Перейти к основному содержанию

19:00 26.05.2019

Великие жены Святой Руси

01.11.2016 09:36:24

Слушать: http://radonezh.ru/radio/2016/09/27/20-21.html

Л.С.Акелина: - Добрый день, уважаемые радиослушатели. Сегодня с вами в качестве ведущей  -   я,  Любовь Сергеевна  Акелина. Хочу представить вам гостей нашей студии.   Это игуменья  Елисавета.

Матушка, здравствуйте!

Игуменья Елисавета: - Здравствуйте!

Л.С. Акелина: - Матушка -  настоятельница монастыря женского в честь преподобномученицы великой княгини Елизаветы Федоровны, что под Калининградом.  Монастырь находится в ста километрах от западного города нашей страны, который держит западную оборону.  Некий форпост -  Калининград.

Игуменья Елисавета: - Начало монастыря было положено в самом Калининграде.

Л.С. Акелина: - Я представлю ещё нашу одну гостью. Ольга Александровна Величанская -  ктитор храма Живоначальной Троицы в Филимонках. Это тоже удивительное место, где до революции был женский монастырь, поставленный в честь чудесного спасения Александра III. Там пока только один храм, но восстанавливается -  очень быстро  - и второй, в честь Успения Пресвятой Богородицы. Но сейчас я предлагаю большую часть нашего времени, Ольга Александровна, естественно и при вашем участии, уделить нашей гостье из Калининграда матушке Елисавете и ее замечательному монастырю, который, как она уже  сказала, начинался в самом городе Калининграде. Матушка, монастырь поставлен в честь преподобномученицы Елизаветы Федоровны. Наверное, традиционный вопрос: почему в честь Елизаветы Федоровны? Ну, Санкт-Петербург, Москва, безусловно  - и Екатеринбург, это Алапаевск, конечно же. А почему Калининград?

Игуменья Елисавета: - Видимо, настало такое время, когда город Калининград и границы нашего Российского государства должны быть особенно защищены. Господь избрал святую преподобную мученицу в качестве покровительницы Калининградской области и западных рубежей России. А как это произошло -  это уже потом, это нюансы, которые постепенно приводят людей к решению задач, поставленных Господом. Я сама занималась наукой и не помышляла никогда об игуменстве. Скорее всего – о заведовании кафедрой   или отделением, или должности главного врача, но никак не игуменьи  монастыря. Вся моя жизнь была сосредоточена именно на науке. Но так получилось, что в самом начале 90-х годов, 91-ый, 92-ой Господь управил во время одной из поездок по стране познакомиться с житием святой преподобномученицы княгини Елизаветы. И тогда это житие меня настолько поразило, впечатлило, покорило -  видимо моей душе не хватало именно тех духовных качеств, той духовной составляющей, которая была у святой преподобномученицы Елизаветы. Её величие, вера, любовь к Богу, любовь к Отечеству, неисчерпаемое милосердие и жертвенность, любовь ко всему российскому – все вместе  так захлестнуло мою душу, что я уже не могла оставаться в рамках мирской жизни.   Защитив диссертацию  в 1987 году,  в 1990 я уже покинула научную арену битвы за место под солнцем и начала свободную жизнь. Я человек очень решительный. В один день ушла с работ со всех, со всех постов и начала вести паломнический образ жизни. Я жила в основном, в поездках, у меня были такие точки: Валаам, Оптина Пустынь, Троице -  Сергиева Лавра, Соловки. Я по очереди путешествовала по этим святым местам, ну, конечно, Псково-Печерская Лавра, Иерусалим. В этих духовных поисках я провела 5 лет. О строительстве монастыря тогда не было речи, потому что в этом доме, в этой усадьбе, в которой я жила…

Л.С. Акелина: - Т.е. вы были женщиной состоятельной, в материальном плане я имею в виду.

Игуменья Елисавета: - Естественно, бедной не была. Потом так получилось, что я определилась в своем пути служения Христу, служении Богу… И тогда один из наших священников, отец Вадим обратился  ко мне:  А может быть, в вашем доме мы сделаем центр по реабилитации лиц, пострадавших от различных религиозных сект? Я согласилась, и мы начали строить такой Центр. Потом я не сказала ещё, я пыталась на базе этого что-то ещё придумать медицинское, но у меня ничего не получилось. А потом пришел наш епископ в гости и сказал: «О! Готовый монастырь!». А я тогда на это не очень обратила внимания. Была знакома со старцем Илией, часто ездила в Оптину. И когда я начала проситься в монастырь -  в любой, он сказал: «Не торопитесь. Если хорошо постараетесь, то там, где сейчас делаете свой Центр, получится хороший монастырек!». Но так оно в принципе и получилось.

Л.С. Акелина: - Как интересно.

Игуменья Елисавета: - А потом совершенно неожиданно посетил дом наш теперешний Святейший Патриарх Кирилл, тогда ещё митрополит, и благословил создание общины. А я в Калининградской области не хотела оставаться. Я же сама из Подмосковья, бронницкая.

Л.С. Акелина: - Но домик у вас там, матушка, благоустроенный, я там была. Сейчас это замечательное Подворье.

Игуменья Елисавета: - Там два храма в честь святой Елизаветы и Пресвятой Богородицы Утоли моя печали. А постриг у меня был в 1998 году. И конечно, я хотела на родину сюда, в Подмосковье, но Господь управил по-другому. И сейчас душа радуется, что именно Калининградская область явилась тем духовным пристанищем для восстановления души, которое нужно Богу.  Именно монастырь, именно в Калининграде и в Калининградской области. Потому что после того, как начали строительство монастыря, я решила посмотреть, где бы нам сажать картошку, огурцы, помидоры. Хотя это у нас до конца не получилось, сельское хозяйство как-то не очень у нас развивается. Все, что касается мелкого чего-то для себя - огурцы, помидоры, картофель -  и то с картофелем не очень хорошо, это -  пожалуйста. А разводить коров тоже не получалось и не очень получается. Поехала я к своим друзьям на Валаам, говорю: отец Мефодий, не получается ни помидоров, ни огурцов, ни молока. Он говорит: «Всё правильно, молитесь. Ваше послушание – молиться». Начали молиться, утвердили уставы с полуночницами и ночными молитвами, чтоб сестрички молились. Монастырь в Калининграде превратился в обитель с двумя храмами. Красиво там, правда?

Л.С. Акелина: - Матушка, простите великодушно, хочу вас перебить и задать вопрос Ольге Александровне - монастырь был в честь равноапостольного князя Владимира?

О.А.Величанская: - Есть нижний придел в честь Сергия Радонежского, и верхний храм  - Троицкий, а Успенский храм, центральный придел  - Успенский, а левый и правый приделы -  Архангела Михаила и Небесных Сил. Так Бог устроил, что люди, которые к нам приходили  - Александр, в частности, Александр Карелин и Александр Владимирович Макеев - они приняли участие.  Большая икона Александра Невского пришла дивным образом к нам, как раз.

Л.С. Акелина: - Некий такой же, как у Вас, поворот был у Ольги Александровны, матушка. Она тоже из светской, где-то близкой к моей  профессии журналистской жизни, сделав крутой вираж, ушла в другую, духовную, жизнь. И началось восстановление храмов. Буквально несколько слов, Ольга Александровна.   Матушка объяснила, что тоже не ожидала такого поворота в судьбе. А вы его ожидали?

О.А.Величанская: - Я тоже, наверное, это пути Господни неисповедимы, потому что первое моё высшее образование  - чисто техническое, Авиационный институт.  Потом были другие высшие образования: гуманитарное, политическое, и т.д. Занималась очень много общественной деятельностью. Духовность была заложена, видимо, моими предками, потому что дедушка у меня был священник. Правда, наша семья очень много пострадала, у нас от этого многое скрывалось в жизни. Но, тем не менее, корни, видимо, были, они проснулись.  Моё становление свершилось  благодаря тому, что тоже очень много ездила, паломничала. Попала в Тихонову Пустынь, под Калугой. Было такое рвение оказать помощь тогда восстанавливающемуся храму! С этого началось моё духовное возрастание. Я познакомилась с дивными священниками, с отцом Тихоном, с отцом Никитой и благодаря, наверное, их молитвам, благодаря тому, что жизнь так повернулась, я стала принимать участие в восстановлении и Боголюбского монастыря под Владимиром. И в Малом Ярославце мы восстанавливали храм. Поэтому я дружу с фондами Андрея Боголюбского, Андрея Первозванного. И таким образом жизнь повернулась, что там долго рассказывать? В общем, меня Бог привел.

Помимо тех ближних храмов, где мы живем сейчас, ближайший  - это в Новой  Москве. Мы узнали, что на территории психоневрологического интерната находится разрушенный храм. Его передали Патриархии в 1995 году, начали служить, а восстановление там, в общем-то,  буксует.

Л.С. Акелина: - И он охраняется государством.

О.А.Величанская: - Да, это исторический памятник, мы попали в историческую программу благодаря «Единой России». Поэтому я очень благодарна Министерству культуры, которое оказывало содействие, и партии «Единая Россия».  Они много  храмов и исторических мест восстанавливают по всей нашей стране.

Л.С. Акелина: - Давайте уточним, что этим  мы  обязаны не просто «Единой России», а Сергею Александровичу Попову, вашему супругу, который столько лет занимается этой программой.  Я думаю, что мы все за него помолимся и скажем ему спасибо, потому что вообще-то у каждой программы есть имена…

О.А.Величанская: - Я думаю, что нельзя говорить об отдельной личности, потому что здесь целая группа людей, которые придумали эту программу исторической памяти.

Л.С. Акелина: - Давайте, всё-таки, Сергею Александровичу скажем спасибо. Я думаю -  помолимся за него, и это будет вполне справедливо. Я понимаю, что Ольге Александровне неудобно говорить об этом. Действительно, Сергей Александрович давно занимается этой программой, возглавлял Думский комитет по религиозным связям, давайте ему скажем большое спасибо.

О.А.Величанская: - И у него, и у меня жизнь повернулась радиальным курсом. Работа и жизнь стали связаны непосредственно с восстановлением храмов. Думаю, что мы с ним шли параллельным путем, потому что с ним родились в один день, в один месяц, поэтому Бог нас свел вместе ещё на праздник Казанской Божьей Матери. Случайно в жизни ничего не бывает. Когда люди отчаиваются -  я могу сказать всем радиослушателям: никогда нельзя отчаиваться, надо уповать на Бога. Если ты искренне открываешь своё сердце Богу   -  Он обязательно тебя услышит и поможет. Многие говорят: я пришел, помолился. Что такое человек один раз пришел, помолился или что-то сделал? Это ничего не значит, надо потрудиться. А потрудиться надо как? Надо иметь желание изменить свою жизнь -  и тогда Бог тебе откроет те пути, и ты увидишь, что ты должен делать и как ты должен делать.

Л.С. Акелина: - Ольга Александровна, большое спасибо. Я хотела бы вернуться к вопросам нашей дорогой матушки. Матушка, знаете, что меня поразило?  Когда мы уже подъезжали к вашему монастырю под Калининградом – то увидели, что  там стоит огромный крест. Метров, наверное, 25,  его издалека видно. Я думаю, Слава Богу, этот западный рубеж ставит монастырь, стоит крест, обращенный на запад, охраняя рубежи, и показывает, что Россия страна православная. Много чего с запада шло, но туда же на запад и вернулось. Матушка вот с этого креста, там, наверное, поле было чистое, с чего всё началось?

Игуменья Елизавета: - Когда мы начали -  монастырь в Калининграде был почти построен. Там что у нас? Два храма, жилой корпус, игуменский корпус, паломническая - всё, что нужно для монастыря. И тогда как-то внутри возникло желание приобрести земельку, чтоб сестрички могли сделать подворье, грядочки, картошечку сажать. Но как только эта мысль возникла, на следующий день приходит парень молодой и говорит: матушка, у меня в 100 километров отсюда есть дом, и там у меня 3 гектара земли. Может быть, посмотрите? Раз помысел был -  человек пришел. Я говорю: хорошо, я съезжу, посмотрю. Поехала, как только свернула с центральной дороги на ту, которую он показал -  грязь непролазная, машина всё время застревает. Как - то мы добрались, около километра от центральной трассы до этого домика. Посмотрела -  такая убогость, развалюха, грязь несусветная, болото -  чистое, живое болото. Но домик посмотрела, подумала: что-нибудь здесь можно сделать.  «Да», - сказала,-  «возьму».  Ии мы начали заниматься. Однажды я приехала туда уставшая, а через дорогу крапивой заросший холм, думаю: какая большая крапива, пойду, посмотрю. Я поднялась -  а там   как гора, и срезанный холм.  Вдруг  помысел сердца: здесь должен стоять храм. Назад иду -  и ноги сами идут, бегут ноги, усталость прошла. И вдруг через некоторое время неожиданно мне говорят: к вам едет митрополит Кирилл. А там я, моя мама и ещё одна, она уже сейчас предстала перед Господом, монахиня Иоанна. Встречаем. Смотрит он и говорит: тут, значит, решили определиться. Я говорю: пойдемте, я вам что-то покажу, владыка (это было до его избрания Патриархом). Через дорожку, через грязь  провела, поднялись мы на этот холм. Я говорю: «Владыка, благословите здесь поставить храм!». Он посмотрел на меня и долго думал, а кругом шумят: «Владыка, да вы что?! Посмотрите, это же болото, здесь не может быть никакого храма, матушка вечно что-то придумывает». А он поднял посох, стукнул: «Будет здесь храм!». Когда он сейчас приезжал  -  у нас построено монастырем уже семь храмов, и три храма заложены. Последний собор этот ещё не освящен.

Л.С. Акелина: - Преподобномученицы Елизаветы.

Игуменья  Елисавета: - Высота - 37 метров.

Л.С. Акелина: - Постройка будет очень  красивая. Я видела её строящуюся.

Игуменья Елисавета: - Проект взяли храма Покрова-на-Нерли.

Л.С. Акелина: - Так он больше, естественно.

Игуменья Елисавета: - Больше по размерам, гораздо больше. Увеличенная копия храма Покрова на Нерли. Я всегда вижу Преподобномученицу именно такую высокую, с одним куполом, чтобы это был однокупольный храм. Большой купол, очень высокий крест большой, 37 метров. Если в монастыре у нас всё бежевого цвета, легкого бело - пастельного, то храм мы облицевали рыжевато-желтоватым кирпичом.  И он держит практически весь монастырь. Начинали мы с трех: я, мама и вот эта монахиня. Сейчас нас около 50 человек насельниц: монахини, инокини, послушницы. В монастыре Неусыпаемая Псалтирь читается все время.

Л.С. Акелина: - Это же самое главное матушка. Вы знаете, ведь народ наш очень любит монастыри и ездит -  именно ездит - даже не за социальной работой. А ведь социальная работа в монастыри пришла значительно позже их основания, во времена Екатерины II, которая велела монастырям заниматься социальным служением. Изначально и правильно монастыри создавали всегда для молитвы. И, прежде всего…

Игуменья Елисавета: - Наша земля - планета, где люди в основном любят себя. Я, когда читаю проповеди -  говорю своим сестрам, что через монастырь люди должны увидеть, что на нашей земле возможен другой мир -  мир любви к ближнему, любви к Богу. Мир милосердия, чистоты, добра, воздержания, кротости, терпения, смирения.   Есть такой мир на  нашей планете, и этот мир должен быть монастырь, наш монастырь. Когда люди приходят в монастырь -  они должны увидеть не просто красивые храмы, внешнюю чистоту. Они должны увидеть другие лица, другие глаза, другие походки, другое отношение. Они должны увидеть, что их любят, но не той любовью, чтобы выражать какие-то страсти по отношению к  пришедшему человеку.

О.А.Величанская: - Не внешней любовью, наверное.

Игуменья Елисавета: - Да, а тем духом, когда ты просто прошла и поклонилась -  и человеку стало легко, хорошо.

Л.С. Акелина: - Тебя заметили.

Игуменья Елисавета: - Главное, чтобы человек ушел из монастыря с облегченным сердцем.

Л.С. Акелина: - Он должен понять, что за него молятся. Мы хотим от монастырей, прежде всего  - молитвы. Мы понимаем, что недомаливаемся здесь в  миру, какие из нас тут молитвенники? Земля, конечно, держится, прежде всего, молитвами.

Игуменья Елисавета: - Да, только на молитвах.

Л.С. Акелина: - И монастыри домаливают то, что не вымаливаем мы.

Игуменья Елисавета: - И теперь прошла  та скорбь, которая была 20 лет назад в моей душе, что умирать придется в Калининградской области, хочу в Москву в свою. Это было давно.  А сейчас душа радуется, что есть такое место, которое нуждается в нас. 12 километров границы с совершенно другими странами. Страны, которые, как нам говорят, как будто бы нас не любят, но вот...

Л.С. Акелина: - Правительство, скажем так.

Игуменья Елисавета: - Я не знаю, но люди, литовцы - прекрасный народ, отзывчивый, добрый.

Л.С. Акелина: - И они были православные в своё время.

Игуменья Елисавета: - Они были православные, конечно же. У них есть Свято-Духов монастырь. Я очень часто с сестрами там бываю.

О.А.Величанская: - Для вас границ не существует?

Игуменья Елисавета: - Литовские пограничники -  они тоже верующие, и всегда пропускают. И когда мы с той стороны едем со Свято-Духова монастыря, я всегда подхожу -  и они говорят: матушка, проезжайте. Очень доброжелательные отношения. С той стороны Польши у нас то  же самое. Уж я не знаю там, какие-то агрессивные настроения, как рассказывают. На самом деле, сколько ни общаешься с людьми, хорошие, нормальные люди. Я не знаю, как наверху в правительстве бывает, но всё, что касается простого народа  - здесь никаких нет агрессивных всплесков

О.А.Величанская: - Просто люди, наверное, чувствуют сразу. Молитвенники они более спокойные, с открытой душой  - и человек сразу, как говорят, размягчается,  успокоился и чувствует благодать.

Игуменья Елисавета: - Потом приезжают к нам в монастырь, удивляются тем условиям, в которых живут сестры. Но это уже отдельная история.

Л.С. Акелина: - Меня поразил в вашем монастыре Дом милосердия, который вы строите. Это Дом милосердия для женщин с детьми или просто для женщин, которые попали в тяжелые бытовые ситуации. Таких, увы, очень много у нас в стране.

Игуменья Елисавета: - Дом милосердия у нас в монастыре начался строиться в первую очередь для женщин пожилого возраста, которые оказались без крова. Таких женщин очень много. Они лишились каким-то образом жилья, но они  - православные женщины, потому что у нас опыт приюта для нерелигиозных бабушек был, и ни к чему хорошему он не привёл.

Л.С. Акелина: - Почему?

Игуменья Елисавета: - Потому что изменить душу очень пожилого человека, который уже привык жить в определенных условиях, с определенными внутренними страстями, посылами, очень трудно. Особенно если, будем говорить так, аппарат, который должен думать -  он уже немножко годами поврежден. Сейчас у нас осталось несколько человек пожилого возраста, бабушек, которые, Слава Богу, воцерковились. А еще несколько человек, они были, Слава Господи, Господь уже прибрал их, они так отошли. Мы их, конечно, отпели,  и всё как полагается в социальной структуре. Но я поняла, что при монастырях должны быть дома милосердия для женщин старческого и пожилого возраста, которые уже имеют представление о Боге, которые воцерковлены и могут молиться, потому что обычные социальные дома есть и их много.

Л.С. Акелина: - Но о них никто не знает. Матушка, хотите я вас удивлю? Их вообще мало кто знает, и женщинам действительно некуда бывает податься.

Игуменья Елисавета: - Но в Калининградской области эти проблемы решаются. Калининград в этом отношении город более....

Л.С. Акелина: - Милосердный.

Игуменья Елисавета: - Но еще есть тема окормления женщин, которые пострадали от каких-то случаев, к которым они не готовы. В первую очередь это женщины, которые не хотят рожать детей. Вот у них должен быть ребенок, а они не хотят, потому что семья не принимает, отец будущего ребенка не хочет -  и она остается одна. В итоге она должна избавиться, убить человека. Приходят люди, которые занимаются этой проблемой: врачи, социологи им место, где им заниматься, в принципе нет. И тогда я предложила: если у вас будут появляться такие, то мы их будем воцерковлять в рамках нашего Дома милосердия.  Потому что мы там и храм заложили в честь святого апостола Луки.  И каким-то образом решать судьбу матери так, чтобы и родные захотели взять ребенка, беседовать с ними и призывать их ко Христу. Он же в каждом как  горчичное зерно. Оно у кого-то дремлет, у кого-то уносится с потоком житейских проблем, а у кого-то оно может уже и проклюнуться от наших бесед, от нашего общения. И они возьмут дочь, и будут любить внука или внучку. Вот это направление мы бы хотели -  не хотели бы, а Господь призывает нас развивать.

 А строить Дом милосердия, конечно, нам трудно. Таких супер каких-то бизнесменов -  их нет. Просто много тех, кто может свой посильный, небольшой вклад внести в это, и, конечно, личные наши труды. У нас же швейный цех, мы работаем на православных выставках. Янтарный цех небольшой, мы делаем янтарные четочки, иконки в янтаре. Потом у нас цеха золотошвейный, гончарный, немножко лепим из глины. Но, в основном, конечно же, это работа с бисером, с жемчугом, иконы делаем и, конечно же, иконопись, мастерские есть, где работают сестрички. Сама матушка пишет картины.

Л.С. Акелина: - Матушка, можно я открою небольшой, но это не секрет, конечно, тайна не тайна, но всё равно такую перспективу, что ли я открою  нашим радиослушателям. В середине ноября в Царицыно будет благотворительная выставка продажи работ нашей матушки, любимой матушки Игуменья. Вырученные деньги пойдут на строительство, на достройку дома милосердия.

Игуменья Елисавета: - Тяжело достроить.

Л.С. Акелина: - Тяжело достроить, но что делать? Выставка, матушка, будет. Будем начинать, глаза бояться, руки делают. Я думаю, что действительно это, Ольга Александровна, правда, это дело великое.

Ольга Александровна: - Безусловно, потому что на сегодняшний день я думаю, что основная наша проблема -  это проблема равнодушия людей.

И только то  помогает, что некоторые люди начинают просыпаться, те которые каким-то образом повернулись к Церкви - воцерковляются. Люди, которые свою душу начинают открывать, наверно ближе к пониманию тех проблем, которые существуют. Почему я об этом говорю? Потому что непосредственно наши Филимонки находятся на территории психоневрологического интерната. За стеной находится детский интернат и ещё большое количество социальных людей,  которые живут там - в общей сложности около тысячи человек. У нас ещё отношение к ним такое: вы нам не мешайте, вы в храм приходите и не шаркайте ногами. Понимаете, т.е. многие люди  говорят: я не пойду причащаться, если больной там стоит. Вот этому ещё надо учить людей, готовить их ко всему.  Дома милосердия, безусловно, нужны, потому что буквально видишь, когда молодые семьи начинают разрастаться, появляются дети, а старики, родители, которые воцерковлены, которые их любят, они стараются уехать на дачи жить, в плохих условиях, а предоставить все своим детям и внукам. Последний кусок, как у нас говорят отдать. Поэтому люди остались у нас незащищенными на сегодняшний день: пенсионеры, люди пожилого возраста, особенно одинокие. Сколько сейчас разных передач о том, что эти все люди подвержены воздействию мошенников, аферистов, которые, как говорится, на них налетают как коршуны. Это всякие фирмы, которые продают им лекарства по бешеным ценам. Это люди, которые оставляют их без квартир. Таких передач большое количество. Это мне кажется, наболевшая тема. Поэтому, безусловно, наша задача -  помочь в первую очередь этим людям найти себя и найти поддержку у тех людей, которые их окружают. Потому что на сегодняшний день я знаю, что есть благотворительная компания, которая проходит, когда пожилым людям бесплатно предоставляется возможность поездить  по храмам. У нас по ближним храмам людей возят, рассказывают батюшки. Вот, отец Роман у нас в Воскресенском. Отец Дмитрий Кувырталов проводит беседы с пожилыми людьми, которые не были воцерковлены или были крещены, но ходят редко. Есть люди, которые через своих внуков пришли в храм, а есть люди, которые ещё далеки. Они проводят такие беседы, рассказывая о нашей современной жизни, о ее проблемах и помогают им справляться с этими проблемами. Поэтому дай Бог вам, матушка, мы придем обязательно поддержать на выставку и тем более  - чтобы увидеть красоту, которую матушка делает своими собственными руками.

Л.С. Акелина: - Картины такие красивые. Я не знаю, как матушка так их пишет. Расскажите, что вы пишете и как.

Игуменья Елисавета: - Картины конечно пишутся. Картины пишутся по ночам, как один из аспектов молитвенного деланья. У нас ночные молитвы начинаются в одиннадцать, там идет определенная программа молитв по уставу, но потом можно писать картины и молиться, под Иисусову молитву. Со мной две сестрички молятся. Но я хотела сказать сейчас другое. Может быть, вам показалось, что наш монастырь как бы позабыт, позаброшен с молодых юных лет -  это неправда. Хотя какое-то время, может быть, но в начале и было очень не просто. Но потом, особенно, когда пришел к нам губернатором Николай Николаевич Цуканов – стало меняться. Он, оказывается, ещё раньше был любитель наших святых источников. Потом наше правительство, например, у нас есть Александр Сергеевич Богданов. Потом Союз предпринимателей во главе с Андреем Владимировичем Романовым. И вообще такое поразительное, позитивное отношение к монастырю у всей области! У нас же вы видели -  у монастыря не проехать, не пройти, не протолкнуться

Л.С. Акелина: - Да. Да ещё такой замечательный парк птиц открыли, я подчеркиваю, за оградой монастыря, чтоб не думали что внутри монастыря какой-то зоопарк.   Это любимое место отдыха жителей Калининграда и окрестности. Приезжают с детьми  в воскресный день. А потом всё равно, матушка, обязательно заходят в монастырь, я же видела, идут.

Игуменья  Елисавета: - Конечно, для этого всё и создавалось. Когда мы создавали страусиную ферму -  нашему любимому митрополиту уже там в ушки сказали, что матушка американских страусов завела, 30 штук откуда-то привезла. И он к нам приехал, посмотрел на страусов, на детей, которые бегают вокруг этих оград. Они же приехали, они хочешь -  не хочешь, услышат колокольный звон  и придут поставить свечечку, просто посмотрят, оказывается, есть храмы. Я говорю: владыка, мы страусов завели, и он отвечает: только страусов нам не хватало. Я: поэтому и завели.

Л.С. Акелина: - Я впервые в жизни видела страусиные бега. Когда мы с моей подругой вышли, страусы   увидели людей. И они начали перед нами гонки устраивать.

Игуменья Елисавета: - Потом я однажды была здесь под Москвой. На 93-м километре есть воробьи и там парк птиц, увидела, как туда много детей приезжает в этот парк. Естественно, когда едешь по России, везде стараешься взять что-то лучшее, что может быть для нашей Калининградской области, не только для нашего монастыря, но и монастыря в первую очередь. Потому что сейчас бесконечные вереницы детей приезжают в наш зоопарк. Чего там только нет! Я этим делом не занимаюсь, я только благословляю, потому что это, в принципе, мирская часть, и городская, а для нас это тоже хорошо. Потому что, приехав в парк птиц, все обязательно зайдут в монастырь, обязательно поклонятся святым мощам святой Елизаветы.  У нас это - духовно составляющие, конечно, она по святым очень высокая. Они покушают монастырской пищи, это же, в принципе, тоже определенный доход монастырю.

Л.С. Акелина: - Человеку это какая благодать!

Игуменья Елисавета: - Да, чай монастырский, пирожки монастырские, всякие булочки.

Л.С. Акелина: - Даже воздух монастырский -  он другой.

Игуменья Елисавета: - А воздух другой. Нам говорят: у вас воздух такой, когда подъезжаешь к перекрестку - уже запах ладана, не запах парка птиц, а запах ладана. И потом священноначалие, владыка Серафим поддерживает, это его детище, поскольку он у нас правящий архиерей.

Л.С. Акелина: - Знаете, я, матушка хочу ещё сказать, чтоб не думали, что ваш монастырь -  это просто какой-то парк. Я встречалась с этим, я много снимала храмов, монастырей. Я помню, я снимала Пешношский монастырь, это здесь под Москвой, в районе Дмитрова. Там тоже есть небольшой зоопарк. А он начался с того, что батюшке просто подбрасывали, принесли ненужных животных. А он говорит: а что мне делать, я же не могу  северную лисицу, волка выбросить, они погибнут. Значит, мы их взяли, начали кормить, поить за свой счет, монастырь вообще только восстанавливался.

Игуменья Елисавета: - Как правило, начинается с кошек, собачек.

Л.С. Акелина: - Нет, им подбросили больших, крупных животных, вот с этого началось. И потом он сказал, начали приносить все, кому не надо, наигрались. И вы знаете, он говорит: я решил -  оставлю. Ии стали приезжать с детьми, в Дмитрове же нет зоопарка. Начали приезжать, приводить учителя, а потом все идут в монастырь.

Игуменья Елисавета: - Конечно. Монастырь, как мы с вами с самого начала сказали, это духовное учреждение.

Л.С. Акелина: - Безусловно.

Игуменья Елисавета: - И в монастыре самое главное - молитва. Молитва в монастыре должна идти круглосуточно и расписания в молитвах быть не должно.

Л.С. Акелина: - А что должно быть?

Игуменья Елисавета: - Всегда должна идти молитва. Вот, храм в честь святителя Спиридона Тримифунтского построили специально.

Л.С. Акелина: - Очень красивый храм.

Игуменья Елисавета: - Да, там все иконы из бисера и, по-моему, даже мои есть. Там молитва, неусыпаемая Псалтирь, через каждые два часа сестры меняются. Ночью, днем, утром, вечером они читают Псалтырь именной на людей, на страну, у них определенный текст. Есть на «Славу», что они должны читать, как просить Бога -  это самое главное. А все остальное: птички-невелички, кошечки, бабочки, это, конечно же, для того, чтобы…

Ольга Александровна: - Это уроки доброты.

Игуменья Елисавета: - Да, чтобы детей приучить к милосердию. У птиц, в основном, у нас подбитые крылья. Оставили лебедей в прошлом году на зиму люди, обрезали крылья и оставили в озере, и им не улететь. Вот мы на лодке отлавливали каждого лебедя, потому что если мороз ударит, то лебедь погибнет.

Ольга Александровна: - А они, как правила парами живут.

Игуменья Елисавета: - Потом, подбитые лебеди, у них появились маленькие лебеди. Они летать не уметь, они не могут их научить. И так сейчас у нас в озере, озера нет одни лебеди. Их кормить надо, два раза в неделю ездить за специальным кормом. Мы не разрешаем кормить птиц тем, что приносят людям, потому что мало ли что, могут погибнуть.  Я не потому, что жалуюсь на  какой-то расход. Нет, я просто вам рассказываю, что жизнь в монастыре -  в первую очередь молитва. У нас принимаются все акафисты, какие только есть акафисты  - мы читаем. Это особенно хорошо   делают ново-начальные послушницы. Они с таким рвением и удовольствием всё читают.

Ольга Александровна: - Самое главное люди имеют возможность приехать в этот монастырь, как говорится приятное с полезным. Мы же не умеем так молиться. Мы можем за своих родственников заказать молитву, подать записочки, которые будут читать.

Игуменья Елисавета: - У нас четыре купели и на 19 января в день у нас до 5000 человек в монастыре бывает. И всех нужно же накормить ещё, в купели холодно на улице. Обогреть и накормить, т.е. работа все время идет. Самое главное ещё, я немножечко педант по чистоте, чтобы все идеально было, даже деревца были подстрижены.

Л.С. Акелина: - Перфекционистка Вы, матушка, теперь это так называется.

Игуменья Елисавета: - Я люблю красоту, чтобы было красиво, цветы - чтобы это было оформлено, чтобы не просто так это росло заброшено, а чтобы подстрижено. Поэтому когда вы приехали в монастырь, вы поразились.

Л.С. Акелина: - В монастыре должно быть красиво. Знаете матушка, женские монастыри обладают удивительным свойством. Я уже сегодня за трапезой владыке говорила, чтоб он не обижался как настоятель, как наместник мужского монастыря, но женские монастыри  - это всегда небесный рай, точнее -  земной. Потому что всегда все ухожено, красиво, каждое деревце.

Игуменья Елисавета: - Люди должны видеть, что на земле есть другие цивилизации.        

Л.С. Акелина: - Другая жизнь.

Игуменья Елисавета: - Другие люди, другие условия, другая растительность, другой воздух. Это то самое Царство Небесное. Это тот пример, который должен быть перед глазами у людей.

Ольга Александровна: - Матушка, вы точно сказали, потому что я вспоминаю, когда у меня младшая племянница, оно сейчас уже мамочка двоих детей, Юлечка. Она приехала со мной в монастырь в Тихонову Пустынь. За трапезой, она тогда была совсем молоденькая -  говорит: крестная, ты посмотри, у людей здесь глаза другие. Т.е. человек с открытой душой пришел, и она увидела, что в монастыре люди с другими глазами. Насколько важна эта теплота, которая была в монастыре  - от внешней красоты до духовной, до молитвы  - это очень важно, конечно.

Л.С. Акелина: - Можно приехать потрудиться, матушка принимает, если кто из радиослушателей захочет  - пусть приезжает, да, матушка?

Игуменья Елисавета: - Пусть приезжают. Самый большой труд у человека - это попробовать перестать любить себя.

Л.С. Акелина: - Матушка, это очень сложно.

Игуменья Елисавета: - И тогда станут глаза другими, потому что когда мы перестаем любить себя и обращаемся сердцем к Богу -  тогда и становятся глаза другими, Божьими. А до этого никогда.

Л.С. Акелина: - Матушка, практический вопрос. Действительно, если наши радиослушатели захотят приехать к вам помочь, пожить, потрудиться? Как это сделать?

Игуменья Елисавета: - И работы много, и место хорошее.

Л.С. Акелина: - Есть у матушки сайт, можно туда войти. Это монастырь.

Игуменья Елисавета: - Свято-Елисаветинский женский монастырь, что под Калининградом.

Игуменья Елисавета: - У нас, если поездом -  то поезд останавливается в Черняховске. Это недалеко, а если до Калининграда, например, самолет, то там легко, ходят микроавтобусы.

Л.С. Акелина: - Добраться можно. Можно войти на сайт, я думаю, матушка оставит на радиостанции «Радонеж» более подробную схему.

Игуменья Елисавета: - Да, пусть позвонят.

Л.С. Акелина: - Знаете, матушка, когда вечером пришли на вечернее богослужение, я своей подруге говорю: послушай, мы, по-моему, из Москвы не уезжали, потому что там было столько москвичей, я встретила ещё знакомых, и знакомая встретила своих знакомых из Москвы. Я думаю, надо же надо было уехать за сто километров под Калининград, чтобы увидеть людей, которых не видела несколько лет в Москве.

Ольга Александровна: - Радиослушателям надо ещё раз напомнить о том, чтобы они следили за передачами, о том, что будет дополнительная информация о выставке в Царицыно.

Л.С. Акелина: - Мы объявим на радиостанции «Радонеж», думаю, даже на сайте разместим это объявление.

Игуменья Елисавета: - Там уже мои картины на нашем стенде, мы во всех выставках участвуем.

Л.С. Акелина: - На всех православных выставках. Я знаете, думаю, что наши люди православные, если они захотят - они найдут всё, что угодно.

Игуменья Елисавета: - Конечно.

Л.С. Акелина: - А знаете, я хотела, во-первых -  извиниться перед  нашими радиослушателями.   В  последний Крестный ход в Усове, 18 сентября,  ко мне подходили несколько человек, упрекали меня, что у нас нет новых программ по женской истории России. Я прошу прошения, потому что я была очень занята, поверьте, два сложных тяжёлых фильма снимала. Один называется: «Милосердие на войне», второй: «Священство на войне». Они оба по 44 минуты, это сложная тема, они связаны с датой  75 лет битвы под Москвой. Это новый ракурс, т.е. православие в годы Великий Отечественной Войны мы взяли раньше. Естественно, до революции взяли, показали великих княгинь, императриц и т.д., но потом эти фильмы складывали  в архив.  Сейчас милостью Божьей всё в порядке, они сданы в эфир, надеюсь, что скоро выйдут. Поэтому я сейчас освобожусь, мы обязательно продолжим программы по женской истории России. Благодарю всех, кто слушает эти программы.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+