Перейти к основному содержанию

09:44 16.10.2019

У микрофона Евгений Никифоров. Сегодня в студии на ваши вопросы будет отвечать протоиерей Максим Козлов.

05.02.2014 13:50:23

Добрый вечер, дорогие братья и сестры, у микрофона Евгений Никифоров. Сегодня в студии на ваши вопросы будет отвечать протоиерей Максим Козлов.

- Отец Максим, сейчас Святки, в мире разлита сладость Христовой любви. В мир пришел Богомладенец, но если включишь, грешным делом, телевизор – пойдет гигантский поток негатива: убивают, взрывают, подрывают! Сколько чудовищной мерзости подают как новости светской жизни! Да и в нашей, христианской, среде - иногда кажется, что люди интересуются, прежде всего, плохим. И складывается ощущение, что в мире все настолько скверно, что уже и конец близок.

- Да, дорогой Евгений Константинович, можно начать с простого совета: «Не читайте советских газет до завтрака».

- Это, как говорил профессор Преображенский, из известного фильма и пьесы.

- Да, а можно вспомнить и старца Силуана. В его жизни был такой эпизод. Однажды он сидел в трапезной монастыря, пришел эконом, стал рассказывать о новых изобретениях, о том, о сем. Что он периодически читает газеты, и это побуждает его к более искренней, более адресной молитве за тех людей, которые в миру страдают и претерпевают. Монахи стали обмениваться мнениями, а преподобный Силуан молчал, молчал, а уже уходя с трапезы, сказал коротко: «Нам это не надо».

И автор его жития, архимандрит Софроний, поясняет, что старцу для того, чтобы иметь сердечную молитву за мир, было достаточно знать, что этот мир лежит во зле. Что мир страждет, нуждается в божественной любви, в искуплении. А не просто знать новости о том, что произошло на минувшей неделе.

Но мы не живем, конечно, как преподобный Силуан, даже если минимизируем включения компьютера и телеящика. Все равно, нас, так или иначе, затрагивают происходящие вокруг события. И мы должны учиться на протяжении всей жизни пользоваться тем добрым советом, который, вслед за сонмом святых отцов, повторял известный подвижник нашего времени Паисий Святогорец.

У него есть рассказ, который мы постараемся применить к реалиям нашей действительности.

В одном греческом городе, жарким летом, субботним вечером сидят старички в кофейне на площади, что обычно и сейчас происходит, как век, два или три назад. В маленьких греческих городах субботним вечером происходит не так много событий, как в Москве. Вот, сидят они, посматривают вокруг, кофе пьют, и стремительно пробежавший мимо них юноша является уже…

- Событием…

- …событием, поскольку мы находимся на радиостанции, скажем так: «Информационным поводом» Это, конечно, не слова преподобного Силуана, но мы их употребим.

И первый из потягивающих кофе старичков говорит: «Вот, он так стремительно пробежал, через несколько минут мы увидим полицейского, наверняка, это вор, он что – то стянул из супермаркета и старается убежать от погони». Второй говорит: «Да нет, друг мой, помню себя в его возрасте, это пылкий любовник, он спешит на место встречи и боится потерять несколько секунд».

Третий из стариков сказал: «Ну, что вы, друзья мои, я думаю о нем вовсе другое: мы с вами видели усердного Боголюбца. Он услышал первый звук колокола и стремится на вечернюю службу с тем, чтобы не пропустить ни одной фразы из псалма, который будут читать. Давайте и мы пойдем туда же».

Старец Паисий приводит этот разговор в качестве примера того, как можно иметь благой помысел о происходящем вокруг нас. И, давайте распространим это, на две- три ситуации.

Какой был очевиднейший, крупнейший, реальный, а не надуманный информационный повод в минувшие Святые, Рождественские дни? Конечно, очередь к дарам волхвов: десятки, сотни тысяч людей, которые прошли к Дарам в Москве и, которые теперь подходят в Санкт – Петербурге в Ново – Девичьем монастыре. Они ведь, скажем так, вызывали разную реакцию у москвичей и гостей столицы?

- Батюшка, вы верно это ввернули. Я даже был поражен, что и здесь – то, у волхвов нашли способ все это гадостно осмыслить. – Так, в том – то и дело! Мы читали, конечно, про чрезвычайные затруднения для автомобилистов, для которых, правда, никаких затруднений не было. Но вот, нужно же было сказать, что это язычество! И, почему эти промерзшие люди, когда их пускают для разогрева- они бегом пробегают? Что это за духовный подвиг, если они не шествуют каким – то важным образом, а пробегают сто метров, чтобы было потеплее? Искали какие – то ВИП – очереди- не находили ни одной, кроме тех, которые были с колясками или с младенцами… Очень хотелось разыскать, но, в этот раз ни тебе ВИП – билетов, ни партийных, думских лидеров в ВИП – очередях не нашлось. И чего только не говорили! А ведь на самом деле, если бы приложить к этому событию критерий старца Паисия: иметь благой помысел и порадоваться, что в наше время десятки, сотни тысяч наших соотечественников могут отложить ближайшие житейские попечения? Что у них в душе живет жажда, пусть небольшого, но подвига, стремление ко Христу, вера в то, что прикосновение к святыне окажется для них значимым? Не искусствоведческая разборка, какого века эти артефакты, подлинны ли они, восходят к евангельской эпохе, в каком виде и когда они созданы и так далее, и тому подобное, как какие – то эксперты рассуждали? А просто, с детской верой прикоснуться к святыне?

И это должно нас обнадеживать. Мы еще одно имеем свидетельство. При том, что нас пытаются убедить, что страна у нас светская, что православных вообще не видно, нужно ходить с фонарем, как Диоген, искать, где там православные в Москве? Пытаются убедить, что люди только в социологических опросах готовы назвать себя православными. Но вот доказательство, это не социологический опрос, ведь пять, шесть, девять, двенадцать часов в зимней очереди отстоять - это не по телефону ответить, что они культурно - православные. И ведь таких примеров было уже немало: это и предыдущий привоз Пояса Пресвятой Богородицы, это и молебен у храма Христа Спасителя, когда были виртуальные информационные гонения на церковь. Да, и многое другое можно вспомнить: когда на экран выходили сначала фильм «Страсти Христовы» Мела Гибсона, а потом тот же «Остров»- не какие – то голливудские боевики или блокбастеры, в которые вкладывали миллионы долларов. Фильмы, наполненные христианским содержанием, становились главной темой обсуждения в обществе и привлекали зрителей, куда больше чем, что – то внешнее. И пусть это подтвердит нас в благом помысле о том, что происходит в нашей действительности, у нас на Родине и по отношению ко всем тем людям, которые стояли в этой очереди.

 - А интересно мнение наших слушателей об этом. Как они – то справляются с этим потоком негатива, как превращают его в позитивные и благие помыслы, как они вообще выживают в этой среде зла? Напомню, что мы ждем ваших звонков, пожалуйста, делитесь своими впечатлениями, задавайте свои вопросы и присылайте свои СМС – ки. У нас, кстати, есть еще один номер, так же присылаете на короткий номер свои вопросы, а пожертвования можно сделать на номер: 4647, в начале сообщения напишите слово «Вера» и через пробел сумму, но пишите сумму цифрами. Сразу скажу, что благочестивый человечек только что нам прислал, последний номер телефона: 8680. Вот, написано: одна тысяча рублей, но пишите просто цифрой, потому, что так ничего не дойдет, а тысяча рублей нам очень пригодится, это я вам скажу: спаси, Господь, за доброе намерение ваше.

И у нас есть уже первый звонок, пожалуйста, Вы в эфире. Мы слушаем Вас.

- Алло, здравствуйте, Евгений Константинович, батюшка, благословите, раб Божий Сергий.

- Бог благословит.

- Я о чем хочу спросить? Вот, смотрите: сейчас новый термин: практикующие христиане, то есть люди воцерковленные. Их по всей статистике вроде бы немного. А привезут святыню - вот, уже этот и Пояс показал, и дары волхвов- и мы все здесь! Даже и не посчитать. То, что они там насчитали - это приблизительные цифры.

И это - феномен только нашей страны, или нет? Потому что, понятно, что у человека душа христианская по природе? Что вы думаете по этому поводу?

- Я и здесь предлагаю нам иметь благой помысел и не думать, что это ограничивается территорией России, в широком смысле- Русского мира. Такого же рода тяготение к главным христианским святыням мы наблюдаем, безусловно, и в других странах. Конечно, в православных странах тоже - в Греции, в Грузии, или Сербии. Такие главные христианские праздники становятся местом собирания людей. А, скажем, в той же Греции на меня всегда производит огромное впечатление, когда отмечается престольный праздник в какой – нибудь деревне. По - гречески это называется панегирик. Люди, которые сейчас живут в Афинах, Фессалониках, или вообще, где – нибудь в Австралии или в Америке, за сотни или тысячи километров, но корнями из этой деревни, они приезжают в эту деревню на свой престольный праздник. И происходит всенародно – церковное торжество. Ну, может быть, человек с ехидным мировоззрением хотел бы большей церковности, чтобы они усерднее молились, больше времени из- за этого провели в храме, а меньше- за столом. Но, тем не менее, мы не можем не видеть, как это здорово, когда сохраняется и церковная, и национальная память, и память о малой Родине. Так, что этого, к счастью, растворения людей в интернациональном, космополитическом нечто отнюдь не происходит. Этого растворения не произошло, несмотря на все усилия тех сил, которые хотели бы стереть понятия нации, а теперь уже рода, пола и всего коренного в человеке, что является в нем отражением образа и подобия Божьего. И здесь мы видим, как пусть часто- в немощи человеческой, но сила Божия совершается.

 Меня поразило, что недавно, Вы знаете, французский президент от социалистов протащил все- таки свои предвыборные обещания и ввел однополые браки во Франции. Поразило то, что по призыву католической церкви в Париже-городе, который у нас всегда ассоциируется с Мулен Руж, кабаре и падшими женщинами- вышли на улицы миллион протестующих католиков. И все равно, эта власть не заметила этот миллион протестующих против однополых браков, против этого решения самого. Но это же означает такую мощь протеста христиан!

- Согласен, Евгений Константинович, очень важно нам, как бы, справедливо критикуя западный мир и западную цивилизацию за то, что сейчас с ними происходит, не закрывать глаза на ту христианскую Европу и христианскую Америку, которая продолжает существовать. И в том же Париже раз в месяц битком набивается собор Нотр – Дам при вынесении тернового венца Спасителя. Из этих людей половина паломники из православных стран. Наших, русских, наверное, треть, но половина – то католики. В правильном, абсолютно не экуменическом, не в дурном смысле, ощущении себя по одну сторону баррикад по отношению к секулярному, псевдогуманистическому, по сути дела, атеистическому, ныне господствующему мировоззрению. Мировоззрению, которое выдается нам за свойство современного цивилизованного человека. К счастью есть в этом смысле и в Европе, и в Америке нецивилизованные люди, для которых христианство значит больше чем комфорт и современные псевдоценности.

 - У нас есть звонок. На ваши вопросы отвечает протоиерей Максим Козлов, заместитель председателя учебного комитета Русской Православной Церкви. Вы в эфире, назовитесь.

 - Здравствуйте. Людмила Анатольевна, Москва. Я хочу поделиться, как я была у даров волхвов вместе со своей приятельницей. Мы пришли рано утром в четверг, вокруг были люди, видно: невоцерковленные, но так благоговейно стояли и ждали! И мы стояли семь часов, но нельзя часами измерить ту радость, которую мы получили! Мы пели молитвы, которые знали, а до этого с нами молодые люди были, и мы призвали: ребята, давайте вместе попоем песни, которые поют во время крестного хода! Сказали им слова молитвы: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, Богородицей, помилуй меня…». И ребята стали петь, радостные такие, лет по двадцать им было. И все вокруг подхватили, и нам было так радостно стоять эти часы, что мы даже не заметили никакой усталости. Это время - не время в очереди за продуктами, это время радости, время таинства, которое происходит в нашем сердце, время благодати, которую мы получаем. Вот, так хотела поделиться.

 - Спасибо вам за ваше доброе свидетельство! Мне кажется, очень важно, чтобы мы не забывали подобным добрым с друг другом делиться. Враг рода человеческого словно хочет, чтобы мы перемывали кости друг другу, а в основном всем третьим лицам за их спиной. А мы, как православные христиане, должны стремиться умножать объем доброго в нашем бытии и видеть примеры того, как Евангелие живо, действенно и реально осуществляется в жизни, в том числе, и современного человека. И недавно мы встретились, я для себя встретился, с удивительным примером того, как слово Божие действенно, и как оно действительно есть меч обоюдоострый.

Ну, всем нам, слушателям «Радонежа», несомненно, хрестоматийно известна евангельская цитата: «Покайтесь, ибо приблизилось царство небесное». Эти слова известны даже людям малоцерковным или внецерковным. Покаяние- как исповедь в храме, которое люди по телевизору видели. В самом крайнем случае- как что – нибудь такое из кино про мушкетеров, что дает им какой – то образ, какое – то представление. А вот, по существу, покаяние как переоценка собственной жизни, как изменение отношения к своему греху, к чему – то очень значимому, что было в твоей жизни….. Что ты сделал- это увидишь не всегда. Да, мы читаем про это в житиях древних святых, мы знаем про Марию Египетскую- с одной стороны, или царя Константина, или равноапостольного князя Владимира- с другой, которые удивительным образом переменялись. Но иногда нам кажется, что это было когда – то давно. Сейчас мы таких примеров вокруг себя не видим. И, вот, пример удивительный, мне кажется, его нужно повторять и повторять. Все мы известно имя Михаила Тимофеевича Калашникова, великого от Бога изобретателя, человека, одаренного удивительным талантом. Того, кто дал Родине оружие, защищавшее русского солдата на протяжении десятилетий, которое было, как сейчас говорят, и конкурентноспособным, и превосходящим по своим качествам то, что создавалось целыми институтами в разных других странах. Человека, который по праву на протяжении долгих десятилетий пользовался всемирной и всероссийской, всесоветской, известностью, удостоенный всех возможных наград и почестей. В действительности жизненного подвига которого никто же не усомнится. Это же не дутая фигура, не какой – то там партийный лидер, не вождь и не мэр, и не градоправитель, а человек, который ушел рядовым на фронт в 1941 году, и потом всю жизнь посвятил защите Родины в самом непосредственном смысле этого слова. И вот, он на последнем году жизни - а прожил он очень долгую жизнь: девяносто три года, за пол – года до конца, до своего ухода из нашего земного бытия написал письмо Святейшему Патриарху Кириллу. Даже не суть важно, что Святейшему Патриарху, при всем бесконечном уважении к нему, а к Патриарху как к священнику, которого он уважает, как православному священнику, которому он верит. И, вот, что пишет конструктор: «Моя душевная боль нетерпима, один и тот же неразрешимый вопрос: коль мой автомат лишал людей жизни, стало быть, я, Михаил Калашников, девяносто три года от роду, сын крестьянки, христианин и православный по вере своей, повинен в смерти людей, пусть даже врагов?» Вот, об этом спрашивает Калашников у Патриарха. Он неспокоен за величайший подвиг своей жизни, за все, что он делал на протяжении минувших десятилетий, и это святое неспокойствие. Не знаю, был ли спокоен за изобретение водородной бомбы академик Сахаров. Он потом боролся за права человека. Но ведь он же должен был изобрести водородную бомбу, и то, что он это сделал, не вызывало у него никаких нравственных терзаний. А вот Калашников не может так жить, и в том же письме он приводит удивительные свидетельства о том, как он оказался в храме, когда ему было 91 год, исповедовался и причастился впервые после детства. Это же сколько в себе человеку нужно преодолеть, чтобы в 91 год прийти! И мы понимаем теперь, с какой мерой серьезности было это покаяние, как непросто было ему стать перед крестом и Евангелием. Не менее значимы его мысли о судьбах страны и Родины:

«Да, увеличивается количество храмов и монастырей на нашей земле, а зло все равно не убывает! Добро и зло живут, соседствуют, борются и, что самое страшное, смиряются друг с другом в душах людей - вот к чему я пришел на закате своей земной жизни. Получается какой-то вечный двигатель, который я так хотел изобрести в молодые годы. Свет и тень, добро и зло - две противоположности одного целого, не способного существовать друг без друга? И неужели Всевышний все так и устроил? И человечеству прозябать вечно в таком соотношении?»

Об этом он спрашивает Святейшего Патриарха и просит ответа. Мы знаем только о факте, что ответное письмо было. Мы не знаем на сегодня его содержания, хотя, конечно, не любопытство, а желание узнать этот ответ нам понятно. И, может быть, когда – то мы и сможем с ним познакомиться. Но уже сами вопросы, которые ставит человек на пороге земного бытия, это же с какой степенью глубины нужно прожить жизнь!

 - А как замечательно изложено!

 - Да.

 - Такой изумительный стиль, такая ясность мысли, изложения…

 - Да, и позвольте привести еще две цитаты…

 - Обязательно!

 - …из этого конспективного свидетельства нашего времени.

Калашников вспоминает, что вместо музея его имени в Ижевске был восстановлен Свято – Михайловский собор, а еще раньше предлагали вместо в свое время снесенного собора поставить при жизни его музей.

«Когда в 91 год от роду я переступил порог Храма, на душе моей было волнение и чувство такое, как будто я уже здесь был. Такое чувство дается, наверное, только крещеному человеку. Как же хорошо, пронеслась тогда в голове мысль, что отказал я в строительстве музея моего имени на этом месте!»

Вот, делится он такими чувствами. И еще одно мне кажется важным: Калашников, человек, прекрасно обо всем информированный, и понятно, что за годы своей жизни узнавший много и державший руку на пульсе девяносто лет, вот, он открывает, каково его отношение к Предстоятелю нашей Церкви:

«На Вас уповаю в своих грешных раздумьях, на Ваше пастырское слово и Вашу прозорливую мудрость. Смотрю и слушаю Ваши проповеди и ответы на письма мирян, чьи души пребывают в житейских смятениях. Многим Вы помогаете Божьим Словом, люди очень нуждаются в духовной поддержке».

Мне кажется, вот, Калашников и здесь дает нам пример того, как относиться к Предстоятелю Церкви и как хранить союз мира в ограде церковной по отношению к священнику, епископу, первому иерарху. Многим, казалось бы, годы прожившим, а иной раз и священнослужителям- имею в виду прежде всего себя- эти слова Калашникова являются и примером, и в каком – то смысле укором.

 - Я думаю всем нужно обязательно прочесть это письмо и перечесть дважды, потому, что письмо чрезвычайно глубокое и каким изумительным русским языком изложено! Как искренне, удивительно в таком преклонном возрасте…

 - Оно будет опубликовано у нас на сайте, буквально завтра Вы можете прочесть его в разделе Мониторинг. radonezh.ru

Заходите завтра, это письмо будет полностью там опубликовано, и в газете «Радонеж» тоже поместим.

Сейчас мы ответим на вопросик. Пожалуйста, Вы в эфире, назовитесь, откуда Вы.

 - Алло.

 - Да, да, пожалуйста.

 - Мы из Малаховки. Мы, пожилые люди, по восемьдесят с лишним лет, стояли десять часов, и настолько благодарны, и хотим передать большое спасибо нашему Патриарху, что он сделал нам такой подарок в праздник Рождества Христова. Все эти Святые дни нам легко было из- за того, что мы посетили эти святые дары…

 - Ну, что же, вот, мы еще, кажется, одно свидетельство имеем от народа Божия. Свидетельство о том, чем действительно живут и о чем действительно думают православные люди.

У нас, кстати, подтверждающая есть СМС – ка: «Очень радовались, что так увеличилось число паломников к святыне, много молодежи, сама не смогла придти, болела, но радовалась и молилась за других». Раба Божия Валентина пишет нам из Москвы.

Но у нас тут есть еще всякие другие СМС : «Радонеж» плохо слышно в Подмосковье, к сожалению, мы рассчитывали, что, когда выйдем на пять киловатт- гораздо больше и дальше нас будет слышно».

 К сожалению вот все, что мы смогли сделать. Остальное уже, к сожалению, финансово для нас никак непосильно.

 -Почему во Владимирской области нет Радонежа?

 -Очень просто. По той же причине, что и в других областях нет. Есть там, где есть архиереи и миссионеры. Вот, есть в Приморье владыка митрополит Вениамин, там есть вещание «Радонежа». Все очень просто. Я не хочу сказать, что во Владимирской области плохой архиерей. Там даже очень хороший, которого я люблю, владыка Евлогий, но, видимо, там не было инициаторов. Понимаете, очень часто мы хотим, чтобы нам кто-то что-то сделал. А на самом деле вещаем в Рязани, или в Орле, или в Ярославле потому, что там были люди, которые вышли с инициативой, собрали деньги, сами к нам обратились.

Мы им рассказали, как надо все сделать. И они сами поддерживают это вещание. Не так уж это и дорого. Но просто надо еще и самим организовываться как-то, если мы хотим получать какие-то знания. Ну, давайте сделаем. Это все очень просто. Мы подадим сигнал куда угодно. Мы со спутника подаем на всю территорию России.

 -Но у нас есть еще один вопрос. Пожалуйста, вы в эфире. Мы слушаем.

 -Скажите мне, пожалуйста. Я вот слушаю, слушаю - и все грустней и грустнее становится. Я как-то потеряла вашу линию. Сейчас не буду слышать, что вы будете говорить. У меня вопрос. Я тут слушала отца Андрея Кураева. Я к нему и раньше плохо относилась в связи с его высказываниями. А теперь он вообще…

Вот, все благодарят мощи, считают их за святыни, а он говорит все обратное. Вчера слушала и опять вся расстроенная. И как он теперь преподает в МГУ? Мне хотелось бы знать, как отец Максим будет с ним…

 -В одном МГУ? Как вы будете с отцом Андреем в одном МГУ?

 -Ну, отец Максим в МГУ не преподавал никогда…

 -Но долгое время был настоятелем храма …

 -Святой мученицы Татьяны. И отец Андрей служил в Татьянин день несколько раз в свое время. Давайте мы постараемся приложить тот же принцип, который мы сформулировали фактически словами преподобного Паисия.

 

Отец Андрей - вот я ему лично за себя очень благодарен. Почему? Я верю, что он имеет некое представление о душах разных людей. По отношению к которым выступает с критикой. Вот о своей - точно верю. Отношусь к тому счастливому поколению священников, ну, в житейском, в мирском, может быть, понимании - счастливому. Которое начало служить на заре церковных перемен. Московская Духовная академия с 1985 года, в священном сане - с 1992 года. Вот те самые бесконечно трудные, бесконечно счастливые в церковном пути 90-е годы, конец 80-х начало 90-х, когда происходили все эти преобразования. Открывались храмы, монастыри. Создавались духовные школы. Начинали издаваться книги.

Там мы были бесконечно заняты. Разрываемы были на части между священнослужением и преподаванием. Тут же на «Радонеже» в те годы я фактически еженедельно вел передачи. Но в ответ получали неизмеримо больше. Получали огромный поток снисходительной, покрывающей все немощи человеческой любви народа Божия. Которая укрепляла, вдохновляла и побуждала трудиться непрестанно.

Но вот, наверное, каждый человек, когда он перешагивает за середину своего земного бытия, начинает задумываться, что уже большая часть того, что было дано сделать, сделана. А нужно не только хорошее о себе услышать, но и для некого духовного, для душевного укрепления принять поругания. Я благодарен отцу Андрею, которого знаю, и который меня знает, на протяжении четверти века с лишним за все те поругания, которые услышал из его уст. И за то, что он назвал меня лжецом, и за то, что он назвал меня подлецом, и за то, что он назвал меня самым карьерным из известных ему священников. Храм очень странно звучит «карьерное место», и за другие. Благодарю тебя, дорогой отче. Это, право же, полезно для души моей. И я думаю, что о многом смогу задуматься глубже. И то, что человеческие взгляды и отношения не так легко формируются сейчас средствами массового сознания, священнику полезно помнить. И с помощью отца Андрея я теперь это знаю.

 -Отец Максим, я поражен: за что? Вы же поехали в Казань. Это была комиссия. Вы объективно, насколько я знаю, расследовали вопрос и доложили священноначалию все то, что там происходило. И готовились какие-то решения. Они не быстро совершаются. Не в одночасье: сегодня отец Максим доложил - а завтра уже все иначе там. Так не бывает в церкви. Я не знал, что и вам досталось.

 -Ну, и поделом, вероятно. Я не имею той безответственной, я не хочу сказать - свободы, а возможности вот так направо и налево рассуждать о том, что является моим служебным долгом. Но внешне - да, были определенного рода причины и основания составить комиссию Учебного комитета, которая посетила Казанскую семинарию. В процессе посещения правящим архиереем было принято решение об отстранении одного их членов администрации от преподавания и от административных должностей.

Все остальное не может входить в компетенцию Учебного комитета как наблюдающего за жизнью учебных заведений, и то, как может пойти дальнейшее рассмотрение тех или иных проблем. Ибо назвать человека именем тяжкого греха, не имея прямого доказательства, мне кажется нравственно неприемлемо. Вот оно и пойдет законным церковным путем. И для этого у нас есть соответствующий институты, о существовании которых знает любой, кто хотя бы раз прочитал Устав Русской Православной Церкви.

Попутно я бы хотел сказать, что Казанская духовная семинария является хорошим учебным заведением. Не нужно из нее делать чучело, создавать образ страшного учреждения, где молодым людям из класса в класс перейти – и то опасно. Которое сделало очень много хорошего. В котором проведенные оценки в рейтинге наших учебных заведений находятся в верхней его части. Между прочим, с двумя открытыми направлениями магистратуры, одним уникальным у нас по церковной филологии, специализации по изучению древних языков, которые нечасто встретишь в провинциальных семинариях.

Поэтому будем объективны. Есть проблема, персонально по одному ли человеку или с кем-то еще - но это уже выходит за рамки нашей компетенции. Это должно решаться, но это никак не следует расширять- ни до уровня всей данной школы, ни, тем более- безответственно переносить на систему духовного образования Русской Православной Церкви в целом. В нашей системе образования могут быть те или иные проблемы, но школа наша здоровая, динамично развивающаяся. В последние пять лет очень непростым путем призывались священноначальники, чтобы соответствовать статусу нашего времени и вопреки сложностям демографическим, экономическим, иным, создавать действительно высшие духовные учебные заведения. Которые не по внешней только бумажке, но и по сути бы оставались высокой марки. Чтобы можно было сказать: вот выпускник этой школы, вот это да!

Вот как мы говорим про Московскую академию, Питерскую. Как говорят про крупнейший и лучший Университет нашей страны или других стран. И здесь же Патриарх ставит эту задачу. И эта задача не может быть решена за год или полгода. Но прилагаются исключительно большие труды. Я хотел бы особенно выразить благодарность многочисленным преподавателям и членам администрации провинциальных семинарий за их жертвы. За часто не обильно вознаграждаемый энтузиастический труд по созданию современной системы духовного образования. Надо в ноги им поклониться, а не создавать вокруг них атмосферу подозрительности, пересудов и перемывания им костей.

 -Для меня это тоже было удивительно. Когда я читал интервью с отцом Андреем - возникала такая резко негативная, буквально черная оценка всей Казанской семинарии! У меня буквально волосы дыбом встали. Неужели там действительно такая чудовищная атмосфера? Может, это просто как-то сложилось в Казани? Потому что, когда я встречался с семинаристами- ну, не очень часто, в каких-то специальных семинариях, я приходил в сущий восторг. Это чистое юношество! Это люди, горящие миссией, которые хотят узнать, как сделать, когда они уже станут пастырями, как им осуществлять свою пастырскую деятельность? То- есть ребята, не только педагоги, очень хорошие. И педагоги- это лучшие представители из лучших институтов того или иного города.

 А сами ребята, которые учатся, они так пылают… Причем, я спрашивал одного очень опытного преподавателя из Московской духовной академии, который за свои пятьдесят с лишним лет выучил многих, многих и многих слушателей. А они же понимают, куда они идут! Что это неоплачиваемая работа. Что это, в общем-то, не совсем с точки зрения современного социума престижно и удобно. Потому что ты действительно находишься в послушании своему архиерею, своему благочинному. Это сложно для современного человека, который привык к таким полным свободам. Да?

Он говорит: нет, знают и идут совершенно сознательно. Ребята хорошие. А самое главное- цинизма в них нет. Все, что угодно, бывает, главное- цинизма нет. И меня это очень обнадежило.

 -Действительно, давайте порадуемся, что у нас есть наше юношество, наши юноши, идущие в духовные школы. Девушки- в регентские, иконописные. И при всей непростоте нашего времени, когда приезжаешь в семинарии и встречаешься с молодыми людьми- видишь, что в часто непростые бытовые условия они стремятся для того, чтобы потом служить церкви- радуешься. И это тоже дает на еще одно основание теплой уверенности в будущем нашей российской церкви.

 -И вот, тем более, мне как-то стало странно, что наша слушательница в такое уныние впала от наших программ. Мы-то с вами ходили в народ как раз для того, чтобы люди научились видеть доброе, благое вокруг. И такие примеры, как удивительное письмо Калашникова, который просто вдохновляет! Дорогие мои, не унывайте!

 - Может быть, Евгений Константинович, я еще одну очень короткую историю расскажу, а потом мы на вопрос ответим. История эта давняя. Меня в одном православном издании попросили вспомнить что-нибудь личное, связанное с Рождеством Христовым. С праздником Рождества Христова. Такое теплое и личное. Но с другой стороны, я тут начал вспоминать, есть какие-то свои переживания, ну, кто я такой, чтобы ими делиться? А вот вспомнил одно и личное, и выходящее за пределы. Это было Рождество 1994 года. Я только был назначен исполняющим обязанности настоятеля тогда еще закрытого храма святой мученицы Татьяны. И мы только начинали борьбу, за завоевание этого храма, которая продолжится год …

 -Там был театр…

 -Да. Там был студенческий театр. Вероятно, это по логике некоторых это я карьеру тогда делал. И служил в Казанском соборе на Красной площади у покойного приснопамятного отца Аркадия Станько. И тут он говорит: Рождество послужили, никто не расходится, все идем на закладку камня Христа Спасителя. И действительно, тогда был, как сейчас говорят, нулевой цикл. То- есть залитая бетоном площадка, какие-то торчали металлические конструкции. Тогда даже трудно было поверить, что все произойдет так скоро!

Вот собралось тогда еще не такое многочисленное как теперь, но все же сотни московского духовенства. Это, кажется, второй день праздника Рождества Христова. Сейчас память может подвести, но, кажется, это было 8 января 1994 года. Но неважно. Это легко установить. Было очень холодно. За 20 градусов. Вот это определенно. Ну, как-то мы расставились, тогда еще административно было не так упорядочено, как в последние годы. Но все же красивая была картинка. Духовенство все стоит, Святейший Патриарх, тогдашний мэр Москвы, конечно, и совершается этот молебен на основание храма. Но холодно, пока стояли, ждали, пока началось, пока все соберутся, но в какой-то момент холодно быть перестало.

Я не скажу, что это было что-то подобное, что там Мотовилов пережил рядом с преподобным Серафимом. Это был не только мой опыт, потому что мы стали переглядываться, а потом вот друг друга несколькими отцов спросили, стоявших там; как это вдруг на время молебна перестало быть холодно? И вот, сколько он продолжался, 15-20 минут мы стояли, как бы изъятые из этих обычных физических законов. Вот это память о произошедшем на том богослужении, рождественская, она со мной на всю жизнь останется.

 -Ваши замечательные воспоминания, которыми вы поделились о Москве церковной в 90-х годах, мы опубликовали в Радонеже, и они пользуются большой популярностью. Люди так благодарны за эти воспоминания! Они к нам обращались. И, действительно, я свидетельствую тоже: это чистая правда. Вы так замечательно написали! Просто все узнаваемо. Все точно, точно было так, как у вас написано. Поэтому мне тоже очень приятно это прочесть. В Радонеже это опубликовано. В двух номерах опубликовали эти воспоминания.

 -Итак, пожалуйста, на ваши вопросы отвечает протоиерей Максим Козлов.

 -Вы в эфире. Назовитесь откуда вы.

 -Алле. Здравствуйте.

 -Здравствуйте.

 -Это к вам обращается Александра.

 -Да-да.

 -Я старенькая, я все время ходила в храм, а сейчас вот не могу, ноги болят. Ну, это ладно. Я вас поздравляю с праздниками. С Рождеством прошедшим, с Новым годом, и вот Крещение будет. И я ходила в храм, вот уже сколько лет хожу, а сейчас ноги отказали…

 -Мы о вас помолимся.

 -Да. Мы о вас помолимся, а вы возьмите телефон ближайшего храма и непременно, но может быть не в самый праздник крещения, когда большая нагрузка у духовенства, а либо до, либо после позвоните. Придет к вам священник, исповедует вас, причастит. Молодые помощники настоятеля, которые сейчас благодаря позиции Святейшего Патриарха есть на каждом приходе. По миссионерской работе, по молодежной по социальной. И водички святой принесут и все.

Понятно, что приходим мы к такому пределу жизни, когда уже сами иной раз до храма дойти не можем. Так пусть Церковь Божия к вам придет. Ежели вдруг что не будет получаться- позвоните еще раз на «Радонеж», мы вам все организуем. Одна не останетесь на праздник.

 -Спаси Господи. Батюшка, вот, действительно, люди приходят в храм, но не все знают как себя вести в храме. Как вести церковную жизнь? Вот сейчас Святки, потом сочельник, потом Крещение, Богоявление. Как здесь быть? Как быть людям, которые хотят причаститься на богоявление? Когда что есть, поститься- не поститься? Как быть?

 -Во-первых, очень важно, что почти окончательно ушло в прошлое отношение в двунадесятым праздникам: например к Рождеству, к празднику Пасхи, к Богоявлению. К дням, когда причащаться мирянам вроде бы и не надо, и неудобно, и не полагается. Так действительно было когда-то вынужденно в советское время на Рождество и на Пасху, когда собиралось огромное количество людей, в том числе уж совсем невоцерковленных. С тем чтобы не допустить профанирования святыни, было принято удержание мирян, чтобы они в предыдущие дни причастились. На Богоявление, в связи с огромным количеством людей, которые устремлялись за водой, тоже старались поскорее закончить, чтобы провести молебен и водоосвящение, и воду начать раздавать.

Но вот в последний раз это было на епархиальном собрании Московского духовенства, Святейший Патриарх сказал что нет литургии, нет праздников, в которые можно было бы запретить верующим причащаться. В которые можно было бы не побуждать народ не подходить к Чаше и Телу Господа. И в этом смысле и праздники, и период Святок, и период Светлой недели -это не период, когда нет поста, значит- я не могу подготовиться. А время, когда ты прошел Рождественский пост, ты прошел Великий пост. Молись, читай правила и приступай к Чаше Тела и Крови Христовой. Не выдумывай себе постов тогда, когда церковь их отменила. В Типиконе, скажем, по отношению к времени Масленицы прямо есть указание о том, что кто в среду и пятницу будет отказываться от молочных продуктов, то вот он как раз не может причаститься, если он это делает. Для себя сам пост устанавливает.

Так и здесь. Соблюсти умеренность. Ну, понятно, не упиться, не объесться настолько, что вот уже пословица будет работать: Сытое брюхо к молитве глухо. А разумная умеренность. И в благодарность Богу вкусить ту пищу, которую можно вкусить в эти Святые дни. Помолиться должным образом, походить на богослужения и приступить к причащению таинства Тела и Крови Христовых. А день строгого поста будет один перед Крещением. Это суббота. Это Крещенский сочельник, так же, как и Рождественский сочельник является днем уже поста, и строгого поста. Вот тогда и примените к себе всю меру телесного воздержания.

 - Вопрос: Надо ли идти на второй скрининг во время беременности?

 -А что такое скрининг?

 -А я не знаю.

 -Это, наверное, какое-то тестирование…

 -Что-то вроде УЗИ?

 -Может определение пола или еще что-то?

 - Мне кажется, что здесь нет Устава церковного, который бы это должным образом определял. А вот нужно ли это делать вам, дорогая наша слушательница, это лучше всего обсудить с духовником, или если такового нет, то, по крайней мере, со священником, который лично вас знает. Потому что одному человеку полезно получить какую-то информацию. Он будет реалистичнее готовиться. А другая будущая мамаша может так переволноваться и впасть в такие переживания, что лучше ей и не ходить.

 -Может, лучше всего с мужем посоветоваться, его мнение спросить?

 -Без мужа это не решать. А второе- это для полного семейного понимания со священником посоветоваться. И все тогда будет благообразно.

 -Еще вопрос. Мы вас слушаем.

 -Здравствуйте.

 -Здравствуйте.

 -С Рождеством Христовым!

 -И вас тоже.

 -Меня зовут Нина Дмитриевна. Я старый человек. Хотела бы подписаться на обозрение «Радонеж». Если возможно, пожалуйста, подскажите номер, по которому можно найти в каталоге на почте.

 - Вот, пожалуйста, 32510. Подписной индекс по каталогу Роспечати 32510. Я просто вам даже советую подписаться, потому что немного у нас таких содержательных изданий и не очень дорогих. Которые можно получить домой. Особенно у тех, у кого нет интернета, или кто не привычен к интернету. А многие просто не любят интернет. И по старинке читают бумажные издания, газеты. В этом, действительно, есть свое очарование. Как изложено, как сверстана газета.

Так, у нас практически не осталось времени. Мы заканчиваем наш сегодняшний эфир. Батюшка, я бы хотел, чтобы вы резюмировали то, с чего мы, собственно говоря, начали. Как уйти от уныния? Как преодолеть информационные потоки грязные, агрессивные, злые? Как здесь быть?

 -Дорогие мои! Нам нужно просто не забывать о том, что мы -православные христиане. И о том, что любящий нас Бог сделал для нас и делает для нас. И никогда не воспринимать отстраненно и метафорически то, что совершается в церкви. И делить свою жизнь на ту, которая происходит во время богослужения и молитвы- и все остальное.

Потому что если мы пели во время рождественского богослужения и сейчас будем петь во время Крещенского Богоявленского богослужения: «Разумейте, языци, и покоряйтеся, яко с нами Бог»- то это не метафора и не красивые древние стихи. Это реальность, которой церковь живет, которой мы должны жить. Он действительно с нами. А кто не с нами, тот против нас. И это есть осознание того, что мы можем быть немощны, можем грешить, что и церковь в своем историческом бытии может сталкиваться с непростыми эпизодами. И ее могут наполнять разные люди. И лучше, и хуже, и среди мирян, и среди духовенства. Но она невеста Агнца. Она чиста и непорочна. Ее не одолеют врата ада. И мы на этом стоим и будем стоять. И Господь с нами. И давайте его уважать, благодарить и радоваться.

 -Спаси, Господи, батюшка. Я очень признателен вам за сегодняшнюю беседу. Я думаю, что и наши слушатели с большой радостью сегодня послушали нас, задавали вопросы. Нашим слушателям я посоветовал бы, во-первых, молиться о наших сегодняшних бабушках, которые нам звонили из Малаховки.

 И о наших жертвователях. Батюшка, я просил бы вас помолиться за них.

 -Храни всех Господь.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+