Перейти к основному содержанию

06:28 08.12.2021

Программа «Двести». В студии председатель Союза православных граждан Лебедев Валентин Владимирович. Сопредседатель движения «Народный собор» Кассин Олег Юрьевич и Фролов Кирилл Александрович - руководитель ассоциации православных экспертов

26.06.2013 06:37:36

Здравствуйте, дорогие друзья! В эфире постоянно действующий Круглый стол. У микрофона ведущий, руководитель общественного движения «Семья, любовь, отечество» Людмила Аркадьевна Рябиченко. Мы сегодня встречаемся с новыми экспертами, у нас в гостях председатель Союза православных граждан Лебедев Валентин Владимирович. Кассин Олег Юрьевич – сопредседатель движения «Народный собор». Фролов Кирилл Александрович - руководитель ассоциации православных экспертов, член центрального совета Союза православных граждан.

Сегодня у нас тема, которая значительно расширяет формат наших обычных бесед. Программа «Двести» - это программа строительства двухсот новых храмов в Москве. Она была начата в 2010 году, когда вышло распоряжение правительства Москвы №2367 от 20 октября 2010 года «Об обеспечении мероприятий по выбору земельных участков для проектирования строительства православных храмовых комплексов на территории города Москвы». Это та программа, которая получила благословление Святейшего патриарха Кирилла, которая подарила нам надежду на то, что в Москве появится много новых храмов.

Изначально это количество было другим –шестьсот. Сейчас программа редуцировалась, и мы надеемся, что хотя бы двести храмов появятся в Москве именно в тех районах, где их н ет. В новых районах, потому что все основные храмы находятся в центре Москвы, это зона офисная, к сожалению, это не очень удобно для людей, имеющих маленьких детей, для пожилых людей. Нам бы хотелось, чтобы храмы были, как сейчас называют, в зоне шаговой доступности. Мне, например, не нравится это выражение, отнесенное к храмам, но они должны быть доступны каждому. Каждый человек, который хотел бы прийти помолиться Богу, на службу, должен иметь такую возможность. Но для решения этой проблемы нам потребуется много сил, потому что возникло очень много проблем.

- Я хочу попросить наших гостей рассказать, что такое программа «Двести храмов», и какие проблемы встречались на пути реализации.

- Наверное, Валентин Владимирович, с Вас начнем.

- Да, спасибо. Вы правильно сказали, что сначала это была программа «Шестьсот», то есть речь шла о строительстве шестисот новых храмов, потом она стала программой «Двести». Мало того, и программа «Двести» на данный момент исполняется не теми темпами, как хотелось бы. В чем же, собственно, дело? Ну во – первых, очень коротко, зачем нужны в Москве новые храмы. Иногда и православные люди говорят –Столица она и при советской власти была небогата количеством церквей, их было около пятидесяти. В некоторых других городах не было вообще, а даже в очень больших, как Петербурге, Свердловск тогда было два, три, четыре, пять храмов. Вот, вроде в Москве и сейчас несколько сот действует, и всегда можно приехать, и не все всегда полны – но это лукавство. А дело не в наполнении, дело в том, чтобы храм был не административной единицей, а вокруг церкви, вокруг главного таинства евхаристии складывалась благодатная община. И чем больше этих общин рождается в Москве, тем больше православных людей живет в столице Третьего Рима.

Вот в чем все дело. Дело не в том, что мало стоит народу, эта пошаговая доступность на самом деле очень важна. Ведь храмы строились в расчете на четыреста-пятьсот прихожан. А вовсе не на великие какие – то тысячи, которые в двунадесят ые праздники должны спинами высовываться на улицу, коляски -стоять во дворе, и никто не может понять, что, собственно, происходит. А в будни наоборот- все спадает, и тоже не происходит никакой благодатной работы. Это нужно преодолеть, люди должны быть в церкви каждый день. Два, три, сто человек, но они же умножаются. И вот это умножение вокруг храма- почему храма?- потому что мы православные люди, потому что в храме происходит евхаристия, главное таинство, которое созидает и образует церковь. Поэтому без храма, без освященного престола церковь православная в отличие от, скажем, каких – то протестантских номинаций не существует.

И, вот, мы, я имею в виду, православную общественность, наше московское духовенство, да и жителей других городов, потому что и их ждет выполнение той же программы, может, с несколько другим названием , столкнулись с тем, что строительство не идет, и не потому, что не образуются общины, и не потому даже, что деньги не находятся, что обычно бывает в нашей жизни.

Действительно – это проблема. А потому, что этой программе оказывается невидимое, вязкое, бюрократическое и видимое сопротивление. Вот, то самое видимое сопротивление, с которым сталкиваются присутствующие здесь и Кирилл Фролов, и Олег Касин, и вы тоже, наши активисты. Речь идет о комитете «Двести». У нас, даже две организации действуют в Москве и программа «Двести» -движение.

Это видимое сопротивление организовано теми же людьми, о которых знают наши радиослушатели. Теми же, кто совершает пляски и кощунства, этими порнохулиганками, теми, кто участвует в так называемом крестоповале. Теми, кто возражает против принятия закона по защите прав верующих. Я смотрел все эти передачи: ни один из критикующих не читал проект закона. Это все одни и те же люди. Это те, кто ратует за передачу наших детей в Америку, их семь- восемь тысяч выходили на бульвар в Москве.

Позорное шествие, представьте себе, что жители Спарты, именующие себя гражданами вышли бы на демонстрацию по передаче своих детей в Афины, потому, в Афинах лучше кормили, чем в Спарте. Были бы они гражданами, что, вообще, с ними сделали бы в этом полисе жены, матери и старейшины?

Вот, это одни и те же люди. Это те же самые НКО, правозащитные фонды, так называемые, правозащитные движения -все те, кто сопротивляется духовному, экономическому, гражданскому, интеллектуальному возрождению России. Более того, некоторые из них ратуют совсем за другое будущее, за, как они говорят, настоящую федерацию, то есть конфедерацию, за расчленение и вхождение в так называемое мировое сообщество.

Вот, сейчас наше государство и патриотически настроенное общество сопротивляется этому губительному процессу, а сидящие здесь и Вы, и наши гости за столом стоят на переднем крае, потому что они сражаются за будущее церкви, за будущее нашей веры.

А в чем тут главное? Вера – это главная составляющая национальной жизни. Ведь, смотрите дорогие радиослушатели: меняются территории того или иного государства, экономический уклад, гражданский уклад, форма правления, даже язык. Почитайте работы XVI века – памятники литературы, я их сдавал, русский не понятен, а вера остается. Это самое главное. Будем православными - сохранимся, как народ; будут эти храмы в Москве будить нас воскресным утром колокольным звоном - будем мы русскими людьми, нет – нас не будет.

Вот, почему, Людмила, важна эта программа «Двести», это главное сейчас, одно из главных направлений нашего стояния за Россию по существу.

- Спасибо большое и, конечно, мы все это понимаем, все собравшиеся, и, наверное, все наши слушатели все это понимают очень хорошо, и понимают, почему так непросто продвигается эта программа.

Они очень трудно и тяжело строятся, много противостояний, и та борьба, о которой мы говорили, не понаслышке известна сегодняшним участникам, в первую очередь Кириллу Александровичу Фролову, который находится здесь. Он у нас может служить не просто православным экспертом, а экспертом программы «Двести» в полной мере, как авторитетный источник информации о том, как тяжело продвигается эта программа.

- Ну, здравствуйте, дорогие радиослушатели. Мне хотелось бы сказать, что никакого народного противодействия программе «Двести» не только не существует, а я прошел более ста публичных слушаний по этой программе и главное, что я из н их извлек – это массовая народная поддержка программы «Двести».

Я встречался с массовой народной поддержкой строительства храмов по программе «Двести» повсеместно, потому что Пасха приближается, а миллионы москвичей не попадут в храмы, потому что их нет, новых храмов, а те, что есть, на сто- двести человек – это вообще смешно говорить, люди даже не войдут в них.

Поэтому я не боюсь слов «шаговая доступность», «модульные храмы». Сейчас не время говорить о деликатесах, время говорить о хлебе, духовном хлебе, чтобы люди смогли причаститься на Пасху, потому что это обязанность христианина.А где? Семья с детьми в центр не поедет, там тоже все переполнено на Пасху. Так что это ключевая проблема, поэтому мы сейчас особенно просим Сергея Семеновича Собянина поставить к пасхе двести временных храмов. Из бытовочных конструкций собирается за три- четыре дня такой храм на триста человек. И это, я считаю, давно уже можно было сделать. Как говорится, лучше поздно, чем никогда.

Так, вот, программе сопротивляется очень небольшая, но хорошо экипированная группа лиц, тесно связанная с Болотной площадью, с партией «Яблоко», с фондом «Здравомыслие», про который говорят, что он каким – то образом связан с Прохоровым, который тут у нас секулярный тоталитаризм хочет ввести.То -есть, одни и те же силы организовали экстерриториальную группу, которая на разных слушаниях выдает себя за местных жителей. Я даже поименно могу их назвать. Это Судец, Иван Кондратьев и прочие. Все одни и те же люди, которые в четырех- пяти районах появляются на слушаниях и везде выступают от лица местных жителей.

Вот каковы результаты их деятельности: они сорвали строительство храмов в Восточном Дегунино, на улице Исаковского в Строгино, двух храмов в Раменках, храма в Ново – Переделкино на Чоботовской улице, на Соколиной горе. То есть, такое впечатление, , что это сданные города во время войны.

- Ну, а наша общественность, наше движение, оно же присутствует?

- Вы понимаете, я расскажу, как сдавали храм на улице Исаковского, на молебен пришло около тысячи человек, около двадцати тысяч из охраны СОБРА. Либерально – болотные СМИ об этом дружно молчат, такой заговор в СМИ. И точку зрения этих господ околояблочных, а их совсем немного, выдают за массовые протесты населения против строительства храмов.

- Ну, так повсеместно.

- На месте храма на улице Исаковского появился пивной ларек, как только наши отступают, как только одна уступка разжигает аппетиты. Теперь они, яблочники, в Строгино не дают строить дом причта отцу Георгию Крылову и переходят на другие объекты. Одна и та же дама переехала в Раменки и одновременно в Восточное Дегунино, другой, проживая в Царицыно, боролся против храма в Войковском районе.

А у нас есть мужественные люди, шлет поклон движению «Двести» Филип Грин, у него дочка, родилась Агриппина, он боец, собрал группу единомышленников и отстоял храм в Войковском районе. Это была очень тяжелая борьба.

- Храм царственных мучеников…

- Да. Эта община просит Святейшего приехать на закладку храма. Стройка началась, это тот пример, где мы отстояли, где нашлись активисты, сейчас возникли сразу несколько групп, которые борются за программу «Двести». Потому что достали, жила себе прихожанка Мариванна. Читала себе тихо акафисты, но тут пришли эти «Здравомыслы» и «Яблочницы» и в душу ей плюнули, храм не дали построить.

За программу «Двести» встает народный фронт в защиту церкви и Отечества, в защиту нашего патриарха и очень важно, что православная общественность консолидируется,преодолевается колоссальное внутреннее разногласие на почве программы «Двести».

Самые разные фланги объединяются в борьбе за церковь и Отечество, и это очень важно, нужно максимально поддерживать.

- Я бы хотела, что бы у нас действительно был Народный фронт в поддержку программы «Двести», чтобы мы внесли в это какой – то практический смысл. Скажите, пожалуйста, каковы основные шаги и методы противника, то- есть тех, кто отбивает программу? Пошагово: раз, два, три, чтобы люди видели.

- Значит, раз, два, три… На место выезжает экстерриториальная болотно – яблочная, удальцовская группа, они, зачастую через муниципальных депутатов, которым удалось сорвать строительство пяти храмов, депутаты фракции КПРФ, «Яблока» и Навального, Навальный – депутат, Гарначук гордится, что он спас от клерикализации район Тропарево- Никулино и сорвал строительство аж двух храмов.

Представляете себе, да?! Позорище какое!

А мы - то терпим, потому что нужно бороться законно – правовым путем, но терпеть нельзя.

Так, вот, как они действуют: сейчас у них появился новый метод, муниципальные депутаты получили право отменить строительство храмов. Я считаю, что эту ошибку нужно исправить.

- Ну, это называется закон московский, №39 «О наделении органов местного самоуправления муниципальных округов в городе Москве отдельными полномочиями города Москвы». Это они не просто так это делают, это было принято в декабре прошлого года, а поскольку программа существует раньше, чем был принят этот закон, мы можем думать, что этот закон имеет особую природу и потребности.

- Этот закон был принят в момент болотной революции, тогда некоторые силы государства были вынуждены идти на уступки. Сейчас наш президент Владимир Путин шаг за шагом отменяет эти уступки. Вот, например, теперь уже опять будут назначать глав регионов. Я считаю, что с точки зрения централизации России отмена этих уступок – правильная вещь. В Москве это право нужно отменять, иначе болотно – муниципальные депутаты создадут советскую власть, как советы в Петербурге, в семнадцатом году, и будет параллельная власть, которая будет идти на Кремль.

Вот этого допустить нельзя, сейчас время этих уступок прошло, сейчас мы или они, Россия или интервенты.

Так вот, какие методы? Такие же, как у Болотной революции: группка садится на местность, каким образом- надо вычислить правоохранительным органам, они получают выходы на консьержей, , ключи, кнопочки, цифры от подъездов и ангажируют консьержей на раздачу объявлений, изготавливаются тонны антицерковной продукции. Филипп рассказывал, что в Войковском районе тонны этих антицерковных листовок, абсолютно идиотских по содержанию. Они все время орут, что в храм будут привозить покойников.

Ну, и, что, а кем вы будете, кем мы все будем рано или поздно …

- Это представляется, как будут идти целые колонны людей с гробами на руках…

 

- Болотная площадь нищих и бомжей, все это живописуется в стиле Емельяна Ярославского.Но даже при этой оголтелой пропаганде, которая профессионально ведется в каждом районе, они нигде не набирают большинство. Очень небольшие группки противников на стороне этих мизерных групп, ряд изданий, которые кричат о массовых народных протестах, которые в реальности оказываются пшиком, и часть чиновников сдают площадки.

- Спасибо большое, нам нужно говорить о том, как это выглядит на каких – то конкретных, самых вопиющих примерах. Мы знаем ряд примеров, которые Вы назвали, Строгино в том числе и другие точки, в которых либо не были построены храмы, либо снесены те, которые уже построены. Общественность противостояла этому, и я знаю, что Народный собор, сопредседателем которого является Олег Юрьевич, тоже принял в этом активное участие. Можете нам рассказать об этом, Олег Юрьевич?

- Наша организация столкнулась с тем, о чем говорил Кирилл Фролов еще два года назад, в начале апреля 2011года. Речь идет о сносе каркаса строящегося православного храма в районе Дегунино. Я напомню, что в этом районе, где проживает сто тысяч человек, нет ни одного православного храма. И произошел такой вопиющий факт: к ночью группа неизвестных разрушила каркас уже строящегося православного храма, при этом был избит сторож, запуганы местные общинники. Мы тогда выезжали на молебен, проводили собственное расследование, я обращался в правоохранительные органы, было возбуждено уголовное дело, которое сейчас, судя по всему замыливается .Мы постараемся, чтобы оно было вновь поднято, и, вот тогда мы впервые столкнулись с группой неизвестных лиц, которые организованно на автобусах перебрасывались к таким местам выделяемых площадок и устраивали такую кампанию.

Тот же самый почерк мы увидели вокруг площадки на улице Молодежная. К нам обратились представители местной православной общины, которые проводили там на протяжении нескольких месяцев молебны, никому не мешали, стояли и тихо молились. Молиться у нас по конституции можно где угодно, когда угодно. Но в отношении, этой общины начала проводиться скоординированная информационная компания: по подъездам разбрасывались листовки, информация о том, что здесь будет строиться некий коммерческий объект, либо храм с коммерческими приделами и будут выселяться все жильцы первых этажей, просто злонамеренная провокация…

- Да, дома снесут…

-Людей просто дезинформировали: развешивали листы с просьбой подписать, собирали консьержки, иммигранты, которые под страхом увольнения ставили подписи.

- Когда и как эти подписи собирали? Через интернет?

- Закончилось это тем, что во время одного из молебнов была избита православная девушка, журналистка. Это уже вопиющий факт, по этому поводу направлено заявление в правоохранительные органы. Когда к нам обратилась община- мы увидели, что та же самая организованная группа перебрасывается из разных районов Москвы, небольшая, скажу, группа. И мы решили собраться и создать общественный координационный центр «Защитим программу-200»

На один из молебнов мы выехали в составе представителей этого центра и увидели следующую картину. Представьте себе: стоят спокойно, молятся православные люди, они пригласили даже священника, потому что там начала распространяться дезинформация, что это якобы секта, которая хочет построить свой храм, поэтому они обратились к православному священнику. Там местных священников не было, и обратились к православному священнику, который смог откликнуться. Чтобы показать – это нормальные православные граждане.

- Ну, там храма нет- и священника нет.

- Да, обычная история. И вот что произошло: эта организованная группа -немногочисленная, пятнадцать, двадцать, до тридцати человек- окружила место молебна, кидала в людей куски льда. При этом полиция на них не реагировала.Зато полиция разогнала пикет, при этом пыталась задержать священника. Когда мы увидели, что ситуация неуправляема, то было принято решение взять ее под общественный контроль. Мы создали переговорную группу, встретились в префектуре с зампрефекта, изложили свои требования, сформулировали суть проблемы, и сейчас эта ситуация переведена в конструктивное русло.

Так, в субботу состоялся санкционированный властями официальный пикет в поддержку строительства православного храма в районе Гагаринское.

- То- есть, теперь никакого противостояния между общественностью, православной общиной и местной властью нет?

- Фактически нет, нам было обещано, что будут подыскивать участок, может быть не обязательно на этом месте, может быть это более просторное место. Мы договорились, что ежемесячно представители общины и координационного центра будут встречаться в префектуре и обсуждать эту ситуацию.

- А вот эти лукавые деятели, которые подбивали местных жителей на противостояние, они развеялись дымкой?

- Нет, они продолжают дестабилизировать ситуацию, развесили провокационные листовки на подъездах домов, как правильно написать на православных ложный донос.

- Ну, мы так понимаем, что ни власть, ни церковное начальство теперь на это не реагирует.

- На провокации – нет, более того…

- То есть, для них известно, что это провокации

- Более того, в среду благочинный Николай Карасев – это замечательный батюшка, пригласил жителей Гагаринского района обсудить, где строить храм. Почему это очень важно? Потому, что там людей накрутили, что строительство храма – это катастрофа для района - это трупы, бомжи, страсти, короче.

А что такое за приход строится в старых Черемушках? Это отличный миссионерский приход, молодежная организация, спортклуб есть, где местные пацаны качаются, а люди увидят, что это благо.

- Ну, прекрасно.

- Я еще добавлю, что, когда мы встречались в префектуре с заместителем префекта, то представителями православных граждан района в префектуру было сдано около двух с половиной тысяч подписей за строительство храма. Вот такой факт.

- К вопросу о том, за кого москвичи.

- Да, что касается этих лиц, которые противодействуют, то, когда мы выезжали на место, я увидел среди этих людей немало тех личностей, которые выступали за Pussy Riot. Мы тогда создали общественно -координационный центр «Православное гражданское действие», активно поддерживали православную веру, вели компанию по противодействию спиливанию крестов- там есть уже уголовные дела, есть задержанные- блокировали богохульные выставки.

И, что мы видим, приехав на улицу Молодежная – те же самые физиономии, которые там активно маячат….

- Да, да. да! Местные жители во всех префектурах….- Вся эта болотная компания, вся эта пусирайтовская компания, полтора- два десятка людей, к вопросу о том, кто баламутит там народ.

- Мы их называем нелегальными эмигрантами.

- Ну, я бы хотела бы сказать, что пикет, который прошел, он показал хорошую картину. Во – первых, во время проведения этого пикета мы познакомились с представителями власти, которые выходили на место, с представителями силовых структур и увидели всеобщую поддержку наших инициатив. Я думаю, это был очень правильный шаг для нас, что мы вывели участников этого молебна на другую площадку. Мы лишили их возможности дальнейших провокаций, потому что к ним готовились. И в эту же субботу, в то же самое время, на том же самом месте все, кто выступал против строительства храма, подготовили некоторые шаги, чтобы усугубить ситуацию. Мы от нее ушли.

Представители префектуры, представители управы- все они и официально и неофициально говорили нам, что они не возражают против строительства храма. Они не хотят конфликта, и в этом мы с ними сходимся. Поэтому наша встреча с префектом как раз сводилась к тому, что мы хотим создать такую модульную площадку для других участков, где не удается построить храм, и показать, как правильно выйти на конструктивный диалог с властью. И в контексте этого конструктивного диалога есть то, о чем уже говорил Олег Юрьевич: создание рабочей группы по решению вопросов строительства храма на Молодежной или на площадке где – то рядом. Поскольку мы предложили возможные варианты, обратились письменно с этим, и, когда власти увидели, что мы не хотим крови, а хотим, чтобы и храм был, и чтобы люди успокоились, то все, собственно говоря, и на самом деле успокоились. Вот эта волна возмущения гаснет, и та встреча, которую мы готовим, с благочинным, отцом Николаем, она тоже знаменательна, и подвижки к этому есть. Там на пикет приходили как раз представители жильцов этих домов, наверное, самые боевые- приходили посмотреть, что мы там делаем, о чем мы говорим, и вступали в диалог, замечательная была встреча, когда спокойно проясняли свои позиции. Как раз в результате этой встречи на пикете родилось такое начинание выйти на нейтральную площадку к священнику, и поговорить. Мы подготовили обращения к населению этого района, что нам не нужны конфликты, такая минигражданская война, потому что на самом деле округа раскололась: кто за церковь, кто против церкви. Когда мы говорим о том, что мы не хотим разрушать вашу жизнь, а хотим, чтобы был храм, когда выясняется, что все упирается в конкретное место, в конкретную клумбу, когда выясняется, что если и на этой клумбе, то вы за или против, оказывается, что все «за».

- А мутят, Вы, знаете, вот эта группка…..

- А, вот эта группка людей, которые там приезжают, действительно, мы смотрели: лица одни и те же, люди одни и те же. И то, как они кричат по команде, они созваниваются по телефону с каким – то организатором, который координирует их: что делать, куда идти, как бежать, и мы понимаем, что все это есть. Но не только мы понимаем, представители власти тоже понимают, что существует организованная группа. И те депутаты муниципалитета местного, которые им помогают, их координируют, они тоже на это влияют.

- Вот, я хотел бы сказать по этому поводу. Мы очень часто в передачах «Ралонежа», вообще, в нашей деятельности говорим нашим братьям и сестрам о том, чтобы они не отсиживались по домам, чтобы они были активны в деле строительства церковной жизни. Я к чему, вот, мы сейчас слушаем нашу беседу, и понимаем, что чего – то не хватает. Смотрите: есть общественность, есть комитет «Двести», движение «Двести», «Народный собор», «Союз православных граждан», ваша организация, другие православные активисты, которые денно и нощно борются за выполнение этой программы. Есть власть, которая на самом деле готова к конструктивному диалогу, мало того среди нее немало людей не просто сочувствующих, но и православных. Правильно?

Есть еще и начальник, который благословляет на выполнение этой программы. Смотрите, есть и большинство жителей, которые тоже за эту программу. Казалось бы, нет никакого противостояния, чего тут не хватает, вот, есть эти летучие отряды- ну, предположим, у церкви, церковной жизни есть враги, мы это знаем.

В начале передачи мы их даже перечислили, что это одни и те же

люди, вот, даже Олег Юрьевич подтвердил, что это те, кто около суда стоял при Pussy Riot, это те, кто на лавочках спал на Чистых прудах, это понятно.

Некоторые из них вообще могут быть даже не москвичами, ясно, что это могут работать сетевые организации. Я сейчас о другом, о важном. Ведь на кого-то опираются эти люди, они ведь не могут опираться на воздух, если их немного. Значит, на какую – то власть. На какую? – представительную, то есть не на исполнительную, а чаще всего, мы слушаем, да и знаем ежедневно, на местных депутатов, депутатов от либеральных партий, объединений, самовыдвиженцев, и так далее. Да, но почему, когда наступают выборы, кстати, надо готовиться в Думу.

- В Мосгордуму через год.

Да, в Думу через год, будут опять выборы на местном муниципальном уровне, почему наши православные граждане собственно не являют свои гражданские инициативы, то есть гражданами не являются? Считается даже каким – то хорошим тоном почему – то, кто – то даже сказал: «Не участвуйте в выборах».

А, вот мы люди православные, мы телевизор не смотрим, да газеты мы тут не читаем, а на выборы мы тем более не ходим.

Почему? Ведь не ходить на выборы или срывать выборы- как раз на это наших соотечественников и подбивают болотные деятели, которые все время хотят доказать нелегитимность выборов как в Думу, так и в местные представительные органы власти. Надо ходить и надо блокировать выборы тех, кто является по существу, скажем своими словами, недругами нашего Отечества и православия, православия и Отечества. Это тождественно.

Где вы, радиослушатели? Почему вы не приходите на эти собрания, почему вы не ратуете, мы сейчас критически говорим, потому, что сейчас Великий пост и для православного человека покаянное критическое самосознание является основным в его деятельности, почему вы сидите дома? Выходите на улицу, приходите на это собрание, да конструктивно, да молитвенно, но будьте на этих собраниях, получайте о них сведения. Почему противники раскидывают листовки, и на них реагируют люди, значит есть какая – то инициатива, значит есть заинтересованность. Ну, нельзя же человека просто вывести на улицу. Почему мы всегда в стороне? Ну, не мы все, но многие и еще раз главное: будут выборы, примите участие в этих выборах.

- Будут публичные слушания, придите!

- Да, будут публичные слушания, надо быть активными, вот, в чем все дело, надо явить действительно, еще раз говорю, православное гражданство.

Не так трудно сориентироваться в этих партиях, которые выставляют своих кандидатов. Посмотрите даже какие – то молодые люди избрались в этот раз в муниципальное собрание.

 - Восемнадцать лет …

 - Да, восемнадцать лет! Удалось людям! я сейчас, вот, в данном случае не даю им характеристики, я хочу сказать об их активности. Это представители разных течений. Но, смотрите, пришли избрались. А мы, взрослые люди, подчас не можем контролировать ситуацию в своем районе и микрорайоне.

 - Позор…

 - Да, позор! А потом, ах! говорим: «А, вот, какая – то группка людей нас околпачила». Нет, это мы пытались дома отсидеться, и поэтому нас околпачили, да еще создаются какие – то конфликты. Нет никакого конфликта, нас большинство православных людей. Конфликта тут быть не может. Не может быть конфликта взрослых людей с выходцами из детского сада. Ну, какой это конфликт?

- Абсолютно верно, согласна. Как раз, пикет о котором мы сегодня говорили, у станции метро Университет, который провел координационный центр в защиту программы «Двести», он показал, что все граждане, которые проходили мимо, которые останавливались, брали листовку, задавали вопросы, охотно подписывали наши обращения, ставили подпись за строительство храмов, и мы еще таким образом даже сделали некоторое такое сканирование общественного мнения, когда у нас было несколько видов этих подписей: на одной была за строительство храмов в Москве, на другой за строительство в Гагаринском районе, на третьем на Молодежной. И мы посмотрели, как выглядит, и вы понимаете, все люди говорили о том, что они категорически «за». Нет ни одного человека, который против. Все понимают, что храмы нужны.

Я хочу сказать, нас, что еще порадовало, что они все охотно подходили, увидев издалека плакат с названием «Координационный центр в защиту программы «Двести», просто останавливались, сами разворачивались, подходили, никто не отказывался взять листовку, а даже с какой – то радостью брали. Мне кажется, что даже было какое – то облегчение, что кто – то начинает предъявлять обществу мнение, что церковь нужна.

- Конечно.

- Вот эта радость была на лицах.

- Ну, а какой нормальный человек, отец семейства, мать, идет с работы и может быть против строительства храма? Конечно, план существует, существует власть, существуют пожелания, ну, может там была детская площадка. Зачем вступать в противостояние? Дело в том, что варианты могут быть, и обсуждение должно быть, и это правильно, но мы не верим с вами сейчас, что даже человек, относительно индифферентный к церковной жизни может в принципе сопротивляться этой программе. Ну, это же не какой – то ночной клуб, откуда выезжают непонятные автомобили среди ночи и угрожают твоей дочери, которая идет домой, это же не возобновление игорных заведений, это не предприятие, которое дымит под окнами нашего дома.

- И с этим они не борются…

- Ясно, что это хорошо, что это спокойно, даже если ты не церковный человек, ясно, что отсюда может проистекать только добро, а за ним, между прочим, какая – то благотворительность, какое – то социальное действие.

Я сейчас пытаюсь встать на сторону людей, вот, тех, которые подходили к вашему пикету, просто жителей, которые еще не вооцерковлены, но для меня бы я жил такой человек в новом районе и вдруг образовалось бы собрание, где – то под окнами. В чем дело? – спросил бы я жену – Да, вот, тут у нас собрание по – поводу строительства храма, приглашают людей. Ну, я подумал, подумал, и, наверное пошел бы, даже не будучи православным человеком. Но, , ориентируясь на наше историческое прошлое, то, что я знаю о церкви, да и на жизнь района тоже, хорошо, когда под окнами встанет новый и желательно, конечно, красивый храм, это хорошо моим детям, моим внукам будет здесь спокойно – это не казино. Поэтому, естественно, эта программа имеет в любом случае только продуктивное начало и, когда начнется церковная жизнь, будут вовлекаться и те, кто придет и встанет на порог храма. Так и начнется возрождение района.

- А для того, чтобы эта церковная жизнь началась как можно быстрее, нам нужно консолидироваться и нужно, наверное, то о чем Валентин Владимирович сказал, не быть равнодушными, делать дело, действовать, я хочу еще раз обратить внимание слушателей на создание координационного центра в защиту программы «Двести»

Как раз в ответ на тот беспредел на Молодежной, который происходил, когда разгоняли молебен- ведь на самом деле, люди молятся и их разгоняет полиция, и кто – то кричит: «Браво, молодцы!»

Вот в ответ на это общественность, как раз и собралась, это были представители различных общественных организаций – православных, патриотических, правозащитных и объединили свои усилия для того, чтобы координировать действия по скорейшему претворению в жизнь программы «Двести». И после того, когда мы наметили хороший, я думаю, грамотный план действий, после того, когда мы его стали реализовывать, координируя наши действия, не совершая ошибок в конструктиве- мы получили эти результаты. Но, тем не менее осталось много точек на которых действуют эти летучие группы, все эти точки остаются. Поэтому следующая наша задача-объединить жителей этих районов, объединить общины, если они уже созданы, вместе с теми, кто сейчас уже продвигается по пути продуктивного решения проблемы. Как раз в рамках координационного центра мы предлагаем обращаться по электронному адресу. Я продиктую: [email protected]/ru

- Замечательно!

-Пожалуйста, обращайтесь, пишите, и мы тоже будем надеяться, что вы выйдете на контакт.

Еще очень прошу, особенно молодежь, которая нас очень радовала на этом пикете тем, как она очень корректно, но очень последовательно разговаривала, в том числе с противниками строительства храма, с этой самой группой. Спрашивали: «А почему вы против, какие доводы? Скажите мне, пожалуйста».

И я наблюдала, собственно говоря, стояла рядом с такой группой, смотрела, как в ответ на эти внимательные, вдумчивые, уважительные вопросы противники терялись, они не знали, что им сказать, потому что, ну, хорошо, а ты русский человек, почему ты против храма? Ты русский? – русский, ты православный? – православный. Почему против храма? ну, скажи мне.

А, вот, потому, что кусты вырубят. Но это же не довод, скажи мне, пожалуйста.

- Да, смешно.

- А, значит, есть один такой момент, с которым я бы хотела обратиться к молодежи: сетевые войны, как раз, там сейчас формируются группы противников строительства храмов, есть такие сообщества, которые координируют эту деятельность, например, группа жителей Гагаринского района,. Они говорят: «А православные назначили на среду в благочинии встречу, давайте мы сейчас пошлем туда шпионов, узнаем их намерения и перебьем все их намерения.

Это реалии нашей жизни. Мало того, они создают негативное мнение об этих вопросах, вбрасывая эти лживые утверждения о том, что там будут сноситься детские площадки, появятся бомжи, что будут выселяться люди, все, о чем мы говорили, что похоронные процессии целыми днями будут нести гробы в эту церковь. Кажется это смешно и нелепо, но на самом деле, когда людям, далеким от этих процессов, это внушают- они могут в это поверить. Поэтому мы нуждаемся и в этой помощи для того, чтобы молодежь в сети работала грамотно, так как они работали на улице. И только мы общими усилиями сможем это сдвинуть, и нам нужно подкреплять друг друга и быть более активными, я подчеркиваю, активными, активными, активными. Нам обязательно нужно объединяться.

- Я так же поддерживаю это предложение, нужна координация, нас, православных, подавляющее большинство, и надо уметь в рамках закона, повторяю, в рамках закона защищать наши права. Вот, что касается проблем блокирования площадок, мне бы хотелось рассказать еще об одной технологии, которая нас насторожила. Понимаете, когда проходят какие – то общественные слушания или, когда поднимается вопрос: значит, в этом месте конкретном площадка не устраивает, начинают предлагать другое место, тут же эта группа появляется и футболит в третье, в четвертое…

- И, до Марса…

- И до Марса, как говорится, таким образом, за два года заблокировано уже огромное количество площадок.

- Вот, Кирилл Фролов, сколько всего построено храмов за эти два года в рамках программы «Двести», новых?

- Восемь…

- Восемь из двухсот храмов

- А в Москве проживает двенадцать миллионов.

- На двенадцать миллионов официально.

- Каковы должны быть черты нашего наступления?

- Понятно, двести временных храмов к пасхе и хотя бы из бутылочных конструкций, пусть дадут временное помещение в цокольном этаже для устройства временного храма. Мы сейчас будем обращаться, чтобы в Гагаринском районе на пасху был священник и служба.

- Вы уже просили, чтобы был временный храм, хотя бы бытовка либо какое – то нежилое помещение.

- Нет, только цокольный этаж. Дальше, сейчас, еще в Москве начинается масштабное строительство, будут застраиваться огромные территории: Спартак, Новая Москва, там можно и нужно, мы требуем, просто, планировать храмы на стадии проекта.

- Заранее уже.

- Заранее. Вот, благодаря православному депутату Мосгордумы Москвину – Тарханову удалось пробить строительство храма святого благоверного князя Владимира в Большом Сити, который начинают строить сейчас к 1250 - летию Крещения Руси и 1700 – летию миланского эдикта, поэтому лично мое мнение, чтобы в Гагаринском районе был храм святого равноапостольного императора Константина, тем более это нужно для симфонии империи, то- есть наших православно - патриотических ценностей.

Вы знаете, что я хочу сказать? Вот, Вы сейчас говорили про активность и все таки напрашивается одно, не все, не все наши радиослушатели, не все те, кто ориентируется на работу православных организаций, пойдут стоять рядом с песочницей. Понимаете, ну, есть люди необычные, есть люди нерешительные, давайте говорить честно и откровенно, значит, есть еще одна форма деятельности, потому что мы говорим, призвала молодежь: да, ну, вот, пожилые люди не пойдут сражаться с этими летучими отрядами.

Ведь опять речь идет о чем…

- Ну, … они могут написать…

- Вот, правильно, я об этом и говорю, наверное, и нашим радиослушателям сейчас пришло в голову: письма, если завтра все после радиопередачи все активные и даже не очень активные жители Москвы, представляете сколько этих людей? все те, кто может передать друг другу, в церкви, у себя , да, просто в садике гуляя с коляской- давайте возьмем завтра и напишем, кто мэру, это можно даже не вдумываться, кто префекту письма о том…

- Кто муниципальным депутатам…

- Главе управы…, кто президенту..

- Именно, главе управы в Москве - что нам нужен храм в нашем районе.

Понимаете, тысячи писем пойдут в органы власти, тогда деятельность летучих отрядов погаснет сама собой, потому что пять человек явившихся к песочнице, по сравнению с голосом местных жителей, написавших письма, окажутся просто маленькой песчинкой, вот в чем все дело. При этом надо использовать все формы, в первую очередь московскую власть.

- Согласна, поэтому мы с вами, как раз и будем в завершение обращаться ко всем слушателям с призывом: писать письма во все органы московской власти и федеральные тоже. Значит, мы начинаем с федеральной: государственная Дума, московская городская Дума, муниципалитеты, управы.

Мы обращаемся ко всем, от кого хоть, что – то зависит, я думаю, что священноначалие тоже не надо обходить, потому что тогда они получат подкрепление своих действий, что народ очень хочет…

- Естественно, только будут рады.

- …Чтобы были храмы и, наверное, можно в том числе обращаться к его святейшеству с просьбой обеспечить двумястами новыми храмами из бытовочных конструкций, потому что наше право встречать пасху так как положено христианам, оно ни кем не должно быть у нас отнято.

- Причастившись святых Христовых Тайн.

- Мы с вами подняли сегодня очень серьезную и важную тему, мы являемся свидетелями нового поворота событий, нового хода истории. Мне кажется, ситуация назрела настолько, что она уже сдвигается, поэтому сейчас, уважаемые гости, прошу вас напоследок высказать пожелания нашим слушателям.

- Думаю, еще раз о том, о чем мы говорим всю эту передачу: православный человек должен быть православным гражданином. Когда мы создавали семнадцать лет тому назад «Союз православных граждан», мы думали в первую очередь, что то, что теперь называется гражданским обществом. Общество граждан должно строиться в первую очередь только на основе православного сознания, когда мы обращаемся уже к православным людям- просим только одно: будьте граждански активны, и тогда страна наша Россия спасется и воскреснет, другого способа нет.

- А, я хочу сказать одно: двести храмов здесь и сейчас, отступать дальше некуда, доотступались и, чтобы эти слова не ушли впустую, вступайте в «Союз православных граждан». Пишите на тот адрес, который был указан, не молчите, если у вас нет сил к активной борьбе, просто вы идете по своему району, видите пустырь – пишите префекту, мэру: мы хотим здесь храм. Сейчас есть система электронных приемных, можно даже не ехать в Мосгордуму, можно не ехать в префектуру, можно просто по интернету отправить такое письмо с требованием строительства храма.

- Я так же хотел бы поддержать выступающих, призвать к активной общественной деятельности, если не можете прийти на пикет, напишите хотя бы письмо в местные органы власти и на имя мэра Москвы о том, что Вы просите, чтобы в вашем районе был православный храм.

- Я поддерживаю все, что сказано нашими гостями. Не будьте пассивными, помните, что наша жизнь зависит только от нас, от того, насколько мы сильны в вере, насколько мы готовы ее отстаивать, насколько мы готовы хранить ценности нашей жизни, зависит будущее наших детей и зависит будущее нашей страны.

Я напоминаю: участники сегодняшней нашей передачи – председатель «Союза православных граждан» Лебедев Валентин Владимирович, сопредседатель движения «Народный собор» Касин Олег Юрьевич, руководитель ассоциации православных экспертов, член центрального совета союза православных граждан Фролов Кирилл Александрович, вела передачу руководитель общественного движения «Семья, любовь и отечество» Рябиченко Людмила Аркадьевна. Всего вам доброго.

Дорогие братья и сестры! Мы существуем исключительно на ваши пожертвования. Поддержите нас! Перевод картой:

Другие способы платежа:      

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+