Перейти к основному содержанию

02:15 23.05.2024

Развлекая - просвещать

25.04.2024 11:40:33

Смотреть: https://youtu.be/rlwWkhUbPp4
Слушать: https://radonezh.ru/radio/2024/04/17/21-00

Е. Никифоров: -  Добрый день! В последние недели мы много говорим о новой игре, которая сделана по роману Михаила Загоскина «Юрий Милославский. Русские в 1612 году». Как ни странно эта игра возбудила невероятный интерес к самому Загоскину – книгу читают! Пушкин назвал книгу лучшим историческим романом. Сегодня поговорить на эти темы я пригласили директора православной гимназии «Радонеж» Михаила Борисовича Тишкова. Вы профессионал в образовании. Хочу спросить Вашего мнения. Игры обычно увлекают детей, побуждают уходить от реальности. С другой стороны мы надеемся, что именно здесь процесс будет другой. Игра «Смута» реалистична, создавалась при участии специалистов, в том числе исторических консультантов, графика отличная, герои наши русские, любовная линия чудесная. На рынке игр и кино национально ориентированного ничего приличного нет. Я хвалил один фильм, который на меня произвел впечатление, - «Викинг». Снятый превосходно, фильм совершенно ничего не говорит ни о кресте, ни о других важных для христианства символах. Я же был так увлечен самим кино, что совершенно об этом не подумал. А вещи важнейшие… Кого и как воспитают игры и фильмы такие, не русские по сути, мы не знаем. На «Радонеже» мы обеспокоены язычеством и родноверием, которыми талантливо подменяют нашу православную веру, показывая всяких смутных перунов.  Как быть?

М. Тишков: -  С перунов всё начиналось на Украине. Технология известная – свели с ума украинскую интеллигенцию, превратили в националистов именно при помощи такого автохтонного украинского язычества, которое смыкалось по содержанию с мифологией фашизма. Согласен, что попытки сделать прививку этого на нашу великорусскую почву – попытки возможно осмысленные. Если не предпринять ничего, не среагировать, то последствия могут быть нехорошими.

Е. Никифоров: -  Мы недавно в Патриархии об этом говорили на Межсоборном присутствии. Мои собственные наблюдения были таковы: удивительная распространенность этих идей среди простых русских людей. Кирилл Никифоров, который часто бывает на Донбассе, часто мне  рассказывает, что это оказывается среди силовиков, простых военных распространено не меньше. Это родные братья «Азова», инфильтрация их в России, да какая масштабная. Это не просто меньшинство, над которым все смеялись. Наш политолог Ростислав Ищенко говорил, что «будут резать». Я был ошарашен. Он повторил: «Будут!» И вот сейчас видно, что это было пророчество. Реальная опасность, которой надо противостоять. Ирга «Смута» послужит этому?

М. Тишков: -  Моя реакция и оценка по поводу игры неоднозначны. Вроде это компьютерная игра. Любой здравомыслящий человек, связанный с образованием, отнесется по умолчанию к этому отрицательно. Наш ведущий американист Дмитрий Дробницкий буквально несколько дней назад на программе Соловьева сказал, что родители, которые дают своему ребенку смартфон ранее 10 лет – убийцы. Понятно, почему он так сказал. Прежде всего, тут контент неясного содержания, а самое главное – игры. По сути, эта игра «Смута» - все равно игра, которая находится в общем контексте. Это в целом невероятно вредно и опасно, плохо влияет на детей. Факт общеизвестный: дети, которые ранее, чем нужно, берут в руки гаджеты, просто теряют нормальную возможность обучаться. Их интеллектуальные способности страдают. В Китае приняли закон о запрещении смартфонов. У нас приняли закон о запрещении их в школах. В Европе идет тот же процесс. В целом это гадость, но так как многие на это подсажены, так как зло это еще существует, то эту попытку я бы рассмотрел как способ максимально снизить патогенность таких увлечений. Если играешь, то хотя бы выбери качественную  игру, со вкусом сделанную, достоверно созданную.

Е. Никифоров: -  К счастью, у нас нет идеологизированной задачи. Игра сделана очень патриотичными людьми, осознанными, лучшими экспертами, компьютерщиками. Игра очень реалистична, не ходульно патриотична – все разлито в системе образов. Для нас, впрочем, это новое - мы-то сами играли в настоящие игры.

М. Тишков: -  Мы во дворах играли так, что «воевали» против немцев и других врагов. А сейчас, насмотревшись всего западного, дети играют во что угодно, только не в Великую Отечественную. Раньше было так: вот наши, вот немцы. В принципе, если пытаться найти быстрое и действенное противоядие, то вариант хороший. Я слышал, что у нас даже разрабатывают собственные игровые приставки, консоли – пошли по этому же пути. Технологическая база, содержательный контент – половина проблемы решена, половина вреда устранено. Тут ведь две проблемы: игромания, когда человек проводит неумеренное количество времени за игрой, а второе – содержание игр. Не знаешь, какой вред больше. Если знаете, есть такое правило – из лимона делать лимонад. Так вот в случае в играми есть парадоксальная вещь - те, кто прошел путь игромании, частенько находят себе наилучшее применение сейчас в зоне СВО, становясь дроноводами. Сидит ботаник, который по привычным соображениям, ни на что не годен, а он там невероятно эффективен. Этот контекст времени, конечно, любопытен. Недостатки оборачиваются какой-то совсем другой стороной.

Е. Никифоров: -  Как говорили духовники – ножом можно сделать всё, и хорошо, и плохо.

М. Тишков: -  Отдельно скажу по содержанию игры, а точнее вернусь к самому роману Загоскина. Это в каком-то смысле большая революция. Роман блестящий. Я его читал в детстве. Он просто стоял на полке, мне его предложили родители. Когда я потом переходил к Гоголю, то легко понял комизм ситуации, где оказывается, что Хлестаков «написал» Юрия Милослдавского.

Е. Никифоров: -  А многие не понимают! Это все равно, что сказать «я создал «17 мгновений весны!»

М. Тишков: -  У нас в гимназии, где литература профильный предмет, которому уделяется много внимания, преподаватели производят сначала чтение текста с комментированием. Дети должны понять значение слов, с которыми они никогда не сталкивались. Ямщик, дроги, сани, облучок – всё это нужно понимать. Сегодняшние дети читают это как инопланетное что-то, не понимая ничего.

Е. Никифоров: -  У Осипа Мандельштама есть эпиграмма.

Один еврей, должно быть, комсомолец,
Живописать решил дворянский старый быт:
На закладной под звуки колоколец
Помещик в подорожную спешит.

Точно так и здесь…

М. Тишков: -  Точно! Потому возвращение в оборот этого великого романа, с которого и правда начался великий исторический роман. «Капитанская дочка» на 6-7 лет позже написана, чем «Юрий Милославский». Интересные параллели: оба произведения начинаются с вьюги, со сцены в степи, и вот случайный попутчик… Возникает вопрос: в какой степени «Юрий Милославский» повлиял на Пушкина. «Дубровский» – явное влияние «Братьев разбойников». До сегодня никто не задавался вопросом, что эта встреча с Пугачевым в метель возможно навеяна романом Загоскина. Помню, у кого-то есть труд «Плагиаты у Пушкина». Это не плагиаты, а скорее творческая переработка. Пушкин переработал множество сюжетов, ввел их в корпус русской литературы. Это было сделано сознательно.

Е. Никифоров: -  Пушкин был образованнейший человек, понимал, что такое ходячие сюжеты, герои.

М. Тишков: -  Всё верно. Сожалею, что романа Загоскина нет у нас в программе образовательной. А я бы его ввел. У нас в истории есть ключевые драматические моменты. Мы их знаем. Каждому такому событию соответствует великое литературное произведение. Война 1812 года – «Война и мир». Военная литература, посвященная Второй мировой, - об этом и говорить нечего. Там огромная плеяда фронтовиков. А 1612 год? Мы с недавних времен празднуем этот день как День народного единства, а где произведения? Дети не просто на истории узнают про изгнание поляков, а прочитают об этом в художественной литературе. Такие события должны изучаться всесторонне, в том числе через литературу, которая позволит в памяти сохранить картинки, образы, тогда это осядет основательно. «Юрий Милославский» идеально отвечает таким задачам. С этой только точки зрения его надо было бы ввести в курс литературы. А то, что это первый исторический роман – недостаточное основание, чтобы произведение ввести в курс школьной литературы? Понимаю, почему при советской власти этого не сделали. Промонархические настроения были неинтересны, а плюс еще вера, православие… Советская концепция просто была другой. Сейчас, а особенно сегодня, это произведение актуально как никогда! Обострились наши отношения с Польшей. Откуда? Почему вдруг? Если ребенок прочитал в свое время роман, то для него не будет вопросов… Если бы кто-то смог довести этот вопрос наверх, туда, где формируются программы… Роман этот обязан быть включен в программу. Ведь роман выдающийся не только с точки зрения литературной, но и с точки зрения православной. Там так четко, точно расставлены акценты, блестяще выстроена система персонажей, введены ключевые персонажи, образы, типологизирующие русскую жизнь в это время, созданы образы бояр-изменников, которые готовы присягнуть иноземному королю… Вся типология перекликается с тем, что происходит теперь. Голосую за то, чтобы роман изучать в курсе литературы, а тогда и появление игры будет более чем оправданным.

Е. Никифоров: -  Родители завопят снова, что и так никто ничего не успевает, а что-то еще включают… Кстати, о программе. Насколько она сбалансирована по литературе.

М. Тишков: -  Острейший вопрос. Увы, я пока нигде не вижу единой правильной ноты, интонации, понимания вопроса. Недавно некая региональная наша дама дорвалась до микрофона, и вопреки победным релициям всех департаментов и Минобразования донесла боль, что со средним образованием у нас пока еще очень и очень неблагополучно, хотя понятно, что чиновники рапортуют о том, что всё сделано. В общем, дама эта донесла, Путин записал, дал реакцию ответную и вот уже исполнители бросились трудиться. Опять, констатирую, что это все прошло неидеально. Дама с одной стороны подняла вопросы правильные. Прежде всего, о перегрузе учителей всякой бумажной работой, когда они не успевают выполнять свои прямые обязанности. Система чиновников по закону Паркинсона все время плодит сама себя – отчеты, бумаги… Их никто не проверяет, а система работает на себя. Классический Кафка. Мы рождены, чтобы Кафку сделать былью. И параллельно с этим проблема – дети перегружены. И опять – давайте освободим от домашних заданий, давайте уменьшим количество часов, а вот тут СанПины, то, сё… И тут же это подхватывают и отрабатывают, что означает ключевое непонимание того, что есть образование, как оно должно быть организовано и для чего. Что происходит - перепевы и отголоски некой либеральной антропологии.

Е. Никифоров: -  Вот, тот самый вопрос, вертится на кончике языка – здесь крупнейший вызов.

М. Тишков: -  Мы люди нескольких предыдущих поколений. По-разному можно относиться к советской власти, но есть некоторые вещи консенсусные. Вспомним – у нас главным лозунгом были слова Ленина: «Учиться, учиться и учиться». Коммунистом можно стать только, когда ты овладел всем культурным багажом, который до нас выработало человечество. Если это так, в этом мы согласны, то образование – не отдохновение, не развлечение для ребенка, это серьезный тяжелый труд, которым ребенок должен заниматься. Советская власть взяла элитное дворянское образование и предложила его народу. А теперь весь народ должен овладеть выработанным в 19 веке каноном классического образования.

Е. Никифоров: -  Нет, погоди! Были реальные училища, не хуже гимназий, но ориентированные на создание инженерного сословия.

М. Тишков: -  При советской власти это все повторилось. Она сделала средние специальные учреждения. Она взяла лучшее из классических гимназий и реальных училищ. Вспомним, когда Пушкин стал - «наше всё»? Чье это было решение? Лично Сталина. В 1937 году он решил праздновать столетие – сделал революцию. Вокруг него было огромное количество людей, которые хотели сбросить с корабля истории всё старое, включая репертуар Большого театра, чтобы ставить только революционные пьесы. А Сталин сказал: «Оставляем!» Он ходил слушать любимого баса, бывшего протодиакона Дормидонта Михайловича. Знаменитая история. Известнейший бас Большого выслушивал, как глава государства пенял ему, что он уменьшает силу голоса, когда тот приходит. Может быть, Вы стесняетесь, что были когда-то протодиаконом? Так что же с того – я когда-то учился в семинарии. Это доподлинный исторический анекдот. Сталин, получив  хорошее семинарское образование, а также Луначарский, все, кто занимались культурой, хорошо понимали, чтоб догнать и перегнать – нужно начальное и среднее школьное образование. Туда были брошены лучшие силы. За счет этого они решили множество других вопросов. Они понимали, что это серьезный труд. А популярная нынче антропология, когда ребеночку должно быть хорошо, комфортно, а уж выучиться или нет – неважно.

Е. Никифоров: -  Все, что связано с доктором Споком. Никакого образование, воспитания, лопух сам и вырастет. А забыли, что человек такое существо, которое создается уже после рождения. Язык нужно осваивать!

М. Тишков: -  В советском образовании еще был важный аспект. Советское государство противостояло всему миру. Сознание было героическим. Все готовились к войне. А какое должно быть сознание у ребеночка, который после школы возьмет винтовку и пойдет на фронт? И так воспитывалась вся молодёжь. Сейчас сплошное поколение хипстеров, поколение раф и каппучино… Изнеженная столичная молодежь. Второе поколение родителей, воспитанных так. Они к своим деткам начинают также относиться. Плохую отметку ему не ставьте, не перегружайте, а как он будет готовиться к серьезной ответственной жизни? Мы сегодня опять находимся в ситуации 39 года, когда началась огромная отечественная война, когда русская цивилизация противостоит всей западной. Всё снова повторяется. Войны 1612г., 1812г., Первая мировая в 1914, Гражданская в 1918, Вторая мировая в 1941…  Не перегружать ребенка это хорошо, но а как его учить? Вы хотите добиться технологической независимости, сделать рывок, национализировать молодежь? Запад уже понял – начал мощнейшую военную риторику. Они говорят, что Европа должна возрождать войска, немцы опять говорят о Тевтонском духе, а мы опять будем отменять домашние задания и следить, чтобы ребенку было удобно? Опять-таки… говорят о трудовом воспитании, а для ребенка главный труд – та самая учёба! Успех в учебе – научиться длительной интеллектуальной концентрации. Огромное количество детей сейчас обладают синдромом СДВГ. Психологи, нейропсихологи дают приговор – максимальная концентрация 20 минут. Он урок не выдерживает. Как он будет овладевать  предметами?

Е. Никифоров: -  Как у вас в школе с этим решается?

М. Тишков: -  Мы сразу предупреждает родителей, что наша школа с повышенными учебными задачами, что у нас надо учиться, что есть некий минимум, который ребенок должен сдать. Тема должна быть пройдена и сдана. У нас введен в каком-то смысле тотальный подход – по каждому предмету существует некий обязательный минимум. Он должен быть пройден и зафиксирован в виде сданного зачета. Нет зачета – неуд. Любой неуд должен быть отработан, закрыт. Как в медицинском институте. Мы не можешь тему пропустить, вдруг она тебе потом будет нужна. Так что садись два, поехали дальше – не наш подход.

Е. Никифоров: -  нет ли ощущения перегрузки, неудовлетворенности или истерических реакций родителей?

М. Тишков: -  Зайду с другого конца. Как у нас организована система образования? Без ретуши и обиняков. Образование хорошее стало сейчас сословной привилегией. Очевидно, кто-то на достаточном верху понимает, что у них нет ресурса вытянуть все сразу, как делали большевики. Потому сейчас решаются вопросы за счет точечных усилий. Есть сильные привилегированные школы. Это либо очень дорогие школы, либо школы с очень строгим отбором. По сути, это то, что при советской власти именовалось системой спецшкол, где профильно готовились специалисты. Сейчас такие проекты есть. Сириус – первый пилотный образовательный проект. Сказали, что построим по всей стране сеть Сириусов. Но туда отбирают детей, потому что всех образовать мы не можем. А кто туда попадает? Реально самородки попадают, но прежде всего – дети элиты. Потому что элита как правило лучше образована, чем не элита. Своим детям они хотят дать тоже хорошее образование. Система не занималась этим 30 лет. Выигрывают на этой дистанции те, кто могут за деньги взять репетитора, дать дополнительное образование, пестуют отдельных этих детей, которые собираются в отдельные элитные школы, куда привлекают за деньги лучших учителей. И так выстраивается образование.

Е. Никифоров: -  А наши-то родители? По большей части это люди, не относящиеся к финансовой элите.

М. Тишков: -  У нас среди православных гимназий есть такая. Это неплохой проект национализации детей для элиты. Хорошо, что такой проект есть, но он один. Большинство наших многолетних православных школ – уникальные проекты, которые идут против тренда. Наша специфика в том, что директора наших школ очень субъектны. Если в муниципальной школе директор – чиновник, которого поставили и он отрабатывает требования департамента, получает зарплату, реализует только то, что сказали. Он очень несвободен в своих решениях. У наших школ есть частично статус экстерриториальности, мы пытаемся реализовывать советский образовательный проект: несостоятельным, малоимущим, многодетным семье давать настоящее образование. Мы гребем против течения, против ветра на протяжении 35 почти лет. Гимназия работает несмотря ни на что, вопреки всему. Это специфика православных школ.

Е. Никифоров: -  Я в восторге от нашей школы, как и от школы Татьяны Ивановны Лещевой. Какие вышли дети. Как они благодарны тому, что они учились с этими гигантскими нагрузками, не жалуются на них. В результате поступаемость в вузы у них на высоте, а далее первый и второй курс они с легкостью проходят. Эти школы – образец некоммерциализированного учреждения образовательного, но социально-ориентированного.

М. Тишков: -  Если мы говорим о каноне образования, то мне часто приходится озвучивать такое предложение. Сегодня ведущие православные школы имеют в себе идеальную модель, которая должна быть взята за модель русской национальной школы. Пока в целом чиновники от образования смотрят на наши православные школы, как на что-то маргинальное. Были годы, когда взгляды были прямо сказать косыми. Мы отлично знаем, что их внутреннее отношение было таким, что если бы было можно школу закрыть, закрыли бы. Но они вынуждены были улыбаться, потому что в нашем государстве в самые трудные времена были люди, которые  говорили «это не трогать». Вспоминается совещание Сталина по поводу реконструкции Красной площади. Каганович взял макет храма Василия Блаженного за маковку, приподнял, попытался убрать с площади, сказав, что на том месте будет какой-то там проспект, а Сталин строго велел ему поставить «на мэсто». Слава Богу, с наши тоже было так, и до сих пор наши школы выжили.  Главная цель нашей максимально широкой системы образования является формирование национальной идентичности у подрастающего поколения. Впервые за столько лет вдруг сам президент произнес эти слова. Уверен, до чиновников опять не дойдет. К каждому слову президента нужно присоединять такой исполнительский аппарат, чтобы доходило до них. Он сам говорить всем не может, он декларирует, а подхватят или нет – вопрос. 

Е. Никифоров: -  Такое либеральное сознание, которое внутренне им симпатично. Тренд либеральный, который попортил многих. Бисмарка на них нет, который сказал, что войну выигрывает школьный учитель. Господа дорогие, хотим выиграть войну, обратим внимание на школу.

М. Тишков: -  А если мы стали бы понимать главную задачу школы, то следующим вопросом станет: как и в чем суть, как формировать эту национальную идентичность у детей. Тут мы неизбежно вспоминаем, что стали у нас говорить о цивилизационном подходе. У нас не страна, не государство – цивилизация. Президент сказал, что у России нет границ. Правильно! Так в чем смысл национального бытия? Национальной идеи? Вот на эти вопросы мы должны ответить прежде всего. От этих вопросов мы зададим другой: откуда есть пошла земля Русская? Русская цивилизация – православная. То бы ты ни думал, светский человек, духовный, культурный, исторический код в основании русской цивилизации – православие. Сформировать национальную идентичность без хотя бы погружения в православную культуру, пусть как культурологический предмет, как понимание смыслов, как история, которая, по сути, на протяжении всего бытия состояла в том, что русские всегда отстаивали право сохраниться как православная цивилизация.

Е. Никифоров: -  Поэтому я рекомендую игру Смута. Каждому времени нужны свои инструменты. Нельзя уже писать гусиным пером, времена его прошли. Жалко утерянного, конечно. То же чистописание.

М. Тишков: -  А у нас, кстати, чистописание у нас отдельный предмет до 5 класса и как раз пером настоящим. Детям невероятно нравится писать пером, макая его в чернильницу.

Е. Никифоров: -  Вспомнишь тут и запах чернил и скрип пера.

М. Тишков: -  Очень положительно сказывается каллиграфия на общее обучение. Меня лично перьевая ручка очень вдохновляла, а шариковая ручка вынуждала себя преодолевать.

Е. Никифоров: -  Эти острова православия – какие же они благодатные. Многие вспоминают потом школьные годы прекрасные. Хотелось бы, чтобы примеры православных школ перенимали, и другие и воплощали во всей системе национального образования. Мы так и мечтали, когда открывали эти школы – чтобы они были заквасочкой, но пока это не так. Хотя удивительно и радостно, что они выжили без всякой поддержки.

М. Тишков: -  Еще это хорошо описано словами Господа «сила Божия в немощи совершается!»

Е. Никифоров: -  Аминь.  

Дорогие братья и сестры! Мы существуем исключительно на ваши пожертвования. Поддержите нас! Перевод картой:

Другие способы платежа:      

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
1 + 4 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+