Перейти к основному содержанию

12:27 27.11.2021

А если твои ближние, они, иноверцы, и не двусмысленно, очень так против веры высказываются и ведут себя. Вот, как тут быть? Отвечает протоиерей Дмитрий Смирнов.

20.03.2013 11:20:32

- Батюшка, что вы думаете о намерении построить в Москве триста новых храмов, и реально ли это?

- Думают только дураки и ученые. Что тут реального-то? В Москве нужно не 300 храмов, а три тысячи. Потому что соотношение жителей и количества храмов в Москве наихудшее в России. Поэтому что тут думать? Надо завтра с утра начинать уже строительство. Договоренность с мэрией есть, но там, по-моему, на 200 храмов, если мне память не изменяет. Но у нас же как? Прежде чем строить, одна документация - это будет целый год. А понятно, что земля стоит определенных денег. Но я имею в виду, тех, которые в карман кладут. И понятно, что на всех уровнях будет определенного рода саботаж. А теперь...

- Вымогательство, скорее...

- Ну, вымогательство тут неудобно. Вроде не просто договоренность есть, а выделение земли, потому что мы церковь строим, а не себе дачи. Когда строят детский сад, кто-то взятку дает же? Нет. А когда булочную? Нет. Если открываешь частную прачечную, то тогда да. Ты за аренду помещения платишь. А так-то чего? Ты же делаешь государственное дело. Это же народу нашему нужно. Ну что же это за безобразие - в храмах в праздник руку не вытащишь, чтобы перекреститься! Куда смотрят МЧС? Какая пожарная ситуация? Если что, так все сгорим! А куда санэпидемстанция смотрит? Что, не пускать в церковь? Ну, должно быть, хотя бы на человека, хоть полквадратных метра... А у нас 25 квадратных сантиметров. И где это такие нормы? Государство должно обеспечить и ледовыми площадками для деток, пандусами, чтобы люди на колясках могли вьезжать, и лифт должен быть с широкими дверьми. А как же без храма-то? Поэтому это очень важное дело.

- Алло, батюшка, здравствуйте. Вопрос такой. Вот, ты христианин. Ты должен терпеть и умывать ноги ближнему, то есть, помогать всячески. А если твои ближние, они, иноверцы, и не двусмысленно, очень так против веры высказываются и ведут себя. Вот, как тут быть? Как к ним относиться, умывать ли им ноги, и как вообще быть? Спасибо.

- Понимаете, надо всегда действовать с умом. Но опять, это же не я говорил про ноги-то. Это Господь наш Иисус Христос так распорядился. Это Его завещание нам перед смертью. Понимаете? Это тот, кто хочет быть христианином, он должен обязательно так делать. В воспоминание Господа Иисуса Христа. Это Ему так угодно. Поэтому по поводу иноверцев. По поводу иноверцев есть даже притча. Называется она "О милосердном самарянине". Иудеи ненавидели самарян. И когда нужно было идти в Иерусалим на праздник, они обходили Самарию, делали огромный крюк. Несколько десятков километров. Кто-то подсчитал. Я даже не помню, чуть ли не пятьдесят километров лишних, чтоб только не встречать самарянина. А в этой притче сказано, что ехал самарянин и увидел, лежащего израненного иудея. И он его посадил на свой скот, отвез в гостиницу и ему послужил. Поэтому, я бы вам посоветовал бы как-то перечитать Евангелие. Там, только со вниманием. Может быть, еще толкование какое-то почитать. Тогда тут ненавидеть ни причем. Вот, был такой случай, шел Макарий Египетский со своим учеником. А тот был помоложе и вперед ушел. Увидел, идет языческий жрец и несет бревно. Ну, тот стал ему с презрением высказывать, что: мол, ты язычник и хуже этого бревна и так далее. Ну, этот положил бревно и ему наподдал. Наподдал так, что он, вообще, не мог дальше идти. Ну, вот. И Макарий идет. Уже следом догоняет. И жрец идет навстречу, несет свое бревно. А тот ему говорит: «Привет тебе, о, труженик». - И сказал с такой любовью, что тот заплакал, упал ему в ноги и тут стал его учеником и крестился. Вот, такая реакция. Так что у Григория Богослова папа был языческим жрецом. А закончил жизнь святым епископом, прославленным церковью, как угодник Божий. Благодаря супруге, которая была христианка. И так воздействовала на него любовью, что он оставил своих идолов и крестился, а потом они и сына воспитали. Вообще, это один из лучших людей за две тысячи лет, Григорий Богослов. По качеству своей души, по своим таким дарованиям, по пользе, которую он приносит ежедневно народу христианскому? Вот, читайте Евангелие. Там написано. Поэтому не надо говорить, что я там что-то говорю. И я ничего этого не сочиняю. Это сочинить невозможно. Кому это охота кому-то мыть ноги? Чтобы мыть человека, нужно его любить. Это только можно с любовью. Речь идет не о чистоте ног, чтоб под ногтями не было чего-то несуразного, а речь идет о любви. Потому что если человек один моет другого, значит, он его любит. Вот, и все. Вот, это требуется. Вот, оно искомое.

- Скажите, пожалуйста, можно ли православному христианину высказывать свое мнение? И не является ли это осуждением?

- Ну, большей частью является. К сожалению, это так. Поэтому Авва Дорофей сказал: анафема мне и моему мнению.

- То есть, знаешь - лучше помолчи?

- Да, потому что и потом люди спрашивают, и нам часто вопросы задают не потому, что человек хочет что-то узнать, а он хочет: а как вы относитесь? - Да, какая тебе разница, как я отношусь? Каждый перед своим богом стоит или падает. Ну, а люди хотят записать вот того, у кого они спрашивают, в свою, как бы, команду. Чтобы авторитетом как брендом того или иного человека надавить на собеседника. Но это смешно. Ну, другое дело, явление. Как вы относитесь к тому, что сейчас осень? Прекрасная пора, очей очарованье. Не могу сказать, что пора унылая. Потому что в сердце бывает уныние, а пора-то золотая. Поэтому в такие линии можно загонять. А вот, когда касается какого-то человека, лучше этого избегать.

 - Отец Дмитрий, скажите, пожалуйста, вот, у Игнатия Брянчанинова написано, чтобы перенести оскорбления легче, надо представить, что оскорбляют не вас, а кого-то другого. А кого надо представить - таких людей, которых вы упомянули в начале беседы, которые к вам плохо относятся, и вы их избегаете, просто, как бы, как мытаря?

- Ну, а вы знаете, представьте, что это меня.

- Ой...

- И вам полегчает. А я уж справлюсь как-нибудь. Договорились? Видите, как все просто.

- Часто переполняет чувство неприязни к какому-то человеку, или даже к людям. В Москве много приезжих, и москвичи их на дух не переносят. Как с этим чувством справиться?

- Ну, нет проблем. Сегодня ко мне пришла одна прихожаночка и говорит: Батюшка, я полгода прожила в деревне одна. И вот, живет в деревне, где она одна. Я говорю: А магазин есть? - Есть, в трех километрах. Вот, и все. При этом ни приезжих, одни уезжие. Поэтому найди деревню, где все уезжие и заведи огород, да и живи. Птички, цветочки, травка. Никто окурки в траву не бросает. Все цветет. Никакого пожара нет. Все потому что, где люди, там всегда что-нибудь - помойка там, всякие банки, окурки. Всякая блевотина. Вот. А такие сейчас деревни есть. Совсем никого нет. И живи себе.

- А где работать?

- Обожди. Где работа? А работай огородником у себя. Ну, вот, чего-нибудь собрал, пошел на рыночек, продал. Хлеба купил, поел, потому что хлеб-то сеять - это не справишься. Ну, а пенсия - это так, вот, чтобы ботинки купить, еще чего. И потом у каждого одежды столько, что за жизнь свою не сносить.

- Батюшка, но столько деревень и домов не найдется, чтобы всем уехать.

- Да, ну, что ты! Еще останется. Все же обезлюдело. Вот, я в этом году уже к пенсии выписался из своей деревни, чтобы лужковскую надбавку, дай Бог доброго здоровья, получать. Ну, и с машиной тоже, потому что ездить туда так далеко, за сто километров, чтобы машину на учет ставить, там, снимать. Так я последний был житель, прописанный был в деревне. 20 лет там, или, может быть, поменьше чуть был прописан. Вот и вымерла деревня. И это в Московской области. А так, где подальше…. А какие места! Ой, вот, я специально не буду говорить, где эти места. Ну, я там был. Вода в реке теплая. Такие леса: и сосны, и ели, и лиственные. И все там есть. И грибы всех сортов. И часовня есть в этой деревне. Так сказать, она открывается, можно помолиться. А на литургию раз в неделю там, в село сходил по утряночке, хорошо. Комарики пищат, замечательно.

- Здравствуйте. Будьте добры, скажите, пожалуйста, почему русский народ должен уезжать со своего первопрестольного города и оставлять его иноверцам со всеми его святыми? Простите меня, пожалуйста.

- Не за что. Никто никому не должен. Но есть люди, которым уже тяжело. Потому что идет объективный процесс. Никакого бизнесмена и никакой ЖЭК вы не заставите брать на работу русских людей. Ни за какие коврижки. Почему? Потому что берешь на работу таджика, платишь ему 10 рублей. А остальное берешь себе. Потому что на каждый ЖЭК выделяется определенный бюджет. И все. И каждый бизнесмен... Даже какое-нибудь строительство немецкое, фирма какая-нибудь, строит дом. Заглянул через забор. Один наш брат-таджик работает. А фирма немецкая. Потому что таджику надо платить в три раза меньше. И поэтому сейчас таджик работает, после этого он приедет уже с семьей. У таджика по восемь детей. Через какое-то время и москвич, вот, тот, который вы, я уже не доживу. А вы, наверное, тоже. Когда будет большинство, понимаете, вот, поезжайте в Лондон, поезжайте в Париж. Если мы, ну, как бы вступили на путь капитализма. Тот, любой капиталист будет делать как ему выгодно. А не как нам с вами комфортней. Раздражает нас, не раздражает - ничего с этим не сделаешь. Ну, можно сердиться, некоторые ребята голову обреют и начинают там кого-то дубасить. Ну, ты отдубасил там 20 человек. Потом сел в тюрьму на 10 лет. А за это время приехало еще полмиллиона людей из Средней Азии, там, с Кавказа. Ну, это объективный процесс. Русская женщина не хочет рожать детей. Русский мужчина не хочет воспитывать и кормить детей. И поэтому он толкает женщину, чтобы она сделала аборт. А русские мужчины не хотят даже алименты платить. У нас алименты платят только 10% процентов мужчин. Такого нигде в Европе нет. То есть, они не хотят даже детей признавать. Ну, придется терпеть таджиков и узбеков. Потому что с каждым годом это будет нарастать больше и больше. Потому что сейчас еще они приезжают и уезжают, но некоторые задерживаются. Сейчас уже у нас на окраинах в младших классах очень много учится людей из Азии, с Кавказа. В некоторых классах их больше, чем русских. А коренных москвичей, ну, как я, например, я вообще, в своей жизни не встречал. Только, ну, буквально, там один, два. Вот, даже, когда я помню, квартиру получал, приехал записываться, там на прописку. Ну, тогда это, один с 70 года в Москве, другой с 64, третий. А у меня и отец, и дед, и прадед, и прапрадед, и прапрапрадед - все москвичи. Понимаете? Мне-то каково? Раньше лимита, теперь, не буду говорить, чтобы никого не обидеть. Понаехали, понимаете. А мы тут понаоставались. Ну, а чего? Не нравится, пожалуйста, вот, на поезд и тю-тю... А что сделаешь? Ну что, резать, что ли людей? А они голодные. Вот, если два дня человеку не дать есть. Он на третий день полезет в мусорный контейнер. И полезет за тридевять земель. Понимаете? Поэтому, как вы не нервничаете, а ничего с этим не сделаешь. Это вот такой капитализм.

- Ну, предлагают какую-то политику особую ввести, эмиграционную. Все-таки ограничивать можно...

- Ничто не преодолеет силу денег. Любого политика можно повернуть, если большие деньги.

- Уговорить...

- Да. Ну, конечно. Ну, вот, представьте себе. Экономия на зарплате, это с каждого узбека ты имеешь там 10-20 тысяч в месяц. Нашему надо тысячу долларов платить. Меньше там, чем за тридцатку никто, вообще, даже лопату не возьмет. А этот в три раза меньше. Ему и десятки хватает. Ну, и как? Да, лучше возьмет чиновнику и даст миллион, и все равно будет выгодно. Вот, сейчас мы делаем отмостку. Ну, только появились ребята, а сразу тут же милиционер. Я говорю: так, берем отсюда и поворачиваем. Еще раз здесь увижу - все. Вот и все, они уехали. Они сразу, с них деньги взять. Начинают: вы тут незаконно, туда - сюда….Я говорю: если проблемы - давайте к начальству. Ну, что там говорить? И почему говорят: наши не хотят работать? Да дело не в этом. Наши хотят. Но ты плати. А если из Африки нанять или Индии? Где человек, если один раз в день поел, то это счастье. Люди за тарелку похлебки готовы работать 12 часов в день. Просто, чтобы поесть. Конечно, труд неквалифицированный. Ну, а здесь ведь наши советские узбеки, они так и русский язык знают. И они очень осваивают. И очень добросовестно работают. Потому что они не пьют. К сожалению, курят, но пьянства нет. Воровства на порядок меньше. То есть, в общем, эффективно, и никто не будет. Обыкновенная конкуренция. Что выгодней. Ну, у нас выгода какая? Царство Небесное. Поэтому не надо раздражаться. А если не можешь потерпеть, мне кажется, лучше на дачу.

- Ну, что ж, каждый будет выбирать то, что ему удобнее...

- Или сердиться. Но это бесполезно. Никакая политика, уж в Англии какие политики, или во Франции! А что они могут сделать? Сейчас Саркози придумал какую-то толику цыган из Франции вывезти. И что там поднялось! На него даже в суд подали. Кричат, мол, фашизм. А что цыган, он работает, что ли? Все торговля наркотой, да обман. Где таборы есть - там криминал сразу возрастает. Ну, француза-то не очень-то обманешь. Это русского на деньги легко разведешь. Ну, ладно. Помоги всем, Господи. До свидания.

- Всего вам доброго. Спасибо за ваши вопросы. До следующей встречи.

Дорогие братья и сестры! Мы существуем исключительно на ваши пожертвования. Поддержите нас! Перевод картой:

Другие способы платежа:      

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+