Перейти к основному содержанию

17:59 12.04.2024

Тайны арабского мира

20.02.2024 11:02:57

Смотреть: https://youtu.be/9KndfTeBsUo

Е. Никифоров: -  Добрый день, дорогие братья и сестры. Я рад приветствовать в нашей студии Михаила Якушева, известного востоковеда, генерального директора Аналитического центра «Катехон».

М. Якушев: - Мир всем! (приветствует на арабском).

Е. Никифоров: -  Возглас литургический. Хочу начать с необычного вопроса - служат ли сейчас Литургию на арабском языке на востоке?

М. Якушев: -  Повсеместно. В Сирии, Ливане, Палестине, Иордане. Интересно постоять и послушать. Выражения будут узнаваемые. Слава Тебе, Господи – арабы перевели на свой язык.

Е. Никифоров: -  Они обижались и пытались запрещать употребление слова Аллах (араб. الله‎, букв. «Бог»), в практике православия на востоке, но другого названия для Бога в арабском просто нет.

М. Якушев: -  Это конечно от незнания. Изучение православного арабского востока интересно. В Сирии вы слушаете священника, который говорит на древнем арамейском языке (а деревня на этом языке вся и всегда говорит), и это тот самый древний язык, на котором говорил Спаситель. Язык, который можно услышать в фильме Мэла Гибсона, не совсем «тот самый». Он уже немного трансформирован. Но это язык семитский, похожий на арабский, до начала 8 века он преобладал на территории бывших византийских  провинций, потом арабских, на нем полностью велось богослужение, но под воздействием арабизации он был переведен в арабский язык.

Е. Никифоров: -  Политический фактор?

М. Якушев: -  Да! Литургика содержит все выражения, которые были переведены на арабский, и чаще всего полностью совпадают, удивляешься даже похожести – семитский язык – арабский язык и русский. Как можно сравнивать? А если скажем и почувствуем музыку в словах «не хлебом единым жив человек, но всяким Словом исходящим из уст Божиих», то заметим, что длина фразы абсолютно одинакова, хотя конечно, арабский, исламский и христианский языки различаются. 

Е. Никифоров: -  Вот так и хочется сказать, что недалеки арабы от спасения. Только нужно понять, что такое Господь Наш Бог Иисус Христос. А с этим у них большое противоречие внутреннее. Для них Он пророк, они чтут Божию Матерь, но признать Богом Его не могут. С одной стороны, это всё очень просто, другого богословия у них нет. Этой простотой они и захватывают мир, потому что распространялся ислам среди народов слабо развитых тогда, сам пророк не умел читать.

М. Якушев: -  Поначалу да, по традиции исламской, когда, уединившись в пещере, он от архангела услышал – «Читай!» Он сказал, что не умеет читать. И так трижды повторялось. Читать его призывали во имя Господа, Который сотворил человека из сгустка крови. И он начал читать, не умея, а потом вышел в народ, вещать, проповедовать. Тогда люди не делали записи, просто запоминали. Коран рожден уже после смерти пророка Мохаммеда, его записывали люди, произносили, артикулировали тем, кто был глух, а те по артикуляции записывали и сверяли записи. Это создало и Коран, и первый раскол в исламе. Хариджиты – первые раскольники, считали, что Коран сотворён (махлюк), то есть он не божественное откровение, и в нем уже побывала рука человека.

Е. Никифоров: -  Коран в этом смысле пересказ Библии.

М. Якушев: -  И книг Ветхого Завета. Много сюжетов укороченных и не всегда понятных. Я часто говорю своим друзьям-мусульманам почитать первоисточник. Они ошибочно думают, что в Коране все сказано, а это отнюдь не так. А что до арабов, как неграмотного народа, то возьмем Мехмеда II Завоевателя.

Е. Никифоров: -  Того, что лишил нас святой Софии?

М. Якушев: -  Да, именно, но не без причины. Посмотрите, он не закрыл все мозаичные образы в храме. Пантократора закрыл, потому что Он сверху смотрел, и Его глаза любой человек видел почти из любого места. Это было для мусульман невыносимо, хотя они спиной и не видели, что там на куполе. Но Богородица с Младенцем на троне на своде вимы, образы Архангела Михаила и Гавриила, а между ними Христос – Спас Нерукотворный с «Вуалью Вероники». Об этом описано в 1672 году французом, который побывал там и нарисовал, записал.

Е. Никифоров: -  Это вообще был великий государь. Мало что он по праву сильного захватил Византию, так и вел себя благородно, насколько я знаю.

М. Якушев: -  Не всегда. Благородство это прекрасно, но у него был гарем, и не только из женщин, но из мальчиков. Одного он хотел забрать себе в гарем, отец мальчика возразил и головы лишился. Есть один момент – Мехмед был главный светский и духовный лидер строящегося Османского государства. Возражая против изображения живых существ в храмах, он при этом вызывал самых лучших художников, которые писали его портреты. Мы знаем портрет кисти итальянского художника только потому, что он вошел в историю. Лучше этого портрета не найти. Они позволяли себя рисовать. Были сами художниками немного и каллиграфами отличными, поэтами. Султаны – особая тема. Воспитанные, хорошо образованные, но вот имели такие загогулины, как у каждого человека. Вот это культура очень интересная, но когда она сталкивается с христианской, то тут все непросто. Молились же они спокойно, и только в середине 18 века Мустафа I закрыл последние образы. Оставил только два Серафима, лица которых были прикрыты крыльями.

Е. Никифоров: -  Потом их открыли же? Мы получили возможность молиться у этих святынь - высочайшего достижения христианского изобразительного  искусства.

М. Якушев: -  Конечно. Архитектор здания Русской дипломатической миссии был послан Николаем I для того, чтобы строить наше посольство на Босфоре в Константинополе. И когда увидели, как работает этот швейцарец итальянского происхождения на русской службе государевой, стали его привлекать к себе, а султан, в конце концов, предложил ему подряд на капитальный ремонт святой Софии. То, что было открыто, а потом закрыто, настолько важно, что достойно отдельного рассказа: роль России в открытии мозаичных изображений Св. Софии – о чем никто не любит говорить ни в самой Турции, ни на западе вообще.

Е. Никифоров: -  Почему?

М. Якушев: -  Россия снова предстает как очень культурное государство, идущее на несколько шагов впереди. Это никому не нравится. Но об этом надо постоянно говорить подчеркивать, публиковать.

Е. Никифоров: -  А мусульмане вообще не интересуются нашей жизнью. Даже те, которые здесь, даже верующие. Да и мы знаем, что они, например, постятся, но пытаемся принизить их пост, хотя он не такой и простой. Они постятся днём, а ночью не постятся, потому что вроде как Аллах спит и не видит. Это же не так на самом деле?

М. Якушев: -  Конечно, нет. Я бы сказал, что наши исламские друзья не очень хорошо изучают историю ислама. Я это часто подмечаю в такси. Спрашиваешь по Корану, истории ислама, и выясняется, что многие ничего вообще не знают. Владыка Кирилл митрополит Казанский и Татарстанский приглашает меня регулярно с лекциями в Казань, чтобы я выступил и в Духовной семинарии, и в Университете государственном, и перед Исламским институтом и Болгарской академией. К лекциям об исламе есть очень большой интерес. То, что мы им можем рассказать, их обогащает так, что на следующей лекции они вспоминают прошлые.

Е. Никифоров: -  На самом деле понудили их просто изучать Коран. До недавнего времени Коран был запечатан десятью печатями. Он был только на арабском языке, всё! Догматизм как у нас – читайте на церковно-славянском. Никто ничего не понимает, но давайте все равно. Мы смыслу все же молимся, это нельзя забывать. А у н их дело еще хуже обстоит с этим. Тюркские народы очень далеки в языковом смысле от арабов. Первый перевод был сделан Крачковской, востоковедом, который раскрыл Коран для нашего русского ислама, и с тех пор они поняли, что там не просто набор священных звуков, но и мыслей о Боге.

М. Якушев: -  С этим переводом, конечно, они стали внимательнее относиться к тому, что слово Божье на арабском, пусть и через русский выполненным, дает возможность лучше понимать, что из себя представляет ислам. Интересно сравнивать на лекциях. Начинаешь лекцию с арабского, чтобы все поняли, что он важен, особенно для тех, кто изучает Коран. Для мозгов, для памяти, для усидчивости и выдержанности. Изучение иностранных, я как арабист говорю, полезно. Ну а те, кто знает арабский, как-то сближаются, такое братство формируют, которое нигде не прописано, но объединяет само знание этого семитского языка, письмо справа налево. Никто не заметил, что с середины 17 века в Святой Софии висели такие панно, где по-арабски было написано Аллах, потом Мохаммед, Бубака, Омар.

Е. Никифоров: -  Это в таких картушах круглых?

М. Якушев: -  Картуши круглые появились, не поверите, с 1848 года, а в 1651 они были квадратные. Таги-Заде был каллиграф, который их писал. Они были зеленого цвета. Нам непонятно многое, но всё же ближайшее рассмотрение могло дать понимание, что там вкралась ошибка, которую они исправили только накануне Русско-турецкой войны 1877-78 годов. Первые имена в исламе Аллах, потом пророк Мохаммед, а потом первые праведные халифы, которых было четыре: Абубака, Омар, Осман, Али, и два сына Хасан и Хуссейн, это потомки Али и Мохаммеда. При внимательном рассмотрении мы увидели один ученый сумасшедший, который пишет работу о св. Софии. Вместо Османа, третьего халифа, они поставили четвертого.

Е. Никифоров: -  С грамотностью проблемы были?

М. Якушев: -  Они не могли не знать. Современные турки не понимают уже старой письменности, так как пишут по латинице, а те-то турки были не такие, да и понимали в богословии, как казалось. Вот аккуратно приходится им сообщать про такие вещи. Мне интересно было еще другое. Как они докладывали Султану, что ошибка исправлена? Все поколения молчали. Но был  же человек, который осмелился обратить внимание на ошибку. Я буду делать доклад, да и в прошлом году уже делал сообщение в МГУ и вскользь уже об этом упоминал. Теперь будет большая работа на эту тему. В книге это тоже найдет свое отражение. 

Е. Никифоров: -  Для нас поучительно, тем не менее, изучать чужие культуры, не превозноситься чрезмерно, видеть, что и там были люди совестливые, мужественные, да и в мусульманском мире допускались отношения нетрадиционные.

М. Якушев: -  ЛГБТ* сообщество такое…  Может, хорошо, что не понимали арабский, эти вещи оказывались за пределами понимания, потому что в целом в арабском мире эти явления мало распространены. Серьёзнее надо относиться к этому всему. С другой стороны, чтобы взаимодействовать и общаться, нужно знать язык партнера. Мы делали программу по Китаю. Там вообще иероглифы читаются неоднозначно. Мы  думаем, что подписали договор точно составленный, а на самом деле нельзя быть уверенным. Другая культура, содержание ее, которое в значительной степени может отличаться. Понимая, с кем имеешь дело, легче строить серьезный фундамент отношений.  Вспомнилось, что французский до недавнего времени был языком дипломатии. Не потому что он был распространен или был языком аристократии, но по той причине, что французский обладает фантастической точностью. Точность смыслов велика! Я сам не знаю французский, и мое переживание потому, что люблю этот язык, но не выучил его нормальным образом.  Рад, что мы сегодня начали с такого экскурса, что позволяет нам понять, что происходит в этом районе, где наша цивилизация духовная родилась, фантастический по накалу, жестокости выпад палестинцев, с другой стороны очевидно чрезмерный ответ израильтян, главное – что не видно, чтобы они хотели переговоров. Только смерти друг другу. Это так или нет?

М. Якушев: -  Обыватель простой имеет право так думать и размышлять. А те, кто изучал историю арабо-израильского конфликта, ничего кроме ударов по своим нервам не испытывали. Эта проблема трансформировалась, стала заканчиваться темой палестино-израильского конфликта, даже скорее палестинской трагедии. Привело это к тому, что последние 40 лет мы жили в обмане (я говорю о неспециалистах), думая, что на Ближнем востоке все нормально. Я был задействован в 80-90-е в структурах, которые вырабатывали отношение наше к этой проблеме. Это был еще Советский Союз, октябрь 91 года. А в декабре мы уже спустили флаг СССР и появилась на политической арене Российская Федерация. Заметьте, при СССР наша позиция принципиальная и неизменная была в поддержку арабского народа в Палестине. Почему? Когда британцы взяли мандат на управление Палестиной по Декларации Бальфура 1917 года, незаконной кстати, они знали, что Россия уже пережила революцию. После развала нашей Империи выдвинули предложение конгрессу, Ротшильду - бумагу с объяснением. У арабов это известно как «обещание Бальфура». То есть он им обещал. Что же он мог обещать, когда в 1917 году засланный Лоуренс Аравийский увещевал арабов, чтобы они отвернулись от турок-османов и перешли на их сторону. И тогда им позволили бы создать их арабское государство единое, большое, а оттуда бы пошла их монархия. И арабы на это купились, конечно были обмануты. За их спиной заключили «Декларацию Бальфура». «Правительство Его Величества с благосклонностью рассматривает идею создания иудейского» национального очага в Палестине. Там, где их было 2-3% всего! Они были в таком меньшинстве, что евреи на арабском говорили даже дома. Этот факт выстраивается в течение нескольких лет, британцы получают мандат, открывают дверь на историческую Палестину, сионисты- богатые организации наделяют деньгами, скупают у арабов землю. Те продают, потому что земли много, а тут меньшинство просит – почему бы не продать. Это похоже на нас. Мы как бы палестинцы. Нас можно подкупить, обмануть, мы продадим рубаху последнюю – гостю отдать. А тут гость не просто ехал, но земли превращал в свои латифундии. Очень скоро палестинцы поняли, что они много теряют. Начинаются восстания. В конце концов, они не могут сдержать приток эмигрантов, издают «Белую книгу», пытаются ограничить и вызывают на себя огромную волну ненависти со стороны еврейских поселенцев и граждан, которые приезжают со всего мира. Британцев уже больше убивают, чем палестинцев. Британцы вешают их, судят, пытают, создается еврейское сопротивление. Террористический акт 1946 года, где 90 с лишним человек погибли, взрыв в центре Иерусалима. Эта знаменитая гостиница сейчас тоже стоит. А тогда подогнали под кухню грузовик, который и взорвался.

Е. Никифоров: -  Я там бывал, хотя и давненько. Посреди Иерусалима, среди этих маленьких домиков без всякой архитектуры, стоит этот монолит, колониальный стиль, который доказывает британское величие.

М. Якушев: -  Британцы быстро сообразили, что когда взрывают поезда с женщинами и детьми, делать там уже нечего. И сбежали, как американцы умеют это делать – бросая всё. И ассамблея принимает резолюцию 81/2. Делится Палестина практически напополам. 51% идет будущему государству Израиль, арабскому государству чуть меньше половины. Получается, что гость стал хозяином, выгоняет всех, дает на орехи ООН, которая как бы родила это государство. Недовольны они тем, что мир не поддерживает Израиль в его этой ответной атаке на теракт 7 октября. За последние 35 лет столько происходило несправедливостей в отношении палестинцев, самолеты стреляли по домам, машинам. Я рассказывал, как-то я позвонил Сергею Николаевичу Пескову, он был представителем России при ПНА, а трубку взяла его жена. И она говорит, что лежит под кроватью – там летали снаряды, а она так спасалась. Это чтобы было понимание, что это такое, когда утюжат самолетами, а тебе и спрятаться негде. Мне в детстве говорили, что я «как палестинец», гоняли меня. Я только потом понял, что это такое значит.

Хамас не принял позицию мирной Мадридской конференции, соглашение Осло, и считает, что палестинское руководство пошло на сговор с западом, США, Израилем, в результате чего палестинское дело было предано. Поняв это, они решили устроить войну своему же палестинскому руководству, национальной администрации. Интересно, что  сам Хамас создавался в условиях оккупации Газы израильскими войсками. Многие говорят, что были связи скрытые, но были. Неслучайно это произошло. Чуть пройдет время, когда все уляжется, вскроются неприятные для всех тайны механизма. Сейчас приезжали палестинцы к нам в Москву, рассказали такое, что выходит, мы вообще не так все предполагали. Когда-то это надо описать. Правда, только когда закончится. Остановить этот процесс нельзя. 7 октября было триггером, чтобы разбуженная Газа разбудила палестинское руководство, которое, она считает, все равно в сговоре с западом. Такая политика у ПНА (Палестинской народной администрации) сейчас, нежесткая, но они могут разбудить весь арабский восток, а вот это уже опасно. Если так случится, то добавляйте сюда Иран.

Е. Никифоров: -  Но они же персы?

М. Якушев: -  Верно. Шииты. Но хуситы не на пустом месте появились. Это такая секта зейдитов в шиизме, которая получает поддержку от Ирана, но полностью им не подчиняется. Она выступила, ударила, показала свою силу, и против нее уже англо-саксы применяют удары с кораблей и авиации.

Е. Никифоров: -  Как получилось, что эти хуситы, которые заняли узкую полоску у Индийского океана, как Газа, только побольше, нищие-перенищие, богатые только своими глинобитными небоскребами, оказались способны пулять по высокотехнологичным судам?

М. Якушев: -  Нам наши СМИ всегда рисовали картинку, что они в тапочках там сидят, с голыми ножками, с кинжалами. Мне год «посчастливилось» там поработать где-то в 1985-м. Я попал в гражданскую войну. За время этой десятидневной войны мы увидели, что они могут сделать друг с другом. Танки, самолеты, авиация били по складам, били друг друга. Горы и скалы непробиваемые показали, что это особый вид войны, показали, что Йеменцы есть йеменцы. Они были колонизирован британцами, а северный Йемен - это османы. Эти два народа - не одно и то же. Разница чувствовалась. В Йемене возникли противоречия, а они нам были совершенно не понятны. Удивительно, что мы говорим о нашем любимом проливе Плача, проливе Оплакивания, иногда неправильно переводят как «пролив Слёз». Для кого плач, для кого ворота. Стратегическое место. Там была мастерская для наших подводных лодок. И Сокотра контролирует путь в Индийский океан. Две важных точки стратегических. Нас сейчас там нет. Будь мы там, мы бы держали 40% мировой торговли в своих  руках. Били бы не по нашим черноморским кораблям… А мы часто наезжаем на СССР, хотя иногда хочется снять шляпу и сказать спасибо, что выиграли Вторую мировую, Малую Землю отстояли, помогали арабскому народу противостоять западу. Израиль возник как форпост запада на Ближнем востоке. Сейчас за последние 40 лет было сделано все, чтобы поменять повестку дня, изменить мир в отношении Израиля. И он был такой белый и пушистый, арабские же страны наоборот…

Е. Никифоров: -  В Израиле был минимум миллион русского населения, мигрантов, и они остаются верными своим детским юношеским переживаниям, все же своя родина… Много там симпатизирующих России. А мне казалось, что Путин ждал, что можно будет опереться на Израиль в том, что касается Украины. Мы же там занимаемся денацификацией. Если учесть что еврейский народ один из тех, кто пострадал от нацизма, то они будут с большим пониманием относиться к тому, что мы здесь делаем. А этого не произошло.

М. Якушев: -  Конечно. Опять же наша простота русская – мы всегда о людях думаем хорошо. Приведу пример. В конце 70-х я мы ездили с советскими дипломатами в Палестину. Говорили, не бойтесь, пошлем в Палестину наших советских евреев. Они  же воспитаны в духе марксистско-ленинской идеологии, интернационализма. А палестинцы сказали, что заметили, что когда первый был в Швейцарии сионистский конгресс, в начале 20 века, туда приехали самые жесткие воинствующие евреи. И палестинцы предложили оставить их у себя или отправить подальше. К нам в наш дом не надо! Я запомнил эти слова, кто их сказал. Но позиция палестинцев понятна. Я был удивлен еще беседами с теми евреями, кто приходил в консульство. Вот меня на исторической родине принимают так плохо. А какая ваша родина? Палестина. Разве? Ну, нам так в школе говорили, нас так учат. И я предлагал читать Ветхий Завет – откуда пришел Авраам. Из города Ур, а это Вавилон, Ирак. Вам туда надо было ехать. Эта идеологическая установка непробиваема.

Е. Никифоров: -  Говорили с одной палестинкой из очень аристократической семьи. Образованная воспитанная женщина недоумевала: как можно с ними говорить, когда ты сажаешь великолепный апельсиновый сад, тут добрый сосед иудей берет трактор и между деревьями копает траншею, перерубая все корни. Через год весь этот сад погибает. На землю есть и документы и права все, а он одно толкует – нам Бог это дал. И что на это скажешь?

М. Якушев: -  Я и говорю им, вот вы ребята пришли в посольства, плачете, плохо вам здесь, но ведь вы родились в Москве, Ленинграде, вот и ваша родина историческая. Нет, нам предписано же Землю Обетованную. Это странно. Мне скажи сейчас, что я должен жить в Швейцарии, я ни за что не поеду, я же здесь родился. В арабском языке, а в иврите тоже что-то такое должно быть, место рождения – место, где падает голова (точнее головка плода, который только что из утробы матери вышел). Это место родины. Объяснить трудно, потому что такая идеологизированность, да и ты избранным себя считаешь, ты в привилегированном положении. Кто вас, евреев, избрал? Шумеры, например, не кичатся своим историческим происхождением, но им есть чем вам ответить. Происхождением кичиться никогда не надо, люди не любят этого. Некоторые споры есть по поводу понятия «антисемитизм». Но нет такого понятия. Немецкие публицисты стали вводить это около 18 века. Сам термин лжив, потому что семья семитских народов состоит из арабов (300 миллионов), амхарцев, евреев и ассирийцев.

Е. Никифоров: -  И вообще это внутрисемейная проблема.

М. Якушев: -  Да, они сводные братья. Я не употребляю этого слова и часто спрашиваю, что люди вообще имеют под ним в виду. Их кратно меньше, чем арабов, поэтому нельзя так говорить, но стоит выбрать термин «юдофобия». Что это – непонятно. Нам навязывают эту терминологию, палестинская автономия, например. Нет такого понятия! Есть Палестинская национальная администрация или Палестинское самоуправление. Никакой автономии, а если вы используете этот термин, то признаете законную оккупацию Израиля, будто их территория законная, а на территории этого законного Израиля есть автономия, которая ждет, когда она получит права государства. Вы себя ввергаете в ошибку, считаете, что так и было. Нет. Даже название «Организация Освобождение Палестины» переведено не совсем правильно, потому что мы ориентируемся не на первоисточник, то есть арабский язык.

Е. Никифоров: -  Да, не все так просто переводится на русский. Термины аккуратно надо использовать, потому что сейчас идет информационная война, когда словам может придаваться противоположное значение. Агрессивный неолиберализм все с ног на голову переворачивает. Не поймешь, что к чему. Не надо поддаваться, но стоит пользоваться традиционным смыслом слов. Если примем вбрасываемые термины, новояз, то можем попасть в оселки, потому что будет огромная путаница. С этого я и начал. Откуда, почему такая жестокость, которая выхода не знает?  Этика Корана и этика Торы – одна и та же. Зуб за зуб. Это нехристианские идеи. Хорошо сказали, что мы со своей отзывчивостью лезем ко всем целоваться. Помните, Брежнев целуется с Хоннекером? Традиция была такая в губы целоваться. Два пожилых джентльмена и такое…

М. Якушев: -  Мы об этом думаем с высоты нашего времени, а наши деды и прадеды только в губы. Щеками – это все не то.

Е. Никифоров: -  Важно понимать партнёров своих, понимать, что за их этикой и традицией стоит. Рад, что мы сегодня столько важного открыли. Хочется попросить Вас кратко сформулировать, где мы в том конфликте? За кого мы-то стоим?

М. Якушев: -  Думаю, что тот мирный процесс, который готовился, шел по инициативе обеих сторон, особенно Израилю, которому невмоготу было выдерживать натиск, который был в противостоянии его со всем арабским миром. Если помните, после Олимпиады 76 года, когда был теракт на палестинцев, они посыпали теракты в отношении палестинского руководства. Бомбы в книгах, подводная лодка в Тунисе. Палестинцев хотели подтолкнуть к мирным переговорам. Это им удалось. Их уговорили, в том числе и советская дипломатия. Сказали, что мирный процесс будет, но не в границах 47 года, но 67. И вот от этого объема 67 года осталось там 17%. То есть гость отобрал всё. Рабина убили не просто так. Идя на подписание, а он понял, что можно жить в мире, но это было губительно через некоторое время для Израиля, потому что израильские арабы скоро выровнялись, а потом их бы стало больше. Кто был премьер- министром, из кого бы состоял Кнессет, было бы понятно, их бы демографически задавили. Поэтому Рабин должен был быть устранен. Левое движение было очень сильно. А сейчас левых сил неслышно, потому что у них желание добить Хамас, а добивают палестинцев в Газе. Объяснить им ничего нельзя. Тот же Кедми на Первом канале говорит, что ему вообще всё равно, хоть они мочу свою будут пить, надо докончить. Это человек с телеэкранов наших выступает, говорит добрые слова в адрес Сталина, вроде понимает историю нашу лучше нас самих, а тут … как бы вскрывает гносеологические корни неприятия двух сводных братьев арабов и евреев. Гибнут дети, женщины, неважно – мы будем убивать хамасовцев. А дальше Ливан, западный берег Иордана, остановить их может только промысел Божий или когда проснутся арабские народы, которые видят в своем руководстве предательство. Один саудовец написал мне, что хочет опубликовать статью Дугина в их СМИ, ему нужна была помощь в получении прав. Я спросил, зачем, ведь их собственное руководство предает свой народ. Но там все всё понимают, а потому нужна была ссылка на Дугина, которого там все знают.  Он правду говорит о том, что происходит в руководстве арабских стран, на него можно ссылаться. Сами они озвучить это не могут. Хотя, думаю, что скоро потихоньку будут пересматривать отношения с Израилем, который может себя загнать в то положение, когда он будет просить Арафата пойти на переговоры. Но услышат ли его – непонятно.  Останется ли он? Демографически не будут они состоятельны, а значит, им придется уезжать. Новости тревожные поступают, что они на территории Украины, Днепропетровска массово выезжают. Опасная штука. Создается новый плацдарм, а он нам нужен? Увы, история такая  штука, что надо обращать внимание на все мелочи. Надеюсь, левые силы в Израиле скажут свое слово, но, к сожалению, на коне ультраправое руководство, Биньямин Нетаньяху. Если он это дело не доведет до конца, как он считает, его ждет тюрьма, что он хорошо знает, и остановиться он не может. Они очень похожи на Украину. И руководство во всех отношениях, и в политике – стоять нельзя, только вперед до последнего украинца. Мы еще услышим разбуженный Ближний восток, и мы его не узнаем, как не узнали йеменцев, которые между собой развязали гражданскую войну на наших глазах. Мы думали, что хуситы пушистые, а всё не так…

*Запрещено в РФ

Дорогие братья и сестры! Мы существуем исключительно на ваши пожертвования. Поддержите нас! Перевод картой:

Другие способы платежа:      

Комментарии

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
6 + 1 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+