Перейти к основному содержанию

10:36 05.12.2021

Где оказывается ангел-хранитель умершего человека? Протоиерей Димитрий Смирнов и священник Александр Березовский отвечают на ваши вопросы.

20.03.2013 11:20:33

- Добрый вечер, отец Дмитрий, после смерти нераскаянных грешников, куда деваются их бесы? Переходят ли они к их детям по наследству?
- Нет, бесы не приходят по наследству, к счастью. Но по наследству передается некая предрасположенность. Это, да. Вот, сегодня одна женщина была, говорит, муж запойный. Ну, вообще, у нее отец такой, и дед, и мать. Я говорю, ну что же ты, за кого же ты пошла? Это ж такие риски! Семейство потомственных алкоголиков, как на такой риск идти? Конечно, предрасположенность. Но если человек уверует во Христа, так Господь может ему помочь. Но надо же действительно, захотеть что-то изменить. А так, слава Богу, бесов мы не наследуем.
- Батюшка, сегодня пелся псалом «На реках вавилонских». А когда слушал в храме это песнопение, возник вопрос: толкование Святых отцов мне известно по поводу того, что значит «разбиет младенцев о камени» - наши помыслы греховные. А что вкладывал в это понятие сам псалмопевец Давид, когда писал этот псалом, если можно, скажите, пожалуйста? И вторая просьба, у меня супруга с третьим инсультом в больницу попала, очень тяжелое состояние, имя Валентина, прошу молиться.
- А вы библию почитайте. Это речь идет о вавилонском пленении. Это буквально была такая коллизия, народ израилев был в рабстве.
- Отец Димитрий, имеет ли смысл подавать записки на проскомидию за родственников, которые крещены, но в церковь не ходят?
- Смотря какого мы ищем смысла. Строго говоря, конечно на проскомидии поминаются только члены церкви. А за отпадных просто полагается молиться. Но сейчас уже и в головах, и в практике церковной все перепутано, мало кто что понимает. И, в общем, эпоха записок тоже уже как в некотором смысле заканчивается. Потому что она возникла из-за неграмотности. Чтобы человек приходит к ящику и говорил: хочу, чтобы батюшка помолился. За ящиком кто-то записывал и передавал в алтарь. Сейчас же в этом помощники не нужны, сейчас все грамотные, могут сами помолиться и в службе разобраться.
- Но поминовение на проскомидии все-таки особенное. И здесь возникает вопрос, это способствует все-таки обращению наших неверующих родственников к Богу? Каким-то образом влияет на них?
- Это тайна: то влияет, то нет. Для большинства людей эта вещь происходит механически. Человек знает, что у него родственник ходит в храм, он его записывает, относит за ящик. Заящик передает алтарнику. Алтарник несет в алтарь, там читают. Читают, вынимают частицы, они погружаются в чашу. Тут, по крайней мере, четыре человека участвуют. А кто молится? Обычай, ритуал соблюден, все соблюдено. Но, нужно же к молитве прилагать сердце, а тут просто идет технический процесс.
- Батюшка хоть имена и называет, но ничего не знает про этих людей.
- Ну, и как молиться-то? И потом, когда человек пишет, Бог-то уже знает. Но, если мы хотим, чтобы что-то произошло, должен день и ночь вымаливать у Бога, просить. А так просто без усилий, за три рубля… Хотя Бог бывает милостив, конечно.
- Апостол говорит: молитесь друг за друга, да исцеляете.
- Молитесь, но не подавайте записки. Если бы он сказал: подавайте записки друг за друга, яко да исцеляете. Молиться надо. А что такое молиться? Молиться - проливать кровь. Надо же собственную кровь проливать.
- А так забежать перед работой, оставить записки, и по делам. Процесс пойдет.
- Надо молиться, приносится, бесспорно, жертва. Молиться именно на литургии, когда и Господь близок к нам и мы близки к Богу.
- Илья вопрос задает: стою перед проблемой, где и как правильно выбрать невесту.
- Места надо знать. А как? Это надо годика полтора к ней приглядываться. Надо узнать, кто мама, папа, дедушка, бабушка, очень долго с ней разговаривать, дружить, ходить, все спрашивать. И так потихонечку. Хлопотное дело. Гоголь говорит: женитьба - шаг серьезный.
- Здравствуйте батюшка Дмитрий, батюшка Александр. Беспокоит вас раб Божий Сергий. Батюшка Дмитрий, я звоню вам не первый раз. Вопрос такой. Стоит ли нравоучать детей, уже состоящих в браке два года - взрослых детей, которым по 27, по 29, на предмет ошибок, которые когда-то сам совершал? Ну, в частности, пора уже детей иметь. В ответ: мы не хотим нищету плодить, хотим пожить для себя, достигнуть какого-то благополучия. Я тоже этим путем ходил, приобретал когда-то мебельные стенки советские, наборы "Мадонна". Потом все это сжег, выбросил на свалку, и в итоге просто потерял время. И сейчас я это хочу донести до молодых. Не эгоизм ли это родительский, о котором вы мне говорили, и стоит этим заниматься вообще?
- Уже поздно, бессмысленно. Только отношения портить. У них уже сложились определенные отношения к жизни под влиянием как раз того, что думает, в основном, весь наш народ. Что дети - это вещь ненужная. На них и тратиться надо. На одно детское питание сколько уйдет, они же такие прожорливые! Не говоря уже о памперсах. Не будем же пеленки стирать, как в старое время. На стиральный порошок денег надо. А потом, за каждого нового прописанного нужно же больше за свет платить и за газ! Не поедешь никуда. В общем, дети, конечно, если жить для себя - это, как бы такая, ненужная вещь. Раз уж так случилось, что вы не смогли их воспитать в христианской вере, потому что и сами еще в то время не о том думали, то теперь уж придется потерпеть на плоды не своих рук, а плоды того, чего не доделали. Тоже надо пострадать, никуда не денешься. А помолиться за них надо, конечно. Или если они спросят: пап, как ты считаешь? - тогда можно крутенько поговорить. А так уже поздно.
- Батюшка, а где оказывается ангел-хранитель умершего человека?
- Кто же его знает? Мне не докладывали, не в курсе дела. Ведь мир духовный общий. Может быть, там все вместе. Как-то нам не открывает об этом Священное Писание. По-моему, это вопрос праздный.
- Ангелы - слуги Божьи, Он ими распоряжается.
 - Ну, это понятно. А, может быть, Он их посылает к новорожденным? Не знаю. Добрый вечер.
- Добрый вечер, отец Дмитрий. Добрый вечер, отец Александр. Это раб Божий Сергий. Как нужно каяться мужчинам о младенцах, убиенных во чреве женщин, с которыми этот мужчина жил? И не знает, от него ли эти младенцы были зачаты или нет? Как нужно правильно каяться такому мужчине?
- Надо взять два десятка сирот и воспитать их, как родных, всю отдать им жизнь. Завещать им свое имущество в равных долях. Вот так надо каяться.
- Как научиться не унывать?
- Тут не надо ничему учиться.
-Явно так одолевает тоска.
Ну, тоска одолевает. Надо ее побеждать трудом. Физическим, душевным и духовным. Духовный труд - это молитва. Душевный труд - это сочувствие ближнему своему. И телесный труд - это все время кому-то, чем-то служить своим делом.
-Михаил из Дубны. Если я правильно понял вас, вы говорили, что ад есть рай для грешника. Но в Евангелии от Матфея сказано, что в аду плач и скрежет зубов. Как это понять?
- Ну, так. Человек же страдает в аду. Ведь грех же не приносит радости, приносит страдания. И в аду то же самое. Но просто рай для такого человека еще большее страдание.
- Но в земной жизни грех сладок, говорят. И, действительно, приносит....
- Ну, миг один. С похмелья голова болит, выпил 150 - и отпустило. Вот этот миг, только один миг, а дальше опять еще хуже.
- Но люди собирают свое счастье из этих секундных моментов.
- А в аду и этих моментов не будет. Одна сплошная проблема.
- Утешиться нечем.
- Да, в общем-то нечем. Плач и скрежет зубов. Это же такой образ.
- Здравствуйте, батюшка. Я учусь в пятом классе в обычной школе. Я люблю спорить с учителями насчет коммунистов, царской семьи. Что они считают его слабым человеком, негодным царем. А можно мне так спорить?
- Ну, понимаете, это неразумно. Потому что дитя взрослому никогда ничего не докажет. Вы просто испортите отношения с учителем и помешаете вести урок. Бедные наши учителя! Они, конечно, мало что знают. Я тоже учился в педагогическом институте. Ну, там что-то преподаватель студентам говорит, они записывают. Потом с них по тому, что они записали, спрашивают. Как их научили тридцать лет назад, так они и говорят. Ну, царь был слабый. Так это же тоже относительно. Два человека повстречались, один другому дал в физиономию. Тот ответил. А другая пара: ему дали, а он подставил другую щеку. Кто сильнее - тот, кто дает сдачи, или тот, кто подставляет другую щеку? Если дают сдачи все, а подставляет щеку один из миллионов, так кто сильнее-то? Просто разное понятие о силе. Поэтому бесполезно спорить. Потом, коммунизм - это тоже такая вера, они верующие люди. Веруют, что Ленин, Сталин - это все хорошо, это все правильно. Они веруют, что можно убивать людей ради счастья других. Им говорят, где же счастье? Они убивали, убивали, убивали, а тут опять: сейчас строим капитализм. То есть, зря убивали? Зря церкви взрывали, зря страну превратили в помойку? Все разорили, все зря. Это бессмысленно. А им все равно, потому что это религия такая. А человека нельзя убедить в том, что он не прав, если есть это предмет веры. А потом спорить со взрослыми - это проявление гордости. Но дети они все гордые, как и вы. Но если уж вы хотите по-церковному жить, надо вести себя прилично. Это гораздо важнее, чем спорить. Один говорит: черное, другой - белое. Нет, черное - нет, белое, нет, черное - нет, белое. Нет, сам дурак, и так далее. Это можно без конца. В этом нет никакого смысла.
- Если на работе в коллективе публика разношерстная: есть люди неверующие, есть просто ярые противники. И если возникают какие-то разговоры, споры, нужно ли вступать все-таки в защиту православия, или лучше не метать бисер?
- Конечно, православие в защите не нуждается. Это они, бедные, нуждаются в защите. Что тут спорить? Это несусветная чушь и глупость. Это, действительно, натурально метать бисер перед свиньями. Поэтому, я бы не рекомендовал. А так хотите - попробуйте и увидите, как свиньи повернуться против вас, как сказано. Все будет по Евангелию.
- Батюшка, если вернуться немножко к предыдущему вопросу. Мы с учителем не спорим, а он заставляет учить так, как он преподает и на экзамене спрашивает так, как он преподает.
- Да на здоровье.
- И что? Всю эту чушь за ним повторять, чтобы получить оценку?
- Нет. Вы нам говорили, что, дальше идет текст. Как мы учили историю партии? Карл Маркс сказал это. Владимир Ильич сказал вот это. И все очень были довольны. Он действительно так сказал.
- То есть, ответ из цитаты?
- Да. Это же полная ахинея, но никто же не спрашивал, а как вы считаете? А если спрашивал, как я считаю? - я человек неученый. Как вы меня научили, так я вам и докладываю. Все.
- Добрый вечер, отец Дмитрий. Я хотела у вас спросить по поводу десятины. Я, например, живу одна, пенсия, минус квартира, минус лекарства. Считается ли десятиной, что я хожу в храм, записки подаю, свечки? Или именно нужно, чтобы, допустим, получила я 11 тысяч, заплатила все, у меня осталось 9. И я должна из этих 9 тысяч 900 рублей каждый месяц отдавать? И второе, если я, уже человек старенький, что-то смогла из своих вещей продать, допустим, я продала на 10 тысяч, должна я эту тысячу отдавать?
- Дело в том, что у нас никакой десятины нет. Она есть в сектах, даже в синагоге не придерживаются этого ветхозаветного предписания. У нас существует доброхотное даяние. Я вам советую, есть такая книга хорошая, называется Новый завет Господа Нашего Иисуса Христа. Первые четыре книги этого Нового Завета составляют Евангелие. Там есть повествование о том, как одна женщина принесла и положила все свое состояние. Все, что у нее было. А у нее было две копейки. Она от всей души отдала. Христос говорит: она больше всех дала. Для Бога важен не процент, потому что мы не иудеи. И не сектанты. Это для них очень важно, чтобы каждый давал десятую часть от оборота, либо от прибыли, потому что это бизнес, такая структура по обиранию. А у нас наоборот. Мы - христиане, у нас, наоборот, церковь должна помогать. А не драть с пенсионеров. Я вас освобождаю от всякой десятины данной мне от Бога властью. Лучше себе купите фруктов, что вам потребно, лекарства какие необходимы. Вот, собственно и все.
- Во время просительной ектиньи, когда молятся об упокоении, там есть такое прошение «о всех и за вся». Скажите, какой тогда в этом смысл, если, как я поняла, вы сейчас говорили, молиться о людях неверующих не имеет смысла? И вообще, как молиться в храме о поминовении усопших, которых мы уже не знаем? И священники их не знают, а просто перечисляют эти имена, не имея сердечной молитвы. Может ли эта молитва церкви о давно усопших людях, вымолить их, изменить их посмертную участь?
- Во-первых, может или не может - мы этого не знаем. Мы это узнаем, когда перейдем в мир иной. Но в церкви есть молитвы «о всех и вся», и о всех усопших от века православных христианах, вождех и воинах на поле брани живот свой положивших. Есть же? Есть. Это нам заповедано. Мы молимся. Но речь шла о том, что это перечисление имен тех людей, которых мы не знаем, в этом, действительно, нет смысла. А мы представляем этот тысячелетний ряд наших предков, или в храме, где вы молитесь, храму 150, 200, а может все 400 лет. На этих камнях стояли люди, они наши старшие братья. Мы не знаем их имен, но о всех них молимся. Мы молимся о всех отпадших. Вот, будет у нас первое воскресенье Поста, торжество православия, мы молимся о всех отпадших от православной веры. Можем сердце свое прилагать к этому, жалеть их, сочувствовать - тогда это становится, действительно, молитвой. Главный смысл - в нашем сердечном участии, понимаете. Чтобы сердце раскрывалось навстречу Богу, сердце милующее, жалеющее людей, сочувствующее им, сострадающее им. Вот, что требуется в молитве.
- Как часто люди просят друг друга помолиться за человека, попавшего в беду или заболевшего. Могут не знать даже его и ни диагноза, а просто посочувствовать.
- Как четыре, или там, сколько друзей принесли же расслабленного к ногам Спасителя. И он, видя веру их, исцелил. В Евангелие все написано.
- Так им было его жалко, что не поленились, на крышу залезли, сломали, опустили.
- А сколько возмущения было! «Что делаете? Сейчас милицию вызовем!» Что там поднялось, незнамо что…. Вот это дело во имя любви, сострадания! А Господь же увидел. Много ли в Израиле нашлось людей, ради которых была бы предпринята такая вещь? Значит, человек-то прекрасное сделал. Ради какого-то урода разве стали бы делать такое? Все же ясно и так. А люди спрашивают, они хотят гарантий. Я сейчас сто рублей дам, а ему на том свете полегчает. Или пакет рису принесу, а там ему за это поблажка выйдет, как будто это равноценные вещи. А тут не так, не тот механизм. Если мы хотим, чтобы молитва наша была сердечная, она должна быть сопряжена и с молитвой, с постом, с жертвой. Если какой-нибудь там мультимиллионер принесет пакет риса, это одно. А если у какой-то женщины два пакета, и она половину дает, это другое.
-Трудно нам как-то перейти от количества к качеству.
- Да тут ничего трудного нет. Все время попытка механизировать процесс духовной жизни. Две копейки опустил в автомат, вот тебя соединили, гудок. Но это не так все.
- Просто преодолеть такое привычное мироощущение, восприятие очень трудно. Поэтому у людей такие вопросы порой возникают, приземленные.
- Да, пришел такой вопрос: скажите, пожалуйста, как мне верить в единого Бога - Троицу, если этих вещей не дано понять человеческому разуму?
- Да, это понятно. Есть такие вещи, которые не дано понять человеческому разуму. Ну, вот, например, рождение какого-то стихотворения. Не может понять ни сам автор, как это родилось, не может понять читатель, который восхищается этим произведением. Но вот оно, перед нами. Большинство людей, живущих на земле, не знают, как происходит процесс переваривания пищи. Однако едят, некоторые даже три раза в день. С удовольствием.
- Не все поддается пониманию. Но все поддается созерцанию. Ни один человек на Земле не понимает, почему снег падает на Землю. Нет, чтобы ему вверх лететь. Закон всемирного тяготения. И даже маленькая снежинка притягивается. Даже ветер дует, она дует, она будет кружить, кружить. Но когда ветер ослабнет, она упадет на Землю. Почему это прослоит, никто не понимает. Но мы этим пользуемся. Мы можем только это созерцать. Созерцать прекрасную снежинку, созерцать сугробы, созерцать снеговиков, которые ребята слепили во дворе, какие-то ледяные фигуры, как сейчас модно делать. Вот это мы можем созерцать. Но понять, почему снежинка падает на Землю, не дано никому. Даже формулу высчитали. Как она падает, с какой скоростью
- А что дальше, кто это может объяснить? Никто не может. Можно только видеть. Так и Троица - ее можно только созерцать. В ее проявлениях.
- Нет, можно созерцать непосредственно. Вот, Авраам созерцал.
- Ну, людей, которые созерцали Пресвятую Троицу, единицы за всю историю.
Александр Свирский, например, мы ему верим. Не обязательно непосредственно, так сказать. Я никогда не видел солнечных протуберанцев. Но сейчас происходят магнитные бури, которые вызываются огромными вспышками, можно сказать, небывалыми. По телевизору говорят, я верю. Можно в телескоп посмотреть, но мне как-то не доводилось на Солнце смотреть в телескоп. Но я же верю тем людям, которые мне сообщают, что сейчас магнитные бури.
- То есть, все-таки, это вопрос веры.
- Конечно, а видим-то Троицу очами веры. Не сетчаткой же глаза. Это же смешно. Бог невидимый.
- Вопрос звучит, как верить в то, что я не чувствую?
- Бывает, человек и свое артериальное давление не чувствует. Самый, говорят, опасный вид гипертонии. Когда чувствуешь, можно принять меры. Когда не чувствуешь - инсульт-привет. Так, что многие вещи, которые происходят в собственной голове, и то мы не чувствуем. А ближе собственной головы родной, что еще на свете есть? Але, слушаем вас.
- Батюшка, у меня такой вопрос. У меня дочка-старшеклассница, не скажу, что много времени приводит в Интернете, но какое-то время она проводит. Она занята разными занятиями, спортом. И мы стараемся контролировать, что она в Интернете делает. В основном, «Вконтакте», может быть, в "аське" общается со своими друзьями, бывшими, нынешними. Как вы считаете, это вредно, стоит ли нам ее в этом вообще ограничить? Или как-то усилить больше контроль, или все-таки ей доверить это общение и совсем не мешать? Потому что мы боимся, что может произойти какой-нибудь срыв, конфликт, потому что девочка находится в таком переходном возрасте. И у нас такие опасения, сомнения.
- Понимаете, какое дело, это же зависит от того, какова девочка. Когда моя девочка была в 10-м классе, я знал, что делать. Ну, а если вы не знаете - поразмышляйте. Потому что давать как-то советы, не зная девочку - это тоже, знаете, можно и до конфликта довести, до разрыва, и так далее. Слушаем вас.
- Здравствуйте, батюшка. Почему монахинь называют в большинстве мужскими именами?
- Мода такая. А потом женских имен в Святцах все-таки меньше. А монахинь у нас больше, чем монахов. Может быть, и поэтому. Не хватает женских имен. В прошлом веке так часто не называли мужскими именами. Сейчас это явно такая тенденция, просто мода такая. Монахи тоже подвержены моде. Не на тряпки, на какие-то такие вещи.
- Может, смотрят в тот день пострижения, какие святые, и прямо дают.
- И так бывает.
- Добрый вечер. Спасибо вам большое за передачу. У меня, такой вопрос. Я очень люблю и уважаю Владимира Семеновича Высоцкого. И когда я перечитываю его, очень много у него строк, которые связаны с Христом. А то время было временем поголовного атеизма. И там, например, «только жаль распятого Христа», или «купола в России кроют чистым золотом, чтобы чаще Господь замечал». Я просто, зная его более или менее как личность, молюсь за него и переживаю. Думаю, как, Господь спас его или нет. Все-таки такие вещи у него были. Хотелось бы услышать ваш взгляд на это. И еще последний вопрос, есть ли у вас какие-то любимые святые, те, которые лично вам чем-то близки? Спасибо.
- Много. Сейчас как-то я весь погружен в жизнь митрополита Серафима Чичагова. Такой человек, просто краса русской церкви, русского народа, русского воинства. Такой русский гений. И в то же время такой страдалец, сполна испил свою чашу. А так, вообще, много. Потом, вы знаете, когда, я не знаю, тысячи. Я даже не могу как-то кого-то, может, одного выделить. Когда случается какой-то праздник – Никола мне кажется таким близким, таким родным человеком. И, кажется, что я его люблю больше всех. А тут у нас было такое событие. связанное с митрополитом Серафимом, и как-то опять вспомнил о нем, фотографии посмотрел, как он в Дивеево вместе с императором Николаем Александровичем. Вот, он идет, такой прекрасный, мудрый, бесконечно талантливый человек. Кажется, никого краше нет. По поводу Владимира Семеновича, вы говорите, спасся он или нет? Вот, интересно у вас спросить, а от чего спасся-то? Владимир Семенович талантливый поэт. Но ведь спасаться-то нужно от чего-то. Подумайте над этим вопросом.
 - Здравствуйте. Я хочу задать вам вопрос из книги пророка Исайи, из Библии. Вчера батюшка наш цитировал Святейшего Патриарха нашего Кирилла, что сейчас период апокалипсический. Я вам сейчас зачитаю. «Тогда волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе с козленком, и теленок, и молодой лев, и вол будут вместе». В общем, они будут пастись вместе и есть солому - и лев, и корова.
- Если вы думаете, что на земле хищники будут есть солому, так этого не будет. Речь идет о другом. Пророк видел, как все пророки, будущее в образах. И недаром наши дикие предки поклонялись животным и обожествляли их. Это даже имело такое название «тотем». И каждое племя символически поклонялось животному. То медведю, то волку, то орлу. Это и сейчас имеет выражено в том, что мы именуем геральдикой – животных изображают на знаменах, флагах, гербах. Это идет из глубокой древности. И если так приглядеться, то люди раньше были приметными. Они видели, что один человек теленок, а другой бычара. А третий жеребец. А четвертая корова. А пятая курица. А четвертая гусыня. А седьмой поросенок. А восьмой боров. Это мы как-то понимаем. Скажем, боров, и как-то понятно, о чем речь. Поэтому Исайя такие образы приводит, когда говорит о людях. У людей много разных характеров. Но все эти разные люди, живут в любви и в мире, и это есть Царствие Божие. Бог-то есть любовь. И Царствие Божие, когда любовь воцарилась между людьми. Вот это имеется в виду.
- Добрый вечер, батюшка. В газете "Метро" была статья Владимира Познера "Церковь стала агрессивной". Он известен своим отношением к православной церкви. Пишет, что церковь стала агрессивна, и ей нечего делать в школе. Какой момент в истории России вы считаете наиболее знаковым? – спросили его. Он ответил: принятие православия со знаком минус, так как православие нанесло России колоссальный урон. Собственно, это видно, он пишет, когда сравниваешь ее с другими странами. Меня, как христианку, оскорбило это заявление. Как вы считаете, мне представляется два варианта поведения: либо зная его позицию, просто не обратить внимание, или наоборот, проявить гражданскую активность в защиту своей веры и обратиться в суд. Мне представляется, что это разжигание религиозной вражды. Он живет в России, которая все-таки именно русское государство было создано в таком его величии благодаря православию. Ну, и мне представляется, человек, тележурналист не имеет права на такие публичные заявления.
- Дело в том, что Познер - атеист. Потом он человек не глупый. Поэтому, если вы подаете в суд, то даже лингвистическая экспертиза не найдет в его словесных перлах ничего оскорбительного. Потому что он употребляет такие формулировки, неуязвимые с точки зрения правосудия. Вот в чем дело. А так он давно уже говорил. Я не знаю, на что тут можно оскорбиться. Тем более, этот человек, Владимир Владимирович, не пользуется у нас в стране никакой популярностью. Его мнение мало что значит. Он является рупором определенного количества людей. Их у нас полторы сотни. Ну даже интересно. Я его ценю, Познера, потому что он откровенный человек. Так, цинично откровенный, в известных пределах. Кое-кого он не критикует, по понятным причинам. Но это как бы его бизнес. Но так как я его знаю давно, еще со времен, когда он прославлял нашу родную партию, поэтому тут все понятно. А, собственно, чего ему любить православие или Россию? Он никогда в этом замечен не был. Это все равно, что на Гитлера обижаться, что он что-то такое говорил, может быть, неприятное в сторону русских – «руссишь швайн» или что-то еще. К этому надо спокойно относиться. В суд с этим ничего не выйдет. Тут все хитренько сделано.
- Отец Дмитрий, ответьте, пожалуйста. 11 лет назад женщина вам задала вопрос. Ее сын должен был идти в армию. Так вот, она спрашивала, стоит ли идти в ту армию, которая была тогда? Вы тогда не стали на этот вопрос отвечать. А сейчас что вы посоветуете? Действительно ли сейчас уходящие наши парни идут учиться служить, защищать родину, а не заниматься чем-то другим? Изменилось ли что-то за это время в нашей армии?
- Изменилось, конечно, в худшую сторону. Потому что всякая реформа - это вещь болезненная. Поэтому армия сейчас болеет. Ее всю трясет, лихорадит. Но это не значит, что не надо служить. Нужно определенное количество молодых людей для того, чтобы стоять на посту, на страже, управлять всякими аппаратами. Сейчас, в наше время, тяжелей. Попозже, может быть, из этой реформы, когда все, как говорят, устаканится, должно выйти что-то хорошее, я надеюсь. А сейчас трудновато. Но вот, нам уже говорят, что пора заканчивать. Всего вам доброго, спасибо за ваши вопросы. С Богом!

Дорогие братья и сестры! Мы существуем исключительно на ваши пожертвования. Поддержите нас! Перевод картой:

Другие способы платежа:      

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+