Перейти к основному содержанию

10:25 20.08.2019

Как научиться тому, чтобы  не бояться смерти?

27.05.2019 14:02:35

Слушать: https://radonezh.ru/radio/2019/05/07/21-00
О.Елеазар: -  Вот уже прошла Пасхальная Светлая седмица. Сегодня вторник второй седмицы по Пасхе, а это значит Радуница. Великий день для усопших и для живых.   Мы можем помянуть своих усопших родственников и близких людей. Все православные люди в этот день стараются быть в храме на Литургии, потом расходятся по кладбищам, чтобы посетить  дорогие   могилы. И каждому из нас предстоит переход в другой мир. Сегодня нам хотелось бы поговорить о загробной жизни.  Насколько важна молитва Церкви, молитва близких людей, для усопшего человека  там за гробом?
О.Амвросий: -  Христос Воскресе! Конечно, вся Пасхальная седмица – это служение Господу. Православные всю неделю ходили в церковь – утро и вечер. А теперь неделя настает для усопших, которые уже перешли в вечность. Пасха  для них большая радость, поэтому поминовение усопших  называется Радуница.

Человек создан Богом не для земной жизни, а для вечной. Нам Господь приготовил новое небо и новую землю. Когда наша душа выходит из тела -   она сразу попадает  в духовный мир. Мир вечности, где времени нет, потому что у Бога времени тоже нет. И те люди, которые жили до нас, перешли в тот мир. Те, которые жили свято –  получают духовную радость, а те, которые не жили для Бога, не радовались, так для них и в настоящее время нет радости. Они сами за себя молиться не могут. Они ждут наших молитв - молитв родственников, близких, знакомых. Поэтому Святая Церковь молится за всех. Пока еще есть время -  надо молиться. Вспоминаю такой пример, как один человек работал в рудниках, добывал золото, и ему платили золотом. И однажды он приезжает, пришел в храм, священнику дает золото и говорит: «Вот, батюшка, молись за меня, пока я живой, а когда я умру - тоже помолись за меня». Священник отслужил Литургию, вынул частицу из просфоры, а на другой день умер. Этот работник так был обеспокоен, что потерял золото! И впал в уныние.

Но Господь милостив. Явился ангел и показал ему весы: «Вот это – твое золото». И то, что он положил на весы, сразу перетянуло все: «Вот частица, которую священник вынул о твоем здравии из просфоры». Положил на весы – и она мигом все перетянула. Ангел тогда сказал, что «твое золото по сравнению с этой частицей – ничего не стоит». Частицу, которая вынута о упокоении, как говорят, ангелы на плате несут в то место, где находится человек, за которого молятся. Для него это большое благо. Его душевное состояние меняется в лучшую сторону. Поэтому все православные, особенно -  когда родительская Суббота, пишут записочки и поминают усопших в храме.

Вопрос: - Почему там, у Господа, нельзя молиться усопшим?

О.Елеазар: -  Им не дано такой власти, поскольку они перешли уже. Они могут только за нас молиться, а за себя они уже не могут. Такова воля Божия. Но умершему дается утешение.  

О.Амвросий: - Что он не забыт.

О.Елеазар: - Душа  может молиться, но изменить собственную участь  уже поздно. Уже нельзя. Для души время кончено. Знаете, вот как экзамен. Время экзамена идет, не успели задачу решить – время закончилось. Все, собираем ответы. Но подождите, мне пришло в голову, как решить эту задачу!  - Это очень хорошо, но время закончилось. Экзамен закончен. И вот так и у нас в жизни.

Когда жизнь закончилась  - человек оказался в том мире. Вдруг опомнился, увидев весь ужас своего положения: вечные адские муки и то, что он не способен войти в Царство Небесное. Он и готов бы исправиться, да уже поздно. Все. Ведь должен же быть какой-то предел человеческой жизни! Вот он и наступает. Но люди, живущие на земле, могут за него молиться и эти посылочки ему посылать. То есть, мы способны изменять вечную участь людей, уже находящихся там, за порогом этой временной жизни.

Батюшка, по поводу усопших. Действительно, христиане всегда с особым почтением относились к своим усопшим и всегда хоронили, а вот сейчас, в наше время очень распространено, особенно в больших городах, не хоронить усопших, а кремировать – сжигать тела. Конечно, для  христиан это с моральной точки зрения, с христианской - недопустимо. Даже у некоторых ассоциации: раз его здесь сожгли, его тело, значит, там его душа горит в огне. Как нам  правильно смотреть на это? Ведь взять Москву, к примеру.....

О.Амвросий: - Все православные христиане, согласно Священному Писанию, подчиняются закону: «взят от земли и в землю отыдеши». А сжигать - это языческий обычай. Даже в Греции, когда сжигают тела, отдают пепел. Но положено не сжигать, а придавать земле. Потому что многие думают так: многие люди сгорели в этих печах, превратились в пепел, некоторых, допустим, звери съели. Порой все вместе с глиной перемешалось. «А как же, - говорят,- Господь все это может воскресить?» Исааку Ньютону говорили, а он ответил: «Принесите мне металлическую пыль». Принесли землю. Он взял, металлическую пыль перемешал с землей. Говорит: «Попробуйте отделить!» Говорят: «Не можем». Он  взял магнит, провел по земле и отделил металлическую пыль  от земли. Так что человеку невозможно, а Богу все возможно. Перед Богом предстанут и сожженные, и погибшие в неизвестности. Вот так.

Вопрос: - Время ведь есть только здесь, на земле. У Бога времени нет, и в вечности нет времени. Почему же какое-то время дается? И второй вопрос: иногда бывает чисто физически сложно посетить и храм, и могилу усопшего. Потому что там, как правило, приходится еще и поработать. Я выбираю храм, а на кладбище еду в какой-то другой день. Правильно ли я поступаю?

О.Елеазар: - По первому вопросу о времени. Так его и здесь, на земле, нет. Временем мы называем передвигание стрелок на циферблате. А в ту же самую пустыню попадите без часов – времени нет. Это – условно. Солнце взошло и село – вот мы отсчитываем день. А выйти в космос – там нет восхода и захода солнца. Это все условно. И в вечности, действительно, времени нет. И Бог вне времени. Но мы-то люди – временные  здесь, на земле. И для нас это понятие времени очень много значит. Для Бога – да. Понятие времени – ничто. Для вечности – тоже. А для человека значение имеет  очень большое. Вот, например, человек умирает и не успел покаяться в грехах. Вокруг говорят: «Срочно бегите за священником!». И он секунды считает, потому что чувствует: сейчас душа у него выйдет из тела. «Ну, что же он медлит, что же он не приходит?! Что же он так медленно?» А священник, может, бежит со всех ног! Так что, время - это не абстрактное понятие.

О.Амвросий: - Относительно времени. Оно приходит из вечности и уходит в вечность.

О.Елеазар: - Да. Но для людей время имеет огромное значение. А потом, знаете, по поводу еще помощи усопшим на том свете. Я вспомнил один случай. Когда мы с вами, батюшка, были в Абхазии, с нами был еще один священник. Он бывший военный. У него есть, как у бывшего военного, друзья, знакомые, среди них есть высокопоставленные генералы. И вы нам с этим священником сказали: «Вот, отцы, вам бы хорошо, чтобы вас отправили в горы, чтобы вы там почувствовали, что такое: в горах нет ни еды, ни условий». И он тогда сказал мне на ухо: «Отец Елеазар, не беспокойся, если нас отправят в горы, я  позвоню знакомому генералу, он нам все с вертолета сбросит». Вот как раз прекрасный пример. Вот в горах находишься – хорошо, если есть друг с вертолетом, который может сбросить. А если нет друга? Очень тяжело. Поэтому вот такая же наша помощь и для усопших. Они уже в том месте, где они нуждаются в нашей помощи. А время – для нас оно есть, а для Бога – нет. И когда вы задаете вопрос: что из-за условности, ведь у Бога-то времени нет! У Бога-то нет, а у нас-то оно есть.  

О.Амвросий: - Второй вопрос. Сказано так, условно, для святых отцов, что пойти в церковь на Божественную Литургию – это громадная ценность. Это – равносильно прочитать шесть тысяч молитв Иисусовых со вниманием. И заменить это невозможно.

О.Елеазар: - А если еще и причастился, то вообще ни с чем несравнимо.

О.Амвросий: -  А если вообще нет времени и в храм пойти, и пойти на кладбище помянуть, надо время выбрать: можно псалтирь почитать, можно Евангелие, на Славах помянуть усопшего, на кафизмах помянуть. Это тоже ценность большая. Допустим, не можем помолиться и доброе дело сделать, но все-таки какое-то доброе дело надо сделать за усопшего.

О.Елеазар: - Батюшка, вот вы правильно сказали, что надо время найти. Это, действительно, вопрос приоритетов. То есть, нет времени, надо поработать. Но вы знаете, если человека аппендицит схватил…

О.Амвросий: - Найдется время.

О.Елеазар: - Найдется время сразу же отложить все в сторону, съездить в больницу и сделать операцию. Не будет других более важных дел. Но вот здесь тоже. Хоть раз в год надо так выстроить свою жизнь.  Я не говорю, конечно, если это пожарный, и вдруг пожар – конечно, надо все бросать и лететь тушить. А так -  нужно выстраивать свою жизнь  таким образом, чтобы утешить своих усопших хотя бы в Радуницу.

 Мы говорим, что Христос воскрес из мертвых, а ведь    даже умирать человеку не хочется. Все бы хотели не умирать. Вот перейти бы в тот мир, но без смерти. И вот говорится в Священном Писании: если мы умерли с Христом, то с Христом и воскреснем. Апостол Павел говорит, что те, кто останется до последнего времени – они не умрут, но изменятся.  Вот что это значит для православного христианина – воскреснуть с Христом?

О.Амвросий: -  Если он здесь с Ним жил, общался, то и переходя эту границу, тоже будет с Ним жить.

О.Елеазар: - Но Христос-то уже воскресший…

О.Амвросий: - Он воскресил нашу человеческую природу.

О.Елеазар: - То есть, если я правильно понимаю, это речь о том, что придет такое время, что и мы будем воскрешены Богом, точно так же, как воскрес Христос. То есть с изменившимся телом.

О.Амвросий: -  Да. Вот когда Христос воскрес, Он прошел через стены к ученикам и сказал: «Мир вам. Примите Духа Святаго. Кому простите грехи на земле, тот будет прощен и на небе. Кого свяжете на земле, тот будет связан и небе». Вот в этот момент Господь дал нам власть, священнослужителям совершать все таинства и дал в это время власть прощать грехи человеку и совершать Божественную Литургию.

Вот и Господь воскрес и через стены ушел. Такую плоть Господь должен нам дать, особенно тем, которые здесь жили с Христом. А потом еще такая есть тайна: многие ведь приняли крещение, а ни разу не причащались. А Господь говорит: «Кто не будет есть Мою плоть и пить Моей крови, той не имеет жизни со Мной. И не воскрешу его в последний день». То есть, для Бога он не живет. «А кто будет есть Мою плоть и пить Мою кровь, тот во Мне пребывает, и Я в нем и воскрешу его в последний день».

О.Елеазар: - Нет. Не в том смысле, что не воскрешу, он-то воскреснет, но не для вечной жизни.

О.Амвросий: - Не для вечной жизни, для радости не живет. Самое интересное вот что: человек станет духовным. У него не будет такой плоти, какою мы сейчас имеем. Хотя Бог  - это чистейший Дух. Ангелы имеют какую-то тончайшую эфирную оболочку, как и злые духи. И наши души, когда перейдут в тот мир, они тоже будут иметь какую-то тончайшую эфирную оболочку. Только один Бог – чистейший Дух. И поэтому человек должен жить на земле, украшать свою душу, чтобы не было гнева, не было зла, ни обиды, ни раздражения. Как-то я вспоминаю такой пример: Паисий Афонский встретил одну чету, 85 лет, и спрашивает: «Как вы прожили? Были ли недовольства? Ругались, злились?» Жена говорит: «Нет, никогда мы не ругались, не злились. - А как же вам так удалось?» А жена говорит: «А когда муж приходил с работы уставший, раздраженный  - я ему на подносе кофе, сладости и воду. Он выпивал и был доволен. Потом я его заводила в комнату, давала одежду переодеться, детей провожала, чтоб не мешали отцу отдохнуть». И отец говорит: «Бывало у меня, я что-то хотел сказать, но видя  милосердие жены, ее скромность, я не стал раздражаться. А потом уже отвык от этого».

Так что человек привыкает постоянно ругаться, злиться, ненавидеть, кричать, шуметь. А можно вообще быть мирным, спокойным. Я одну женщину встречал, такая интересная, она говорит: «Я страшно. Не знаю, как меня мой муж терпит. Гнев, зло». Я говорю: «А как же ты работаешь?» Она говорит: «Я хитрая. Я со всеми ласкова бываю, всем уступаю, а дома я уже полностью даю свободу своему языку и всем своим чувствам».

Вопрос: - Как молиться за человека, который умер в пьяном виде?

О.Амвросий: -  Если человек постоянно пил, и он где-то так пристрастился к этому винопитию и не рассчитал, и не хотел, чтобы напиться и умереть, то это – не самоубийство. Допустим, человек садится в самолет, он же не хочет погибнуть!

О.Елеазар: - Но идет на риск.

О.Амвросий: - Идет на риск. Это не считается, если самолет погиб, что они все самоубийцы. Вот, человек плавает, но еще не может плавать и попал в такое место, где, бывает, крутит…

О.Елеазар: - Водоворот.

О.Амвросий: - Да. И он попал в водоворот. И мог утонуть. Это не считается самоубийством.

О.Елеазар: - А если это запойный пьяница?

О.Амвросий: - Когда у него уже сил нет. Если он пьет с той целью, чтобы умереть – это самоубийство. А если он это не желает -  то это не самоубийство. Но это все на грани. Потому что пьяницы Царства Божия не наследуют.

О.Елеазар: - Я знаю такой случай. Он на моих глазах произошел. В Севастополе из моря вытащили труп молодого человека, 25 лет. А потом оказалось: он выпил, пьяному же море по колено, пошел купаться и утонул. Силы не рассчитал  - и утонул. Вот как за таких молиться?

О.Амвросий: - Это уже воля Божия. Бог будет судить.

Вопрос: - Как научиться тому, чтобы  не бояться смерти?

О.Амвросий: -  Когда человек во всех грехах исповедовался, чтобы на совести ничего не оставалось, когда будет достойно причащаться -  тогда у него это все отойдет. И смерть будет этому человеку не страшна. А когда у человека есть грехи, и такие грехи,  от которых он уже избавиться не может..... Покаялся – через два дня опять. Или через день. Конечно, совесть будет обличать и мучить. И тогда смерть будет страшна – а вдруг в этот момент я отойду? Вот тогда будет страшно.

О.Елеазар: - Вы правду говорите, батюшка. Потому что только состояние чистоты дает человеку такое дерзновение – не бояться смерти. А все виновные, кто чувствует за собой вину – все те боятся.

О.Амвросий: - И даже не хотят о ней говорить.

О.Елеазар: - Да. Вот это самое удивительное. Как будто этим самым смерти можно избежать!

О.Амвросий: - А я знаю человека, он всегда любит петь  песнопения о смерти. И бывает доволен.

О.Елеазар: - Тут тоже, батюшка, по-разному. Это может быть ненормально, что человек постоянно поет о смерти.

О.Амвросий: -  Нет. Ну, не постоянно. Но когда запоет -  все равно получает утешение.

О.Елеазар: - Радуница – это Пасха для усопших. Некоторые считают, что в этот день души умерших присутствуют на кладбище. Это – так? Или это народное такое?

О.Амвросий: - По Священному Писанию сказано так: что когда богач в ад попал, а Лазарь на лоно Авраамово, то богач говорил: передай моим братьям, чтобы они не жили нечестиво. Авраам что ответил?

О.Елеазар: - Что пусть слушают Моисея.

О.Амвросий: - Они знают закон…

О.Елеазар: - Да. Пусть слушают Моисея.

О.Амвросий: -  Они все знают. И хотя бы им все сказал – они не поверят.

О.Елеазар: - То есть это такое народное, фольклорное, что души усопших на Радуницу…

О.Амвросий: -  Они не бывают, конечно, но они знают, что за них идет молитва. Они знают, что пришли на кладбище, молятся, они получают известие. Здесь мы ограничены. А там душа свободна. Там, наверное, времени нет.

О.Елеазар: - Такого как в нашем понятии – времени нет.

О.Амвросий: - Там все знают. Есть еще такие вопросы. Говорят: а если на Пасху умер человек, он в рай попадает? Когда мне задавали такой вопрос, в Струнино, недалеко от Москвы, 100 километров, там одна женщина  спросила:  «Мой муж пьяница из пьяниц, блудник из блудников, хулиган страшнейший. И надо же – умер на Пасху и в рай попал!». Такого в Священном Писании нигде нет. Священное Писание говорит так: «В чем застану, в том и буду судить».

Я некоторым говорю: «Вы любите раздражаться, ругаться, злиться – если вас поселить в рай – ведь одно и то же будет. Одно и то   же. Вы рай превратите в ад». Но в раю таких людей нет, которые раздражительны, злые, гордые, самолюбивые, упрямые, непослушные. Я одному человеку говорю: «Почему ты не слушаешься? - Потому что я не хочу слушаться». Я говорю: «Вот, на небе Господь говорит архангелу Гавриилу: иди и сообщи деве Марии, что Она родит Сына. А он скажет: «Я не хочу идти». Нет, там такого нет. Там полное послушание.

О.Елеазар: - Кому молиться, чтобы успеть перед смертью покаяться, причаститься?

О.Амвросий: -  Все небо рядом. И Господь, и Матерь Божия, и все святые, и ангелы. Было бы желание молиться. Самое главное  - что? Чтобы примириться со всеми людьми, жить в добре и в любви. Если у нас любви нет к ближнему, так апостол Павел говорит: «Будем ангельским голосом говорить, горы передвигать будем, раздадим все свои имения, отдадим плоть на сожжение, а если любви нет – все это ничто».

О.Елеазар: - Батюшка, хотелось бы другую тему затронуть: о разговении. Пост закончился. И неопытные люди налетают на скоромную пищу.

О.Амвросий: - У меня одна знакомая девушка сказала: «Я сейчас хожу в больницу к матери, а там привозят в реанимацию тех людей, которые после поста стали вкушать пищу досыта». Переели, и их в больницу привезли. Когда на первой неделе уже можно было вкушать пищу, я матушкам объявил: «Не забывайте. Давайте, понемножечку вкусить, так чтобы еще много места оставалось. Сейчас еще организм не подготовлен к этому». И вот когда человек будет вкушать пищу не досыта, а на половину – организм будет здоров. Страстей не будет. Человек начинает жить свято. Но как один человек говорит: «Я каждый день делаю по 50 поклонов и 500 раз поясные».

О.Елеазар: - 100 раз поясные.

О.Амвросий: - 500 раз.

О.Елеазар: - 500?

О.Амвросий: - Да. И говорит: «У меня живот не растет. И нормально мне и хорошо». 

О.Елеазар: - Люди, действительно, разговляться не умеют. Порой налетают на эту пищу. А вот я по себе знаю, что после Великого поста даже не хочется есть скоромной пищи. Приходишь на монастырскую трапезу в Пасхальную ночь, а там все  скоромное, и, честно говоря, даже не хочется начинать. Так хорошо! Потому что все равно все сведется к тому, что будет тяжесть.

О.Амвросий: - Ко мне однажды в Почаевской лавре подошла девочка, 7 лет, и говорит: «Батюшка, как мне хочется в рай!» Я говорю: «А почему тебе хочется в рай?» Она говорит: «А там насильно путем не кормят». Вот мне бы хотелось родителям и бабушкам сказать, кто имеет детей: «Никогда не заставляйте ребенка насильно вкушать пищу». Говорят: да он худенький или она худенькая. Не надо. Дайте ребенку, чтобы организм, который уже насытился и пересытился, а потом заставляют опять: ешь, ешь, ешь. Это слепая любовь. Надо ребенку дать свободу. Когда организм проголодается – он сам все съест.

Я это видел и знаю. Когда дети прибегают с улицы, берут хлеб, отрезали, солью посолили – кружку выпили и пошли опять бегать. Не надо детей кормить насильно. Я думаю, будет польза и для нас. И нам нельзя сыто есть, потому что, как мы сегодня пообедали, помянули -  через час мы оказались в другом месте, нас и там покормили. Оказывается, и там можно досыта поесть. То есть, желудок растягивается. А приучать надо потихоньку, понемножку кушать. Еще я скажу. Когда я занимался спортом -  мне сказали: «Весовую категорию надо держать вот так». Я говорю: «А как я могу?» «А ты, - говорят,- воду не пей». Так я весь день страдал, мучился, у меня губы пересохли, и отошло желание воду пить. Итак, я попробовал – 50 лет воду не пил. А только, когда чай дадут или суп. А воду вообще-то не пил. Говорят: надо выпивать по 2 литра и больше. Нельзя много воды пить. Святые отцы говорят: воздержанно пей, мало ешь – и здрав будеши.

О.Елеазар: - Батюшка, а я вот слышал, что наоборот, предпочитать всяким чаям нужно простую воду.

О.Амвросий: - Сейчас я тоже немножко пью воду. Бывает -  стакан в сутки, а то, бывает, и забываю. Потому что это – коммерция. По 2, 5 литра пить   очень тяжело.

О.Елеазар: - На сердце большая нагрузка – пить лишнюю жидкость.

О.Елеазар: - Батюшка, я вот знаю, что некоторые люди очень переживают, когда их любимые родственники умирают, а потом они им не снятся и во сне им не говорят, что вот у меня все хорошо. Или говорит: Ни разу мне мама не приснилась, а вот когда папа умер, он приснился, улыбался, что у него все хорошо. Нужно ли ожидать этих снов?

О.Амвросий: - Это искушение бесовское. Нигде в Священном Писании не сказано. Бывает сверхъестественное, когда усопший может явиться. И сказать, что ему плохо. Обычно он просит одежды или хлеба…

О.Елеазар: - Или молитв напрямую.

О.Амвросий: - Так напрямую и молиться. Я вот расскажу: ко мне одна девушка пришла, 17 лет, и говорит, что папа на машине разбился. «Я пришла почему? Я видела во сне, по грязному туннелю вели огромный поток людей, они все изможденные, на спинах железные, чугунные и каменные плиты они несли на себе. И бесы кнутами их пороли. И они стонали и шли по этому туннелю. Я увидела своего отца. Хотела крикнуть, он приложил два пальца к устам, что молчи. А когда проходил мимо, он отдал мне записку в руки. Когда все прошли, я открыла, а там написано трижды: молись, молись, молись». То есть, когда в храме молятся – есть сугубая молитва: «Господи, помилуй; Господи, помилуй; Господи, помилуй». Особая усиленная молитва, значит, ему так  надо. Я говорю: «Он в церковь ходил? - Нет. Приходил, свечки ставил. Никогда не каялся и дома не молился. А так он знал, что Бог есть, но к Нему не обращался».

О.Елеазар: - Батюшка, вот и подтверждение. Если этот сон от Бога был, то вот подтверждение, он просит молитв: Молись, молись, молись. То есть он уже сам за себя молиться не может. Он ждет от дочери, что она пойдет в Церковь. Хотя он в церковь не ходил, но там-то он понял, что в церковь-то нужно было ходить. А сделать-то уже ничего не нельзя…

О.Амвросий: -  Алексей звать его.

О.Елеазар: - А сделать-то этот Алексей уже ничего не может, и поэтому у него уже вся надежда только на дочь, которая осталась…

О.Амвросий: -  Был у меня такой случай. Я ездил причащать. Приехал к одному Анатолию, в Иванове. Он лежит, умирает, и губы сохнут, рак у него. И бутылочка с соской – он мочит губы. Я говорю: «Ну вот, Анатолий, когда ты исповедовался?» Он говорит: «Никогда». Я говорю: «А грехи-то  у тебя есть? – «Я каяться не хочу. Не хочу каяться  - и все». Ну, я пришел к нему, и  ему говорю: «Но ведь к тебе пришел Сам Христос в Святых Тайнах! Ведь не все сподобляются. - Не буду  -  и все». Соседи, которые вызвали, говорят: «Мы исповедовали одного, пособоровали, причастили, он ожил. Давай, Анатолий! - Нет, не буду». Я говорю: «Когда у него появится желание, вот тогда мы придем».  Стал одеваться, они опять: «Батюшка, ну поговори последний раз». Я подошел, посмотрел на его глаза: они стали мертвые.

О.Елеазар: - Он уже умер.

О.Амвросий: -  Я даже не увидел, в какой момент душа вышла. Все. Бездыханен. Я говорю: «Видите, Христос пришел в Святых Тайнах, а он не принял Его и ушел в вечность». Самое интересное вот что: надо много добрых дел, добрых слов, добрых пожеланий.

О.Елеазар: - И раздать имущество, чтобы родственники не грызлись над гробом.

О.Амвросий: -  Феодорит, благочинный в Сергиевой лавре, меня призвал к себе перед смертью, я посмотрел – у него ничего не осталось. Все полки чистые – книги все раздал. Только подрясничек, стол и стул. «Вот это тебе, отец Амвросий, книга Ефрема Сирина». Больше ничего не было у него. Он при жизни все раздал. 

О.Елеазар: - Спаси, Господи.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+