Перейти к основному содержанию

01:05 23.08.2019

За хулиганство давали значительно больше, чем за терроризм... Беседа директора радиостанции Радонеж Евгения Константиновича Никифорова с Романом Анатольевичем Силантьевым, исламоведом, директором центра географии и религии РПЦ.

09.10.2013 08:54:07

Говорит радиостанция Радонеж. Православное вещание для России и соотечественников за рубежом.

 Радио «Радонеж» в прямой трансляции. Предлагаем вашему вниманию беседу директора радиостанции Радонеж Евгения Константиновича Никифорова с Романом Анатольевичем Силантьевым, исламоведом, директором центра географии и религии русской православной церкви.

 -Здравствуйте дорогие братья и сестры. У микрофона Евгений Никифоров и гость нашей студии Роман Анатольевич Силантьев. Добрый день Роман.

 -Добрый день.

 -Роман Анатольевич известный исламовед, директор центра географии и религии русской православной церкви. И собственно у него очень много различных должностей. Он член различных комиссий, председатель различных организаций и так далее, но не будем все перечислять, нам достаточно, что вы являетесь директором этого центра. Это очень интересная должность, очень интересный центр, который позволяет вам очень ощутимо знать и видеть, что происходит у нас в стране с религиями. Какие религии в нашей стране есть. То ли мы титульная нация, титульная религия. Есть ли у нас меньшинства, которые в какой-то степени сравнимы с величиной русской православной церкви, ну собственно об этих вопросах, но большей частью я хотел бы вам задать вопросы, связанные с исламом и исламизацией в России. Потому как тема ислама сейчас как всемирная повестка дня. Как пишут агентства. Потому как то, что происходит на Ближнем Востоке и несправедливости, и вдруг показанная нам всем не единство исламского мира. Мы видим что это очень разный ислам, который до зверства ненавидят друг друга. А уж как христиан они не любят это мы все с вами знаем. Поэтому эти угрозы ислама или исламизма, если будет угодно тем кто следит за политкорректностью, вот это я и хотел обсудить. И начать хотел бы я со многого для меня неожиданного. Оказывается вот этот мусульманский вопрос, исламская угроза, она ощущалась не в советское время, не во время последних наших дней, связанных во время чеченской компанией, когда все обнажилось и эти вопросы вдруг стали ясными. Оказывается, что вот эта исламская угроза, она беспокоила уже царское правительство. И Петр Аркадьевич Столыпин в 11-ом году направил государю специальную записку, очень большую записку, которая так и называется «По мусульманскому вопросу».

 Вот я хотел бы, чтобы мы остановились сначала на этом. Вы немножечко бы описали выводы этой записки. Что стало предметом? Кто был заказчиком? И почему собственно государство обратило внимание на вот этот исламский вопрос? Как он стоял тогда? И может быть какие-то параллели провести с сегодняшним днем?

 Безусловно, параллели можно провести. Здесь ситуация до удивления схожа – конец 19 и конец 20 века, начало 20 века и начало 21 века. История местами повторилась до деталей. Действительно тогда Россию атаковали внешние силы. Было инспирировано и революционное движение с одной стороны, с другой стороны активно работали религиозные меньшинства. Этим непосредственно занимались большевики, небезызвестный Бонч-Бруевич. Он как раз у них отвечал за работу со старообрядцами и сектантами. Именно на предмет того, как их в революционное движение привлечь, потому как надо мстить за все свои обиды. То же самое собственно и в отношении мусульман. Тоже велась агитация, тоже рассказывали, что Россия тюрьма народов, вас тут всячески дискриминируют. Вот мы власть возьмем и все у вас тут будет хорошо. И поначалу действительно 10 лет и было хорошо. Правда, потом все плохо резко стало. Обманули в итоге мусульман большевики.

 А помимо этого была работа враждебных нам государств: Османская империя, Великобритания, Германия и даже Япония. Они занимались пропагандой среди наших мусульман. Вот японцы, например, запускали легенды, что они правоверные мусульмане, что при боестолкновениях в них стрелять не надо, надо идти брататься, деньги выделяли, каких то людей вербовали. Например, основателя первой российской мусульманской партии Рашида Ибрагима

. Поразительно, потому что японцы со свой замкнутостью при всей своей ксенофобии с жесточайшим национализмом, с жесточайшим, который не позволяли никаким меньшинствам и даже до сих пор и прописаться в Японии невозможно никому. То есть они миграционную политику в том отношении применяют очень жесткую.

 -Ну, против нас все хорошо. Вот кайзер Вильгельм например, тоже про себя легенду, что он потомок пророка Мухаммеда. А каждый конфликт с Турцией сопровождался объявлением джихада, то стало быть все мусульмане российской империи должны были в этом джихаде участвовать, нанести удар в спину и ждать подхода подкрепления. Вот каждый раз такая велась пропаганда.

 -Удавалось?

 -Мало кто на эту пропаганду поддавался, кто-то из патриотических сугубо соображений, кто-то из соображений прагматичных. Они понимали, что никакого подкрепления они бы не дождались от османов, а вот русское население бы с ними разобралось бы за это время.

Ну и правительство тоже я думаю.

 -Да. Поэтому в российской умме был высокий уровень пророссийских настроений, духовенство мусульманское в общем эти джихады опровергало каждый раз. И вот хотели подорвать оплот этой стабильности. Так что велась война и против Церкви , и против традиционных мусульман, поскольку любая организация, любая религия, которая выступала за сильное государство, которая была опорой государства рассматривалась по определению как враждебная. И конечно на фоне того, что происходило с Православием все было в достаточно небольших масштабах, но тем не менее проблема существовала, существовала проблема агитации, о чем и говорил Столыпин. Что есть проблема и пантюркизма, и панисламизма.

 -Поразительные параллели. Просто ситуация скульптурно по крайней мере один к одному.

 

 -В каком сейчас положении находится вопрос? Ведь нельзя скрыть, что раздражение большое в нашем обществе этими миграционными потоками. То что в школах сейчас заметное количество детей, которые и русского языка то практически не знают. Ни нашей культуры не знают. Они как-то влияют на наше общество.

 -Мне кажется, что сейчас другая все-таки ситуация возникла. Если раньше в царской России мусульмане проживали компактно в тех своих регионах, где они обитали. То сейчас с мощной вот такой миграцией, мне кажется, что и ситуация и соответственно вопрос исламский, он немножечко видоизменяется.

 -действительно, ситуация меняется конечно. Век уже 21-ый, действительно мощный миграционный процесс особенно в Средней Азии и влияют они конечно на ситуацию, многие сами этим миграционным процессом не довольны. Мусульмане точно также к этому вопросу относятся, как коренные русские. Особенно когда их постепенно выдавливают из их же мечетей.

 -А кто выдавливает?

 -Ну выдавливают в основном кавказцы и среднеазиаты. Просто зачастую ну скажем так: переводят на русский язык то, что в этих мечетях происходит, а татары как-то на своем языке на татарском привыкли говорить, А они просто говорят: не надо нам никакого татарского, мы не понимаем, давайте говорить на языке межнационального общения. Мало ли что ваши предки татары эти мечети строили…а поскольку вас мало и религиозность у вас ниже, стало быть и не надо претендовать и на должность имамов, не надо вообще свои порядки тут сохранять.

 -Но это что? Такое же противоречие как между шиитами сунитами?

 -Да нет, это скорее такие миграционные процессы, внутренняя , внешняя миграция на это влияет, тут нет противоречий такого характера.

 -напомню, что там было выгнано из Чечни практически триста тысяч если не больше русского населения.

 -Ну да…

 -И эти триста тысяч, те кто ноги смогли унести. А сколько там еще погибло и сколько было вырезано русского населения. Сейчас ведь Чечня это моноэтническое государство.

 - Там точнее русско-язычное население эти триста тысяч, там и русские и украинцы, много было армян и евреев. Русские, конечно, составляли большинство, их доля была конечно меньше чем в среднем по стране, меньше конечно 80-ти процентов. Но действительно сейчас около 20-ти тысяч осталось, в общем-то отток прекратился. Ну и в самом Грозном русских практически нет. Они остались только в станицах на севере.

-Вот вы все-таки скажите. В чем отличие традиционного ислама как мы говорим и вот этого ваххабинского?

 -Ну не вдаваясь в тонкости богословские традиционные мусульмане с нами могут жить, а ваххабиты нет. Они просто физически на это не способны. Мы не можем ни с сатанистами спокойно жить, ни с воинствующими безбожниками, ни с ваххабитами. Есть такие религии, которые не совместимы с другими. Совершенно деструктивного характера. Их довольно много. А ваххабизм это прросто совокупность тоталитарных сект. И суммарно по численности последователей, они некоторые секты превосходят.

 -В связи с этим, насколько еще крепок традиционный ислам в России?

 -Пока еще держится. Ему еще и государство помогает, хотя могло бы и активнее помогать. И сами они как-то отбиваются. Есть у них какой-то стержень. И церковь им помогает. Сейчас у нас будут праздновать как раз 225 лет старейшей мусульманской организации, Центрального духовного управления мусульман России.как раз вот Путин публично сказал: давайте как-то на всероссийском уровне отметим. И как-то все чаще наши первые лица говорят о традиционном исламе, необходимости возвращения. Хотя раньше у нас вообще требовали не употреблять это словосочетание и кричали, что ислам весь одинаковый, традиционный ислам это разного рода сексоты и КГБ и муфтии в погонах и в общем их время уже прошло. А настоящий ислам это ваххабизм. Сейчас возвращаемся к этим терминам, прямо об этом говорят. Тем более что ситуация в Сирии так для многих отрезвляюще была. Те же самые ваххабиты в том числе и наши несколько сотен российских ваххабитов там воюют. Вот что они там говорят.

 -Мы к этому вопросу еще вернемся обязательно и поговорим, но немножечко позже, а сейчас я хотел бы все-таки российскую проблему осветить. Ведь действительно исламизация в нашем обществе это не просто усиление влияния исконно культурно связанных с исламом народов: татар, башкир и так далее. Это сейчас уже исламизация уже и в обществе русских, русско-язычных людей. И она очень странно происходит. Совершенно иным образом нежели это было в 19 веке, когда вообще невозможно было представить себе ну какие-то редчайшие случаи каких-то экзотических интеллигентов.

 -Ну на самом деле и в 19 веке очень даже шла исламизация тех же самых чувашей и прочих нерусских конечно народов, которые приняли православие.

 -А что этих людей привлекало в исламе?

 -Да собственно они не так давно перестали быть язычниками или там из ислама были обращены, они просто не успели там укорениться в православии и нередко принимали ислам. Были и обратные случаи. Массово крестились татары, в том числе дворянство татарское. В общем, обратный процесс пошел гораздо эффективнее и быстрее. Большая часть татарского дворянства открестилось, в общем имен довольно много дворянских татарских. Но так чтобы русские ислам принимали, ну редко это бывало. Редкие были случаи. А сейчас я смотрю поразительные вещи, записки, которые мне попадались там из МВД, они удивляют. Потому что исламизация идет как не странно через тюрьмы.

 -Тюрьмы да, да и по миру она везде идет. Тюремные джамааты.

 -А что это такое?
-Ну это когда у нас человека сажают например по 282 статье за разжигание, а он с пользой время проводит на зоне, вербует там новых соратников. Особенно когда они сбиваются группой. Вот такая ваххабитская воровская получается иерархия. Потом начинается принуждения принятия веры. Кого-то соблазнять, кого-то принуждать. Эта проблема и в Англии , и в Шотландии, и в США, и везде по Европе она присутствует.

 -Но нас-то Россия интересует. Мы в ближайшем будущем можем получить русско-исламскую урку.

 -Так их полно уже. Есть якутские урки. Кстати костяк новообращенных мусульман в Якутске составляют эти бандиты, якуты, принявшие ваххабизм.

 -А что их там привлекает?

 -Если ты простой бандит, то ты понимаешь в глубине души, что жизнь ведешь неправедную. А тут тебе говорят, что, наоборот, все правильно делаешь. И теперь не рэкетир, а сборщик налогов на джихад. Можно сказать, борец за торжество ислама.

 -То есть это уже не исправительное заведение, а наоборот заведение, в которых они укрепляются в своем разбойном поведении.

 -Ну когда человеку дают два года за членство в террористической организации. Вот тоже все время говорим, что человек в террористической организации состоял, вот недавно поймали одного товарища в Волгограде. И с большим стажем боевик. Воевал против нас и в первую чеченскую войну и во вторую. Как раз в банде Доку Умарова активно состоял, распространял подрывную литературу. Четыре года ему дали колонии общего режима. А человек там занимался вербовкой террористов. Смешно? А он еще и по условно-досрочному выйдет. А некоторым два года дают, год. В той же Америке тебе 10 лет дадут, а если тебя с листовками поймают, то еще пять надбавят.

 -Почему такая мягкость?

 -Потому что у нас законодательство такое. Надо его менять, о чем мы постоянно говорим. Те же казахи, те же таджики, те же узбеки давно уже его ужесточили, что кстати привело к оттоку их ваххабитов к нам. Когда в Таджикистане сажают от 10 лет, а у нас на год, то понятно да?

 -Ну это поражает конечно. Пусси какие-то там получают…ну гадкие конечно…пять или семь лет, а эти настоящие террористы , убийцы, потенциальные убийцы год или два.

 -Ну у нас еще во многом советский уголовный кодекс. Когда террористов еще не было и какого-то разжигания там проблема особо не стояла, а проблем хулиганства стояла гораздо острее, то за хулиганство давали значительно больше, чем за терроризм. Что конечно не логично и надо это все менять. И в том же Казахстане отдельную зону сделали для ваххабитов. Сразу почему-то этот вопрос решили.

 -Я думаю, что рано или поздно мы к этому придем.

 -Слава Богу если понимание этого вопроса будет. Тюрьма это понятно. Но вот школы. Я знаю, что крайне неблагополучна ситуация в обычных общеобразовательных школах. Там где уже 10-15 процентов детей из семей исламских, там возникает серьезная проблема.

 -Я все-таки хочу вытащить из вас информацию о том, что все-таки происходит в московских школах, потому что я знаю, что там просто одни дети терроризируют других.

 -Да. И зачастую у нас идет в социальных сетях эта пропаганда среди молодежи. У нас абсолютное засилье ваххабитских протеррористических групп и сайтов и роликов и бурятских и других. В общем целая культура уже создана. Где свои лидеры, свои интеллектуалы, слава богу уже покойные и так далее. Своя одежда, свои там машины, даже глянцевые журналы у них свои.

 -Как с этим бороться?

 -Надо четко признать проблему.

 -Слава богу народ ее признает.

 -Сейчас у нас с начала года власти стали с этим жестко разбираться. Они массовые рейды провели от Пскова до Сахалина. И даже в Пскове там сотни ваххабитов и на Сахалине те же сотни. Вообще то ваххабитов у нас до миллиона в России на самом деле. Это огромнейшая проблема. Это больше чем иеговистов в восемь раз.

 -У нас недавно было опубликовано обозрение Радонеж, последнее заявление Алексея Балабанова, этого известного нашего режиссера, который сделал Брат, Брат-2. Это два фильма неоднозначных и очень острых. И в частности сам то он их Иркутска и говорил о громадной проблеме, которую в Иркутске, сибирском русском городе, связанной у нас с этими авторитетами исламскими, в основном чеченского и дагестанского происхождения, которые не просто хулиганят, а выдавливают людей из бизнеса, выдавливают людей из госорганов, русских людей я имею ввиду. То есть русские превращаются просто в рабочих, в рабов грубо говоря. Рабочие на рудниках там где-то как-то…уже управлять своим государством, своим собственным городом русские не могут. Надо сопротивляться. Надо русскому бизнесу объединяться. Такие процессы в принципе идут. Правоохранительные органы стали уже жестче реагировать на такие вещи. Нельзя сказать, что идет такая безнаказанная никем не прерываемая экспансия. Оказывается сопротивление. Местами удачно, местами просто выгоняют, громят эти общины, закрывают организации мусульманские. Повсеместно это процесс идет. Сейчас у нас в Приморском крае разгромили муфтиев, в общем-то улучшилась ситуация на Сахалине, улучшилась ситуация в Курганской области. Ну в ряде мест. Недавно у нас радостная новость из самарской области пришла. Там ваххабиты пытались мечеть захватить в татарской деревне, так местное население просто их оттуда вышвырнули, получили поддержку и властей и других мусульман. То есть обычно ваххабиты выгоняли из мечети мусульман, но в какой-то момент они все-таки перешли в контрнаступление. И сейчас в этом году ваххабиты несут в основном потери.

 -Вот митрополит Илларион совершенно определенно сказал, что ваххабизм и исламизм это враг христианства. И враг христианства практически всемирный. То, что мы видим сейчас в Ираке и Сирии, печально. Исход христианского населения с Ближнего Востока происходит. Мы видим как эти отношения зверские, жестокие даже по отношению к нашим священнослужителям, священноначалию, к епископам. Когда отрезают головы. Их любимое занятие, кстати.

 -А вот что такое в Ираке? Что там происходит?

 -Так будет выглядеть третья мировая война.

 -Чем нам то это грозит?

 -Ну чем нам это грозит? Собственно Сирия это такое наиболее яркое свидетельство вот истинных намерений ваххабитов. Они вот усилились значительно за последние годы, они стали гораздо откровеннее себя вести.

 -Дорогие братья и сестры, заканчивая нашу беседу, я хотел бы напомнить историю, которая произошла на Ближнем Востоке, когда было основано государство Израиль в частности. В частности эти земли, которые сейчас принадлежат израильскому государству, еврейскому, как они позиционируют, были просто честно куплены у алчных палестинских шейхов, которые за деньги продавали там какой-то клочок земли. Ну что там какая-то пустыня? Продам ее. То у нас там…а тут реальные деньги. И фонд Ротшильда по пядям, по акрам, по гектарам скупал земли. То есть в этом отношении совершенно честно была покупка земли.

 И вот у нас мне кажется происходит тоже самое. Когда палестинцы сейчас говорят, что у нас забирают родину, ребята, вы свою родину продали. Откровенно продали. И что сейчас махать руками? И сейчас когда мы идем на поводу у людей, которые нам предлагают деньги для того чтобы занять какие-то места в милиции, чтобы их милиция крышевала. Это тоже самое. Это предательство и продажа родины. Поэтому не забывайте, что коррупция, особенно там где касается вот исламизма и ваххабизма, это страшная история. Вы родину продали, предатели своей родины.

 -Можно с этим не согласиться.

 -Ну что же дорогие друзья, итак у нас сегодня был Силантьев Роман Анатольевич известный исламовед, директор центра географии и религии русской православной церкви. Роман спасибо большое.

 -Спасибо вам.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+