Перейти к основному содержанию

10:54 26.05.2019

Эфир от 24.01.2015 22:29. «Свидетели Майдана»

13.02.2015 10:19:14

Слушать

Н.: - Роман Анатольевич, я бы хотел, чтобы через полгода, прошедшего с нашей прошлой беседы, мы вернулись к теме, которую Вы наметили. Тогда мы много говорили об исламе и задели Украину. Мне это показалось  шокирующей аналогией. Хотелось бы, чтобы Вы раскрыли эту тему. Украинские нацисты – это  сила, которая захватила власть и в значительной степени характеризует   идеологическую элиту. Очень похоже на ваххабитов -  типичное проявление исламского сектантства. И Вы считали, что это не просто особая идеология, а типично сектантское мировоззрение. И его последствия могут быть тяжелы и непредсказуемы.

С.: - Да, трудно недооценить участие сект в обоих Майданах - что в 2004г., что в прошлогоднем.   Сейчас даже фильм хороший сняли - «Свидетели Майдана». Очень много разных сект там присутствовало. Но если на первом Майдане особенно много было пятидесятников, то на Евромайдане было больше иных товарищей. Причем не только классических сектантов, там и греко-католики, и наши раскольники с ними по одну сторону баррикад.

Н.: - А почему так? Греко-католики все-таки традиционно мыслят.

С.: - Греко-католики - они специфические, они хоть и католики, но  у них сектантское мировоззрение. Настоящие  католики их не любят, поскольку те  имеют привилегии, например, у них женатое духовенство.

Н.: - Тогда это естественная зависть.

С.: - Да. И вот, я даже слышал, что они  готовы ради создания Украинской Поместной Церкви отойти даже от Папы Римского. То- есть для них важнее национализм, чем Рим. И  католики это знают. У нас 20 разновидностей униатов, есть в Румынии, и в Армении, в общем, это не уникально.

Н.: - То есть униатство - это националистическое христианство?

С.: - Часто да. Бывает, что нет. Например, марониты - они ливанские униаты, но чуть по другой части. А вот упертость именно в национализм католикам несвойственна. Это огромная Церковь, значительно больше миллиарда, народов там изрядное количество - быть националистами с таким этническим разнообразием сложно. Конечно, у поляков своя специфика, у итальянцев тоже какая-то обида. Но в целом, национализм не сильно приветствуется. Такая особенность униатов. И вот они выступили основной ударной силой второго Майдана. Но не только они, там много кто еще присутствовал. Резко выросло влияние язычников. Такая РУНВира есть у них, ряд групп сатанистов.

Н.: - И у нас есть такие же?

С.: - Да, они себя называют «родноверы». Но у нас их в процентном соотношении меньше и их влияние меньше.

Н.: - Значит, есть питательная среда? Понятно, что советское безбожие подрубило здравые корни, и сорняка народилось в избытке. Но  только ли это? Что еще?

С.: - Много причин. На самом деле, вот сейчас хвалят Януковича. Порошенко - самый плохой, а до него получше было. Да ничего подобного! Каждый последующий украинский президент был все более русофобским. Т.е. Ющенко, например, по сравнению с Януковичем, был гораздо более пророссийский президент. Именно при Януковиче были нанесены последние, самые сильные удары по русскому языку в системе образования, то есть с детского сада детям вдалбливали откровенную историческую ересь про превосходство украинцев. Эти все шутки про то, что они Черное море вырыли, они реально встречаются в учебниках.

Н.: - Знаешь, я не доверяю любой пропаганде. Тем более, возглавляя радиостанцию, стараешься донести до людей достоверные знания из уст настоящих экспертов. Конечно, самому нужно разбираться. И я посмотрел украинские учебники. Действительно, не все, но очень много там фантастически анекдотических мифов. С чем это связано? Все-таки учебники пишут не один и не два человека, а коллектив людей, которые имеют научные звания. Научное звание - это небольшой ценз, который отделяет людей, могущих производить интеллектуальный продукт. Т.е. этот человек способен к научной деятельности, кандидат наук - это уже ученый. Так вот доктора наук, даже академики, научные коллективы, институты, интеллектуальные большие организмы писали такие учебники. Как так может быть?

С.: - Ну, при проклятом царизме и сталинизме, действительно, абы кто кандидатом наук стать не мог. Но за последнее время у нас запросто покупаются степени, последние скандалы об этом свидетельствуют. Совершенно спокойно доктор исторических наук может в истории совсем не разбираться и не помнить даже тему своей работы.  Бывали у нас такие вещи, а на Украине с этим еще хуже.

Н.: - С Януковичем известная шутка, но она не шутка, когда он, видимо, купил  научное звание и  подписывался всюду «профессор» с двумя «фф».

С.: - С другой стороны, у нас в России есть еще и Фоменко, который настоящий ученый-математик, с настоящими дипломами, но который при этом в истории развил такую деятельность, что народ вынужден тратить значительные силы на написание контрисследований. Вместо того, чтобы заниматься развитием истории, серьезные люди должны заниматься контр-пропагандой, опровергая откровенный бред. Но, тем не менее, это делать приходится.

У нас в России такие учебники пишут, в том же Татарстане. Они вполне в стиле украинских написаны - что Татарстан независимое государство, которое проклятые москали постоянно завоевывали, но мы москалям, тем не менее, все-таки отомстили за все, стали независимыми. Я сам эти учебники читал и это видел. Там до сих пор выходят подобные учебники. Так что на самом деле это не только особенность Украины. Но там это приобрело характер совсем печальный. И на фоне всех этих жутчайших, фантастических заявлений, собственно, те же язычники и выросли. Ну, а почему бы и нет? Если раньше Велесова книга считалась однозначной подделкой, то сейчас на фоне всего этого она стала еще  и источником. И много чего еще они напридумали. И это отношение к образованию, к истории является прекрасной питательной средой для всякого рода сект. Когда у нас расцветает лженаука, когда люди со степенями такое несут, то я-то сам чем хуже? И я могу!

Н.: - Меня-то обеспокоило другое: жестокость, которая не свойственна нам всем - и украинским русским, и русским русским, великороссам, малороссам… Странно было наблюдать и слышать эти чудовищные факты. Мы списывали это на исламский фанатизм. Ислам действительно порождает жестокость - не жесткость, а именно жестокость, издевательство над людьми, над человеческим достоинством. И вдруг на Украине мы обнаружили такую же жестокость. И эта корреляция между жестокостью и сектантским мышлением меня очень удивила.

С.: - Да, действительно, есть целое подразделение национальной гвардии, состоящее из язычников и сатанистов. Есть подразделение, состоящее из ваххабитов, которые тоже там присутствуют.

Н.: - Именно из язычников? Это не ругательство, а факт?

С.: - Да. Там РУНВира, у них даже капелланы какие-то свои есть, они в Запорожье что-то проводили. И ярко выраженные фашисты, которые даже не скрывают этого. Разные там есть товарищи. И много сект. В том числе из-за этого такая жестокость. Хотя по большей части жестокость - это следствие алкогольного и  наркотического опьянения, повышенная доля преступников в рядах, т.е. откровенных отморозков. И, в общем-то, это может быть в любой армии. И в ВОВ -там  врагов на куски резали, но это жестко пресекалось и не поощрялось, а здесь это поощряется.

Н.: - Вот в этом-то и дело. Дело в том, что когда сейчас наши говорят - вот они, вот мы и т.д. И с той, и с другой стороны мы видим эти жестокости, но это понятно. Когда война начинается -  люди живут по законам войны. И война порождает жестокость, мщение за страдания своего ближнего, желание отомстить. Это, к сожалению, естественное для человека чувство, и мы, как христиане, должны понять, чего мы требуем от себя. И если ты священник, пастырь -  ты требуешь от пасомых неестественного христианского поведения, которое далеко от природной жестокости, из которой мы все стараемся выйти. Которую мы все стараемся преодолеть в себе, лично каждый. Но почему именно сектантское сознание провоцирует эту жестокость?

С.: - Сектанты считают себя людьми высшего сорта, а всех остальных скотом. Но собственно у нас сектантская психология может встречаться где угодно, даже среди либералов, которые считают себя креативным классом, а всех остальных анчоусами, ватниками и т.д.  И, стало быть, в отношении недочеловека можно делать что угодно, надо только объявить оппонента недочеловеком.

Н.: - В этом-то и смысл украинского нацизма.

С.: - И не только его. В общем, и у нас это присутствует. Ну, пожгли ватников… вот тут - пять карикатуристов, а там - пять тысяч ватников. Как вы можете сравнивать?! Один карикатурист всех ватников стоит. Можно под это заявление всех перебить. Раньше у нас Путин был плохой, а сейчас все чаще слышу заявление, что у нас народ плохой весь! Что проблема России- в ее поганом народе.

Н.: - Это кто такое делает заявление?

С.: - Делали люди, писатель Ерофеев у нас такой есть, еще ряд товарищей говорили, что у нас просто плохой народ.

Н.: - А он кто такой?

С.: - А он - креативный класс, который к этому плохому народу не имеет никакого отношения. Он - представитель всего лучшего, что у нас в России осталось, нескольких процентов. Он - новый креативный класс, потому что у русских рабская психология, они -то за Сталина, то… В общем, там много чего понаписано. Это понятно, это всегда писалось.

Н.: - Иногда можно понять и того же Ерофеева. Я его не читал и не собираюсь. Большей частью эта критика несдержанна, конечно же, но отражает боль и переживания за собственный народ. Хочется выговориться - да что мы такие рабы, да что ж мы такие скоты, да что ж мы такие молчаливые, да почему же мы не встанем?! Вот когда говорится это «мы» - это принимается, а когда говорится «они», и ты себя выделяешь -  мне кажется это все-таки предосудительно.

С.: - Я самокритики-то у него никакой не вижу, потому что сторонникам Путина, которые составляют большинство населения, именно такие претензии и высказываются. Что они всегда то за Сталина, то за Путина, то за Иоанна Грозного - вот такой народец поганый живет у нас. Никак они, понимаешь, демократию не хотят принять. Значит, надо поменять народ.

Маски на самом деле всё активнее  сбрасываются, мы живем в довольно откровенное время. Раньше стеснялись многое говорить. Сейчас открыто говорят те вещи, которых 20 лет назад все-таки стеснялись. «Недочеловеки», «быдло» и т.д. – откровенно фашистские высказывания.

Н.: - Это понятно. Но, с другой стороны, любой разумный человек, который хочет каких-то перемен, должен влиять на электорат, он должен быть симпатичен этому электорату. Но если ты говоришь своему электорату, что вы недочеловеки, то кто за тобой пойдет, кто будет выборщиками у этих людей?

С.: - Да они уже не надеются на электорат, поэтому так и говорят. Они обиделись на народ, потому что он взаимностью не ответил, значит - плохой народ.

Н.: - Но что делать-то тогда?

С.: - Народ менять. Это же не они виноваты, это народ такой.

Н.: - Нет, погоди, тогда нужны какие-то разумные программы по изменению народного сознания. Что они предпринимают?

С.: - Предлагают заменить народ. Считают, что народ уже не лечится, и надо его заменить любым другим народом, естественно, демократически настроенным. Они не уточняют, каким. Но они что-нибудь придумают, они же ведь креативный класс.

Н.: - Ну, это просто говорит о большой глупости и безответственности этих суждений. Просто злобные, отчаянные выкрики, когда твоя мечта не сбывается, или твои идеи оказываются пустышками, не имеющими никакого основания.

С.: - Это и есть та самая сектантская психология, которая характеризуется нетерпимостью и причислением себя к высшим существам. Подавляющее большинство сект играет на том, что мы - небольшая группа избранных, а вокруг море всякой сволочи. И вот сейчас будет конец света, все сдохнут, а мы спасемся. Сколько нас там спасется? 144 тысячи, как у иеговистов, ну может быть 2 тысячи, может быть тысяча, это в каждой секте по-разному, но совершенно точно говорится, что все вокруг враги.

Н.: - Но видишь, мне, как давно бывшему психологу, совершенно понятно, что за такими речами об особенном своем характере, своем достоинстве ничем не подтвержденным, стоит комплекс неполноценности.  Эти люди реально ничего собой не представляют, и они компенсируют свою собственную ничтожность ассоциацией с какими-то культами.

С.: - Да, гордыня как раз главная причина попадания людей в секты. Не единственная, конечно, но главная. Когда человек в жизни не преуспел или по сравнению с другими выглядит скромно, ведь туда и небедные люди попадают, все равно они проигрывают соревнование. Это и голливудских звезд касается, и много кого еще. И вот благодаря секте, они хотят получить преимущество над конкурентами или просто повысить самооценку, поверив в то, что они из какой-то избранной группы. И действительно потом начинается типично сектантская промывка мозгов. Секты ведь могут быть не только религиозные. У нас даже в пылесос можно превратить в объект сектантского поклонения.  У нас совершенно спокойно в обычной коммерческой компании можно такую корпоративную этику придумать, что и не все секты додумаются. Есть такое на самом деле, и на это печально смотреть. Но современные люди  хорошо подвергаются внушению, легко мобилизуются и  идеально подходят для разного рода майданов.

Н.: - Меня это и поразило на Украине, что люди крайне некритично воспринимают то, что им преподается СМИ, учебниками, т.е. есть критическое мышление практически нулевое. И сейчас мы видим на Украине, ну да, они Христа уже как бы и позабыли, хотя и спекулируют на этом, Уже они там кричат не «Слава Иисусу Христу!», как это было в униатских областях, а говорят «Слава Украине!», то есть полная подмена христианства религией национальности. Т.е. это нацисты и фашисты по определению - здесь не нужно сомневаться. И процент громадный. Как это произошло, и лечится ли это? Потому что мы все-таки должны думать не о том, что сейчас произошло, а что это будет означать для нас в дальнейшем?  Как выходить из этой ситуации? Можно ли как-то все-таки перевести на рассудительные, разумные рельсы всю эту украинскую ситуацию? Потому что с украинцами сейчас практически невозможно говорить.

С.: - Ситуация очень печальная. Что у них идеально получилось, так это пропаганда. Я, честно говоря, снимаю шляпу - за такое короткое время так людей настроить против России! Ведь масса случаев, даже лично мне знакомые рассказывали: распад семей, разрыв родственных связей, причем зачастую безо всякой провокации. Т.е. звонит, например, тетя племяннику или мать сыну и не ведет пропаганду за Путина, а просто звонит родственно поинтересоваться, а в ответ получает массу интересных заявлений о том, что вы, проклятые «колорады», на нас напали, и с вами я дело больше иметь не буду. Случаев таких, я боюсь, как бы не сотни тысяч уже. То есть люди получают враждебные нападки только потому, что они живут в России. И опять-таки говорю, что многие люди от политики далеки, они не поднимают сами эти темы в беседах, но это обязательно поднимается с той стороны. Печально, когда люди готовы распрощаться со своими родственниками только из-за того, что они просто живут в России.

Н.: - Но что делать-то?

С.: - Я не знаю, ситуация очень тяжелая и лечиться она будет долго. На самом деле, я не знаю, как им это удалось сделать. Хотя действительно там никаких альтернативных средств массовой информации нет, промывка мозгов идет… Какой там Геббельс?! Какая там сталинская пропаганда?! Вот она пропаганда – идеальная по всем параметрам: и по скорости, и по эффективности.

Н.: - Сергей Георгиевич Кара-Мурза был у нас здесь в студии, и он сказал, что это уже не пропаганда, что это уже новый уровень политтехнологии по изменению сознания. То есть уже не просто манипуляция, а гораздо более серьезная новейшая технология по изменению сознания целых наций.

Предпринимает ли или хотя бы ставит в повестку дня Всемирный Русский Народный Собор эти темы? И есть ли у него силы или, во всяком случае, как он видит свою роль в разрешении этого конфликта?

С.: - Церковь пытается сделать что может, и Всемирный собор, но сейчас проблема в том, что каноническая Украинская Церковь находится в очень тяжелой ситуации. Она, в общем-то, считается антиукраинской организацией, и во главе властей киевских у нее защитников нет. Порошенко, который себя считал членом именно канонической Церкви, сейчас демонстративно поехал к филаретовцам на Рождество, он не считает себя уже членом канонической Церкви, а других там, собственно, и не было. Яценюк, как мы знаем, то ли сайентолог, то ли атеист и т.д. В стране, где большая часть относилась к нашей Церкви, власть захватили ее враги. Это, наверное, и Церкви можно этот вопрос задать - как это вообще получилось? Нет ли ее какой-то вины в происшедшем? Ситуация, конечно, ужасная - и захваты храмов продолжаются, и огромное давление оказывается на духовенство при том, что довольно мало случаев предательства. Действительно это единичные случаи, как это ни странно.

Н.: - Вот это меня чрезвычайно радует!

С.: - Только один приход сам перешел к филаретовцам добровольно. Остальные просто с боем, их отбивают, в некоторых случаях их удается даже отстоять. Рассказывали мне про одного священника с Волыни, который неожиданно купил себе машину дорогую. Его спросили: «А как же так, отец? Сейчас же кризис, откуда у тебя деньги на машину?». – «А, Вы знаете, я продолжаю поминать патриарха Кирилла, и со всех приходов, где его уже не поминают, потянулись толпы людей. И прихожан у меня в пять раз больше, чем раньше».  Всего-то навсего человек не прекратил поминать патриарха, и вот у него уже впятеро паства увеличилась.

Н.: - Хороший признак, надо порекомендовать.

А я видел кадры в интернете, и мне рассказывали, как молодые батюшки противостояли физическому напору этих нацистов, которые требовали от них  немедленно то ли убраться, то ли перейти в Киевский патриархат.

С.: - Почему еще такая ненависть к Церкви - по сути, приходы наши остались последним местом, где люди могут получить альтернативную точку зрения. Потому что украинские деревни – обычные, никакой сайт «Русская весна» народ массово не читает ввиду отсутствия интернета, и понятно, что никакое вещание Киселева туда не ведется. То есть там вариант только со священником поговорить и послушать проповедь. И люди пытаются уйти от сползания в эту взаимную ненависть, пытаются утихомирить страсти. И, конечно, давление на Церковь будет усиливаться, и единственное, что может спасти сейчас украинский народ - это каноническая Церковь. Надо молиться, чтобы она выстояла. И, в общем-то, есть основания полагать, что она выйдет с честью из этой ситуации, потому что я иных путей просто не вижу, через кого еще. Конечно, люди образумятся со временем, эта истерия у многих пройдет, но как бы не было поздно уже.

Н.: - Думаю, что Вы указали верный путь, которым нужно следовать и нам в России, и на Украине - это держаться Церкви, потому что вне Церкви нет спасения. И здесь мы сейчас видим, что даже в политическом смысле нет спасения, кроме как в церковных стенах и держась за наше церковное единство.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+