Перейти к основному содержанию

14:37 15.06.2024

Украина: церковные дела.

09.06.2023 10:40:31

С. Комаров: - Добрый день, дорогие радиослушатели! В эфире радио «Радонеж» Сергей Комаров. Думаю, многих интересует тема жизни Украинской Православной Церкви. За последнее время произошло много событий. Прошлогодний Собор в Феофании, захват храмов, сложная ситуация с Лаврой, аресты священников, епископов. Мы переживаем, молимся, думаем. Когда же мы говорим об этом отсюда, из России, то оттуда, из Украины нам говорят, что мы понять этого всего не можем. Может, это и законный упрек. Сегодня мы пригласили человека, который только-только из Украины приехал. Это известный в Киеве и по всей Украине миссионер Руслан Калинчук, мой друг, который сделал на разных украинских площадках много проектов УПЦ. Сегодня побеседуем с ним об украинских церковных делах. Я уехал из Украины в Москву в начале 2019 года. Это немного другая церковная Украина. Год назад прошел Собор в Феофании, который очень изменил жизнь украинской церкви. Расскажи, каков был статус Церкви до Собора и каким он является сейчас. Насколько правомерны с точки зрения церковных канонов были эти изменения?

Р. Калинчук: - Никакого Собора в Феофании не было – давайте будем называть вещи своими именами. Даже не знаю, чем это назвать. В различных источниках говорилось о созыве совещания. Официальные спикеры УПЦ говорили, что блаженнейший митрополит Онуфрий хочет услышать позицию епархий, приходов о том, как дальше двигаться Церкви в условиях такого беспрецедентного давления властей. Епархии послали делегатов именно на совещание. Были предложены те решения, которые в результате были названы соборными. Хотели сделать всё в один день – обсудить, а если все были бы согласны, сразу собрать Собор и все принять. В таком виде это не был Собор. Всех участников должны были распустить после этого совещания, чтобы они могли донести сведения и предлагаемые решения до своих епархий, а тогда уже повторно нужно было бы избрать делегатов и отправить их на новую встречу. Тогда это отражало бы позицию Церкви, духовенства на местах и мирян. И это не то, как я вижу ситуацию, это прописано в уставе УПЦ. На деле вдруг совещание провозглашается Собором, а как и кто делегировал представителей на Собор? С какими полномочиями? За что голосовать? За какие решения? Сегодня некоторые митрополии не согласны с принятыми решениями на «Соборе», но призывают слушаться соборного разума Церкви, возникает вопрос – в чем этот соборный разум? Почему так внезапно были организованы эти решения? Может, кто-то боялся того, что решения эти не примутся так быстро и результат голосования будет совсем не тот? В этой связи – Собора никакого не было.

Во-вторых, статус УПЦ определяется грамотой Патриарха Алексия от 1990 года, решением Архиерейского Собора РПЦ от октября того же года, уставом Русской Православной Церкви. Это прописано в Томосе и постановлениях Архиерейского Собора. УПЦ имеет статус широкой автономии. Было прописано, что УПЦ соединена с мировым православием через Русскую Православную Церковь. Решения о новых епархиях, об изменениях существующих границ  должны были утверждаться Архиерейским Собором РПЦ. Миро УПЦ должна получать в Москве. Там еще много таких чисто административных положений, а не только канонических. В Томосе Патриарха Алексия было сказано, что УПЦ без согласия кафолической Церкви, то есть без согласия полноты православия, ничего не может сменять в своем каноническом статусе. Сегодня спикеры УПЦ заявляют, что Собор в Феофании просто реализовал положения Томоса Патриарха Алексия, но это как в том анекдоте: здесь читаю, тут рыбу заворачиваю. Надо было прочитать первые два абзаца, а последние предложения не дочитать. В уставе УПЦ сказано, что она самоуправляемая, у нее есть Синод, который принимает решения о ее внутренней жизни. В уставе РПЦ даже есть глава 10, которая так и называется «УПЦ». Там указано, что центр управления УПЦ в Киеве. Это было указано специально для того, чтобы выбить козырь у властей, которые говорили, что УПЦ управляется из Москвы. И так прописали пункт специально, но там были и другие положения. Читать одно и не замечать другого – можно ли так?  Если каноничность нарушает Томос Патриарха, вследствие которого Церковь получила права широкой автономии, то это уже не может быть названо каноничным. Главный вопрос, который меня беспокоит догматический, имеющий отношение к спасению каждого верующего УПЦ. Таинства Церкви совершаются в силу присутствия в ней Святаго Духа. Поместные автономные Церкви сопричастны Единой Вселенской Церкви. История Церкви же знает только две формы сопричастия: либо автокефалия, как поместная автокефальная Церковь, либо автономия. УПЦ не является автокефалией, и, слава Богу, что они пока не отважились ее провозгласить самочинно. В то же время уже говорят, что они не автономия. А в каком статусе тогда вы находитесь? Как вы сопричастны мировому православию? Сейчас они отрицают причастность мировому православию через РПЦ на уровне устава, на уровне заявлений официальных, на уровне позиции духовенства. Если вы никак не связаны с мировым православием, то таинства безблагодатны. То, что сейчас УПЦ еще канонична, только в силу того, что РПЦ понимает, в каком положении находится Украина, по экономии, по снисхождению не назвала то, что случилось в Феофании, расколом. По букве канона это раскол и есть. Церковь-мать просто снисходит до положения священников, епископов, прихожан, которые сегодня просто под дичайшим прессингом.

С. Комаров: - насколько от простого народа исходит запрос на отделение от РПЦ?

Р. Калинчук: - УПЦ действует и осуществляет свою спасительную миссию в украинском обществе. Церковь несет на себе отпечаток этого общества. Украина разная. Есть юго-восточная промышленная Украина, Донбасс, Запорожье, Крым, который в плане конфессиональности очень разнообразен, есть Одесса.

С. Комаров: - Мы должны рассуждать с той позиции, что Крым – уже Россия.

Р. Калинчук: - Но до недавнего времени крымские епархии входили в состав УПЦ. Есть гоголевская Украина, то есть Полтавщина, Черкащина. Есть Украина западная, и она тоже очень неоднородная. Есть Галичина. Галичане очень долго помнили себя православными, но с переходом Иосифа Шумлянского в 1702 году в Унию, за 300 лет они, к сожалению, забыли о своих корнях. Есть Буковина, которая православная, потому что исторически они были с румынами, а те православные. Есть Закарпатье, которое тоже православное, учитывая то, что они исторически были с венграми, а те отличались веротерпимостью. Есть Волынь – тоже совсем другое настроение в плане конфессиональности. Если юго-восточная Украина ближе к России и против всех этих евро устремлений, то само собой, что и паства, и духовенство епархий этих не в восторге от решений Феофании, ни о какой автокефалии они не помышляют. Это отражается в том, что как только Россия приходит куда-то, епархии эти тут же просятся напрямую в подчинение РПЦ. Но есть ситуация на западе, а там больше сторонников евро интеграции, независимости Украины, там больше русофобов, ненавистников Росси и всего, что с ней связано. Конечно, паства и духовенство этих епархий тяготеют к автокефалии.

С. Комаров: - Допустим, священноначалие пошло на этот шаг, чтобы сдержать натиск со стороны власть имущих. Помогло ли это? Как смотреть на последствия Феофании?

Р. Калинчук: - В 1938 году Уинстон Черчилль после подписания документов мюнхенского сговора, когда западные страны сдали Гитлеру Чехословакию и объявили, что таким образом они обеспечили Европе мир, сказал, что Британия между войной  и позором выбрала позор, но получит и войну, и позор. В той же ситуации УПЦ. Они перед выбором – сохранить верность канонам, догматам, а таким образом пойти на конфликт с властью вплоть до отмены юридического статуса Церкви и арестов или пойти ли по пути Филарета. Не хочется упоминать здесь имя Алексадндра Дробинко, но в недавнем интервью он так и сказал, что Феофания – путь Филарета. Удивительно, что об этом говорит человек, ушедший в раскол… Если лягушку сразу бросить в кипяток – она выпрыгнет. Ну это известная тактика варения лягушек… Учитывая то, что заказчик давления на УПЦ известен, понятно, что, пока они не получат контроль над УПЦ, они от нее не отстанут. Тогда конечно встанет вопрос: либо ради комфорта, ради возможности служить в храмах без страха будет отречение от РПЦ, от своих корней, либо будут катакомбы.

С. Комаров: - Если можно, чуть подробнее о заказчиках и конечных целях всего этого церковного проекта на Украине.

Р. Калинчук: - Не секрет, что Россия сегодня противостоит коллективному западу, в глазах которого УПЦ – элемент мягкой силы России, элемент идеологического влияния России на Украину. Как это разъединить? Куда деть киевскую купель, где крестились все три ветви нашего великого народа? Общих святых куда? Более того, великую Россию во многом строили малоросы. Вспомните, как святитель Петр Волынянин впервые сказал Ивану Калите, что если его тут похоронят, то просияет этот град? И таких имён множество. Как это разъединить? Нас столько объединяет в церковном плане. Чтобы иметь возможность влиять на прихожан УПЦ, на ту часть общества, которая не поддается влиянию прозападной пропаганды, нужно взять контроль над УПЦ.

Современная Украина управляется из двух-трех мест. Польша и все больше и больше поляки забирают на себя эту роль. Потом Британия. С Лондоном связана партия Ястребов. Есть еще партия более умеренных, которая ориентируется на Вашингтон. В любом случае для реализации планов этих центров управления им необходим контроль и над церковной сферой. Это проявлялось даже в таких моментах, когда посол по особым поручениям Государственного департамента Браунбек ездил встречался с представителями поместных православных церквей, оговаривал с ними вопрос признания ПЦУ. Вроде Церковь от государства отделена, Штаты вроде цитадель демократии и законности, в том числе законодательство в сфере свободы совести, но государственный чиновник склоняет к признанию ПЦУ. А с чего бы? Он встречался даже в президентами тех стран, где существуют местные православные Церкви, то есть пытается влиять через светские власти на религиозные структуры разными способами, угрозами. Патриарху Иоанну X Александрийскому было сказано, что либо они признают ПЦУ, либо американцы попробуют организовать раскол в Ливане. Ливан – митрополия в составе Антиохийской Православной Церкви. Там в силу того, что это разные страны, тоже есть такие поползновения опасные. То же было в разговорах с церковью Сербской. И там есть расколы. Черногорский, к примеру. Тоже там велся разговор, что либо вы признаете ПЦУ, либо будет по схеме с Томосом для ПЦУ. Варфоломей признает черногорских раскольников, а вы получите еще одну колоссальную проблему.

С. Комаров: - Обратный ход Блаженнейший уже не даст?  Всё, что ты говоришь, наверное, понимают архиереи УПЦ, но сделать уже ничего не могут?

Р. Калинчук: - Ситуация сложная. УПЦ есть своя партия автокефалистов. Для Блаженнейшего тут надо крепко думать, чтобы держать баланс. Любая попытка отыгрывать ситуацию назад вызовет демарш со стороны этой партии, тем более что они поддержаны государством. Это риск расколоть Церковь. В самом начале СВО люди из офиса президента выходили на официальных лиц митрополии, обещая, что трогать не будут, если Церковь поддержит власть, включится в кампанию поддержки ЗСУ. Доверять словам украинской власти все равно, что блудницам в любви признаваться. Возможно, что и перед Феофанией что-то подобное было обещано.  Та же тактика варить лягушку постепенно. Допускаю, что ситуация с Лаврой, когда было решение заповедника о выселении монастыря, может быть элементом торга.

С. Комаров: - Оказывается ли давление на священников, которые хотят поминать Патриарха и не согласны с Феофанией?

Р. Калинчук: - Знаешь о ситуации на нашем приходе. Настоятеля нашего Блаженнейший вызывал и требовал исполнения решений Феофании. Я так и не могу понять, на основании чего эти решения вообще надо исполнять. Блаженнейший митрополит Онуфрий по Киеву циркуляра не выдал. 

С. Комаров: - И устав новый официально не появился, кстати.

Р. Калинчук: - Нет! Ректор Киевской семинарии владыка Сильвестр сказал, что это внутренний документ Церкви. Незачем кому-то читать его. Изменения внести и всё. Полудетективная история, как устав этот стал известен широкой публике. Откуда кому вообще известно, что они в Феофании нарешали? Циркуляра нет, окружного письма нет, устав не опубликован. Что до Блаженнейшего, то мне думается, в митрополии вызревает хитрый план. На прошлой неделе митрополит Львовский и Филарет Кучера ездили на Кипр. Это наводит на мысль, что митрополия пытается прощупать возможности компромисса с Константинополем. Возможно, владыка Филарет ездил туда прозондировать почву, что и на каких основаниях Константинополь согласен предложить УПЦ? Может, Константинополь перерукоположит раскольников, тогда на основании этого они могут проводить объединительные Соборы, учитывая, что у УПЦ больше паствы, архиереев, на таком Соборе Церковь мог бы возглавить Блаженнейший Онуфрий. Это мои только догадки. Время покажет.

С. Комаров: - Почему за последний год УПЦ не прибегала к такому инструменту, как поддержка других поместных Церквей? Почему не были опубликованы официальные заявления братским Церквям заступиться, возвысить свой голос. Была только личная активность нескольких архиереев.

Р. Калинчук: - Опять-таки думаю, что это может быть связано с подготовкой запасных вариантов. Чтобы другие поместные Церкви пока не включались в повестку нынешнюю, потому что повестка через некоторое время может быть совсем другая. А кто знает, как эти православные Церкви отнесутся к тому, что может получиться.

С. Комаров: - Почему Блаженнейший Онуфрий не делает официальных заявлений по поводу арестов епископата, священников, избиений, изгнания?

Р. Калинчук: - Куда там изгоняют… Прямо убивают. Помню, в марте прошлого года, на Житомирщине одного иеромонаха увезли в лес и он не вернулся. Это всё не шутки. Тут о мученичестве идет речь. Блаженнейший не возвышает голос потому, видимо, что он такой человек. Я имел возможность с ним общаться два раза. Не скажу, что я его отлично знаю. Он склонен к монастырской жизни, чем публичности. А если мы рассчитываем на контакт с властью, готовим с ней компромиссы, то выступать и говорить, что у моего партнёра свиное рыло, как–то не комильфо. Между пацанами так даже не принято.

С. Комаров: - Какие в этом всём интересы могут быть у Ватикана?

Р. Калинчук: - Чтобы ответить, надо понимать, что такое Ватикан. Ватикан у нас ассоциируется с площадью св. Петра, прекрасной  архитектурой Бернини, фресками Микеланджело. На самом же деле Ватикан – финансовый спрут. Он является акционером МакДональдса, сети отелей Хилтон, конечным бенефициаром банка Сан Тандер, одного из крупнейших банков Испании и так далее. Блажен муж иже не даде сребра своего лиху. Кроме того, Ватикан это кластер, представляющий интерес кланов Северной Италии, Южной Германии, Шотландии. Это еще с тех времен, когда в средневековой Европе шла борьба Гвельфов и гибеллинов, партий проимператорской и пропапской. Связано это было с некими общественными отношениями. Село контролировали феодальные банды и император, а город и пути сообщения – орденскими структурами Ватикана. История имеет некую особенность. В ней новые смыслы могут появляться, но старые никуда не исчезают. Старые аристократические роды отошли на задний план, но не исчезли. Их интересы на мировой арене представляет Ватикан. Как любая конструкция Ватикан заключает в себе противоречия. Есть интересы кланов. Это соперники англосаксов в силу того, что у них разные источники прибыли. Есть структуры, например, орден Иезуитов, которые четко подвязаны под американцев. Если читать биографии многих чиновников Госдепа, Белого дома, там многие позаканчивали иезуитские колледжи.

С. Комаров: - Такой и в Киеве есть. Арестович его заканчивал.

Р. Калинчук: - Еще бы… Вопрос в том, что иезуиты вместе с Мальтийским орденом  подвинули еще при Бенедикте XIV такую структуру как Легионеры Христа. Влиятельнейшая структура Ватикана. Потом они съели самого Бенедикта, который попросился в отставку. Он, наверное, помнил об опыте папы Ивана-Павла I, который пропапствовал 30 дней и внезапно умер, как только начал интересоваться делами банка Ватикана. Бенедикт знал об этом, взвесил всё и ушел в отставку. Потом наступила очередь структуры под названием Опус деи, который иезуиты вместе с Мальтийским орденом тоже подвинули. Современный римский папа Франциск иезуит. Происходит укрепление власти партии, ориентированной на англосаксов. Как они недавно зачистили мальтийский орден, сузив его самостоятельность, проведя там конституционные изменения, поставив Дэнлопа, канадского юриста, связанного с элитами Нью-Йорка. Мальтийский орден важен таем, что он структура, под которой финансово находится банк Ватикана, а потом орден – связующий элемент с ЦРУ и МИ-6.  Чтобы не оставалось альтернативы, они себе подчинили и Мальтийский орден. Повестка американцев на сегодня – продвижение разных идеологий типа ЛГБТ. В прошлом году один из влиятельнейших католических журналов в Америке заявил, что католической церкви в Америке нужны святые из числа ЛГБТ. На секунду представьте!? Иезуиты всегда были оплотом инквизиции, это самые вроде бы догматически упертые товарищи. А вот уже они ратуют за ценности ЛГБТ.

Та повестка, которая сегодня продвигается западом, имеет условное название пост капитализм либо инклюзивный капитализм. Года два назад сайт Ватикана сообщил, что папа Франциск, который иезуит, ориентированный на англосаксов, поддержал проект инклюзивного капитализма. Что он включает? Человеку гарантирован базовый доход, но ни работы и никаких социальных связей. Попыткой отказать эту систему был ковид и все, что с ним связано. Как это будет на практике, как отнесется население, как отнесутся элиты. Вместе с тем те мировые элиты, которые продвигают повестку эту, получают огромную возможность контроля над каждым человеком. Если у вас нет работы, нет социальных ролей, то вам просто отключат этот социальный доход, и вы умрете с голода. Всё чаще вспоминаются слова из Апокалипсиса, что будут начертания, но не смогут ни продать, ни купить. Россия в Украине сегодня противостоит не обманутым украинцам, которые выходили на Майдан под действие телевизора, и не НАТО она противостоит, а речь о вещах другого порядка. Чтобы реализовать этот проект, им нужно, чтобы все крупные игроки в него включились. В том числе и все более-менее крупные Церкви. С Константинополем там ясно. Любая Церковь, которая будет оставаться в рамках Священного Писания и помнить хотя бы частично Апокалипсис при попытках реализации этого инклюзивного капитализма скажет, что это напоминает то, что писал Иоанн Богослов. Им нужна Церковь как идеологическая сила, которая включилась бы и поддержала этот проект. Поэтому с Константинополем всё схвачено, он со времен Второй мировой и Патриарха Афинагора (Спиру) плотно подвязан под американцев. То же сейчас с Ватиканом. Но есть вопрос Русской Церкви.

С. Комаров: - И именно его они пытаются в Украине решить?

Р. Калинчук: - Ослабив ее.

С. Комаров: - Один был инструмент – Украинская Греко-католическая Церковь. Теперь ПЦУ у них козырь. 

Р. Калинчук: - Им нужна единая всемирная церковь. То, что мы сегодня слышим от Константинополя, даже от патриарха Федора Александрийского, там же проходит сейчас это экуменистическое собрание с католиками, Федор буквально вчера заявил, что они служат идее единства. Варфоломей несколько лет уже говорит о том, что их цель – совместная чаша. Проект объединения Православной и Католической Церквей может быть вполне обкатан в Украине. Там есть структура Ватикана, РКЦ, и униаты и есть ПЦУ. То, что она приняла решение о переходе на новый стиль, Григорианский календарь. Покров у них будет 1 октября. Память Николая 6 декабря.

С. Комаров: - Лишь бы не вместе с Русской Церковью.

Р. Калинчук: - Шажок к будущему объединению. Как объединишь, если даже календари разные? И вот преграда убирается постепенно. Украинский национализм удивителен. Главное подальше от Москвы, а то, что зависимость от кого-то – не проблема.    

С. Комаров: - Есть ли перспектива мирного урегулирования конфликта церквей из-за ПЦУ? Вспомним, четыре Церкви поддержали ПЦУ. Константинополь, Александрия, Кипр, Эллада. Остальные пока держатся, подвисла ситуация. Если не говорить, что русская армия доходит до Польши, а рассмотреть то, как есть сейчас – как может быть этот вопрос решен мирно?

Р. Калинчук: - Изначально, если бы Константинополь хотел уврачевать рану украинского раскола, то надо было бы созывать все православные Соборы. Выходит, он не желает, потому что проиграет. А потом совершенно непонятно, в чем состоит украинский вопрос. Как его решать? Украина – каноническая территория РПЦ. Здесь точка. На сём стоим. Что решать? Можно конечно тысячу вопросов задать, а что если учесть контекст, а что если рассмотреть формы автокефалии… Тогда встаёт вопрос. Как решать, если УПЦ не часть Русской Церкви? Это дико.

С. Комаров: - Я имел в виду еще то, что куда вообще девать это ПЦУ? Что с ним делать теперь? Там такая каноническая чехарда, они служат уже по всему миру. Как это канонически будет решаться?

Р. Калинчук: - Есть только два пути присоединения к Церкви Христовой. Крещение и покаяние. Другого нет. Есть уврачевание раскола в Болгарской Церкви. Недавно совсем у них часть иерархии заявила, что была БПЦ находилась под влиянием коммунистического режима в Болгарии. И они откололись. Но пришло время. Они поняли тупиковость пути. И вот кресты на престол, каемся, ошибались.

С. Комаров: - Недобрыми примерами из истории пользуются и нынешние сторонники автокефалии в УПЦ, которые говорят, что было же у Грузии, Болгарии, Польши. И у нас сейчас непонятно, а потом признают, всё будет понятно.

Р. Калинчук: - В прошлом году накануне выпуска из Семинарии, я заходил в митрополию подписывать у отца канцлера справку о послушании. Встретил знакомого священника. А накануне Сербская Церковь признала автокефалию Македонской Церкви. И он говорит, что  40 лет они находились в расколе, а потом, ничего, их признали. И я сказал, что боюсь за пастырскую совесть моего знакомого. К чему призыв? Учинить раскол, который, по словам Златоуста, несмываем кровью даже, в надежде, что когда-то там что-то будет уврачёвано. Вы предлагаете, чтобы люди десятилетиями не получали должного пастырского окормления? Чтобы они не имели возможности участвовать в таинствах Православной Церкви? Это сознательный призыв ко греху. Священник должен всеми силами отвращать людей от греха, называть вещи своими именами, точно. А тут священник призывает совершить тяжеленный грех в надежде потом покаяться.

С. Комаров: - Что он ответил?

Р. Калинчук: - Ничего – его позвали. Похоже на дискуссию со свидетелями Иеговы. Чуть что – им надо спешить.

С. Комаров: - Какова духовная причина всего, что происходит? Недаром же Господь попустил?

Р. Калинчук: - Что Господь попускает, всегда за грех. Ситуация на Украине за то, что там 30 последних лет гнали и изживали Церковь. Всегда кроме внешних факторов имеет место фактор человеческий. Если рассмотреть историю УПЦ за последние 30 лет, увидишь много непонятных кадровых назначений на епископские кафедры, настоятельство людей нетвердых. Даже Дробенко – человек, тяготевший к автокефалии, вел переговоры с Филаретом об объединении, который расставил многих верных себе на епископские кафедры. Сегодня они как раз выступают за осуждение РПЦ, за отрыв от Церкви-матери. Это как снежный ком накапливалось. Возникло внешнее обстоятельство, которое этот гнойник вскрыло. Беда УПЦ в том, что ни в политическом, ни в духовном плане страной в УПЦ не занимались. Кто курировал в РПЦ дела в Украине? Мы знаем, кто это. Один из тех, кто в РПЦ тяготел к альянсу с Ватиканом. Пустили на самотек. Вот, что получилось.

С. Комаров: - А как простой народ это переживает? Смотрел фото с торжественных богослужений в честь Феофании - вроде много людей, ликующие лица, Блаженнейший служит. Или это только картинка?

Р. Калинчук: - Не все разделают радость эту. Многие не разделают. Но откровенно об этом заявить нельзя. Если в Украине ты скажешь, что ты за поминовение Патриарха, за каноническую связь с Русской Церковью, то ты рискуешь даже не визитом правоохранителей, а просто тем, что на улице поймают товарищи с повернутой на почве национализма психикой. Есть владыки, которые откровенно поминают Патриарха. В Киеве такие есть. Не знаю, какой силой они держатся.

С. Комаров: - Как ты сам попал в Россию?

Р. Калинчук: - Причины отъезда были в том, что я публично наговорил в Украине о раскольниках, униатах, властях, которые поддерживали раскол. В самом начале СВО ко мне домой приходила территориальная оборона, слава Богу, что они меня не застали дома. Накануне я как раз уехал в Почаев. Господь меня туда отвез, чтобы они не нашли меня. Ближе к осени от нескольких сочувствующих в тамошних органах, от нескольких владык была информация, что спецслужбы будут открывать дела по 161 статье (разжигание межконфессиональной розни) против всех, кто хоть что-то публично сказал против раскола и униатов. Если ты назвал раскольника раскольником, то это преступление, ты обидел его религиозные чувства, провоцировал рознь. То, что относимо к свободе слова и совести – не, не слышали такого. Каноны – часть моей веры. Также как и догмы. Сказать, что канонично, а что нет – часть моей веры. Но нет! Как у пророка Иеремии, когда он писал, что все говорят «мир, мир, а мира нет».  В Украине то же – все говорят о свободе и праве, но ни того, ни другого там нет. Меня предупредили, и один из владык сказал, что мною сильно интересуются. Выехать удалось. Украинский патриотизм заканчивается там, где начинаются деньги.

С. Комаров: - Любой патриотизм на Украине имеет свое материальное выражение… Помоги Бог всем, кто хранит верность канонической Православной Церкви, находясь при этом в тяжелых обстоятельствах. Прощаемся, до новых встреч.

Дорогие братья и сестры! Мы существуем исключительно на ваши пожертвования. Поддержите нас! Перевод картой:

Другие способы платежа:      

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
1 + 3 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+