Перейти к основному содержанию

18:54 26.05.2019

10.12.2014 21:00. Архимандрит Амвросий (Юрасов) и протоиерей Сергий Конобас. Ведущий иеродиакон Елеазар (Титов). На горах Кавказа.

20.01.2015 11:29:44

о. Елеазар: У нас сегодня необычный эфир, нас сегодня трое в студии. В чем необычность? Наверное, слушатели помнят, что Вы, батюшка, часто рассказывали, как Вы были в горах Кавказа. И часто, в своих рассказах вы упоминали о молодом человеке Сереже, который  был с Вами. И вот сегодня этот молодой человек уже сам стал состоявшимся священнослужителем, который имеет много чад, это вот как раз о.Сергий Конобас, который присутствует сегодня у нас в студии. И, конечно, хотел бы я Вас попросить, чтобы Вы еще раз рассказали о горах Кавказа, о подвижниках которых Вы там встретили. И сегодня эта передача будет наверняка интересна тем, что она будет рассказана с точки зрения двух человек – о.Амвросия и о.Сергия.

о.Амвросий: Добрый вечер, дорогие братья и сестры! Часто ко мне подходят и говорят: «Батюшка, я вот молиться не могу, вычитываю только правило Серафима Саровского». Я говорю: «Матушка, а Вы знаете, что такое правило Серафима Саровского? Это правило он давал тем людям, которые с утра до вечера читали молитву Иисусову: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго». И чтобы они не забыли молитву «Трисвятое», «Символ Веры» и «Богородица Дево, радуйся», вот для них  он давал эту молитву». И когда мы поехали в Кавказские горы, а духовник благословил: «Попробуйте выполнять правило Серафима Саровского». Мы подготовились. А правило Серафима Саровского было такое: тоже непрестанно читать молитву Иисусову, вычитывать вечернюю службу, утреню, обедницу, читать  1й, 3й, 6й, 9й час с междучасьями, делать 1000 поклонов, а можно и больше. Он говорит: «Вы попробуйте в горах это сделать - там народа нет, чистый воздух, чистая вода». И вот мы собрались - 7 человек, рюкзаки по 20 кг. Подъехали к горе, это от Сухуми 60 км, а  потом Азанта и отправились в горы, а в горы надо идти два дня, подниматься 2 км, а потом спускаться. Но нам пришлось 4 дня идти, потому что был туман. Нас вел старец, который прожил там 30 лет.  И когда мы шли по горам в тумане, моросит дождь, воды нет и пришлось с листьев собирать капли и утолять жажду, или там есть такие деревья, когда листья срываешь, их жуешь - они дают приятную кислоту, их  можно даже в борщ класть.  И вот мы шли далеко. Самое знаменательное (для кого-нибудь будет польза большая) - мы все промерзли в дожде, мокрые, решили покушать. И вот у нас  был спирт, мы развели его с водой и рюмочку я выпил 100г, потом аджикой закусил, хлебом… и почувствовал острую боль в желудке - оказалась рана открытая, я не мог 10 часов даже воды теплой пить. И вот когда мы еще два дня шли, я ничего не ел - не мог. А когда пришли уже на место, старец говорит: «Давай будем лечиться». И надо было выпить стакан Святой воды, а потом спирт, разведенный на прополисе - ложечку и масла облепихового, и за три дня у меня все это прошло, зажило. Хотя я и воды не мог пить, но когда мы пришли уже на место, оказалось, что  спокойно я мог две трехлитровых банки воды выпить. Каким  путем? Немножко попью - с кружку, через 15-20 минут опять жажда, и таким путем можно было за пять часов выпить две трехлитровых банки.

о.Елеазар: о.Амвросий, расскажите, пожалуйста, действительно вы там встречали подвижников, монахов, которые были отшельниками, о которых мы все слышали, что они жили в те времена?

о.Амвросий: Мы шли со старцем Василием, который 30 лет прожил там.

А кроме него?

Были. Ахилла был там, Аввакум, Гавриил, Мордарий, потом матушка Зосима, которая в 19 лет приняла схиму.

Это действительно те самые подвижники, о которых мы всегда слышим, что они живут в горах?

Но сейчас многие из них отошли в тот мир.

о.Елеазар: о.Сергий, а что вам запомнилось?

о.Сергий: Это была Милость Божия, что мы по благословению духовного отца, отца Амвросия пошли в горы. И мы прожили там три месяца. Это не то, что не забываемые дни, это дни, которые способствовали, лично для меня, как для молодого человека - мне было тогда 18 лет, именно почувствовать подвиг тех пустынников, которые там жили до нас и после нас будут жить. Это именно послушание.

Когда мы уже пришли туда на место (4 дня шли, заблудились, милостью Божией мы все-таки вышли к келье старца Василия), старец через некоторое время дал нам другую келью, ниже себя, которую мы восстановили с Божией помощью. Потом   братия, которые с нами пришли, побыли две недели и ушли. Мы остались с о.Амвросием вдвоем, старец жил  один наверху, а мы жили ближе к реке. И вот мы несли это послушание молитвы – читали правило, которое дал нам о.Наум. И вот удивительно, что эта молитва, которая как бы длится долго, но в горах она пролетает мгновенно! 1000 поклонов делается ровно 2 часа.  И за это время – за 2 часа прочитывается полностью всё то правило, которое назвал о.Амвросий. И каждый день мы прочитывали всё это правило. И был счастлив тот, кто делал поклоны, потому что в это время не так кусают комары. Там в горах их было очень много. Закутываешься, остаются только одни глаза, потому что читать  иначе невозможно. Еще надевали шерстяные носки, чтобы комары не прокусили. С Божьей помощью мы несли этот подвиг. Потом как-то через некоторое время комары перестали нас кусать. Я не знаю, что произошло. Чудо, наверное. Прилетали, но уже не так кусали. Это молитвенное послушание. Господь сподобил нас многих чудес, которые мы там наблюдали, которые с нами происходили. Да и со всеми будут происходить, кто молится Господу, несет какое-то послушание.

 Там поляна была небольшая, а за поляной - огромная пропасть. И на этой поляне всегда росла земляника. Но старец нам сказал: «Земляники много, она появится через две недели, но вы ее не поедите, потому что мыши все съедают, как только она появляется. И медведь к этому времени еще приходит».  Я загрустил: «Ну как так?! Столько шли, еле дошли, продуктов мало, а еще и медведь с мышами! Что это за жизнь такая?!». Тогда он прочитал специальную молитву, перекрестил поляну и сказал: «Да запретит вам (мышам) Господь». И чудо! Мыши бегали – множество мышей, но ни одна не кушала землянику. И мы каждое утро ели большую миску земляники. Когда старец недели через полторы к нам спустился и я поставил перед ним миску земляники, он был поражен: «Откуда? Как? Я тут 30 лет живу – никогда земляники не ел!».

о.Амвросий: Надо еще не забыть: фляга стояла, наполненная водой, и там ягоды были, и она стояла два года. И вот на этой воде мы потрясающие оладьи пекли. Берешь муку, размешаешь в этой воде, а она кислая, и оладьи пекли, и потом макали их с сахаром. Было очень вкусно. И прежде никогда такой вкусной пищи не ел. И такой форели вкусной…

о.Сергий: Да, это удивительно, как мы ловили форель. Там очень стремительная река. Первый раз мы пришли, я надел червячка, а о.Амвросий говорит: «Надень и мне». Я говорю:«В смысле? Ну возьмите и наденьте». А он: «Да нет, мне жалко их».  – «Кого?» - «Червячков». Я одел, и мы довольно быстро наловили форель.

о.Амвросий: Эта форель такая стремительная! Водопад - 10 метров, а она как стрела вверх идет. Какое-то чудо – она поднимается по водопаду вверх, быстро-быстро. А поскольку там есть нечего, то у меня уже огоньки в глазах появились. А когда форель поели -  все прошло.

о.Елеазар: Батюшка, я хотел бы спросить: когда мы читаем жития святых, тех  преподобных, которые жили в пустыне, мы знаем, что Господь много совершал чудес, но мы также много читаем и об искушениях и скорбях, которые происходили с монахами. Вот скажите, а Вас бесы там искушали? И какие вообще в пустыне могут быть скорби?

о.Сергий: Скорби в пустыне… самая главная - это мысленная брань. Там бесы ничем нас доставать не могут, потому что ничего ты там не видишь, ничего не слышишь: там нет радио, телевидения, нет людей. Но первое время Господь нас испытывал. Было так, что я собираю грибы и в это время слышу голоса, кто-то разговаривает, как будто кто-то идет к нам. Думаю: «Какие-то охотники (цваны) идут». Проходит время, вот уже кусты шевелятся, кто-то должен выйти, а никого нет. И так каждый день. Думаю: «Что за звуки вокруг? Разговоры, а никого нет!». И через неделю я спросил о.Амвросия: «о.Амвросий, Вы ничего не слышите?». Потому что я стал сомневаться, может у меня что-то с головой случилось.  «А что случилось? Бесы тут рядом ходят, разговаривают» - сказал он. Думаю: «Ну, слава Богу, не я один слышу».  И вот однажды ночью - мы спали на втором этаже келии, (целый день работали, устали) и о.Амвросий меня будет ночью: «Послушай, -говорит, - тут поют». – «Кто поет?» –«Бесы поют».  И я слышу - метрах в 50-ти от нашей келии что-то выводят, поют. о.Амвросий говорит снова: «Послушай, я слов не могу разобрать». Прислушался - поют на украинском языке: «Мати, мати жде свого солдата, а солдаты тихо спят…».  Говорю: «Вот, поют на украинском». И спрашиваю - почему?  А о. Амвросий говорит: «Не успели перестроиться. Наверное, батюшка на Украине отчитывал кого-то - они вылетели на пустынное место и еще не успели перестроиться, продолжают на украинском языке разговаривать».

о.Елеазар: Батюшка, но я вот знаю, что там монахи страдали даже до крови - и от местных жителей, и от бесов. И вам рассказывали об этом. Расскажите, как там? Слышал, что там даже убили одного монаха…

о.Сергий:  Мы жили буквально в 500 метрах от кельи  монаха Исакия.  Многие радиослушатели, наверное, знают, что в Почаевской Лавре жил такой великий подвижник - старец Ахилла. Мы с ним были знакомы. Он вначале жил на горах Кавказа. И вот он нам с о.Амвросием лично рассказывал, как всё было. о.Исакий жил на плато, а внизу была пропасть, река. А о. Ахила жил ниже него - в пещере. И вот отец Ахила говорит: «Слышу какие-то разговоры наверху», а это пришли цваны и стали требовать у о.Исакия какой-то золотой крест. У него его не было, но они почему-то посчитали, что он у него есть. Он был к тому же слепой уже (вообще был великий подвижник). А они его вначале душили, а потом взяли и сбросили со скалы. И о.Ахила видел, как он пролетел возле него и ударился головой, череп разбился. о.Ахила сидел ждал, когда они уйдут, а потом его похоронил.

Удивительно – там, на горах Кавказа не растут белые грибы. А вот возле келии о.Исакия мы приходили и всегда находили там большие белые грибы. И это чудо... Там на горах еды особо нет. Мы там три месяца жили, продукты все почти закончились. И пришел старец к нам, а мы ему говорим: «Нам надо за продуктами, наверное». А он говорит: «Не надо никуда ходить». – «А как?». – «А я вам покажу. Есть дупло и там лет 10 уже висит мешок с сухарями, мы его повесили и он весит там. Можете залезть и взять». Показал это дупло и ушел. Я залезаю на то дупло – висит, действительно, мешок - большой, но как-будто его из автомата расстреляли, весь в дырках. Спускаю его вниз, оказывается - это летучи мыши, они там сделали себе просто дом. Но голод вещь очень страшная, в обычной жизни ты это кушать не будешь. И когда мы этот мешок открыли, я все сухари разложил. А эта семья  мышей давно умерла, причем умерла в сухарях и из них все истекало на сухари, волосики их торчат из сухарей, большое желтое пятно... Я разложил сухари, этих мышей поотдирал - есть хочется невозможно! Беру нож, начинаю тереть, чтобы эти волосики убрать. «Что ты делаешь?» - говорит о.Амвросий. – «Волосики счищаю». – «Да ты полсухаря стер! Что ж мы будем есть?!». о.Амвросий говорит: «Подожди». Взял и прочитал молитву на скверноядших, там такие слова: «Господи, изглади из нашей мысли то, что они были чем-то или кем-то осквернены». Прочитали и начали это все вкушать.

о.Амвросий: Просто было всё. Ты взял этот сухарь белый, на котором было пятно желтое, голову повернул в сторону, чтобы не видеть, поломал его и съел.

о.Елеазар: Батюшка, я слышал, что вы даже пару недель или неделю жили один.

о.Амвросий: Да, расскажу.

о.Сергий: Перед тем, как батюшка расскажет, я скажу о главном - его пребывание там спасло мне жизнь. Вот сказано: «Послушание выше поста и молитвы», и, действительно, так оно и есть. Когда закончились продукты питания, надо ж нам было со старцем идти в Сухуми. о.Амвросий оставался там один. И вот я собираюсь уже, взял рюкзак, мне уходить надо. о.Амвросий говорит: «Возьми флягу в рюкзак». –«Зачем? Да и какую?». Там была только одна - большая такая из-под меда, пластмассовая. «Не хочу, - говорю, - ее тащить на себе». – «Нет, возьми». – «Да не буду!». И тут он строго: «Кому говорю, возьми флягу!».  Думаю: «Ну из-за какой-то фляги так строго, надо взять…». Положил эту флягу в рюкзак, завязал его.  И  когда мы со старцем спускались с гор - там есть такое место… Старец пошел с правой стороны водопада, а я - с левой. Думал, что побыстрее спущусь - пока старец по такой длинной дороге идет, я его обгоню по короткой. И вот водопад метров восемь. Я стал спускаться, взялся за камень и камень отошел от скалы, и я вместе с камнем полетел прямо на дно водопада с 8-метровой высоты… Водопад большой довольно. Я когда летел, думал: «Ну всё, конец! Там плита, сейчас я об эту плиту бахнусь и всё - жизнь закончилась». Слава Богу, там не оказалось большой плиты, а была большая яма, веками вымытая водой. От  удара я был в шоке и плыть никак не мог, да и не умел тогда. И вот та самая фляга меня спасла - через несколько минут меня вынесло течением, а фляга держала меня как спасательный круг и прямо выбила меня на берег. Вот что такое послушание! Сказали «возьми» - и всё. А батюшка неделю жил там один.

о.Амвросий:  Вот когда я жил неделю, как-то рано утром кто-то стучит в дверь, я открываю, а это Сережа пришел, с рюкзаком, весь мокрый. И когда стали рюкзак разбирать - там были сухари и еще кнопки, потому что там стекла нет, а полиэтилен натягивали и кнопками прикрепляли. Стали разбирать, а кнопки - в сухарях, все размокло. Так что бывало, что борщ приготовили, стали есть - кнопки попадаются.

о.Сергий: Батюшка научился в горах складывать две ладони и дуть - получается точно, как кричат совы, филины, отличить невозможно. Так вот шутишь с этими совами: ты – им, они - тебе. И при мне совы обращали внимание, но не настолько, а когда мы ушли, батюшка решил сам покричать. Ну так они кричат и он с ними.  А потом рассказал, что когда он это делал, в какой-то момент стали совы к нему слетаться, притом такое огромное количество, что ему пришлось даже в келью закрыться.

о.Амвросий: А эта келья - храмик человек на 15. Он стоял на камне большом, 1,5 км вверх, 1,5 км вниз - пропасть, и вот они летают и кричат «Ух-уууу». Я вышел, сел над этой пропастью и стал с ними кричать, они все и слетелись.

о.Елеазар: Батюшки, а расскажите, вы ушли из этой пустыни такими же или все-таки другими?

о. Амвросий: Физически, мы по горам бегали, ноги были как у горных козлов, и не чувствовали усталости, каждый день вверх-вниз. И когда я приехал после трех месяцев в Сухуми и мне надо было подняться на третий этаж, я даже не почувствовал лестницы.

А духовно что… когда человек молится, вот говорят: «Батюшка, как научиться молиться?». Я  им говорю: «Ты молись и молитва научит тебя молиться». И когда ты там в горах молишься, тебе постоянно хочется молиться. Вот. Но, поскольку мы правило совершали Серафима Саровского, то у человека духовно становится легкость, тишина, мир в душе, радость. Как апостол Павел говорит: «Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь. За все Бога благодарите». Особенно когда молились, поклоны делали, это был июль, прилетал соловей на молитву. Они ж весной, а тут прилетал, минут тридцать попоет и улетал. Давал знать, что здесь молитва идет.

о.Сергий: Правило мы исполняли, а в воскресенье мы служили обедницу, причащались. Обедница - это сокращенная литургия. Удивительно  было петь «на камне меня веры утвердил, расширил уста мои на враги моя…», а келия же на камне огромном стоит – мы на камне стоим в прямом смысле этого слова, удивительное чувство.

о.Елеазар: А у вас с собой Дары были Святые?

о.Амвросий: Да, я взял с собой Святые Дары. Я честно скажу, когда мы заблудились в горах, а там, когда спускаешься с гор, надо хвататься за деревья. А у нас не было рукавиц,  и вот верхняя часть ладони раздирается до крови, особенно, когда чуть упал, а там орешник, каштаны острые впивались и надо было только в горячую воду руки опустить, они там разбухнут, а так не вытащишь…

Звонок:

- Что там есть именно для служения? Вы сказали, что служили обедницу, а литургия там не служится?

о.Амвросий: Отвечаю: там храмик, рядом с храмиком – келлия, там можно готовить пищу. И храм, и Престол были из кипариса - прекрасный запах. Но поскольку у нас Антиминса не было, то Святые Дары мы с собой несли, и когда мы подготовимся, правило все вычитаем, то мы там причащались.

о.Елеазар: А вот о.Василий, который жил там 30 лет, как он причащался?

о.Амвросий:  А он выходил в город, в Сухуми.

о.Елеазар: А среди монахов были священнослужители, которые могли бы совершать там литургию?

о.Амвросий:  До нас был Гавриил.

о.Сергий: Там технически немного сложно: нужны же просфоры, а чтобы их печь нужна мука и т.д. - не так все просто.

о.Елеазар: Батюшка, вот хотел еще спросить -  там же был, не знаю с вами или не с вами, о.Рафаил?

о.Амвросий: Он отдельно был от нас, мы с ним не пересекались. Он раньше меня был.

А останавливались все у великой подвижницы - матушки Ольги, она скончалась в том году. Она - схимонахиня Виталия.

о.Сергий: Это, можно сказать, было такое место, куда приезжали епископы, монахи,  все-все… - ул.Казбеги, 44. И муж ее - о.Алексей диакон.  Было советское время, а это был «Ноев ковчег», она всех принимала,  «духовный центр» Сухуми.

о.Амвросий: Туда собирали всякие продукты и рюкзаками носили в горы к монахам. Помогали и местные жители, и цваны.

о.Елеазар:  Еще вопрос: монахи все-таки мужчины по своей природе, но вы сказали в начале передачи, что там была и монахиня?

о.Амвросий: Это отдельно я хотел. Ей особо было трудно. Надо было, где дорога кончается, через кустарники вниз спускаться - передом нельзя, только задом с рюкзаком, держаться надо за растения, опуститься метров 200 и там келия. Там жили две или три монахини, на брос камня - они так могли перекликаться. Но потом они сказали, что у нас здесь есть одна подвижница и провели. Я увидел девушку - длинная ряса на ней, волоса длинные распущенные. Воды там нет, они собирали дождевую воду и через марлю процеживали, ведра там стояли, вот это была ее пища, ну и мука еще. Когда мы пришли, она лепешки нам испекла.  Она дальше не смогла там жить, потому что бесы напали на нее - стая змей.  Она приходит в свою келию, а там везде - и на кровати, и под кроватью змеи ползают. Она боялась их, молодая была...

о.Елеазар:  Она перешла в другое место жить или вообще ушла из гор?

о.Амвросий:  Я не знаю, но потом я встретил ее в Почаеве, в храме увидел. Оказалось, что она в городке Почаеве жила.  И в этом году она приезжала к нам, уже старенькая, ей 70 с лишним лет. Беседовали с ней.

о.Елеазар:  Батюшка, что еще можно рассказать?

о.Амвросий:  Так там рассказывать очень много.

о.Сергий: Да, да. Великий подвиг, когда люди живут в горах. Я хочу вам такой пример рассказать, что Господь, где бы ты ни был, тебя не оставит никогда. Вот и в горах Кавказа мы жили, казалось, нет ничего - и стройматериалов, например, а как же мы келлию построили? Печку построили? И это все функционировало и функционирует? Там есть такое дерево – орех, чудное дерево, чудом Божиим создано: когда срезаешь его пилой, сколько тебе нужно 2 метра - 1,5 метра, ты срезаешь, потом вставляешь топорик, сверху бьешь, и отскакивает почти ровная доска. И вот из этих толстых досок мы и построили келлию. Батюшка потом еще сложил печку. Мы глину нашли, сделали формочки и в этих формочки забивали глину, она неделю сохла на солнце, потом о.Амвросий сложил печку, потом мы ее хорошо топили сутки почти, она хорошо прогрелась и стала как стекло внутри - обгорела очень хорошо. И потом у нас была своя печь и можно было уже не на костре готовить, а на печи.

о.Амвросий:  А ты не помнишь, мы там корыто нашли из дерева сделанное?  А у меня болезнь была полиартрит: из рододы цветы сорвали - они очень полезные, полиэтилен положили в корыто на дно и воду подогрели – у нас там был свой источник. И можно было лежать там, чтобы полечиться.

о.Сергий: Да, я залил корыто полностью, о.Амвросий лег, сверху закрыли полиэтиленом, чтобы тепло не выходило. А комаров же тьма! Батюшка говорит: «Разожги костер, чтобы дым был, потому что невозможно находиться здесь». Я костер быстренько разжег, нарвал папоротника, бросил, а папоротник, оказывается, горит очень серьезно, сильный дым, и вдруг ветер меняется и прямо на о.Амвросия. Он кричит: «Что ты делаешь?». Я говорю: «Комаров убрал. Вы что-то одно выберите - либо комары, либо дым». Вообщем, весело было, Господь всегда давал такую радость. «Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь, за все благодарите», - говорит апостол Павел. Главное - непрестанно молитесь, всегда надо молиться с радостью, тогда на душе будет мир и спокойствие.

Звонок: - Я хотел петь, но регент мне сказал: «Голос у тебя может и есть, но даже читать ты правильно не умеешь, читать надо на одной ноте, бесстрастно». Я хотел бы спросить: откуда это пошло, чтение на одной ноте?

о.Амвросий:  Это святые отцы установили: не борзясь читать, монотонно. И когда человек так читает, он входит в молитву, и молитва входит в душу, в сердце без всяких возвышений. У нас Нестор был в Почаевской Лавре и там все монахи пели, и он меня спрашивает после службы: «Ну как мы сегодня пели?». Я говорю: «о.Нестор, лучше вас поют и хуже вас поют. Нормально всё».  Он так каждый раз спрашивал.

о.Елеазар: Здесь есть своя мудрость, потому что когда человек читает с выражением, он все-таки выражает благоговение своей души. Вот как радуга имеет много цветов и все они составляют одну радугу, но каждый цвет по своему неповторим и тут также: мы все благочистивы, но у нас у каждого свое благочестие к Богу. И вот если человек начинает навязывать именно свое благочистивое настроение другим, а оно не совпадает - получается диссонанс. Поэтому святые отцы и приписали читать бесстрастно, то есть не выражая никаких чувств.

о.Сергий: Надо давать  действовать Благодати Божьей, чтобы она проникала в сердце помимо наших эмоциональностей. Вот знаете, в Иерусалиме в нашем Горненском монастыре, там батюшка один служит, армянин, отец Виктор, если я не ошибаюсь.  Он необычно служит, он служит монотонно, но это такая певучая монотонность, как будто мы в горах находимся, как-будто эхо, без примесей чувства. Но это так звучит! Очень красиво. Я первый раз на такой литургии был.

о.Елеазар: Не зря же говорят, что здоровая приходская жизнь складывается из 4 вещей: исповедь, проповедь, личный пример священнослужителя и хор. Потому что хор, зачастую, именно становится тем камертоном, который  настраивает людей на молитву, но соответственно - и хор, и чтец. Если чтец опытный, умеет не просто своё послушание вычитать, а еще и умеет совместить - с одной стороны, не дать страстности чтению, а с другой придать молитвенности и торжественности, тогда, конечно, служба проходит на одном дыхании.

о.Амвросий: Я еще хочу сказать про горы Кавказские. Если кто был там, он знает, что там за житьё. Вот мы с тобой, когда шли там, спускаясь с горы, заблудились… Ночь… И мы спустились вниз, а дальше некуда! К дереву привязали себя и ночь сидя проспали. А утром рано в 6 часов встали, спустились вниз - источник воды, шум, смотрим, а там - пропасть. И мы  решили подняться опять вверх - а это километр! У нас рюкзаки были, булки хлеба большие, мы всё выложили. о.Сергию даже кто-то в сумку ром в дорогу положил, он взял вылил этот ром и воды набрал, чтобы вверх идти, воды-то там нет. И вот мы прошли вверх метров 30, вода эта кончилась. Сердце тарабанит - «тыр-тыр-тыр-тыр». Вот ляжешь на спину, ноги поднимешь - минут 20 надо успокоить сердце, потом поднимаешься еще метров 30, и снова сердце бьется сильно, а воды уже нет. Так я достиг такого состояния - половину прошли и язык прилип к гортани, плюнуть нечем было. Осталось метров 100, а сил нет без воды, а день уже кончается, где же взять воды? А тут еще стоят такие деревья метров по 50, голые они, и я уже знал - руку в корни просунул, чувствую там водичка есть, надо ее достать: взял палочку, в целлофан ее завернул и вытянут ее оттуда - стаканчик или  два. Потом Серега  - стаканчик-два, и жизнь появилась. И тут уже поднялись наверх, переночевали, открыли банку баклажанной икры, хоть немножко там влага была, переночевали, а утром уже нашли дорогу. 

о.Сергий:  Когда мы там заблудились, 4 дня ходили, каждый день видели гору, старец каждый день говорил: «Это моя гора, где стоит моя келия и мой храм». И так было все 4 дня - «это моя гора, это моя гора…», - каждый день… И вечером третьего дня, я о.Амвросию говорю: «Давайте причастимся, потому что мы отсюда уже не выйдем, силы заканчиваются и старец уже не знает где его гора». Ему 70 лет было. о.Амвросий говорит: «Вот завтра причастимся, хорошо». На следующий день старец говорит: «Вот это моя гора». И мы долго спускались, спустились прямо в ущелье и к вечеру старец говорит: «Это моя гора». А у нас нет сил, и все руки содраны, в язвах, как говорил о.Амвросий. И вот ребята наши пошли со старцем вперед, а мы сели еле живые. А старец говорит: «Вы не переживайте, мы как только поднимемся наверх, у меня там колокол есть, я дерну и вы сразу услышите колокольный звон и сразу поймете, что это моя гора. И будете подниматься уже с радостью». Прошел где-то час, мы набрались сил и стали подниматься по источнику. А там удивительно вода течет: у нас так болели руки и вот есть живая вода и мертвая, как это объяснить не знаю, может, конечно, Божия благодать - как только руки в нее опустили стало сразу легче рукам. И уже стемнело, и я кричу уже: «Келия есть?». Эхо доносится: «Есть!». Я: «Почему в колокол не звоните?». - Тишина. И вот я говорю: «Опять обманывают, опять будем спать в горах. Колокол не бьет, значит обманывают». Поднимаемся вверх, уже ближе-ближе голоса, нас они зовут, и вот вдруг я вижу - в полутьме стоит церковь, она светится просто (дерево такое – кипарис). Я подошел, радости столько! Если бы меня спросили: «Была ли у тебя большая радость на земле?». Я скажу: «Не было! Только причастие». Я подошел и стал целовать келию, я не верил своим глазам, что мы наконец-то после четырех дней сна на земле, выбившись из сил, пришли к келии! Это было, как будто мы к Ноеву ковчегу дошли. Я в состоянии восторга спрашиваю о.Василия: «А что ж Вы в колокол не ударили?». А он говорит: «Слушай, я дернул и веревка оборвалась. А колокол там вверху висит и его достать нельзя, завтра привяжем».

о.Елеазар: В каком году вы там были?

- В 1981г., во время советской власти, 33 года назад.

Слово утешения:

о.Амвросий: Когда мы уходили с гор, а это надо было подниматься два км, рано утром в 6 часов деревья мокрые, сразу же через 5 минут ты мокрый с ног до головы. Идешь, змеи попадаются, но мы с палочкой идем - они уходят. Когда стали спускаться, там поляна и пастухи пасли коров и огромная лужа воды, она высохла и стала для коров. С нами шел один человек, он встал на колени, подполз и пил эту воду.  Пастух увидел это и пригласил нас к себе. Мы зашли, у него огромное ведро - литров на 15 кислого молока, и мы втроем всё это выпили. Он, конечно, удивился мягко и говорит: «Давайте хоть поиграем в шашки».  Развеяться, скучно же ему там одному. Мы с ним поиграли, и он остался доволен.

Когда мы спустились с гор, в это время появились на небе громадные тучи, гром  гремел, а там, где мы сидели и ждали автобус, было хорошо -солнце светило, и мы с рюкзаками сидим. И там какая-то коза разбегается и ударяет меня рогами, я руками ее отпихиваю, а она все равно, ей играться хотелось.

Конечно, после гор хотелось молиться, но тут уж суета, много знакомых, разговоры, но интересно было, встреча со многими людьми.  И, самое главное, появляется горная болезнь - хочется в горы. Хотя и трудно, и жестоко там, суровая погода, постоянно дожди там идут, моросят и моросят… А птицы поют – «пить, пить, пить…». Особенно утром просыпаешься от того, что тысячи птиц начинают Бога славить. Прочитали утренние молитвы и птицы Богу молитвы поют, а потом уже ищут себе что покушать. Мы были там еще раза три.

 

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+