Перейти к основному содержанию

21:13 27.01.2020

Крест в Кремле. Программа посвящена прошедшему на прошлой неделе восстановлению в стенах Московского Кремля Памятного Креста Великому князю Сергею Александровичу Романову.

25.05.2017 10:37:59

Слушать: http://radonezh.ru/radio/2017/05/16/22-00.html

Евгений Никифоров: - Здравствуйте, дорогие братья и сестры! У микрофона Евгений Никифоров. Сегодня мы будем говорить о событии, которое для меня лично является важнейшим за 25 лет деятельности "Радонежа". Хотя мы и гимназии открывали и паломническую службу, и т.д. В  передаче вместе со мной участвуют Владислав Александрович Кононов, исполнительный директор Российского военно-исторического общества, и генеральный директор «Артпроекта» Евгений Егорович Королев.

Е.Е. Королёв: - Здравствуйте!

В.А. Кононов: - Здравствуйте!

Евгений Никифоров: - Последнюю часть этого проекта, о котором мы сейчас будем говорить, они осуществляли во главе с Анной Витальевной Громовой. Это наш известный автор, человек, который занимается памятью Великого князя Сергея Александровича Романова. Многие смотрели, наверное, по телевизору восстановление в Кремле громадного 6-метрового бронзового креста,  посвященного памяти Великого князя. Крест стоит на месте убиения его террористом Каляевым. Но Каляевские улицы есть  по всей стране, а о Великом князе не знает никто. Хотя Великий князь был созидатель, а Каляев - убийца и разрушитель, нигилист,  напрямую террорист, и никак иначе его не назовешь. Почему 25 лет? Потому что именно 25 лет тому назад к нам обратились археологи Кремля и рассказали, как  они щупами прощупывали Ивановскую площадь  - и вдруг обнаружили пустоты. Стали смотреть, а оказалось, что Чудов монастырь снесли, а крипта Преподобного Сергея Радонежского полностью осталась. И мы с Дмитрием Гришиным, нашим замечательным историком стали бегать по кабинетам, писать письма, исторические справки. В результате я написал письмо Ельцину. Ельцин быстро отреагировал, буквально через неделю я получаю письмо. Вместе со Станкевичем он назначил нас быть председателями общественной  государственной комиссии по увековечению памяти Великого князя. Название комиссии было примерно такое. И тоже довольно быстро, потому что я попросил благословения святейшего Патриарха. Патриарх Алексей II был человек с большим тактом и деликатностью. Он благословил перенести останки Великого князя в  Новоспасский монастырь, где они находятся и сейчас. Почему Новоспасский? Потому что там находится усыпальница бояр Романовых. И мы обратились  уже к Ельцину: «А давайте крест восстанавливать!». На что Борис Николаевич сказал: «Ребята, простите, я тут езжу, а ваш крест будет мешать». Поэтому нам тогда не удалось, но скульптор Николай Орлов на свои средства  - потому что и тогда, и сейчас средств не было, и перед Борисом Николаевичем мы немножко блефовали, что мы сейчас соберёмся и это всё сделаем. Сейчас господа расскажут, насколько это дорого, вы увидите этот крест сами, когда будете в Кремле. Воздвигли крест -  уменьшенную копию, но не намного и материалы были не такого качества, что смогли - то и сделали.  До сих пор стоит этот Васнецовский крест. Тогда тоже была громадная работа, когда мы вдруг обнаружили, что именно в музее Васнецова на громадных барабанах были навернуты эти эскизы. Детально проработано, потому что художник был великий труженик и с ответственностью относился к своему труду. Поэтому там было прописано всё: где эмалька, где высокий рельеф, где низкий, что и как. Вы меня поправите, коль я что-то не совсем верно понял. Тогда мы этот вопрос решили, и я даже успокоился: останки перенесены. Кстати от останков осталось буквально два сосудика, потому что взрыв был такой мощи, что он все разнес в пух и в прах, ничего не осталось. И бедненькая в белоснежном платье Елизавета Федоровна была в шоке. Она руками своими собирала с мостовой что осталось от князя после взрыва. Я вспомнил историю убийства Джона Кеннеди.  Как Жаклин тоже собирала останки своего мужа с капота машины. В результате там был положен  некий муляж, а маленькие останочки в специальных сосудиках были помещены в гроб. И торжественным ходом из Кремля в   Новоспасский монастырь и во главе с Патриархом это всё было перенесено. А сейчас, 4-го мая произошло неожиданное величайшее событие, в котором российское военно-историческое общество и «Артпроект» поучаствовали самым непосредственным образом. Был восстановлен в полном размере, из оригинальных материалов грандиозный 6-ти метровый крест. Это украшение Кремля, потому что в Кремле малых форм почти нет. Что мы знаем? Царь-пушку, царь-колокол и крест. Теперь я прошу Владислава Александровича, поначалу рассказать нам, как это всё началось? Какие усилия -  а усилия огромные -  были предприняты для этого?

В.А. Кононов: - Как это всё началось, вы только что рассказали. 25 лет назад началась  работа  по восстановлению каменного креста Васнецова на месте трагической гибели Великого князя Сергея Александровича. И несколько лет ещё до нас, этим вопросом занималась Елисаветинско - Сергиевское просветительное общество. И только осенью прошлого года дано было поручение президента РФ российскому военно-историческому обществу и Елисаветинскому-Сергиевскому обществу осуществить работы по восстановлению этого уникального памятника. К тому времени уже мы с моим собеседником Евгением Егоровичем уже восстановили крест, и оставалось только поставить фундамент, создать ограду, и водрузить сам крест. Собственно, осуществить  все работы, которыми мы вместе и занимались последние полгода. Но, прежде чем говорить о технической стороне вопроса, я хотел бы обозначить, что для нас это не просто очередной памятник. Военно-историческое общество установило более 80  памятников, мемориалов в России и за рубежом.

 Евгений Никифоров: - Кстати, замечательно, что вы пришли. Впервые у нас на радио, потому что я давно хотел пригласить именно представителя, в данном случае -  вас, потому что министра Мединского, конечно же, не допросишься, это понятно при его занятности. Слава Богу, что вы как исполнительный директор военно-исторического общества смогли прийти.  Это первый рассказ, потому что будут ещё рассказы.

В.А. Кононов: - Да, спасибо за приглашения. Много было памятников, и в том числе те, которые открывал президент. У нас памятник героям Первой мировой войны на Поклонной горе. 1 августа 2014 года Владимир Владимирович открыл памятник по столице Словении Любляны. И прошлым летом вместе с президентом Словении сынам России, погибшим в Первой и Второй мировых войнах. Наконец, памятник князю Владимиру на Боровицкой площади. Все знают, какая долгая история была, и как долго определялось место установки.

Евгений Никифоров: - Политические дебаты были.

В.А. Кононов: - Да, сколько было! И сейчас, смотрите, каждый день езжу мимо этого памятника на работу и вижу, что этот памятник живет, там гуляют люди, там всегда свежие цветы. Это говорит о том, что угадали и с местом, и с памятником. И вот, крест на месте трагической гибели. Понимаете, здесь много символов, много того, что мы называем воссоединением прерванной связи времен. Смотрите, что происходило. Этот крест 10-ти лет не простоял, 10 с  небольшим, может быть, лет. Он  был установлен в 1907 году и стал тем памятником, который в числе первых был снесен, причем, как свидетельствуют первые исторические источники, при прямом участии лидера Советского государства Владимира Ленина.

Евгений Никифоров: - Говорят, он лично набрасывал веревочку, так сказать. Там его подпилили, понятное дело, но лично он набрасывал веревочку, и, так сказать, с эффектом.

В.А. Кононов: - Был же декрет такой принят в апреле 1918-го года о сносе памятников царям и их слугам. И вот в числе первых пострадал этот крест, пострадал этот памятник на месте гибели Великого князя Сергея Александровича. Смотрите, ровно в 99-ую годовщину со дня коммунистического, социалистического субботника. Какая нужда была сносить этот памятник, мне не очень понятно.  

Евгений Никифоров: - Ненависть, политическая ненависть. Ещё она эмоционально была заквашена, эта ненависть.

В.А. Кононов: - И, конечно, восстановление политической справедливости  - это то, что нами двигало и то, что, собственно, способствовало успешному завершению этого долгого проекта. О процессе расскажет мой коллега Евгений Егорович, который работал своими руками. Мы же  заключали договора, участвовали в работе комиссии по приемке

Евгений Никифоров: - Те же функции, что у меня, и Гришина были при первом. Я был организатор, а он осуществлял всю историческую часть.

В.А. Кононов: - Да, и 4-го мая, совсем недавно с участием президента РФ, с участием святейшего Патриарха Кирилла состоялось открытие, освящение этого креста. Глубоко символично, что именно в год столетия великой российской революции, как её сейчас называют историки, объединяя Октябрьскую и Февральскую в одну революцию. Очень много мы говорим об этом юбилее и говорим о необходимости примирения. Но примирение не красных с белыми, наверно это невозможно, да и не  нужно, а примирение нас самих со своей собственной историей.

Евгений Никифоров: - Я считаю, что сейчас уже нет ни красных, ни белых. Кто мы, красные или белые? У меня все деды -  орденоносцы, отцы тоже орденоносцы и военные, а я типа белый что ль? Нет же, конечно, я просто обычный русский человек, определенных политических убеждений, конечно же.

В.А. Кононов: - Тем более правильно, красные и белые давно помирились между собой уже в мире ином. Речь идет о полярных частях, может быть, российского общества, одна из которых придерживается традиционно  российских ценностей и идеалов. Другая, в какой-то степени, может быть, не отошла ещё от социалистических убеждений, что греха таить, мы все росли и выросли при, как  тогда говорили, развитом социализме. Учились по тем учебникам, ходили в советские магазины, советские театры, смотрели советское кино, кстати, очень хорошее. Поэтому завершая своё небольшое выступление, хочу сказать, что для военно-исторического общества это высокая честь, наверно самый знаковый памятник, к созданию которого мы имели отношение. Потому что он не просто крест, не просто Васнецов, это воссоединение прерванной связи времен.

Евгений Никифоров: - Евгений Егорович, вы всё-таки называетесь «Артпроект». А для меня, как бывшего искусствоведа когда-то, очень важны эти эстетические составляющие. Когда я увидел во   плоти -  почему мне показалось 16 метров? Он просто грандиозно выглядит, не меньше, чем Царь-пушка, которая мне в детстве казалось, что она вообще невероятна, возможная гаубица того времени.

Е.Е. Королев: - Я думаю, у него скоро будет название Царь-крест. На том основании, что он стоит в центре Москвы и в центре нашей родины.

Евгений Никифоров: - Это украшение Кремля, очень важно, что это не просто символическое -  это всё понятно, политические моменты -  это всё понятно. Но объективно ни один человек, проходящий мимо, не может не восхититься. Кстати, скажите мне, пожалуйста, вот эта часть, я знаю, что президент сейчас занят тем, чтобы освободить Кремль  как можно больше от официальных учреждений с тем, чтоб народу можно было насладиться красотой Кремля. Вот эта часть, она пока закрыта ещё?

Е.Е. Королев: - Она закрыта, и там планируется, насколько я знаю установка информационных знаков, рассказывающих об этом уникальном памятнике.

Евгений Никифоров: - Если закрыто. Слушайте, при всем уважении, она все равно закрыта. Для кого -  придет президент в очередной раз, кстати, там как раз его подъезд.

Е.Е. Королев: - Нет, там вход планируется заблаговременно, и мы говорили об этом с представителями властей, что там, безусловно, будут организованны экскурсии. Это режимная территория, это резиденция главы государства,

Евгений Никифоров: - Как президентский дворец. Вот наши дети, в нашей гимназии, мы заказываем коменданту экскурсию -  и дети получают высшее представление о достоинстве русской власти. Вот как сказать: президентский дворец, Большой кремлевский дворец, а так же и здесь, я думаю. О художественной части что можете сказать Евгений Егорович?

Е.Е. Королев: - Дело в том, что наша мастерская вела работы порядка 3-х лет. Сейчас точно не могу сказать, но порядка 3-х лет. Всё начиналось с того, что Анна Витальевна пришла в Елисаветинский фонд и поручила нам изготовить крест в соответствии с эскизами Васнецова, т.е. тут как бы курица и яйцо -  что главнее? Есть эскизы Васнецова, а есть непосредственно фотографии бронзового креста

Евгений Никифоров: - Их же всего несколько, это открыточки.

Е.Е. Королев: - Да.

Евгений Никифоров: - Это даже не фотография.

Е.Е. Королев: - Черно-белая.

Евгений Никифоров: - Одну открыточку, кстати, признаюсь, простите, немножко льщу сам себе. Одну открыточку вертикальную  мы обнаружили в коллекции одного филокартиста. Она была единственная на Москву. В других коллекциях мы найти не смогли. И дядечка такой добренький был, царство небесное -  почил, он дал нам на время эту фотографию, и мы сделали и лицевую сторону, и обратную сторону. А чем они отличаются вообще?  Полная идентичность. Единственное -  что там внизу такая буковка, чтоб было понятно, где оригинал. Поэтому эта открыточка, видимо, тоже послужила вам.

Е.Е. Королев: - Да и эта трудность была очень серьезная, если так можно выразиться. Потому что первоначально скульптора отпустили в творческое плаванье, т.е. он отмерялся и шагал от эскизов Васнецова и придерживался их. Это было его видение. Тогда, 3 года назад все решили, что это правильно, отпустить скульптора в свободное творческое плаванье. Но всё-таки, уже ближе к установке всё-таки решили, чтобы соответствовало тому, что было.  Тому, что было как раз то, о чем мы с  вами говорим -  эта фотография, пришлось корректировать.

Евгений Никифоров: - А что вы там скорректировали, об этом расскажите?

Е.Е. Королев: - Скорректировали уже иконописные лики Пресвятой Богородицы и непосредственно Иисуса.

Евгений Никифоров: - А зачем это нужно было?

Е.Е. Королев: - Понимаете, это достоверная правда того, что было, непосредственно, что стояло на этом месте.

В.А. Кононов: - Т.е. большая разница была между чертежами Васнецова и воплощением этого памятника  тогда, в 1907 году. Эта разница была источником многочисленных дискуссий во время работы, непосредственно сейчас при восстановлении. Как делать? Или по чертежам Васнецова, которые сохранились прекрасно. Вот по эмали, помните, Евгений, сколько у нас было дискуссий там, архивы запрашивали и СМИ? Потому что фотография черно-белая, не отображает цвета. На эскизе есть, а были ли в полном объеме они   выполнены, как предполагал Васнецов, или не были?

Е.Е. Королев: - На самом деле достаточно много материала, но если капнуть дальше, глубже - то материалов мало, и когда касаемся  непосредственно эмали или каких-нибудь других тонкостей -  сегодня мы до конца не знаем, а было ли это? Причем некоторые утверждают, что да, точно было, другая половина говорит: да, точно не было.

Евгений Никифоров: - Все же умные, свидетелей, конечно, нет. Не будем говорить, что со свидетелями произошло за это всё время, к сожалению. Но насколько сейчас красивы и уместны, мне кажется, вот эти небольшие части эмали! Там не все даже по эскизу восстановлены эти небольшие части эмали. Мне кажется, что это, во-первых, это единственный присутствующий в Кремле, даже наверное, в Москве образец модерна, а тем более церковного модерна, часовенка может на Новодевичьем кладбище, она чуть-чуть в стиле модерна выполнена -  и всё, больше ничего нет. А здесь же какая красота! Вот вы, как художник, что можете сказать? Вас удовлетворяет то, что сейчас художественно произошло?

Е.Е. Королев: - Да, меня полностью удовлетворяет.

Евгений Никифоров: - А вас полностью?

В.А. Кононов: - Знаете, нет предела совершенству, с одной стороны, а с другой  - огромная работа и поручение главы государства, и место установки, и та связь времен, о которой я говорил, поэтому, безусловно, этот памятник, если так можно говорить, это предмет моей гордости, в том числе и за организацию.

Евгений Никифоров: - Слава Богу, потому что тоже предмет моей собственной гордости, я рассказал, почему. Поэтому для меня эти 3 дня, что прошли после установки - это была бесконечная Пасха. Я не знаю, мне казалось, что настолько здорово, настолько красиво и расположен как, тем более, что насколько я понимаю, там же была перепланировка площади и она сейчас очень красиво сделана сама по себе площадь. Я не знаю, что с брусчаткой, и т.д., просто посадки, деревья. Этот крест находится в самом выгодном месте.

Е.Е. Королев: - Вписался, что называется.

В.А. Кононов: - Здесь как раз фотографии и помогли. Потому что черно-белые фотографии, мы смотрели направление, там абсолютной точности, может быть, и нет до миллиметра, но в целом просто невозможно её обеспечить, исходя из имевшихся фотографий, чертежей. Но в целом крест очень удачно вписался в окружающий ландшафт.

Евгений Никифоров: - Вы знаете, я не могу здесь не упомянуть Владимира Владимировича Путина. Помня, с какими трудами 25 лет тому назад мы пытались уговорить Ельцина,  и ФСО говорит: нет, ребята, простите, но здесь территория президента, поэтому вы со своим художеством, даже безумно красивом, и т.д. Уж как-нибудь постарайтесь немножко в другом месте это всё сделать. И решение Путина, можно сказать, что этом смысле он в какой-то соавтор. Это, по-моему событие, которое может быть частью его президентской истории.

Е.Е. Королев: - Это политическая мудрость, поступок.

В.А. Кононов: - Тем более, что как показала история  и  практика, уже и все спецслужбы пошли навстречу, и не бывает нерешаемых проблем. Были свои сложности, конечно.

Е.Е. Королев: - Но работать было легко в плане организации, работать было легко и со спецслужбами, и внутренними службами, которые находятся в Кремле. Только помощь, только понимание организованно очень хорошо и здорово было.

Евгений Никифоров: - А как открытие было организовано?

Е.Е. Королев: - Прекрасно.  Интересно ещё такой факт то, что, когда шло восстановление, и я проходил каждый день, на метро приезжал и как раз проходил Манежную площадь, 22 апреля  - это день, когда полностью крест был восстановлен, и он стоял уже на месте, т.е. это день рождения Ленина. Можете себе представить, именно на 22 апреля был полностью воздвигнут крест!

Евгений Никифоров: - Абсолютно   символично, потому что, как мы уже говорили, именно Ильич и сносил это великолепие.

Е.Е. Королев:- Вот кто знал, что так обернется, именно как это можно сказать, что подарок - не подарок, воля судьбы, наверно.

Евгений Никифоров: - Мы б сказали: это воля Божья, потому что это крайне важно было видеть, просто ощущать. А потом, мог освятить кто обслуживает Кремль из клира, там выдающиеся батюшки, святейший мог,  кого  хотел, отправить. Тем более, что в это время как раз проходил Синод Русской  православной Церкви. Представляете -  прервать Синод, сказать: отцы, простите, но мне здесь нужно срочно съездить, освятить крест. С другой стороны, у Владимира Владимировича Путина, я тоже узнал, что в  его расписании были в это время загрузки сумасшедшие. Летел от Эрдогана, и потом он тут же подъезжает, практически во время и не опаздывая. И они вместе с патриархом, патриарх освящает -  и тут же подъезжает Путин, и оба они говорят замечательные слова.

Е.Е. Королев: - Да, так именно всё и было, потом он уходит на другое важное мероприятие, на заседание Государственного совета, если я не ошибаюсь. Здесь очень много Божьей помощи, безусловно, потому что очень много было сложностей. Евгений,  не будете рассказывать откуда мы камень привезли?

Евгений Никифоров: - Дорогие мои, Евгений Егорович, уж обязательно объясните, потому что я вам скажу, друзья, во-первых, постарайтесь на какую-то экскурсию записаться, чтоб это посмотреть, это стоит того. Просто стоит того и в религиозном смысле, потому что это  почитаемый в Церкви человек. Во-вторых, это безумно красиво. В - третьих, просто посмотреть, что это за материалы, потому что материал не просто что-то там, можно стальной крест, алюминиевый или из чего-то другого. Можно было из любого гранита. В Карелии, что, у нас гранита мало? А здесь откуда гранит?

Е.Е. Королев: - Это разновидность гранита, там есть свои особенности: лабрадорит. По названию географическому "Лабрадор", он впервые там был обнаружен. Чем он отличается -  тем,  что у него включения. Вот они отсвечивают синими глазками. Очень интересный камень, он играет на солнце.

В.А. Кононов: - На самом деле, зеленоватый.

Е.Е. Королев: - Такой камень есть на полуострове Лабрадор. Такой камень есть в Швеции, ещё несколько мест по земному шару. Но дело в том, что на постаменте было написано, что его восстановил киевский полк. В общем-то было понятно, что это камень если и киевского полка -  это тогда была великая российская империя, то понятно, что камень был привезен из Украины.

Евгений Никифоров: - Слава Богу за всё.

Е.Е. Королев: - Не всё так просто, конечно, пересечение границы -  и видите, как получилось, что камень уже проходил границу именно в тот период, когда в Санкт-Петербурге произошел взрыв в метро. Все меры предосторожности были усилены на границе -  и гранит остановился там. Порядка 6-ти дней стоял на границе. А время подходило к открытию памятника. Конечно, мы все были в напряженном состоянии, но Бог управил.

Евгений Никифоров: - А он уже был готов, отполирован, постамент?

Е.Е. Королев: - Да, его полностью обработали, отполировали. Там ещё было несколько технических операций проведено с ним и доставили в том уже виде, в каком есть. Значит, он в количестве трех блоков был доставлен непосредственно в Кремль.

Евгений Никифоров: - А ощущение, что это вообще какой-то монолит. Он настолько красиво, мастерски сделан, что у меня было ощущение, что как Александрийский столп. Понимаете, монолит совершенный, такой грандиозный.

Е.Е. Королев: - Видите как, планировали, когда мы уже знали месторождение этого камня, то конечно, были опасения, брать ли его и рассматривались другие варианты. Действительно, рассматривались Финляндия, Швеция, наши граниты зеленого оттенка, китайские разновидности.  Но когда пересмотрели все граниты – увидели: действительно "Лабрадорит" отличается. Нельзя сказать в лучшую или  худшую сторону, но этот камень отличный.

Евгений Никифоров: - Я вам сразу скажу, что те, кто уведет этот камень, сразу увидят это отличие.

Е.Е. Королев: - Это отличие в том, что, во-первых, эта голубизна какая-то странная, светящаяся изнутри. Во-вторых, что всё-таки сам монумент стиля модерн, и поэтому эти голубые эмали, которые там чуть-чуть присутствуют, сам крест и т.д., это безупречное в архитектурном смысле сочинение. Он просто само архитектурное совершенство.

В.А. Кононов: - Евгений, а напомните вес этих блоков.

Е.Е. Королев: - Три блока. Я вообще думаю, а как их везли раньше? Сейчас понятно, что есть такая техника, транспорт, но первый блок, его, самый нижний блок -   11,5 тонн, там даже 11,800 по-моему. Второй- 7,5 и третий -2,5, т.е. в общей сложности где-то около 20 тонн, можете себе представить. Везде автотранспортом.

Евгений Никифоров: - 11 тонн  - это, сколько там колес должно быть в этой машине, чтобы довести до места, везти в Кремль? Дальше уже понятно.

В.А. Кононов: - А как 100 лет назад его везли?

Е.Е. Королев: - Да, просто я думаю, как же. Скорее это был железнодорожный транспорт.

В.А. Кононов: - Тоже железнодорожный, разгружали.

Евгений Никифоров: - Вы знаете, меня это не удивляет. Я прошу прошения, как везли колоны, которые были украдены венецианцами для собора святого Марка из Константинополя, которые  не меньше весом? Как водружались гигантские камни для пирамиды Хеопса, это простейший пример. Человечество всегда было очень догадливо. Инженерный  ум всегда был не хуже, чем у современных людей, и ребята понимали, как выполнить эту задачу. Поэтому и сделали это технически безупречно.

Е.Е. Королев: - Мне очень приятно. Конечно, этот постамент весь в качестве пирамиды можно было выполнить из плиток. Понимаете, как плиты.

Евгений Никифоров: - Да не дай Бог!

Е.Е. Королев: - Очень было приятно, что сначала были такие мнения, давайте удешевим проект, сделаем попроще. Но это сразу перешло в плоскость: давайте сделаем так, как это было сделано. Вот это действительно меня радует как специалиста: действительно непосредственно восстановить то, что было 100 лет назад -  это очень приятно.

Евгений Никифоров: - Это достойно президента. Поэтому здесь вопросов не возникает. Даже странно, что не возникали. А кто, кстати, принял окончательное решение?

Е.Е. Королев: - Понимаете, это как-то коллективно. Владислав Александрович  - тот человек, который не сомневался, что нужно делать, в каком направлении идти.

В.А. Кононов: - Мы постоянно советовались с Елисаветинско - Сергиевским обществом, с Анной Витальевной, и самое деятельное участие, безусловно, учитывая, что работы над воссозданием этого памятника велись уже более 3-х лет, и мы, можно сказать, подключились только на завершающем этапе, когда уже вышло поручение президента, я подчеркну:  это воссоздание креста. В самом поручении уже было слово «воссоздание». Мы не имели права.....

Е.Е. Королев: - Отступать.

В.А. Кононов: - Уходить в очень свободное творческое плаванье. Да, конечно, современные материалы есть, есть современные технологии, которые позволяют. Но ещё раз повторяюсь, это было воссоздание.

Е.Е. Королев: - Как производитель такого рода продукции, если так можно назвать. Всегда «бронза» говорят   - это теплый материал. Если кто-то заказывает что-то, то говорит: сделайте нам теплую скульптуру. Понятно, что это надо сделать не из холодного камня, а из бронзы.

Евгений Никифоров: - Какой материал считается холодным?

Е.Е. Королев: - Камень считается холодным.

Евгений Никифоров: - Камень какой?

Е.Е. Королев: - Скульптуру можно сделать из камня, из бронзы, но в основном.....

Евгений Никифоров: - Камень  - что это?

Е.Е. Кононов: - Гранит, мрамор, есть много  видов.

Евгений Никифоров: - Т.е. гранит. Опять виды гранита и разновидность мрамора.

Е.Е. Королев: - Согласитесь сами, вот на ваш взгляд, вы только что коснулись этой темы. Если поставить рядышком бронзу и камень, вы скажите, что холоднее, что теплее?

Евгений Никифоров: - Я скажу на самом деле: мрамор. Почему?  Потому что я работал завотделом античного искусства. Мраморы античные, там много было железистых вкраплений в сам камень, и поэтому они с возрастом становились как бы немножко теплыми. Поэтому я из этих соображений. Не знаю, как  бронза и камень сейчас, но эти древние мраморы, конечно, обладают этим изумительным качеством особой теплоты.

Е.Е. Королев: - Видите, тут немаловажную роль играет влияние атмосферы на камень или на бронзу. Гранит сам по себе очень плотный камень и мало подвергается влиянию. А другие, допустим, известняки или мрамор, как вы говорите, они достаточно пористые камни и в них проникает влага, от сезонности зависит, т.е. когда идет промерзание, то их начинает разрывать.

Евгений Никифоров: - Да, мы знаем даже про знаменитого Давида. Его же оригинал перевезли в Академию именно из этих соображений, потому что, казалось, не так много времени прошло -  400 лет. Всё равно пришлось перевозить, потому что было естественное повреждение, и сделана была аутентичная копия, тоже из такого громадного монолита. Но это уже не то, что делал сам Микеланджело. Это всё-таки нечто другое, и слава Богу. Я вообще не люблю слово «новодел» на самом деле, потому что жизнь идет, жизнь развивается, и для искусства гораздо важнее идея. Может, там, для живописи -  да, действительно, мазок -  как подпись всё равно что. Его невозможно подделать. А там где идет речь об архитектуре или скульптуре -  то это вещи, которые повторимы, и не  нужно здесь сомневаться или смущаться, и говорить такие обидные слова: новодел какой-то, зачем это? Главное -  мы имеем красоту, невероятную красоту. Владислав Александрович, вы что-то интересное рассматриваете, вы что-то хотите рассказать нам?

В.А. Кононов: - Да нет,   просто смотрю эти самые фотографии, более, чем столетней давности, с развороченной каретой Сергея Александровича, с деревянным крестом, который был 5-м  гренадерским киевским полком установлен сразу же после гибели Сергея Александровича. Вот эти фотографии, о которых мы говорили, сохранившиеся, немногочисленные уже: открытие Васнецовского креста в 1907 году. Всё это история, но и хочется верить и надеяться, что открытие воссозданного креста 4 мая 2017 года тоже уже вошло в историю, как символ преемственности.

Евгений Никифоров: - А вы знаете, что сын Васнецова стал священником?

В.А. Кононов: - Нет.

Евгений Никифоров: - Смотрите как. У нас сейчас на сайте "Радонеж", как раз статья именно о нем. Замечательный пастырь, который тоже пострадал, конечно же, в Советскую эпоху. Но Васнецов сам по себе был глубоко верующим человеком. Этот человек был укоренен в русской культуре, т.е. изнутри все прекрасно понимал, как это нужно сделать. Потому что когда дают скульпторам техническую работу -  они формально в принципе делают похоже, но то, да не то.

Е.Е. Королев: - Вы знаете, что очень интересно тоже получилось. Вообще вся работа проходила с интересными людьми, достойными людьми, и внук Васнецова коснулся этого креста. Военно-историческое общество приглашало его на просмотр. Он вносил коррективы. Очень интересный человек. Он живет сейчас в Волоколамске, по-моему. Архитектор.

Евгений Никифоров: - Всё-таки всё равно человек искусства.

Е.Е. Королев: - Замечательный человек. Мы познакомились с ним, и ему было очень приятно, что детище его деда нашло своё историческое место. Поэтому если говорить об исторических корнях, то сам Васнецов в лице его внука прикоснулся к этому.

Евгений Никифоров: - Как замечательно! Какие вы молодцы, что вы это сделали! Потому как я по своему жизненному опыту большому уже достаточно, могу сказать, что мне не хочется говорить:  « гены, биологическое понятие, порода», человеческий род, семья, крайне важна, чьих ты будешь. Я сейчас смотрю: князья Трубецкие. Я смотрю, как они пишут эти письма, скажем, но они пишут так же, как писал -  стиль по крайней мере -  как Евгений Николаевич, наш великий деятель культуры и философ. Как Сергей Николаевич, тоже выдающийся деятель нашей культуры, как другие Трубецкие. Т.е. они там же, с Романовыми, для наших слушателей, кто не знает, когда был Земский собор, они шли, как называется, нос в нос, буквально. Там они примерно собирали такое количество баллов, что с одной стороны, что с другой. Если бы это были Трубецкие, это были не менее достойные цари, чем Романовы. Для меня важно их отношение к России. Не внешнее какое-то, типа: я императрица такая-то, а не без всяких фанаберий, а то что у Сан Саныча трое сыновей, одного он оставил в Париже, потому что там семья, там нужно ухаживать. А есть ещё два других сына. Вот эти ребята, они в Москве и окончили, занимаются, уже трудятся, превосходно, естественно, великолепные мастера. А как в жизни сложится -  мы не очень знаем. Но порода очень значима. И то, что этот замечательный человек в Вологде, я думаю, что он тех же даров, что и Васнецов- художник, что у него где-то, что-то внутри есть или этот род как-то продолжит. Что это будет продолжаться и дальше.

В.А. Кононов: - Хотелось бы поблагодарить и вас за приглашение в студию с тем, чтоб мы могли немножко рассказать об этом проекте и всех тех, кто имел отношение и организовывал величайшее дело: восстановление памятного креста на месте трагической гибели Великого князя Сергея Александровича. Я уже несколько раз упоминал и ещё раз хочу упомянуть: это Елисаветинско - Сергиевское просветительское общество, председатель -  Анна Витальевна Громова и Евгений Егорович -  "Артпроект", и многие, многие, кого мы не можем называть, председатель военно-исторического общества Мединский.

Евгений Никифоров: - Который небезразлично, мягко скажем, к этому проекту отнесся.

В.А. Кононов: - Да, он присутствовал и на закладке камня 1 ноября, мы проводили в прошлом году, и на открытии присутствовал. Я с ним много по восстановлению памятника разговаривал, когда ему докладывал о ходе работы. Он контролировал и следил за этим. И все-все те, кто жертвовал.

Евгений Никифоров: - Это очень важно, насколько я знаю, но не очень хорошо, что первоначально крест восстанавливался на народные пожертвования, когда говорят, что это был холодный человек, которого не любили. Если бы не любили, гроша бы не дали ломаного, я думаю так. Всё-таки восстановили на народные деньги.

В.А. Кононов: - И создали этот памятник дореволюционной России и восстановили его на народные пожертвования.

Е.Е. Королев: - И тогда, и сейчас.

В.А. Кононов: - Поэтому действительно было много небезразличных людей, которые жертвовали серьезные, существенные финансовые средства. Было, что  и небольшие денежки жертвовали, но действительно этот крест восстановлен на народные пожертвования.

Евгений Никифоров: - Мне очень приятно, что и мы с Димой Гришиным свой труд вложили, потому что для меня лично это было очень важно: память о таком интересном человеке, о таком изумительном памятнике. И я приношу вам, Владислав Александрович Кононов, исполнительный директор Российского военно-исторического общества и вам, Евгений Егорович Королев, генеральный директор ООО "Артпроект" свою личную глубочайшую признательность и я думаю -  признательность от всех россиян и москвичей особенно, у которых больше возможности посмотреть это. А это нужно:водить детей, показывать красоту, чтобы люди восхищались и вдохновлялись прекрасным.

Е.Е. Королев: - И знали историю.

Евгений Никифоров: - Я вам очень признателен за этот проект, который так важен для нас исторически и эстетически, это украшение Кремля. Спасибо вам большое. Надеюсь вы ещё потрудитесь, как и общество, и как "Артпроект", потрудитесь над восстановлением всего того культурно-исторического богатства, которое было в России. Храни вас всех Господь!

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+