Перейти к основному содержанию

16:43 13.10.2021

Как мы понимаем тысячелетний исторический путь России, и кто и зачем возрождает культ Сталина в русском народе?

27.06.2021 10:22:34

Слушать: https://radonezh.ru/radio/2021/06/14/22-00

 Здравствуйте, дорогие слушатели. У микрофона Илья Сергеев. Сегодня гости нашей студии – это Леонид Петрович Решетников, генерал-лейтенант СВР в отставке, кандидат исторических наук, и Юрий Кот, политолог, публицист, автор книги «Украинцы! Мы –русские». Сегодня мы начнем наш разговор с одного очень важного события. 6 июня в пригороде Санкт-Петербурга, в Гатчине был открыт памятник Александру III. Леонид Петрович, кто автор этого памятника, кто инициатор его открытия. И как вы думаете, почему именно Александру III был открыт памятник в Гатчине?

Л. Решетников -  Я считаю, что это очень интересное и знаковое событие, потому что памятник открывал Президент Российской Федерации Владимир Путин. Не так часто бывает, чтобы Президент открывал исторический памятник. Тут надо особо выделить слова Путина, которые были сказаны. Наша задача – восстановление исторической преемственности, всей цепочки развития России, всей тысячелетней истории. Потому что особенно последние 2–3 года у нас опять происходит возвращение к непонятным тенденциям. Мы пытаемся сосредоточиться на одном, пусть великом, но на одном событии, например, Великая Отечественная война. Также ещё вызывает огромные вопросы, почему стали появляться деятели, которые вдруг заговорили о восстановлении почитания Сталина, известного во всем мире диктатора, ответственного за гибель миллионов русских людей и людей других народов, которые жили в Советском Союзе. Президент поддержал инициативу установления этого памятника в Гатчине, любимом месте Александра III, выступил именно с таким акцентом. Что для нас Александр III? Это прежде всего русский царь. Он не просто император, а русский царь. Чем он отличается о других предшественников? Тем, что у него был акцент на восстановлении преемственности. В каком-то смысле у него идеалы были даже допетровской России. Он делал акцент на самобытности России, на самобытности даже как цивилизации России. Это в подходах Александра III звучало. Во всем остальном можно говорит о каких-то других заслугах, но они параллельны или совпадают с заслугами других наших императоров, царей, а здесь это особая статья. При нем начала особо сильно развиваться русская культура, русская архитектура, русская живопись. Он уделял этому огромное внимание. У него было убеждение, что главный носитель империи, существование империи как цивилизации – это русский народ. Это было прежде всего. Его знаменитые слова, что мы будем жить и работать ради 130 миллионов русских людей. Под словом русские люди он понимал подавляющее большинство населения империи. Выбор Путина имеет такой подтекст. Президент открыл уже много памятников. Посмотрите, какие памятники он открывает. Это памятники героям Великой Отечественной войны и памятники нашим государям. Он открыл памятник Александру I, святому Владимиру Киевскому, Патриарху Гермогену. Он как раз уделяет внимание тысячелетней России и это неоднократно подчеркивает. Тысяча лет, тысяча лет. Мы, сторонники такой идеи, русские консерваторы, и сейчас сталкиваемся. Не так давно была передача, где депутат Евгений Федоров, публицист Шахназаров называют сторонников русской православной идеи, русской монархии, сторонников исторической России агентами Госдепа. Для Госдепа самое страшное – это именно мы, те, кто восстанавливает историческую преемственность, кто говорит о России как о самобытной цивилизации. Именно мы самые страшные. У меня как у генерала-лейтенанта службы разведки большой интерес. А эти люди какое отношение имеют к Госдепу, откуда у них такие сведения? Может им из Госдепа поступают сведения о том, что русские православные консерваторы, русские православные традиционалисты являются агентами Госдепа? Надо разобраться. Я как человек, отслуживший в службе внешней разведки, проявлю этот интерес. Откуда у них такая информация про Госдеп? Я такой информации не знаю. У меня нет связи с Госдепом, может, у них она есть.

И. Сергеев – Один наш автор заметил, что вполне возможно, что та компанию по прославлению товарища Сталина, о которой вы сейчас упомянули, это не что иное, как спецоперация наших зарубежных партнеров.

Л. Решетников – Я как бывший начальник аналитического управления разведки со всей ответственностью заявляю – всё началось со вброса от них по Сталину. Это был вброс где-то ещё лет 10 назад. И именно с этой целью, вы правильно говорите, опять завести нашу страну в тупик. Да, тут были те, кто симпатизировали этой идее, но целенаправленный вброс произошел оттуда. И это сейчас всё раскручивается уже дураками и сторонниками. Да, есть и сторонники, а есть дураки, которые это повторяют и не понимают, о чем идет речь. Эти люди, которые говорят о Сталине, они понимают, чего добиваются? Если они не дай Бог придут к власти, первое, что им надо сделать – 100 тысяч людей просто уничтожить, расстрелять. А ещё пару тройку миллионов посадить в лагеря. Если они говорят о Сталине, если они хотят Сталина, во-первых, у них нет их Сталина. Ни Федоров, ни Шахназаров, ни Прилепен, Ни Гаспарян на Сталине не тянут. Но если они говорят, что мы придем и будем делать как Сталин, то первое, что они должны сделать, это расстрелять сотни тысяч людей, уничтожить их. И 2–3 миллиона просто загнать в лагеря. А потом постоянно этот механизм крутить, раскручивать.

Ю. Кот – Печально слышать эти фамилии, потому что лично знаком с некоторыми из ребят, раньше даже приятельствовал. Удивительно, при всем том, что ребята вроде неглупые. А может это как раз и ужасно, что они неглупые, значит, они осознанно идут на то, чтобы участвовать в абсолютно ужасном процессе запутывания русских людей, чтобы мы не вернулись на свой исторический путь. Я давно уже говорю, что необольшевики, сторонники Сталина вместе с нашими русофобствующими либералами-западниками одним миром мазаны, они из одной руки кормятся. Вспомните те же акции протестов либералов поддерживали и поддерживают коммунисты. Поскольку они заляпались, и на это обратили внимание многие люди, в том числе мы с вами, они начали пытаться создавать какие-то параллельные проекты. Всё это шито белыми нитками и рано или поздно станет известно, будет крайне печальный итог. Пускай посмотрят хотя бы примитивно на судьбу того же Платошкина. По поводу того, о чем говорил Леонид Петрович об открытии памятника, очень радует сердце, что это происходит. Мы говорим с вами о тысячелетней России, о том, что необходимо возвращаться на этот свой исторический путь. Как нас называют в мире? Нас зовут Леонид, Илья, я Геогрий в крещении. Но нас всё равно все называют Иванами. Мы Иваны для них. Иван, наверное, одно из самых прославленных христианских имен. Вспоминается Иоанн Предтече, Иоанн Златоуст, Иоанн Воин, Иоанн Богослов и т. д. Иванов очень много, а почему, если задуматься? Потому что всегда наши люди были не то, что сторонниками, они готовы были даже умирать во имя Господа, чтобы не дать другим встать на Его место. У каждого народа же есть своя миссия. Те же американцы, Леонид Петрович мне рассказывал, когда он общался с помощником Киссинджера, они свято верят, что их историческая миссия – это править всем миром, быть вместо Бога. То есть нами с вами всеми править. И они это не скрывают, демонстрируют это. Они от этого бесятся, потому что у них не всегда это получается, прежде всего стараниями русских людей. А у нас своя миссия – не дать этого сделать ни им, ни кому бы то ни было другому, потому что Бог един, Он правит над всеми людьми. А ещё наша историческая миссия русского народа, народа Иванов – это все-таки донести наше с вами христианское православие до второго пришествия Христа. И чтобы как можно больше было светлых и искренне верящих людей в этом православии, потому что это миссия нашего богоносного народа. Об этом говорили многие святые, вспомните, о чем говорил Иоанн Кронштадтский, если же мы говорим про Иванов. Поэтому дай Бог нам со своими задачами справиться. Но у нас же есть и внутри большие проблемы со своими Иванами, родства не помнящими. Да, мы сейчас говорим про необольшевиков, про либералов, про этих отщепенцев, которых даже трясет от упоминания всего русского, от упоминания православия, от упоминания Господа Бога. Их трясет, причем они этого не скрывают. Наверное, это какая-то печать сатаны, не знаю, что они вот так реагируют на все эти вещи. Но есть же ещё другие отщепенцы, не помнящие родства. Я сам родом из Малороссии, Украины. Там есть ещё Белоруссия. Это такие сепаративные русские образования на окраинах Российской Империи, русской земли, которые сегодня уже не просто нерусские. Период «нерусскости» они прошли ещё во времена Советского Союза, когда из русских людей делали нерусских, создавая им таким образом зародыши государств, внедряя насильственно языки нерусские, варианты наречия русских языков. Тот же украинский язык – это южнорусское наречие. В свое время Пантелеймон Кулиш в XIX веке продумал его специально для малограмотных крестьян, которые не могли обучиться всему многообразию русского языка, чтобы они могли просто писать. Он создал и сам потом ужаснулся, что начали делать с его детищем те же поляки, как они начали использовать его кулишовку для того, чтобы перековывать русских людей, чтобы переписывать даже наши тексты. Потом дошло до того, что тексты Гоголя переписывали, русских казаков записывали украинскими казаками в «Тарасе Бульбе». Это же с Белоруссией происходило. Большевики очень многое для этого сделали. Я вообще часто задумываюсь, почему Запад, конечно, трепыхался против большевистского проекта СССР, но, чтобы так задавить, хотя мог, не задавливал, а впрыскивал что-то там, поддерживал.

Л. Решетников – Они одни из авторов этого проекта.

И. Сергеев – Даже во время Гражданской войны, кстати.

Ю. Кот – Верно. Так как для Запада было важно, чтобы советский проект существовал как можно дольше, потому что именно в советском проекте по принципу лягушки, которую варят на медленном огне, русских людей на окраинах переваривали, перетравливали в нерусских. Потом, когда они поняли на Западе, что всё, три поколения выросло, начинаем следующий этап. Раз – уничтожен Советский Союз, развалились государства, где осталось очень много русских людей, русские земли. Теперь уже 30 лет стоит задача сформировать из них антирусских, ненавидящих. Мы сегодня как раз с вами обсуждаем активно проект Украины. Думаю, если ситуация не поменяется и Лукашенко будет продолжать свою сепаратистскую деятельность, вскоре мы будем то же самое говорить про Белоруссию. Если мы дальше их не остановим, не пойдем в контрнаступление, в идеологическое, ментальное контрнаступление, когда мы будем говорить о том, что белорусы – это русские люди, украинцы – русские люди. Я этому целую книгу «Украинцы! Мы – русские» посвятил, где достаточно серьезно и безапелляционно используя какие-то факты, безусловно, с любым фактом можно спорить, но я старался такие факты использовать, которые исторически засвидетельствованы, доказывая, что идентичность человека, живущего на Украине, русская прежде всего. Чтобы возвращать обратно этим Иванам, родства не помнящим, именно сущность Иоанна.

Л. Решетников – А если не пойдем в контрнаступление, появятся сибиряки, уральцы, казаки и т. д. О татарах мы уже даже не говорим, о части казанских татар, которые просто очень активно раскручивают сепаратистскую спираль. Я говорю о людях русского происхождения. Мы опять встанем перед угрозой раздела России, которая стояла в конце 90-х – начале 2000-х годов, но эта тенденция была остановлена. Сейчас она опять принимает эти масштабы, опять раскручивается. Объединяющей идеи нет, она есть, но мы её не даем. Нельзя объединить на памяти какой-то войны, даже если это великая война, какой была Великая Отечественная война, или великая победа. Нельзя на этой памяти объединить людей, потому что память действует на одно, два, три от силы поколения. Уже четвертое поколение относится к этому событию как к историческому. На чем объединить? У нас Россия, как Путин говорит, тысячелетняя история, она тысячу лет определялась одной национальной идеей – вера, царь, отечество. Это была тысячелетняя идея, даже когда вместо царей были великие князья, уже она работала. Когда появились цари, императоры, на этой идее мы и жили, это была национальная идея. Отказ от неё – это отказ от веры, от царя и от отечества. Мы же что сотворили в начале второго десятилетия XX-го века? Мы отказались даже от названия страны, мы убрали наше имя, мы превратились в нерусских. Это все равно, что я откажусь от своего имени или от своей фамилии. Мы это сделали. По всем трем пунктам произошёл отказ от веры, насильственный отказ даже, с убийствами, репрессиями, но произошел. Отказ от царя, предательство царя, нежелание до сих пор принять покаяние, осудить преступление. Отказ от отечества, мы его поделили, как Юрий Владимирович говорил, нарезали кусками, Украина, Белоруссия.

И. Сергеев – Да и Казахстан.

Л. Решетников – И Казахстан. Русская нация оказалась разделенной. Мы не только отвергли национальную идею, но и нарезали как колбасу.

Ю. Кот – Причем, вы как раз об этом говорили, даже робкие попытки русских Иванов жить по-русски, то есть с Богом в душе, с царем в голове, в служении отечеству, яростно атакуются идеограммами про многоконфессиональность, про светскость, про российскость. Не русскость, а именно российскость. Даже на открытии этого памятника, я думал, перепутал, наверное, не специально. Но Мединский говорит, что у нас не русская цивилизация была, а российская. Очень многие спикеры повторяют эту мантру, кто ненамеренно, а кто специально. Те фамилии, которые сегодня звучали, они делают эти специально. Если просто задуматься, что, допустим, нет того, во что мы все с вами верим, что плохого в том, что люди будут жить по правилам, не убей, не укради, не прелюбодействуй, почитай мать и отца. Что в этом плохого? Вы можете представить общество, каким Россия когда-то и была ещё до февральского и октябрьского переворотов, по большей части, чтобы люди жили просто по этим правилам. Разве это плохо, разве плохим будет государство, в котором будет довлеть именно эта идея служения отечеству, уважения к своей власти? Тогда не будет никаких революций. А ведь любая революция – это же не просто кровопролитие, это огромное падение назад, в пропасть вместо того, чтобы спокойно эволюционно развиваться дальше и пытаться быть чище, светлее, лучше и богаче в конце концов, накапливая опыт, благополучие и добро. Что в этом плохого? 

Л. Решетников – Мы же не вкладываем понятие только крови, говоря, что мы все русские. Для нас понятие русский значительно шире крови. Они, когда мы говорим русская цивилизация, русская вера, вкладывают специально в это понятие крови, чтобы обвинить нас в шовинизме, национализме. Нет, мы говорим, русские – это не только кровь, а часто бывает вообще не кровь, а принятие духа русской цивилизации.

Ю. Кот – Это моральный и нравственный выбор – быть русским.

Л. Решетников – Да, а они специально это делают.

И. Сергеев – Дело в том, что люди, которые сейчас оказались за пределами нашей страны, можно сказать, за пределами русского мира, малороссы и белорусы, должны захотеть стать русскими.

Л. Решетников – Тяга будет и у малороссов, и у белорусов.

Ю. Кот – Она есть.

Л. Решетников – И она будет очень сильной, если мы здесь будем примером для них, что здесь действительно государство русской цивилизации, а не непонятное россиянство, непонятная советскость, многоконфессиональность, выдуманная толерантность. Если у нас будет такой образ, всё проявится. И даже русская идентичность у всех проявится.

И. Сергеев – Вы можете представить себе, что современный правитель скажет те слова Александра III, которые вы процитировали, что мы будем жить и работать ради 130 миллионов русских? Если сейчас кто-то скажет это по телевизору, как вы думаете, какая будет реакция?

Ю. Кот – Очень хотелось бы, чтобы это в конце концов прозвучало.

Л. Решетников – Это будет очень позитивная реакция. Если внимательно слушать, внимательно следить и анализировать, то нынешний президент уже лет 20 эти посылы дает, не прямой речью, конечно. Он прямо так не говорит, но эти посылы есть. Но многие не понимают посылы, им надо четко и ясно сказать. А что чуть ниже президента – уже совсем другое, уже ни посылов, ничего, как будто ничего не случилось.

Ю. Кот – Мы слышим совершенно другое не от президента, понятно, а от спикеров, которые допускаются на федеральные каналы. Есть некий Дмитрий Евстафьев, который в эфире телеканала Россия-1, где ведущий Владимир Рудольфович Соловьев, четко сказал с презрением о патриотах имперской тысячелетней Россиюшки, что монархистов надо уничтожать, потому что мы пятая колонна опять того же Госдепа. Понимаете, и это тоже допускается. Меня это безумно возмутило. Мы относимся к этим ребятам негативно, потому что у нас есть свое понимание, мы считаем, что они неправильно свой путь ведут. Но я не слышал ни разу ни от Леонида Петровича, ни от других ребят, которых мы знаем, чтобы кто-то приказал убивать или отстреливать тех же необольшевиков. Мы говорим, покайтесь, ребята, да и живите себе, осознайте весь тот ужас, который произошел, покайтесь. А они говорят, что нас надо убивать, с нами надо бороться. Даже в таких элементарных вещах, ведь всё же так очевидно. Другое дело, я не понимаю, почему после таких заявлений, когда человек призывает в эфире федерального канала уничтожать монархистов, он продолжает появляться в эфире. Вернее, я понимаю, почему он там появляется, но я считаю это неприемлемым. Когда я, например, дал откровенному русофобу по морде за то, что он угрожал жизни моего ребенка, живущего в Киеве, после этого меня перестали приглашать в эфир к Соловьеву. То есть, я поступил как отец, а этот мерзавец в прямом эфире призывает уничтожать монархистов, и его продолжают приглашать на эти эфиры. Что это значит? Какой вывод сделают зрители после этого? Это значит, что это правильно, это поощряется ни где-нибудь в подворотне, а на федеральном канале Россия-1, в одном из рупоров политической пропаганды внутри страны, идущей и вовне. К Соловьеву приглашают человека, который призывает уничтожать людей. Притом кого уничтожать и за что уничтожать! Русских верующих православных людей за то, что они хотят, чтобы Россия процветала. Мы же не говорим, давайте отдадимся Западу, они хотят этого.

Л. Решетников – Всегда говорю, что главный враг для Запада – это именно историческая Россия, русский православный взгляд, русская православная монархия, русский православный консерватизм. Они не боятся коммунистов. С коммунистами шла большая игра, называемая холодной войной, но она закончилась распадом Советского Союза. Притом, правильно Юра сказал, уже не нужен был Советский Союз, он свою задачу по разложению русского народа выполнил. Евстафьев, если я не ошибаюсь, детские и молодые годы провел за границей. Знал я его отца, он примерно таких же взглядов был, но старался их не высказывать, учитывая службу. Его бы не поняли. Но в личных беседах он примерно так же и говорил. То же самое говорит его сын. Таких людей очень много, они делятся на два лагеря, одни либералы, другие коммунисты. Но все русофобы. Они могут быть советофилами, но русофобами. Они нашу русскую идею не принимают. Ты говоришь, пусть покаются. Да не надо каяться, просто перестаньте призывать уничтожать людей.

И. Сергеев – Самое интересное, что многие из этих людей утверждают, что если вы негативно относитесь к советскому периоду нашей страны, то вы как раз и ест тот самый русофоб. Я это слышал ни раз.

Л. Решетников – Много раз это повторяют. Я многое прожил, помню даже реакцию нашей семьи на похороны Сталина. Когда они начинают говорить о Советском Союзе, у меня всегда такое впечатление, что я всё-таки в другой стране жил, или они где-то в другой стране жили. Потому что вранья очень много, приукрашательства много. Но, с другой стороны, мы не отрицаем успехи и результаты нашего народа, который несмотря ни на что трудился. Многих, конечно, заставляли трудиться в лагерях или шарашках, но народ трудился, народ достигал результатов, часто вопреки руководству. Да, мы победили в войне, но цена победы очень высока.

И. Сергеев – Как вам кажется, Александр III, не является ли он антиподом как раз их большого любимца, товарища Сталина? Ведь при этом человеке страна сделала рывок, и казненных было столько, что можно посчитать по пальцам обеих рук всего-навсего.

Л. Решетников – По политическим статьям было не больше 6–7 человек казнено за 14 лет. Но это при всех государях так было, при Александре I, При Николае I, при всех государях до открытой борьбы до революции 1905 года, когда взяли оружие.

Ю. Кот – Да и то, по закону, например, декабристов должны были всех повесить. Повесили пятерых, а остальных отправили в ссылку на каторгу. Думаете, что они там бедные мучились, что это как в кино нам показывают каменоломни? Нет.

Л. Решетников – Я забыл цифру. По политическим причинам за 100 лет XIX-го века, если я не ошибаюсь, было казнено не более 100 человек.

И. Сергеев – Страна развивалась без всяких репрессий. Говорят, что Советская Россия была в кольце врагов, поэтому по-другому нельзя было.

Ю. Кот – Сами себе были врагами.

Л. Решетников – Да, кольцо врагов – это не только внешний фронт, но и внутренний. Так как начали борьбу с целыми классами, с сословиями. Они же сами провозгласили, зажиточное крестьянство – враги, середняки – тоже ненадежные, священнослужители – враги, интеллигенция – старые враги, офицерство – враги. Они стольких врагами провозгласили, а это миллионы людей. Это ты провозгласил врагами миллионы людей. В 1934 году принимается постановление Верховным Советом, Россия закрывается, выезд за границу сильно ограничивается, только отборные люди. Когда такое было в Российской Империи? Паспорт выправил, есть возможность – поезжай, нет никакой проблемы. Полицейское управление ничего не решало, всё было спокойно. А в 1934 году мы сами закрылись. Конечно, получается, что мы были в кольце. Внутри ты провозгласил десятки миллионов людей врагами и вовне ты объявляешь, что все тебе желают поражение. Только странно как-то они желают, вся сталинская индустриализация, хотя это нельзя назвать полномасштабной индустриализацией, мы многое не успели, но она сделана с помощью Соединенных Штатов Америки, прежде всего капитала США, капиталистов, которые организовывали революцию. Без них же мы ничего бы не сделали. С другой стороны, мы вывозили зерно, вывозили золото, раскулачивались, это приводило к огромному голоду, недостаче. Была нищая жизнь, что тут мне рассказывают про какую-то зажиточность. Даже в 60-е и более или менее благополучные 70-е годы была нищая жизнь, просто нищая. Если сейчас мы говорим, что у нас много бедняков, нищих, то тогда мы все были нищими. По сегодняшним масштабам мы все были нищими со своими 120 рублями.

Ю. Кот – Средняя зарплата была 120 рублей, да. Леонид Петрович хорошо сказал, хочу сделать небольшой акцент. Они всех сделали себе врагами, классовая борьба, внутри и снаружи были враги. Нынешние сталинисты, если дорвутся до власти, то опять всех сделают врагами. Они говорят, что надо у всех отобрать и поделить. На каком основании отобрать и поделить? Я что, украл? Нет. Тот самый, кого они назвали кулаком, он украл? Нет, он работал, у него было много детей, они помогали по хозяйству, нанимали кого-то. Так и промышленники были, и все остальные. То есть они опять хотят толкнуть нашу страну и наш народ в пропасть. Весь ужас в том, что, когда на этих ребят будут смотреть остальные русские, живущие за пределами нашей страны, они будут видеть, что истукана опять подняли и начинают ему кланяться вместо Бога. В жизни они не захотят объединяться вместе с нами ни за какие коврижки. Они и так не особо хотят, потому что непонятно, под какими лозунгами и куда страна идет. Это что такое, в русскую Конституцию еле-еле Бога записали? Уже не говорю про русский государствообразующий народ, уже через пятое колено записали про язык. Это что такое? Люди же это видят и всё прекрасно понимают. Почему говорят, не поднимайте русских, а что им подниматься? Я понимаю, 100 лет назад действительно за православных, за христиан, за русских наши императоры могли пойти, даже целые войны начинали. Сейчас кто за них пойдет, кто за них поднимется? Русская весна началась 7 лет назад на Украине, чем она закончилась? Ничем. Очень многих людей сожгли, на Украине так точно, не только в Одессе, не только в Мариуполе, а вообще в прямом смысле актив сожгли, самых горячие головы, которые поднялись. Их никто не защитил. На них смотрели остальные и говорили, нет, ребята, вы своих не защищаете, куда мы будем подниматься. Мы подождем, что нам остается делать. Или уезжают, или ждут. Но они там есть, весь ужас в том, что они там есть, они там живут. Не то, чтобы они приспосабливались, нет, они просто живут и ждут, надеясь, что все-таки когда-то великая Россия вновь вспомнит о своем величии, вернется на свой исторический путь. Получается, что наши необольшевики, которые сегодня выступают, поют в унисон с либералами под дудочку того же Госдепа, который ненавидит нас, вернее Запада, потому что там не только Госдеп, туда можно Лондон определить и всех остальных. Они же специально не дают нам встать на этот путь, чтобы вновь вернулась Россия. Они говорят, многолетняя Россиюшка, они этого боятся, этого не дают. Это же так очевидно, так понятно.

Л. Решетников – Вот конкретный пример. Я вспоминаю свою деятельность в службе разведки. У меня был один знакомый американец, явно сотрудник ЦРУ. Как-то мы с ним разговаривали уже лирически, как я ему говорил. И он говорит, ты знаешь, Леонид, в принципе мы не против и социализма. Ну нет у вас демократии, это тоже вариант интересный. Это был 1982 год. Мы можем принять и это, говорит мне агент ЦРУ. Я не хочу сказать, что я тогда уже всё это понимал. Говорю, есть же вариант возрождения русской монархии. Он чуть от ярости с ума не сошел. Он начал брызгать слюной, как образованный, интеллектуальный и развитый человек говорит такие вещи. Это вообще неприемлемо для человечества. Если вы не согласны с капитализмом, стройте социализм, мы не против. В общем и целом, мы не против, это тоже вариант. Но то, что ты сказал, Леонид, ты меня разочаровываешь. Это ужасно. Я тогда не был твердых убеждений, лет 5 ещё прошло, когда они у меня твердыми сформировались. Я даже немного сжался, подумал, зачем я ему это сказал. Но я тогда понял, что для них это оселок, вот где они проверяются, вот кто главный враг. Они придумали, что коммунисты – это главный враг. Я уже здесь на радио говорил, летом 18-го года резидента английской разведки арестовали и посадили члены ЧК. Но туда сообщили, что американцы и англичане высадили на севере 5 тысяч человек. А он всё время предлагал высадить 30–50 тысяч людей, с помощью белых офицеров дойти до Москвы и задавить коммунистов. Он делает запись в дневнике, Лондон, лето 18-го. В Лондоне сделали ставку на красных, всё. Всё остальное игра, якобы интервенция, высадили, походили, погуляли, практически в боях не участвовали, погрузились, уплыли, объявляем блокаду, объявляем ещё что-то. На самом деле, торговые отношения с Англий с 22–го года пошли, с Германией пошли, всё пошло. Никакой реальной блокады не было, никакой реальной угрозы разгрома Советского Союза не было до появления Гитлера в Германии, никто не собирался нападать на Советскую Россию в те времена, до Великой Отечественной войны. Всё это сказки. Наоборот, вскармливали сталинское государство, Сталина вскармливали, Гитлера вскармливали. Столкнули лбами, мы повоевали, потеряли миллионы людей, точная цифра неизвестна. 27 миллионов, которые официально, — это кошмар.

Ю. Кот – Сталин говорил, что даже 40 миллионов.

Л. Решетников – Нет, Сталин не говорил, что 40 миллионов. Это сейчас некоторые историки называют эту цифру. А победители-то кто? Да, мы военные победители, а хозяевами мира кто стали? Соединенные Штаты Америки, которые всё это организовали, вскормили двух, столкнули и стали господами мира. Они построили нам железный занавес, это же не Сталин сделал, а они отгородились от нас. Вы там со своим социализмом, задача поставлена, чтобы вы сами себя там истребляли, вы там возитесь. Когда надо, мы разберемся с вами. И они стали быстро развивать. К тому, что Юра говорил, кто пойдет за нами. Сейчас мы часто говорим, мы освободили их от фашизма, поляков или болгар, хотя в Болгарии вообще не было никакого фашизма, оккупации страны не было. Мы освободили чехов, словаков от фашизма, а они неблагодарные. Это опять жертвы нашей советской пропаганды. Да, мы вошли в эти страны, изгнали фашистских пособников, фашистских союзников. За это все признательны. Но как только изгнали, мы взяли и посадили своих. Не их, а своих агентов, своих людей, которых мы привезли из эмиграции. 2/3 эмигрантов мы уничтожили в сталинских лагерях, а 1/3 осталась. Мы везде их привезли, в Польшу посадили, в Чехословакию посадили, в Болгарию посадили, в Румынию. Началась другая оккупация, советская. Началась коллективизация, началось уничтожение частной собственности, началось преследование верующих. Слава Богу, если у нас это шло 74 года, то у них меньше. У них два поколения было затронуто. Сейчас, когда всё это рухнуло, те люди, которые пострадали от фашистов или от пособников фашистов, они вспоминают и благодарят. Но огромное количество людей пострадало от нашей навязанной системы. Никто же не хотел советскую систему. Я как специалист по Балканам скажу, что, наверное, 40–50% болгар хотели советскую систему, меньше 40% процентов сербы. Всё остальное – это 15–20 % населения принимали советскую систему. О Чехословакии, о Венгрии не говорю, там 10%, Польша, ГДР, они все этого не хотели. Даже в самой благополучной Болгарии, где не было фашистов, максимум половина хотела, вторая половина страдала. Прочему мы сейчас на них обижаемся, что они неблагодарные? Они может и благодарные за уничтожение нацистов, но, с другой стороны, они пострадали. Появились лагеря, начались аресты, репрессии.

Ю. Кот – Сегодня, когда мы вновь видим, что на протяжении 7 лет происходит на Украине, ведь на самом деле это же один в один практически калька доктрины Шмидт-Рора. Был такой идеолог нацизма, который пришел вместе с гитлеровскими войсками тогда в 41-м на эту русскую землю Малороссии. Они один в один, всё, что они делали и проводили в жизнь, пока была оккупирована эта земля, сегодня, иными словами, под другими методами они пытаются проводить в жизнь. Они макисмально опускают уровень образования, закрывают школы и университеты под теми или иными предлогами, дают неполное образование, пытаются перевести южнорусское наречие, то есть украинский язык, на латиницу с кириллицей и т. д. Там огромное количество, я опять же повторюсь, всё это исследовал, поэтому говорю. В принципе, оккупация русских земель Западом не получилась в 41-м году. Фактически, в 45-м всё закончилось, мы пришли в Берлин. Но это не значит, что она закончилась вообще. Кого осудили на Нюрнбергском процессе? Осудили фашистскую Германию, но огромное количество соучастников этого преступления на Западе не было осуждено. Почему они сегодня так яростно снимают целые фильмы, даже пытаются кого-то осуждать. Не потому, что им не нравится нацизм, они боятся, что вскроются факты, и вновь начнется серьезное разбирательство, так кто же тогда к нам пришел. На самом деле, это фактически сегодня невозможно. Сегодня очень многих будоражит ситуация с провокацией, когда нацистский лозунг «Слава Украине! Героям слава!» печатается на футболках украинской сборной, которая участвует в чемпионате. Ведь UEFA же его принимает. Все прекрасно знают, что это нацистский лозунг. Это калька слов Гитлера. Этот лозунг был специально придуман для ОУН, организации украинских националистов, 39-й год, если не ошибаюсь. Эта организация была одним из учредителей тех самых ОУН, которые в СС «Галичина», в армии ОУН УПА уничтожали, сжигали деревни. Можете посмотреть резню в Катыни, Волыни и всё остальное. Это был абсолютно нацистский лозунг. Он перекочевал сегодня в наше время. Что делают международные организации? Они это принимают. Таким образом, они не просто солидаризируются с этими украинскими нацистами, но ещё и пропагандируют этот нацизм. Почему это делается? Специально в пику к нам. Можете себе представить, сейчас будет чемпионат в Питере, игра. Приезжает, допустим, украинская сборная, если дойдет, приезжают украинские болельщики туда с этим «Слава Украине! Героям слава!». А у нас в России запрещена пропаганда нацизма, что делать нашим правоохранителям, если это принято UEFA? По закону, верховенство русского права над международным. По идее мы не должны их сюда даже допускать. Если мы их допустим, как держать тех людей, для которых эта борьба, которая была тогда, потому что в каждой семье если не убитый, то покалеченный был мужчина, не говоря о судьбах женщин. Как сдержать людей, которые за нацистские лозунги будут их бить? Они же специально провоцируют, чтобы была бойня. Это же известная тема, разделяй и властвуй. Чтобы мы друг другу глотки грызли, а в это время мы будем друг друга ослаблять. Для того, чтобы этого не происходило, надо начинать с самого начала. Вспомните, сначала было слово. Давайте все-таки шаг за шагом прекратим этот сыр бор, непонятный винегрет. Выстроим четко и понятно идеологическую платформу. Ладно, не нравится вам, нет у нас пока царя, не готовы мы. Давайте за веру и отечество, давайте начнем с этого. У нас вера православная. При православной вере все остальные официальные конфессии себя всегда прекрасно чувствовали, чувствуют и будут чувствовать. А отечество у нас одно. Давайте займемся служением Богу, давайте займемся служением отечеству, начнем в конце концов объединяться. Постепенно таким образом шаг за шагом начнут появляться консервативные силы.

Л. Решетников – Без восстановления исторической памяти мы не двинемся с места. Должна быть выстроена эта линия, XIX век. Почему только Александр III, почему не Александр I, который вошел в Париж?

Ю. Кот – И кстати, своих тогда не посадил в правительство.

Л. Решетников – Да, вошел, освободил и ушел. Почему не Александр I, который провел целый ряд реформ, открыл университеты, города. Почему не Николай I, его Палкиным называют. Мы знаем, кто называет. Он задавил восстание масонов и других тайных организаций, которые хотели раскромсать Россию. За это его называют Палкиным. Но он руководил страной десятилетия, страна при нем развивалась. Вы правильно сказали, что смертных приговоров почти не было. Почему не Александр II, грандиозный реформатор, которому памятники стоят в Хельсинки, в Софии. Это царь-освободитель, 160 лет освобождения от крепостного права сейчас, 140 лет со дня его жесточайшего убийства. Его разорвали на части террористы. Почему не ему? Александр III, мы сказали, почему ему. Государь наш, Николай II, он все заветы отца реализовал и превзошел их. Только за одну транссибирскую магистраль ему надо ставить памятники на каждом километре. До сих пор самая грандиозная железная дорога, которую он закладывал по плану отца. Он заложил её во Владивостоке, он руководил её строительством при жизни отца 3 года и после его смерти до 1912 года. Почему не Николаю II? У нас даже не осуждено официально на любом уровне убийство царя и его семьи. Нет этого осуждения, люди спорят о чем-то. О чем вы спорите? Вы спорите, что правильно или неправильно убили всю семью и царя? Суд был какой-то? За что, как, почему? Почему это не осуждено до сих пор? Мы эту историческую линейку должны выстроить, чтобы у нас не получилось, как в Советском Союзе. Что мы из царей допустили? Петра будем хвалить, он великий, ну и где-то как-то Ивана Грозного, так как Сталину он нравился, потому что царь часто употреблял метод «секи башка». Потом пришли 90-е годы, добавили туда Екатерину Великую. А почему не Елизавету Петровну, чем она хуже? Почему в Калининграде, где философ Кант писал Елизавете прошение стать русским подданным, почему её именем улицы не названы, площади? При ней была освобождена Пруссия и многие другие. Почему нет? Почему не Павел I?

Ю. Кот – Его вообще заплевали и оговорили.

Л. Решетников – Почему мы должны забыть и нем и так далее? Да, мы не против памятников советским воинам, советским маршалам, советским генералам, советским героям, советским рядовым солдатам. Мы за памятники нашим великим ученым, инженерам, открывателям. Я за памятники героев социалистического труда, которые создавали редкие, но богатые совхозы и колхозы. Я с ними сталкивался в той жизни. Они заслужили этого. Мы за это. Давайте, но мы должны убрать названия улиц террористов. У нас улицы – это учебник молодого террориста. Ты идешь по городу – Желябовы, Халтурины, Перовские, Кибальчичи. Это всё террористы, убивавшие людей. Неважно, от какого сословия, редко был индивидуальный теракт. Войкова убил Коверда, как казнь за участие в убийстве царской семьи. Посла Войкова отправили в Варшаву, чтобы он там сидел. Но это было индивидуальное убийство. У наших террористов индивидуальных убийств практически не было. Они взрывала бомбы, стреляли, бросали. Гибли абсолютно не имеющие к политике отношения люди – дворники, солдаты, мальчики, женщины, мещане. Почему у нас улицы названы именами террористов, когда это закончится? Когда эти люди, которые защищают, говорят, оставьте названия, это наша история. Это история бандитизма, терроризма и убийства. Вы что, в этой истории хотите жить?

Ю. Кот – По поводу истории. Как минимум, для этого надо, чтобы история стала наукой.

Л. Решетников – Мы на православной радиостанции. Тут я открыто говорю, что без веры, без обращения к вере трудно что-либо сделать. Если человек неверующий, он не разбирается, где добро и зло. Для верующих террорист, убивший даже только царя, уже преступник, заслуживающий самого сурового наказания. Это потому, что убийство человека по своему личному решению – это зло. А он не понимает. Это проблема. Христиане православные это понимают, что это зло, а остальная публика не понимает. Вот этот губернатор был плохим человеком, надо его убить. Но эта логика приводит к тому, что убить можно и сегодня. Не нравится тебе губернатор, не нравится тебе начальник ЖКХ.

Ю. Кот. – Помните нашу с вами полемику на площадке 1 канала, когда вас тоже пригласили по поводу установки памятника Дзержинскому. И как начали там некоторые наши оппоненты кричать, что очень многие силовики в России за установку памятника. Что же получается? Получается, что силовики в России за то, чтобы прославлять реальных убийц и террористов? Как так, они же должны с ними по идее бороться, защищать государство и людей от таких, как Дзержинский. Но нет, значит, что-то не то. Значит в консерватории надо подправлять с этими силовиками. Леонид Петрович вспомнил цитату, правда авторство мы не вспомнили, что в Лондоне сделали ставку на красных в 18-м году. Я могу вам точно сказать, что и сегодня в Лондоне и в Вашингтоне сделали ставку на красных. Даже не сомневайтесь.

Л. Решетников – Я бы добавил, что они поняли, либералы могут вредить, но не проходят. Тогда давайте, чтобы не вернулась историческая Россия, давайте вернем красных.  

Ю. Кот – Да. Такие, как Навальный и иже с ним – это отвлекающий маневр. Я об этом пишу уже который год. Это очень примитивно, просто. И уж точно Запад так не работает. На самом деле, они четко и планомерно работают с необольшевистскими проектами. Все ещё огромное засилье всяких разнообразных символов, начиная от названия улиц и заканчивая памятниками. И огромное количество людей, которые или не задумываются, или одурманены, или откровенные мерзавцы, богоборцы, нерусские на самом деле, которых даже от слова русский трясет. Их не просто много там, где-нибудь на улице, нет. Их много в совершенно разных кабинетах, где-то открыто, где-то закрыто. Это огромная матрица, с которой можно и нужно работать. Но Запад прекрасно понимает, что их ресурс не вечен, он всё-таки ограничен временными рамками. Моисей 40 лет водил по пустыне, сегодня у нас русских называют вторым еврейским народом, гонимым в мире. Сколько мы уже так живем? 30 лет, ну ещё надо 10 лет помучиться, потерпеть этих мерзавцев. Но все равно рано или поздно они отойдут, придут новые люди, придет новая молодежь. Мы преподаем, детьми занимаемся. Но они другие. Не только молодежь. Приходят даже руководители, губернаторы, мэры в разных городах, они уже другие. Те, которые 40–45 лет, моего возраста и моложе, они по-другому смотрят на вещи, они уже не одурманены большевистской машиной, которая вечно борется с русским шовинизмом. Ведь основа большевизма – это борьба с русским шовинизмом. Скажу больше, основа украинизма – это тоже борьба с русскими, в Белоруссии – это тоже борьба с русскими. Мы должны называть вещи, понимать, что центр управления полетами у всех этих сепаратистских русофобских образований от либералов до необольшевиков и украинцев один, он находится на Западе. Для них самое страшное – это чтобы мы в конце концов вернулись на свой исторический путь, где есть место и Богу в душе, и царю в голове, и служение отечеству. Это самое главное для нас с вами. 

И. Сергеев – Дорогие радиослушатели, наше время истекло. Я напоминаю, что сегодня в студии радиостанции «Радонеж» были Леонид Петрович Решетников, генерал-лейтенант СВР в отставке, кандидат исторических наук, и Юрий Кот, политолог, публицист, автор книги «Украинцы! Мы – русские!». Спасибо за внимание, до новых встреч.

 

Комментарии

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+