вспоминать.

В.И. - Мне тоже интересно  поговорить на эту тему. Потому что этот парагвайский пример изумительно иллюстрирует ситуацию, в которой оказались дочери Лота. Если смотреть на то, что делает промысел Божий в этой священной истории, многие богословы об этом говорят, существует направленность отделения. Создание богоизбранного народа, отделение от него нечто греховного, того, что неспособно слушать волю Бога. Иногда складываются трагические ситуации, а они по-настоящему трагические, ловушка дьявола. Вот смотрите, что мы с вами сделали. А вот вы не сможете, ваш закон вас ограничивает. Вы нарушаете закон, и всё, вы попались.

М.П. - Вы теперь плохие.

В.И. - Вы плохие, вы никакие не святые, ха-ха-ха. Дьявол недаром отец лжи. Это на самом деле потрясающий момент. Рационализировать его вообще нельзя. Ты должен со внутренним благоговением понимать, что на самом деле мы свободны над законом. И можно и так сделать в данной ситуации. Давайте вспомним Парагвай. Мы снова экстраполируем. Создание этого уникальнейшего теократического общества, в котором и учителя-в основном это были монахи-иезуиты - и индейцы-ученики с благоговением относились друг к другу. Зло, которое их окружило, мы с вами должны понимать, что Новый свет осваивали и предельно благочестивые люди и те люди мамоны, которые хотели как можно больше золота и сексуальных развлечений. И для них индейцы - это просто-напросто потенциальные рабы. То же самое их жёны - сексуальные рабыни. Зло сомкнулось. Этому злу казалось, что оно уничтожило то уникальнейшее древо, которое было создано благочестивыми католиками и благочестивыми индейцами, которые приняли католицизм. И здесь нужно действительно потупить очи. Я уверен, что тем людям, которые принимали это решение, оно далось достаточно тяжело. Бросить в них камень? Я хочу посмотреть на того человека, который начнёт благочестиво рассуждать и кидаться каменьями в католиков за то, что они разрешили это сделать.

М.П. - Первая часть нашей передачи пошла для меня по незапланированному руслу. Постараемся вернуться в нашу историческую действительность. От Адама и Евы, от дочерей Лота, от Парагвая XIX века перейдём к нашей общехристианской традиции, и конкретно-  нашей православной традиции. Есть ли такое представление о том, что существует определенный семейный уклад, который можно назвать канонически православным? На который мы должны равняться во все века, во все времена, и все страны, и народы? Или это переменчивая ситуация, и нет некой константы, а есть базовые принципы, а остальное может принимать различные исторические и культурные формы?

В.И. - Как ни странно, я не совсем буду отвечать на этот вопрос, потому что я понимаю суть этого вопроса. Мы задавали вопрос: брак изначален? Можем ли мы говорить, что существует громадное количество многообразных брачных отношений, одно из них православное. Да, допустим, самое правильное. Эти брачные отношения к истинному пониманию брака не имеют никакого отношения. Опять же, как вы, отец Максим, спросили, существует ли для православного единая константа? Если отвечать с исторической точки зрения, то очень легко за многообразием всевозможных культурных отличий в отношениях к браку, как за деревьями не увидеть леса. Лес увидеть достаточно просто. Вы сказали, что всё-таки большинство людей понимали, что брак изначален, в том числе язычники. Давайте подумаем, почему? Для большинства язычников именно соединение мужского и женского начала, именно каких-либо богов даёт начало жизни. Поэтому православное утверждение, что семья - это малая церковь, с определённой точки зрения многие язычники соглашались с этим. У нас часто возникает вопрос, в некоторых культурах брак - это чисто формально, может, это так и было всегда, может быть это православие такую сакральность туда привнесло? А раньше всё было проще, какой-то там Рим, Египет вспоминают. Можно ответить, ничего подобного. Это отражение некого первоначального божественного творения. Поэтому заключение брака безусловно имеет мистический характер. Можно сказать: ничего подобного, сколько у нас примеров, где этого мистического характера нет. И тут же следует важная оговорка. Мы с вами живём в мире, где народы находятся в разных культурных стратах. Мы с вами понимаем, что у некоторых одно представление о цивилизации, у некоторых другое. Что это означает? Если мы с вами будем сравнивать африканскую страну, допустим, Гану, с высокой цивилизацией Древнего Египта. Утверждать, что нынешняя Гана находится на том же цивилизационном уровне, это, по крайней мере, будет странно. Мы все с вами видим, что в определённые моменты возникают цивилизации, где существует большое количество городов и усложняются социально-экономические отношения. К формальным, материальным сторонам брака существует достаточно серьёзное отношение. Не случайно для нас с вами, людей, которые жили в советскую эпоху, само понятие брачного договора – это какой-то абсурд. Кто-нибудь нам в 80ые годы сказал бы, что скоро будут брачные договора, мы бы пожали плечами. Это у них там, на Западе. А в то же время нам говорят: первый брачный договор был заключен 3000 лет назад в Египте. Дальше, 2000 лет, закон Хаммурапи тоже серьёзно относится к этому аспекту. Суммируя всё, что я сейчас сказал, брак часто понимался мистически, но уровень религиозности, насколько люди живут в устремлении в религиозную сферу,  во все времена у людей менялся. Причем это переживал один и тот же народ. В истории одного и того же народа вы можете видеть примеры, когда в браке доминирует мистическая компонента, а через какое-то время наоборот, социально-экономическая компонента начинает доминировать. И на примере Рима, и на примере Вавилона, и на примере Египта это легко можно проследить. Здесь тоже очень интересно, если мы будем говорить про православие, мы должны понять, что христианство появилось именно в Римской цивилизации в тот момент, когда религиозное напряжение не достигало высокого уровня, и социально-экономическая компонента доминировала при заключении брака. Мы можем видеть, что народы переживают разные периоды, поэтому определённые формы брака бывают разными. Основополагающее положение богословия, что брак, семья - это малая церковь - не подлежит никакому сомнению.

М.П. - Спасибо за такое пространное объяснение. Мне вспомнилась "Алфавитная синтагма" Матфея Властаря, сборник канонических законов Византии, то есть уже поздней Римской империи, где говорится, что брак - это единство божественного и человеческого права. Вы сейчас объяснили, что человеческое могло меняться, а божественное остаётся неизменным.

В.И. - И сразу давайте пример. Сначала церковь принимала римский брак, когда мужчина и женщина объявляли, что они теперь муж и жена. Церкви этого было достаточно, никакого особого таинства у нее не было. Это тоже важный момент. У нас говорят: ах, не было? это свойственно протестантскому богословию. Оно всё время нам показывает Священное Писание. Здесь говорится об иконах? Нет? Что же вы нам православные язычество внедряете. Там говорится о всяких митрополитах, епископах? Нет, это вы придумали. То есть эта концепция мистического уже в Священном Писании изначально  являет себя. Но церковь с пониманием относится к возможностям новообращённых людей, она постепенно меняет то, к чему они привыкли. Постепенно происходит преображение понятия брака. Это важный момент. Мы видим, как нам некоторые говорят, что такое брак. Это придумали монахи, церковники в каком-то X - XI веке, а в I-II веке ничего этого не было. Мы объясняем, почему этого не было. Церковь всегда трепетно подходит к свободе человека, никогда его через колено не ломает. Когда человек способен воспринять, перейти- такое примитивное сравнение- на новую духовную ступень, только тогда это и происходит.

 М.П. - Мне сейчас вспомнилось миссионерство наших великих русских миссионеров, начиная со Стефана Пермского и кончая великими миссионерами XIXвека, бытность Иннокентием Иркутским и многими другими. Например, о соблюдении постов в брачной жизни, не помню, где прочитал, сейчас не могу указать источник. В мою студентом Семинарии меня это поразило, что о постах в семейной брачной жизни новопросвещённым народам сообщалось только в третьем поколении. То есть первоначально они не могли это вместить, такое ограничение для них являлось неудобоносимой ношей, поэтому об этом не говорилось. Но говорилось, безусловно, о Моисеевых заповедях, их никто никогда не отменял. О прелюбодеянии говорилось, о верности и браке, а о дополнительных ограничениях или других формах не сообщалось. Не то, что говорилось: вот они есть, вы их не соблюдайте. Они оставались за скобками. Только в третьем поколении, когда уже и дети, и внуки сами с рождения были христианами, им об этом сообщалось.

В.И. - Давайте ещё другой пример, непосредственно наша церковная история. Мы все с вами понимаем, кто у нас изначально совершал обряд венчания. Это, конечно, князья, элита. В народе достаточно долго сохранялись представления о браке, которые существовали на протяжении столетий языческой жизни. И церковь не пыталась сразу воцерковить.

М.П. – Наверное, всё-таки требовалось благословение священника. И мы видим это по всевозможным документам, сохранившимся из ранней нашей церковной истории. Есть такой эпизод, что священник может посетить брак, благословить его и находиться даже на брачном пиру до тех пор, пока не начнутся буйные пляски.

В.И. - Этот пример уже относится к XII-XIII веку. Понятно, пространство того же XI века именно по мере возможностей. Мало того, мы с вами тоже должны понимать, когда мы говорим: Киевская Русь, у нас происходит стереотип некого единого пространства. Каждое славянское племя имело разную степень отношения к христианству вообще. Если поляне, которые жили в Поднепровье, туда христианство проникало уже в течение долгих столетий. Для них принятие христианства, принятие православия - это был достаточно органичный процесс. Мы знаем, что у нас были угро-финны, которые вообще-то смотрели на принятие христианства как попытку славян усилить свой политический контроль. Поэтому крестить угро-финнов в пространстве Ростовской земли было сложной задачей. Мы помним  знаменитый подвиг Авраамия Ростовского, которому это удалось. Но другой пример, славянское племя, которое достаточно долго придерживалось языческих обычаев: знаменитые вятичи. Мы помним, что просветителем вятичей стал монах Киево-Печерской лавры Преподобный мученик Кукша. Он сумел переломить эту языческую традицию, но при этом погиб, проповедуя истинную веру.

М.П. - Это какой век?

В.И. - Это уже XII век, середина XII века. Тоже очень важный момент, что разная степень христианизации. Мы даже сейчас, приезжая в тот или иной город, знаем, что где-то более воцерковлённое население, где-то менее. И это очевидно.

М.П. - Даже в Московской области едешь в одну сторону, на запад - одна степень воцерковлённости, плотности храмов и того, насколько люди готовы ходить в эти храмы, придерживаться христианства в своей собственной жизни. Едешь в другую сторону от Москвы, и недалеко, 50 километров отъезжаешь - совершенно другая ситуация. Даже в пределах Московской области.

В.И. - Совершенно точно. Церковь как никто другой это всегда остро чувствовала. С моей точки зрения, относилась к этому очень мудро. Если мы с вами будем говорить о миссионерской деятельности Русской Православной Церкви, если возможно употребление такого термина, она всегда совершалась с глубоким тактом. Понятно, что можно найти какие-то отдельные примеры отнюдь не тактичных действий, но если опять же сравнивать. Вот такое сравнение: ты выстраиваешь математическую модель, это очень важный момент. Я, будучи гуманитарием, часто говорю, что благодаря даже своему ученику, который, будучи философом и занимаясь логикой, всё время говорил, что отдельный пример ничего не доказывает. Увы, мы, к сожалению, существуем в мире, где люди друг другу пуляют в мозги этими отдельными, с их точки зрения- зубодробительными примерами. Поэтому любой человек, который сравнивает миссионерскую деятельность православных и католиков, может сказать с полной уверенностью, что мы были гораздо менее агрессивными. Более тактичными. Сразу хочу обратить ваше внимание, что я тоже с уважением отношусь и к миссионерской деятельности католиков. Но если сравнивать, ещё раз повторю, миссионерскую деятельность Православной и Католической церквей, мы всегда были более тактичными и терпимыми.

М.П. - Василий Игоревич, мы с вами сейчас ведём передачу о семье. И мы пришли, как мне кажется, к важным выводам, затрагивая самые разные аспекты. Церковь в своём отношении к браку очень бережна, спокойна и неагрессивна относится к тем брачным формам, которые присутствовали в истории в тех или иных народах, цивилизациях и культурах. Чтобы эту часть нашей передачи подытожить, попробуем сформулировать. В чём состояло это христианизирующее миссионерское воздействие церкви на те формы брака, с которыми церковь сталкивалась в тех или иных народах, в различные исторические периоды? Что в первую очередь? Это были внешние формы, которые церковь пыталась пусть не навязать, но каким-то образом предложить? Или это были внутренние вещи, изменение типов отношений? Над чем непосредственно работала церковь в области семьи, если мы не берём прямой призыв, если мы не берём Символ Веры, если мы не берём богослужения, если мы не берём Заповеди Божьи непосредственно по отношению к семейной жизни? Это получается очень интересная тема. Формы семейной жизни разные получаются у разных народов, но церковь работала с каждой из них. Что она пыталась в них привнести?

В.И. - Сам для себя это впервые формулирую, как ни странно. Принцип миссионерской деятельности церкви именно по этому вопросу очень прост. Церковь говорит: вы молодцы, вы сохранили память об истинном Боге, об истинных отношениях. И это вам нужно сохранить. А вот здесь у вас произошло повреждение, поэтому давайте от этого мы будем отказываться. Здесь мы должны понимать, что степень отпадения может быть разной.

Увы, у нас есть стереотип. Когда мы говорим о духовной жизни, мы всегда говорим об отдельном человеке. Он выбирает между добром и злом. Я, когда занимаюсь историей, тем более я преподаю и прекрасно знаю все наши программы, представить, что кто-то говорит, что народ или целая цивилизация делает свой выбор в ту или иную сторону, конечно, представить у нас невозможно. На самом деле так оно и есть. Давайте вспомним классический пример, к кому в Ветхом Завете относились хуже всего, к какой культуре? К Финикийской. Мало того, надо чётко сформулировать, что финикийцы, грубо говоря, сатанисты Ветхого Завета. Если этого не понимать, знаменитый эпизод Сира с финикиянкой вообще многим непонятен. Что такого она попросила, вдруг он сказал, что пришёл к погибшим овцам дома Израилева, а что Он ей сразу не помог? Давайте переведём всё это в упрощенную форму. Подходит сатанист или сатанистка к священнику и говорит: ну-ка, мужик, помоги мне. Очевидно, что священник скажет: ну, ты вначале покайся. Покаяние, ещё раз хочу напомнить - это изменение, ты должен отречься от своей борьбы против истинного Бога, тогда я тебе помогу. В этом эпизоде знаменитом она это как раз и делает, моментально отказывается от богоборчества своей культуры. И Господь ей тут же помогает. И нужно понимать, что разные народы, в том числе и в своей брачной жизни, сохраняли совершенно разные формы. Давайте приведём пример, который шокировал тех же католиков-миссионеров. Когда они оказывались в Новой Америке, сталкивались там с брачной жизнью тех же ацтеков, они сталкивались со священной проституцией, с громадным количеством человеческих жертвоприношений и понимали, что это изменить вообще нельзя. Здесь нужно радикально говорить: извините, дорогие, это вообще ни в какие ворота не лезет. Всегда существовало большое количество людей, которые слышали это, и большое количество, которые от этого отказаться не могли. И тогда возникало жесткое противостояние. Существовали и народы, которым проповедовать было достаточно легко. Они во многом сохранили своё благочестие, хотя существовали в пространстве язычества. Очень многим миссионерам нужно было проявить любовь, терпимость, и эти люди радостно шли за Христом, в том числе в семейной жизни, в брачных отношениях. Это нужно очень хорошо помнить. У нас нет этого понимания, что народы делают свой выбор. Одни, особенно до пришествия Спасителя, шли в сторону добра, а другие шли в сторону зла. А третьи были теплохладные: и вашим и нашим. Многообразие духовной жизни присутствует как у отдельного человека, так и у отдельных народов. Эта духовная жизнь отображается в семейных и брачных отношениях. Миссионерам, когда они обращали эти народы, приходилось применять совершенно различные усилия. Кому-то минимальные, а кто-то прилагал сверхусилия, то есть миссионерство на протяжении нескольких поколений.

М.П. - Василий Игоревич, я хотел бы в оставшейся уже небольшой части нашей передачи поговорить о недавнем нашем прошлом. Нам с вами, нашим родителям и нашим дедам, то есть буквально 2-3 поколения, людям, жившим вXX веке в России, на территории ещё одного поколения Российской Империи, потом Советского Союза, пришлось жить действительно по китайскому проклятию в эпоху перемен, и в том числе перемен семейной жизни. Сейчас, когда мы слышим о православных традициях, православной традиционной семье у людей, стремящихся строить свою жизнь на православных началах,  и в головах часто возникает каша и путаница. Потому что мы, наши родители и деды были свидетелями того, как традиционная русская большая многопоколенческая семья, безусловно православная, освященная веками своего существования, закрепленном в том числе в общепризнанных авторитетных книгах, как Домострой- как она сменялась на нуклеарную семью, причём семью в значительной степени вообще безрелигиозную. Мама, папа, несовершеннолетние дети, живущие уже не на земле, а в больших городах, не знающие Бога, не знающие церкви. Лет, наверное, 30 назад, когда началось массовое возвращение к Богу, к церкви - после 1000летия крещения Руси, встал вопрос: как строить семейную жизнь? Я хотел, чтобы мы с вами немного поговорили о той традиции православной семейной жизни, которая сохранялась для большинства наших с вами соотечественников примерно до середины ХХ века, то есть до Великой Отечественной войны, когда большинство населения продолжало оставаться сельским и хранило традиции в том числе и семейной жизни, и к тому новому образу семьи, который возник в городах. Та самая нуклеарная семья. И что с этим делать уже нам сейчас, надо ли нам пытаться воспроизвести эту многопоколенческую семью, или это та самая внешняя форма, которая не так важна, и попытаться найти принципы, чтобы воцерковить то, что есть . Что бы вы по этому поводу могли сказать?

В.И. - С моей точки зрения, мы находимся на важном творческом этапе, потому что мы выстраиваем жизнь нового русского города, его культурную жизнь. Он как раз и должен быть основан на православной традиции. Но перед нами существует большое количество запутанных вопросов. К сожалению, в сознании людей они не присутствуют. Как ни странно, я снова возвращусь к тезисам, которые мы высказали во всех частях нашей передачи. У нас есть иллюзия, что прошлое в определенной степени однородно. Мы говорим: традиционная Россия.

В.И. - Совершенно точно. Давайте мы с вами будем говорить, берём XVIII-XIX век, русский город, особенно самые главные города. Они уже в той или иной степени транслируют европейскую традицию цивилизованной городской жизни. Хочу ещё раз обратить внимание, цивилизованная жизнь городская европейская - это не значит, что мы следуем образцам Европы XVI -XVII  века, или Европейского Средневековья. Потому что мы понимаем, что города были более развитые. Мы понимаем, что эти законы цивилизованной жизни существовали и в Римской Империи, они существовали и в Ассиро-Вавилонской Империи, существовали 3000 лет назад в Египте. Что это означает? Что человек, когда попадает в город, его сознание в принципе сильно меняется. А в чём? Происходит разрушение именно родовых связей. Эти родовые отношения в городе разрушаются.

М.П. - Зафиксируем этот момент. Первое, что происходит в городе - это разрушение родовых связей. Это происходит независимо от времени и места.

В.И. - Поэтому мы берём московскую, питерскую жизнь дворянства и смотрим, как происходили заключения браков, как существовала семья в пространстве дворянской городской жизни. Мы осознаём, что жизнь в деревне крестьян - это просто другая планета. В то же время в XX веке на наших глазах произошло уничтожение русского крестьянства. Некоторые говорят, что это просто процесс урбанизации, который произошёл, увы, в большинстве стран нашей планеты. Что большая часть населения стала жить где? Она стала жить в городах. Но у нас многие люди помнят, что их бабушки, прабабушки, прадедушки ещё жили в деревне. Они стали горожанами совсем недавно. Мало того, русский город благодаря тем же самым Петровским реформам в значительной степени оказался подвержен иным культурным влияниям. Поэтому создать классический православный городк 1913му году не совсем удалось. Мы с вами живём именно в городе. А большинство людей пытаются создать традиционную православную семью, основываясь на христианской жизни. Это невозможно. Нужно обратить внимание, что многие народы нашей страны эти родовые отношения сохранили. И мы видим и те свадьбы, и те браки, которые организуются благодаря тому, что традиционное общество живёт. Мы должны чётко констатировать, что у нас этого традиционного общества нет. У нас основной тон задаёт индивидуализм человека в городе.

 Вспомним шестидесятников, которые считали, что нормально прийти в каких хочешь штанах, самом простом платье в ЗАГС и заключить брак. Чтобы не было никакой помпезности, никаких свадеб, никаких пьяных тостов, чтобы никакой этой пошлости не было. Это один полюс, а другой полюс - свадьба, которую устраивают родители. Два рода работают на эту свадьбу, и человек 300-400 на ней присутствует. Самое интересное, что эти свадьбы мы тоже видим. Некоторые говорят: здорово, у них ещё традиционное общество есть, а нам бы на них равняться. Нужно понимать, что мы должны пройти между Сциллой и Харибдой и продумать, что такое свадьба в современном городе. Надо понимать, что у нас в народе все богословы, все смеются над бабушками, которые придумывают, что свечу нужно передавать через правое плечо, а не через левое. На самом деле каждый человек - это образ и подобие Божие. Каждый хочет богословствовать. Поэтому мы видим громадное количество уродливых традиций, которые появляются на наших свадьбах. Не нужно говорить: фу, как плохо. Нужно тщательно продумывать и всячески поднимать и пропагандировать те традиции, которые позволяют нам сделать свадьбу по-настоящему значимым событием. С одной стороны, показать её торжественность и значимость в нашей жизни и лишить её пошлости. Многие молодые люди с ужасом, я знаю, думают о свадьбе. О, свадьба, только не надо, как бы нам её пережить?

М.П. - В моей семье была одна удивительная история, когда один мой близкий родственник, уже став православным человеком, будучи в ужасе от пошлых позднесоветских традиций и уже послесоветских традиций, решил свадьбу не устраивать. Пошёл в ЗАГС, расписался, потом обвенчался в церкви. Собственно, свадьба у него была венчание в церкви. И он приехал домой вместе со своей молодой женой, посмотрели они друг на друга и сказали: и что? И это всё? Сели вдвоём за тогда ещё не мобильный, обыкновенный телефон, стали обзванивать родных, друзей, близких. Приходите к нам на свадьбу. То есть уже даже не в храм на венчание, а уже просто приходите, посидим. Вот это ощущение, что свадьба необходима, что это не наше личное дело, а что это дело общее, что это всё-таки литургия, его невозможно вытравить из сердца человека.

В.И. - Совершенно точно. Я хочу обратить внимание наших слушателей, что часто, когда мы с вами приходим в церковь, мы чаще всего смотрим в прошлое, там черпаем некие образцы, которые мы должны перенести в нашу жизнь. Когда мы с вами говорим про семейные отношения, про современные браки, нужно понимать, что многое нужно создавать заново. Прежде всего, не старые культурные формы мы должны привносить в эту жизнь, а дух православия. Это уникальнейшее пространство творчества. Именно церковного творчества, не отдельного человека. Многие говорят: у нас свадьба будет пиратской вечеринкой, ни у кого такой свадьбы не было. А православный сказал: а давайте у нас будет реконструкция. Все мои друзья православные придут. Одни будут стрельцами 17го века, другие будут гвардейцами Петровских полков. А дама говорит: о, я надену кокошник 17го века. С одной стороны эти перфомансы, увы. Разово они, как ни странно, даже могут получиться очень неплохо. Но в принципе  это тупиковая ветвь. Мы должны некие уникальнейшие стандарты выработать для свадьбы. И эти стандарты должны быть ясны молодым людям, которые вступают в брак. Для чего всё это? А этот обычай у нас, похищение невесты. Смотрит жених, почему его невесту должны похищать?

М.П. - Как перечеркнули для меня то, что сказали перед этим. Со стороны я даже думал, что мы выходим на конец, сказав, что и свадьба, и вообще семейная жизнь - это уникальное пространство для творчества. Вы вдруг решили про стандарты говорить, которые должны как бы зафиксировать.

В.И. - Это и есть, как ни странно. Что такое стандарты? Это закон. Давайте вспомним, с чего началась русское православное богословие. Знаменитое произведение митрополита Иллариона "Слово о законе и благодати". На протяжении нашей беседы в той или иной степени закон и благодать всё время всплывали. Это, конечно же, касается и семейной жизни, брачных отношений. Безусловно, существуют некие стандарты, некие законы. А есть уникальнейшее пространство благодати. И это не отрицает друг друга. Должны быть понятные стандарты. Например, я служил в армии. Нас постоянно заставляли учить устав караульной службы. Мы говорим: зачем всё это учить? Они говорят: вот запомните, устав караульной службы написан кровью. На протяжении нашего хождения в караул, а я был непосредственно караульным, был разводящим, заместителем начальника караула. В течение моей службы происходили ситуации, благодаря которым ты понимаешь, почему именно так написано в этом уставе. Он мне казался вначале просто набором слов, который я должен выучить. Ну, в армии вот так вот. Сказали красить зеленым - надо красить зеленым. Дальше прошло буквально немного времени, я понял, что всё это продумано и оплачено кровью. Это не выдумано. Когда мы говорим об этих стандартах, они должны быть ясные, глубокие и понятные. И одновременно, тоже это всегда надо доносить до людей, что эти ясные, жёсткие в чем-то стандарты отнюдь не отрицают свободу. Они, наоборот, предполагают творчество. И понимание того, что многообразие человеческих отношений уникально.

М.П. - Спасибо, Василий Игоревич. Мне кажется, у нас получился с вами содержательный разговор. Мы от Адама вспомнили различные формы организации семейной жизни, поговорили о том, как церковь через миссионеров пыталась на них воздействовать, пытались отделить общее от частного. И вышли на финишную прямую с тем, что нам необходимо выработать новые стандарты православного брака, православных свадеб, что мы тоже зафиксировали особо. Что, на самом деле, хоть мы и произнесли такое сужающее слово, как стандарты, это является не столько сужающим, сколько расширяющим, помогающим нам творить явлением. Спасибо вам большое. Сегодня с нами в программе "Современная семья: сохраняя и преумножая" был кандидат исторических наук, многодетный отец Василий Игоревич Пичугин, и я, протоиерей Максим Первозванский.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+