Перейти к основному содержанию

23:02 22.04.2019

«Самое главное для нас – хранить верность нашей канонической Церкви»

02.05.2016 09:34:34

Священник Георгий Максимов: Сегодняшнюю нашу передачу я хотел бы посвятить тем нестроениям, смущениям, вопросам, которые возникают сейчас у многих православных христиан. В частности, как стало известно, некоторые клирики объявили, что они прекращают поминовение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Ему предъявляются обвинения, претензии, что он будто бы впал в ересь, поэтому от него нужно отделяться по 15 правилу Двукратного Собора.  На эту  тему записывают ролики, выкладывают их в интернете. Конечно, когда звучат заявления подобного рода -  нам, христианам, нужно к ним отнестись серьезно. И разобраться, насколько они  соответствуют действительности. Мне доводилось обсуждать эти вопросы со многими нашими современниками, которые заявляют: «Патриарх впал в ересь, поэтому нам надо от него отделяться по 15 правилу Двукратного Собора». Думаю, что и нашим слушателям тоже доводилось слышать эти ссылки. Что же это за правило Двукратного Собора? Оно - продолжение предыдущих 13,14,15 правил. И все эти три правила направлены против расколов. Эти правила гласят:   13,14  - о  поминовении архиереев, а 15- о поминовении Патриарха. Все они утверждают, что какое бы обвинение канонического характера ни предъявлялось архиерею или Патриарху - никто не имеет права прекращать его поминовение до тех пор, пока его, т.е. архиерея или патриарха, вина не доказана Церковным судом. А ежели   какой-нибудь священник или игумен дерзнет прекратить поминовение до Церковного суда в случае любого канонического обвинения, насколько оно ни казалось бы ему очевидным - то он как восхищающий себе суд, который Церковь определяет только епископам, сам должен быть извержен из сана.   Т.е. он сам является раскольником. И, чтобы мне  не быть голословным, процитирую 15 правило: «если какой-нибудь пресвитер, или епископ, или митрополит дерзнет отступити от общения со своим Патриархом и не будет возносити имя его, по определенному и установленному чину, в Божественном Тайнодействии, но прежде соборного оглашения и совершенного осуждения его учинит раскол: таковому святый Собор определил быти совершенно чужду всякаго священства».  Далее в этом правиле делается одна оговорка. И, собственно говоря, её имеют в виду все раскольники. И эта оговорка следующая: «отделяющиеся от общения с предстоятелем ради некие ереси, осужденные святыми соборами или отцами, когда он проповедует ересь всенародно и учит оной открыто в церкви, таковые аще и оградят себя от общения с глаголемым епископом прежде соборного рассмотрения, не только не подлежат положенной правилами епитимии, но и достойны чести, подобающей православным».  Это не только сейчас возникает, это уже давно идет. И все раскольники, которые хотят уйти в раскол, чтобы не попадать под действие этого правила -  стараются изыскать какие-то ереси, чтобы  заявить:  вот такую-то ересь исповедует Патриарх, или архиерей, и т.д. И святые отцы, понимая, что появятся люди, которые будут использовать это 15 правило Двукратного Собора для цели, противоположной той, для которой его ввели (т.е. само правило запрещает раскол, а раскольники будут стараться его использовать) -  они как раз и сделали две важные оговорки. Если речь идет о ереси, уже осужденной святыми соборами или отцами  - это первое. Второе -   если отступник проповедует ересь всенародную и учит ей открыто в Церкви. И, собственно говоря, когда мы этими эти положения 15 правила применяем к обвинениям, которые звучат в адрес Святейшего Патриарха и некоторых наших архиереев  - то мы не видим, чтоб нам предъявили четкие и внятные обвинения или тезисы, которые соответствуют требованиям 15 правила. Обычно слышишь: мне,  мол,  многие говорили: «всё, надо отделяться, прекращать поминать, патриарх -  еретик». Спрашиваешь: а в чем именно это  выражается, на основании чего вы это заявляете? Они говорят, ну как же? он же встречался с папой! Что это за ересь такая - встреча с папой? Кто, когда, какой собор осудил  такую ересь, покажите нам? Где святые отцы осуждали такую ересь: «встреча с папой»? Начинается тогда, что вот ересь в том, что он признал папу римского папой римским, что он  поставил свою подпись там же, где папа римский назвал себя епископом, т.е. он признал его епископом, и вот в этом ересь и состоит. Извините, посмотрите на наше церковное предание, не только святой Марк Эфесский, который, обращаясь к папе римскому, называл его соответственно его сану. Но есть и другие примеры, когда обращались к главам каких-то еретических Церквей. Например, «К англиканам»,  послание Патриарха 1723 года. И в других подобных случаях, например, обращение Святейшего Тихона Патриарха Всероссийского. Они обращаются и называют епископами тех, кто является епископами неправославными еретических Церквей. И что это за ересь такая: «называние епископом»? Кто же, опять спросим, осудил это как ересь, где это было? Покажите нам текст, где какой-нибудь Собор говорит: если кто-то называет папу римского епископом или подписывается рядом с ним -  то он еретик, а это ересь. Где это? Нет, этого не показывают, не предъявляют, а начинают наводить тень на плетень и говорят: вы же должны понимать! Мы должны действовать не по понятиям, мы должны действовать по Преданию, по церковным канонам. Каноны церковные предполагают, что ересь  - это лжеучение, осужденное святыми соборами или отцами. Многие так же говорят:  будто бы есть признание, что он назвал католиков Церковью -  все, значит, он признал их Церковью равной. Да не значит это, что он признал их равной православию Церковью! Сам факт наименования в дипломатических документах другой организации Церковью извините, известен на протяжении многих веков. Это не потому, что мы их  считаем Церковью настоящей, подлинной или частью единой святой соборной и  апостольской Церкви. Это просто употребляется как часть самоназвания данной организации. И, собственно говоря, люди, нападающие на Патриарха, зовущие нас в раскол – они представляют нам дело  так, будто бы Патриарх Кирилл  - первый, кто употребил слово «Церковь» в отношении какого-то собрания неправославных людей, считающих себя христианами. Это просто ложь. Патриарх Кирилл - не первый, кто так сделал. В том же самом «Послании восточных патриархов 1723 года» наш Предстоятель  обращается к англиканским епископам, как «достославным и возлюбленным во Христе архиепископам и епископам»! И говорит по вопросам соединения Церквей. То  же самое - во многих документах Святейшего Синода, который у нас был до революции. Таких примеров много. Но в то же время, если вы говорите, что это ересь –  то  почему же наши святые, которые жили в  синодальный период: святой Игнатий Брянчанинов, святой Иоанн Кронштадтский и другие святые, которые известны своей принципиальностью, твердостью в вере -  почему они не прекращали поминовение Синода? Тогда не было Патриарха, но на каждой службе упоминался Святейший правительствующий Синод. Который называл в документах христианами разных неправославных, и обращался иногда, как к епископам, к другим лицам,  которые не являлись православными епископами на самом деле. Это было просто частью дипломатии.  Если это было бы ересью, то наши святые перестали бы упоминать Синод. Но если они не переставали упоминать Синод, почему мы сейчас должны, на основании этого перестать упоминать Патриарха? И опять, кто и когда объявил это ересью? Кто из святых отцов написал, что это ересь? Были святые отцы, которые напоминали нам о том, что да, эти сообщества называются Церковью условно. Святой Феофан Затворник говорит, что да, хотя сейчас говорят о разных Церквах, но на самом деле настоящая Церковь только одна, святая соборная апостольская Церковь, которая есть православная Церковь. И у нас, в наших документах именно об этом и говорится. Допустим, взять документ об отношении к инославию. Там прямо в самом начале написано, что именно православная Церковь является истинной Церковью, настоящей Церковью. А остальные являются сообществом, отделенные от неё. И патриарх Кирилл ставил лично свою подпись под этим текстом и никогда от него не отказывался. Никогда не выступал с предложениями заменить его и не проповедовал никогда, как говорится всенародно и открыто в Церкви, нечто противоположное. И когда сейчас дипломатические формулировки начинают использовать под видом того, что это якобы ересь - на деле получается, что нам врут. И если мы посмотрим    внимательно - то не увидим никакого основания для того, чтобы прекращать поминовение Патриарха. Некоторые люди сразу встают в стойку и заявляют:  значит, вы со всем согласны, вы одобряете гаванскую встречу, вы одобряете полностью все 30 пунктов гаванской декларации. Это не так. Я свою позицию прямо озвучиваю.   Я одним из первых выступил с отзывом на эту декларацию, где указал на те пункты, которые можно одобрить, и на те, которые вызывают обоснованную критику.   Эту критику я и озвучил. Это не значит, что я доволен фактом этой декларации, этой встречи. На мой взгляд, встреча эта была не ко времени и неуместной. Может быть, я чего- то не знаю, каких- то тайных соображений, для чего она была нужна. Я считаю, что она не была нужна. Но из того, что я критически отношусь к её результатам, её декларации, к факту самой  встречи, не следует, что я  должен поддаваться на провокации людей, которые хотят нас ввести в раскол. Ведь знаете, как всё происходит? Что такое вообще раскол? Раскол  - это смертный грех, который ведет в ад человека, становящегося раскольником. Таково учение святой Церкви,  учение святых отцов. Святой Игнатий Богоносец, ученик апостола Иоанна Богослова, в начале II века учил: «Не обманывайтесь, братья, всякий кто следует за вводящим раскол, не наследует Царствие Божье». Если мы посмотрим, что говорили святые отцы – увидим то же. Вплоть до священномученика Иллариона Троицкого, который говорил, что: «для нас нет разницы, любое отделение от Церкви, хоть в ересь, хоть в раскол - это отделение от спасительного ковчега, это впадение в погибель». Святой Игнатий Брянчанинов ставил грех раскола и грех ереси через запятую в ряду смертных грехов. И что происходит?  У людей действительно есть здоровое, хорошее чувство предосторожности против всякой ереси или сближения с еретиками, которое может угрожать нашей вере. И поэтому какое-то опасение, какое-то саморазмышление человека о том, что я не хочу делать шаги, которые могут подвергнуть угрозе мое исповедание веры - само по себе такое желание хорошее и правильное. Но когда на основании этого желания человек начинает увлекать в раскол и   призывать: давай прекращай упоминать Патриарха, не ходи в храм, где упоминают Патриарха! -  это что значит? Что его вовлекают в другой способ погибели, вечной погибели души. Фактически, на самом деле, это тоже самое, что стать католиком, стать раскольником. Различие только в способе. Возьмем такой пример. Представьте, человек вам будет говорить: знаешь, сейчас такая есть тенденция - многих подталкивают к суициду, а суицид - большой грех. Многих подталкивают к повешенью, повешенье - это огромный грех, это Иудин грех, Иуда ведь повесился. Представь, что тебя возьмут и будут принуждать к повешенью, и ты повесишься, неужели ты этого хочешь? Нет -  нет, надо обязательно от этого отказываться. Надо обязательно принимать меры, чтобы ни в коем случае тебя не довели до повешения. А знаешь, как лучше это всего сделать? -  лучше всего застрелиться. Потому что, если ты застрелишься -  то тебя точно никто не повесит, и не доведёт до повешения, поэтому давай - ка застрелимся, и тогда всё будет хорошо. Понимаете, это абсолютно то  же самое. И поэтому когда говорят, кивая на этих расколоучителей: ну, в их же словах есть правда, есть осуждение ереси. Да,   много правды есть в их словах, конечно. А когда и какое заблуждение распространялось без какой-то подбавки правды? И вот в этом монологе, которой я вам привел -  в нем тоже есть правда. Ведь это правда, что нельзя, чтобы тебя принудили к повешению. Надо бороться с тем, что тебя принуждали к повешению. Но когда тебе делают вывод, что тебе нужно застрелиться, это, извините меня, уже неправда. В действительности вечности не будет особой разницы, будешь ли ты вечно в аду находиться из-за того, что ты был еретиком. Или из-за того, что был раскольником. Приятнее от этого не станет. Поэтому, собственно говоря, я столь серьезно отношусь к такого рода заявлениям. Потому что когда нам говорят, что мы должны делать вещи, которые в соответствии с 15 правилом Двукратного Собора являются расколом - то здесь, извините, мы должны не быть легкомысленными, не быть легковерными, относиться критически к тому, что нам говорят. Конечно, если завтра Патриарх или какой - либо архиерей начнет принародно учить ереси, которая уже соборно осуждена. Например, будет учить в проповедях, что Сын не равен Отцу, что Иисус Христос не является Богом, а является творением Божьим. Да, в таком случае,  в соответствии с 15 правилом, в соответствии с правилами Вселенских соборов и святых отцов, осудивших эту ересь как арианство, мы должны будем прекратить его поминовение. Это правда. Но сейчас, когда мы задаем этот вопрос, где сказано, на основании чего у нас предлагаете прекратить поминовение? Мы получаем разные размытые высказывания. Собственно говоря, если не брать совсем нелепые, которые мы уже рассмотрели, хотя они являются наиболее популярными, можно посмотреть, что ещё говорят. Некоторые говорят, что будто бы ересь экуменизма является той самой ересью, которая сейчас проповедуется принародно, и поэтому из-за неё нужно отделяться. Возникает вопрос: что такое ересь экуменизма, какие соборы, какие святые осудили её как таковую? Я в своё время изучал этот вопрос. И собственно говоря, некоторые из наших новопрославленных святых критически высказывались против экуменизма. Особенно об этом писал Иустин Попович и недавно прославленный святитель Серафим Соболев. Некоторые святители тоже отзывались критически, например преподобный Паисий Святогорец. А если мы посмотрим тех святых, которые определяли, что именно является темой экуменизма, что именно является ересью или заблуждением экуменизма - то мы увидим, что преподобный Иустин Попович как раз - таки употреблял слова «ересь экуменизма». Вот он говорил, что ересь заключается в «теории ветвей», которую он называл не Евангельской, бессмысленной и неестественной. Теория ветвей  - это что такое? Это учение о том, что все наиболее крупные, да и мелкие сообщества, которые называют себя христианами -  они не все являются Церковью. Они являются разными ветвями единого древа: протестанты, католики, православные, монофизиты, несториане, и все- все прочие. Таким образом -  Церковь едина, а все они между собой получаются равны и содержат часть какой- то истины. Это преподобный Иустин называл ересью экуменизма. И такая ересь действительно присутствует, на западе в экуменическом движении такой взгляд очень распространён. Ещё один святой, которой критиковал экуменизм - это святитель Серафим Соболев. И хотя он не прилагал слово «ересь» к экуменизму, но называл его отступлением от православия и ниспровержением православной веры в Церковь, что, в общем - то, приравнивается к понятию ересь. И вот что он указывал в качестве главного заблуждения экуменистов. Он указывал на мысль о том, что Церкви принадлежат все крещеные во Христа, таким образом они ставят в один ряд как православных, так и еретиков,  признавая тех и других Телом Христовым. И под этой единой Церковью они имеют в виду не только православных, но и всех инославных христиан. Фактически здесь то, что он говорит, относится и к теории ветвей, и ещё к другой популярной теории «невидимой Церкви». Которая    гласит, что христиане из разных Церквей составляют «невидимую Церковь», несмотря на то, что они внешне относятся к разным Церквам. По    этому поводу святитель справедливо замечает, что эта экуменическая точка зрения совершенно расходится с православным взглядом, который под единой Церковью всегда разумеет одних только истинно верующих православных людей. Наша Церковь никогда не считала еретиков входящими в состав Самого Тела Христова. Собственно говоря, то, что определили святые Иустин и Серафим в качестве главного заблуждения экуменизма, в качестве ереси экуменизма, действительно является заблуждением. Но исповедует ли наша Церковь это учение открыто и гласно? Посмотрим, что она постановила в своих соборных документах. В соборном документе 2000 года, принятом Архиерейским собором, говорится, что: «Православная Церковь не может принять тезис о том, что, несмотря на исторические разделения, принципиальное, глубинное единство христиан якобы нарушено не было, и что Церковь должна пониматься совпадающей со всем «христианским миром», что христианское единство якобы существует поверх «деноминационных барьеров»  т.е. прямо то, что осуждалось святителем Серафимом  Соболевым.   Это же осудила соборно и наша Церковь в 2000 году. То же самое говорится  прямо: «Совершенно неприемлема и связанная с вышеизложенной концепцией так называемая «теория ветвей», утверждающая нормальность и даже провиденциальность существования христианства в виде отдельных ветвей». « Православная Церковь не может признавать «равенство деноминаций», т.е. то, что преподобный Иустин и святитель Серафим осуждали как ересь экуменизма, наша Церковь уже официально осудила, отвергла, засвидетельствовала, что мы не только не верим так, но мы считаем, что так верить  - неприемлемо для православного человека. И таким образом, как нашей Церкви может быть инкриминировано это учение как якобы гласно проповедуемое, то учение, которое мы уже отвергли? Собственно говоря, наша Церковь одной из первых из поместных Церквей уже отвергла это учение. И поэтому здесь у людей, которые нам говорят про ересь экуменизма, возникает проблема. Они, когда попадают на человека, который немножко разбирается, который указывает им на факты -  им становится неудобно, неуютно. Они начинают говорить: теперь ересь экуменизма состоит в признании таинств еретиков. Немногие сейчас так говорят. И собственно говоря, насчет этого стоит сказать.

 Телефонный звонок: - Добрый вечер, батюшка. Документ   2000-го года, который вы приводили, совершенно замечательный, тут не с чем    спорить. Я хотела спросить про Декларацию.  Там в одном из пунктов написано, что отсутствие евхаристического общения католиков с православными произошло по причине греховности и немощи человеческой.  Т.е. не отступничество католиков произошло, а по понятной немощи, греховности человеческой, их, нашей -  кого угодно. Как это понять? Объясните, пожалуйста.

О.Георгий Максимов:  Вы совершенно справедливо отмечаете несовершенство и неточность подобного рода изъяснения. Понятно, из-за чего, откуда всё произошло. Это произошло из-за таких правил дипломатии, когда с одной стороны -  надо сказать, что разделение было, а с другой стороны - найти слова, чтобы не обидеть человека, которому ты предлагаешь констатировать, что оно было. Это, конечно, несовершенно. Это знаете как, предположим, что вы  когда - то поссорились с приятелем, у вашего отца отец вашего противника что-то украл. И, допустим, это было что-то очень дорогое, важное, вашим отцом это было воспринято очень тяжело.  Породило долгую взаимную неприязнь, даже вылилось во вражду, которая длилась годами, десятилетиями, потом перешла на вас. И вот, допустим, кто-то сейчас собирает вас и сына вашего  обидчика. Предположим, предлагает вам такую декларацию: чтобы вам было необидно и ему было необидно, пусть напишет, что да, существовали проблемы, связанные с совершением кражи. Но кто именно совершил кражу -  не указывается. Можно понимать так, что это отец вашего неприятеля совершил кражу. А можно истолковать так, что это ваш отец совершил. И поэтому негодование двусмысленностью этой формулировки мне понятно, но это дипломатический текст. Можно признавать его несовершенство в этом отношении. Но сам он по себе, возвращаясь к теме нашего обсуждения, ересью не является. Это можно называть несовершенством формулировок, уходом от острых вопросов, кто действительно виноват в разделении. Хотя формально, можно сказать что да, действительно, ересь  - это один из грехов. Поэтому внесение ереси  - это тоже проявление человеческой греховности. Защитники декларации могут нам предложить такой вариант трактовки, который будет правильным. Но могут возникнуть и другие. Это, собственно говоря, проблемы дипломатических текстов, которые можно понимать то так, то эдак. Я не сторонник текстов такого рода. Здесь есть определенная проблема. Люди, которые эту декларацию готовили, защищали -  они могут сказать: иначе католики не подписали бы. Опять же встает вопрос: а стоило ли вообще подписывать? Надо ли было вообще это делать? Кто - то считает, что надо, да. Мне, например это неочевидно, но, независимо от моего отношения, вернемся к теме нашей беседы. Это не то, что может быть поводом для прекращения поминовения Патриарха, ухода из Церкви, создания каких-то своих параллельных Церквей, и т.д.

Телефонный звонок: Батюшка, всё, о чем вы так долго говорите, можно назвать одним словом: лукавство. А лукавство само по себе, вы прекрасно знаете, есть грех.

О.Георгий Максимов: Ещё раз напомню, о чем мы беседуем с вами: есть ли основание для прекращения поминовения Патриарха? Если кому- то покажется тот факт, что документы подготовлены и поданы на подпись Патриарху, есть  грех лукавства -   то, в соответствии с церковными процедурами, такой человек может подавать прошение в Церковный суд. Чтобы он рассмотрел, является ли это грехом лукавства, и, соответственно, должно ли быть наказание, выявил виновных в этом грехе  до того, как Собор рассмотрел и принял бы  какие-то решения. Нам с вами предвосхищать функции Собора и выносить решения, даже действовать так, как  если бы эти решения были вынесены -  невозможно. Это будет нарушение канонического строя. Судить о тех или иных поступках -  это одно, а на основании наших осуждений действовать так, если бы мы обладали судебной властью в Церкви -  это уже другое, и такого права нам с вами святые отцы не давали. Дух святой, который дышал в Соборе,  в том числе  - в Двукратном Соборе, нам такого права не дал. Что касается вопроса с признанием таинств, когда говорят, что есть, допустим, те или иные высказывания относительно того, что, возможно, у них есть таинства   -  я в свое время потратил немало сил и времени на то, чтобы определить, каково же учение святых отцов по этому вопросу. Изначально я сам склонялся, и мне до сих пор более симпатично мнение, что у еретиков нет никаких таинств вообще. Но при этом в результате моих изысканий, я обнаружил, что были многие святые, которые прямо допускали, что у еретиков таинства есть. Поэтому игнорировать это и заявлять: это впервые появилось -  было бы неправдой. Более того, даже были некоторые соборные решения, которые гласили, что у еретиков таинства есть, игнорировать мы их не имеем права. Стоит заметить: из святых отцов, которые говорили, что у еретиков нет таинств, ни один, сколько я ни читал -  ни один из них не говорил, что противоположное мнение -  ересь. Все эти святые, особенно наших времен священномученик Иларион Троицкий, Онуфрий Гагалюк, преподобный Иустин Попович -  они все прекрасно знали, что в их время в Церкви были те,  кто думали, будто у еретиков есть таинства. Но они при этом не говорили, что это еретики, не прекращали поминовения своих Патриархов, архиереев, не отделялись от них, и т.д. Поэтому такое мнение не является ересью, осужденной соборами и святыми отцами. На основание этого мы не можем апеллировать к 15 правилу Двукратного Собора.

Телефонный звонок: Здравствуйте, батюшка. Хочется сказать, что наш Патриарх -  безусловно, умнейший человек. Можно предположить, что идя на эту встречу, он знал, ему наверняка докладывали, что существуют такие брожения в умах христиан. Естественно, может, он предполагал, что последует такая реакция, но тем не менее, он же сам себе не враг, чтобы разделения были. Патриарх это предполагал, но, видимо, есть какие-то моменты, которые мы не знаем. Значит, настолько это было серьезно, что даже Патриарх на это пошел. У меня вопрос: может ли это так быть?

О.Георгий Максимов: Предположения мы можем строить разные. И предполагать то, что вы говорите. Но это всё останется в рамках наших предположений. Была ли это вынужденная мера, недостаточное информирование Патриарха людьми из его окружения? Потому что Патриарх  - это человек, который предельно занят, он очень - очень загружен. Он является представителем самой большой в мире поместной православной Церкви. Поэтому всего охватить, даже несмотря на выдающиеся способности нашего Патриарха, человеку невозможно. Это работа, которую должно обеспечивать его окружение. Насколько хорошо справилось с этой работой это окружение,    или оно, может, в чем то даже подставило Святейшего Патриарха - мы можем только предполагать. Наши  предположения могут быть разными. Здесь,  конечно, на предположениях далеко не уедешь.

Телефонный звонок: Добрый вечер, батюшка Георгий. У меня такой вопрос. Патриарх, когда пришел к нам, стал Патриархом Кириллом – было такое чувство, такое состояние крепости, силы. Мы радовались, что пришел такой сильный Патриарх. Но прошло какое то время  - и наступила пустота в душе, почему -  не знаю. Сколько раз выступал Патриарх, эта его охрана вокруг него  постоянно, к нему не подойти. Что  - то лживое стало в нашей христианской жизни. Больно, не знаю, почему.

О.Георгий Максимов: А в чем вопрос- то?

Телефонный звонок: Я вот стою, например, когда батюшки говорят. Вспоминаем, например, нашего Патриарха, все крестимся мы  - у меня не поднимается рука.

О.Георгий Максимов: Я совершенно убежден в том, что независимо от того, что предшествовало и что было связано с этой встречей -  сейчас до Патриарха донесли голос тех православных людей, которые восприняли эту встречу с болью. Я уверен, что Патриарх не проигнорирует эту боль своих чад. И я убежден, что Патриарх приложит со своей стороны все необходимые усилия для того, чтобы показать: те смущения, опасения, подозрения, которые могли возникнуть -  они не соответствуют действительности. Я здесь говорю не про чувства и эмоции. Потому что чувства и эмоции у людей разные есть. А я говорю про вещи серьезные, а именно -  когда люди опасались, что нас хотят в католическую Церковь ввести, что Патриарх готовит тайную унию с Римом, и т.д. Я абсолютно убежден, что никакую унию с Римом Патриарх Кирилл не готовит, не предполагает, и в планах у него её не стоит. Поэтому здесь основания беспочвенны. Думаю, что сам Святейшей Патриарх уже показывал и ещё покажет здесь беспочвенность подобных  опасений.

Телефонный звонок: Добрый вечер, отец Георгий. Я хочу сказать: христиане, остановитесь! Говоря так о своем священноначалии, мы отступаем от Христа, вы понимаете это или не понимаете?

О.Георгий Максимов: Если смотреть дальше, что наша Церковь якобы впала в ересь экуменизма, и т.д. Некоторые говорят: ересь экуменизма состоит в совместных молитвах. Совершаются совместные молитвы -  значит, это ересь экуменизма, значит по 15 правилу надо отделяться. Совместные молитвы, надо сказать, это каноническое преступление. Оно запрещено канонами. И поэтому, когда я вижу примеры этих совместных молитв, которые совершали совсем недавно представители отдела Внешних Церковных связей – то я считаю, что это серьезное каноническое преступление. Это не должно происходить в нашей Церкви. Это то, что должно быть прекращено, но ересью это не является. Почему? Потому что святые отцы на соборах, сколько бы раз они ни затрагивали этот вопрос в апостольских правилах, 45-ое апостольское правило - они всегда относили вопрос совместных молитв к сфере канонов, а не к сфере догматов. Поэтому если это не является сферой догматов -  это не может быть ересью. Это каноническое преступление, за которое по Церковному суду, те, кто его совершают, должны понести наказание. Но это не является ересью. И никто из святых отцов не осуждал это как ересь. Поэтому говорить, что здесь мы должны применять 15 правило Двукратного Собора,    нет никаких оснований. Как раз это правило и 13,14,15 правила очень четко говорят, что канонические преступления не могут быть основанием для прекращения поминовения архиерея или патриарха. Здесь для нас очень важно иметь четкое осознание. Для многих людей современности, к сожалению, несвойственно размышлять логически, последовательно, докапываться до сути. Многие движимы просто эмоциями. Как мы уже слышали во время нашей передачи, почувствовал кто- то холодность, рука у него перестала подниматься -  и значит, всё, Патриарх в этом виноват. А может и не Патриарх? А, может, это бесы вас настраивают против священноначалия?   А люди руководствуются какими- то эмоциями. Я беседовал с одним священником, который собирался уйти в раскол, это было уже несколько лет назад, и, к сожалению, в итоги он так и ушёл в раскол. Я ему написал письмо, в котором написал исходя из догматических, канонических соображений, что наша Церковь не находится в ереси, поэтому уходить из неё нет оснований. Если кто будет уходить из неё -  соответственно, он уйдет в раскол. Что интересно, для меня даже было неожиданно, он признал, что ему по существу нечего ответить на мои аргументы. Но далее он сказал: неужели вы не чувствуете, как здесь все прогнило, как нестерпимо нормальному человеку находиться в Московской патриархии? Конечно, для меня это поразительно звучало, я этого не чувствую. Но даже если бы   что-нибудь такое почувствовал -  я бы не считал для себя возможным руководствоваться чувствами для определения своих действий. В своих действиях, как православный христианин, как священнослужитель я обязан руководствоваться учением святых отцов, канонами православной церкви. Не чувствами, потому что, что касается чувств  - об этом многие святые, Игнатий Брянчанинов много писал и другие про доверие чувствам. Доверие чувствам до добра не доводит. Бесы через чувства могут нас очень легко подцепить за веревочку, за которую будут тянуть в погибель.

Телефонный звонок: Наш Патриарх при жизни уже святой человек. Столько на него льют, а он действительно умница. От него такая благодать идет даже по телевизору. Вы как относитесь к нему?

О.Георгий Максимов: Спасибо за мнение. Мы видим, насколько разные мнения в нашей  церкви. Что касается моего отношения  к Патриарху, то я отношусь к  нему как к каноническому Патриарху, как Предстоятелю, как к своему правящему архиерею. Это самое главное, что  характеризует моё отношение к нему. Конечно, возвращаясь к тому, о чем мы говорили, эмоции могут быть разные. И даже у одного и того же человека, даже в течение дня, эти эмоции могут меняться с одного полюса на другой. Мы должны руководствоваться не своими эмоциями, не своими предпочтениями, не своими вкусами, не тем, что нам нравится или не нравится. Если мы себя называем православными христианами -  мы должны руководствоваться канонами святой Церкви, учением святых отцов. А здесь речь идет не о каких-то нешуточных вещах, когда нас призывают уходить в раскол. Это то же самое, если нас стали бы призывать сделаться  атеистами, отречься от Христа. Или стать  еретиками. Потому что конец любого из этих путей один и тот же. Различаются только способы уйти из Церкви. Поэтому особенно важно для нас сейчас хранить трезвомыслие, здравое отношение к тому, что нам говорят. Ещё раз хотел затронуть тему, потому что некоторые заявляют: если вы говорите, что не надо прекращать поминовение Патриарха -  значит, надо со всем смириться, что есть, что делают некоторые церковные чиновники. Значит, надо молчать, не давать никаких оценок, не задавать неудобных вопросов. Нет, это не значит. Мы в Церкви, мы любим нашу Церковь, мы любим и молимся за тех,  кто находится в нашей Церкви. Если мы видим, что архиерей, церковный чиновник совершает ошибки -  наша задача помочь ему, насколько это возможно -  измениться, исправиться. Чтобы он эти ошибки не совершал. Донести до него, что  то, что он делает -  неприемлемо. Как то меня спросили по поводу клириков, которые совершают канонические преступления, молясь с еретиками. У меня спросили: вы хотите, чтоб их наказали, хотите, чтоб им плохо сделали? Да не хочу я, чтоб им плохо сделали. Я хочу, чтобы люди исправились. Вижу, что они делают -  это мешает, прежде всего, их спасению, во -  первых. А во- вторых – они соблазняют других людей. Если они искренне исправятся и перестанут это делать - это перестанет соблазнять других людей и поможет их спасению. В этом моя задача как человека, который высказывает своё отношение к тому, что происходит в сфере совместных молитв. Я полагаю, что и другие тоже не должны молчать, если речь идет о каноническом преступлении, если речь идет об  изыскании ложных ересей. Если действительно происходит противное учению отцов, мы вправе говорить об этом, не надо об этом молчать. Мы говорим об этом не для того, чтобы убежать из Церкви в какой-нибудь раскол. А  для того, чтобы помочь тем, кто в Церкви, разобраться с этими вещами, с этими вопросами. И то, что является не нормальным и не исправленным, стало бы исправленным.

Телефонный звонок: Здравствуйте, с праздником. Отец Георгий, у меня наболевший вопрос. Я больше 25 лет в Церкви. У меня много православных друзей. Ни одного подобного мнения и выступления у Патриарха нет. У меня к вам вопрос: не думаете ли вы -  это мнение тоже существует  -  что проводятся вбросы негативной информации,  поскольку сейчас идет информационная война?

О.Георгий Максимов: Конечно, определенная информационная война против нашей Церкви ведется. А поскольку самым главным видимым представителем нашей Церкви, в глазах общества является Святейший Патриарх - неудивительно, что для многих сил острие этой войны направлено на самого Патриарха. Я даже более того скажу, что если мы с вами вспомним 90-е годы - то увидим, какое огромное доверие в обществе было к Патриарху, тогда  - к Патриарху Алексию. У него было такое доверие в  обществе, какое не имел близко ни один политик, включая президента. Они все шли с большим отрывом от Патриарха по опросу мнений. И, конечно, для многих сил такое положение вещей казалось неправильным. Эти силы отнюдь не заботятся о благе нашего народа, и о благе нашей Церкви  - тем более. Поэтому мы видели за прошедшие годы  - действительно, были кампании, направленные против нашей Церкви вообще и против нашего Патриарха в частности. Всё это действительно есть, это информационная война. Но я думаю, что те люди, которые работают в команде Святейшего Патриарха как раз учитывают современные реалии этой войны. Они  должны с особой тщательностью, осмотрительностью подходить к той повестке дня, которую готовят в Патриархии, тем материалам, которые предлагаются на подпись Святейшему Патриарху, это очень большая ответственность. Потому что нужна огромная осторожность для того, чтобы не давать повода ищущем повода. Чтобы не раскачивать лодку с какой-то другой стороны. Поэтому дай Бог помощи нашему Святейшему Патриарху в эти непростые времена и мудрости тем, кто находится рядом с ним. Потому что так же было и при предыдущих патриархах. Конечно, была определенная команда. Были люди, которые готовили тексты на подпись. Ну, не может просто один человек заниматься абсолютно всем. Были люди, которые готовили встречи, повестки дня. Конечно, на этих людях лежит большая ответственность. Я на самом деле надеюсь -  то, что происходит сейчас в Церкви, в том числе и эти смущения и возмущения –  они временные.  Хотя в некоторых случаях явно трагические. Потому что когда люди прекращают поминовение Патриарха, уходят в раскол -  это погибель души для человека. Я надеюсь, что они со временем вернутся в Церковь. Но другие люди, которые не доходят до этих крайностей, тем не менее, доносят свою боль, свою озабоченность, обеспокоенность. Надеюсь, что в результате Церковь использует это как благо. И в будущем уже у нас не будет таких действий и событий, которые будут создавать угрозу для нашей Церкви. Мы сегодня говорили по большей части про гаванскую декларацию. Этим же всё не ограничивается! Есть вопросы, довольно большой комплекс, связанный с проектом документов на Всеправославный собор. Эти проекты вызывают вопросы не только в нашей Церкви, но и в других поместных Церквах. Тоже могу засвидетельствовать, что Святейший Патриарх обратил внимание на критику людей, которые высказывались критично в отношении этих проектов. Благословил конференцию 19 апреля, которая прошла с очень высоким присутствием, на которой выслушали, учли предложения, выработали поправки к этим документам, для того чтобы убрать все двусмысленности и нелепицы. Здесь видна добрая воля Патриарха, к тому чтобы избежать любых смущающих вещей связанных со Всеправославным собором. Есть еще одна проблема: готовится принятие катехизиса, что, на мой взгляд, совершенно не приемлемо, я надеюсь, что это будет учтено. Люди, которые готовили  это, увидят, насколько болезненны подобного рода радикальные инициативы, и  переосмыслят свою позицию а.  Самое главное для нас  -  хранить верность канонической Церкви и сохранять трезвомыслие.\

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+