Перейти к основному содержанию

15:57 23.02.2024

Что сейчас происходит

08.02.2023 13:18:45

 

Е. К. Никифоров: - Я хотел бы, чтобы вы нам разъяснили, что происходит на Украине. Такие разные сообщения, такие разные знаки, в частности, шокирующие совершенно сообщения о том, что в Мелитополе местные власти переименовывают улицы, переулки, возвращаясь к тому самому началу, к 2014 году. Слушайте, сметая вместе с тем совершенно справедливые какие-то вещи. Например, там Соборную площадь переименовывают в Коммунистическую.

Л. П. Решетников: - Революции.

Е. К. Никифоров: - Честно говоря, это одно и то же.

Л. П. Решетников: - Конечно.

Е. К. Никифоров: - И все в таком роде. Ну это как-то можно понять: коммунистическая ненависть к Церкви такая застоявшаяся там на Украине. А вот чем им не удался наш великий конструктор – вот это уже…

Л. П. Решетников: - Королев?

Е. К. Никифоров: - Королев, да. Улицу Королева переименовывают…

Л. П. Решетников: - Куйбышева.

Е. К. Никифоров: - В Куйбышева. Совершенно непонятно. Итак, как вы считаете, что это происходит?

Л. П. Решетников: - Вы знаете, я все-таки считаю, что приняты принципиально неверные решения. Заниматься этой проблемой, этим вопросом даже - переименованием улиц в таком масштабе - в период, когда идут военные действия, когда только-только мы освободили от украинского националистического режима, можно сказать, даже нацистского режима, эту территорию, когда многие просто покинули город в разные стороны: кто в Россию, кто туда, на занятую киевским режимом территорию. И в этой ситуации развертывать программу замены всех названий, появившихся после 2014 года…

Е. К. Никифоров: - Причем скопом.

Л. П. Решетников: - Скопом, программу. Это, мягко говоря, недальновидно. А она есть, еще месяца два назад исполняющий обязанности губернатора Запорожской области…

Е. К. Никифоров: - То есть это не спонтанное решение?

Л. П. Решетников: - Абсолютно нет. Это было объявлено, мы все это читали, кто следит за ситуацией на Украине, что «мы поменяем», если память мне не изменяет, было названо около трехсот населенных пунктов кроме Мелитополя. Там же поселки, села и т.д. И после этого объявления началась работа по этой замене. И принимается абсолютно неумное решение, мягко говоря, неумное решение, хотя многие наблюдатели, аналитики говорят, что это вообще провокация. Решение заменить все скопом и присвоить названия – все те, что были до 2014 года. И, конечно, получается абракадабра. Вы об этом уже сказали. Надо сказать, что киевский режим в 2016 году провел эту работу в Запорожской области. Да, поменял названия. Но я вот внимательно читаю: видно они еще не были в таком запале, поэтому они сохранили какие-то названия, имеющие отношение к России, приняли названия неполитического характера. Это улица Вишневая, улица Тенистая, улица Тополиная.  

Е. К. Никифоров: - А вот сейчас как они назвали, наши-то?

Л. П. Решетников: - Так они возвращают, что до 2014 года, и получается, что вот это улица Вишневая становится Розы Люксембург или Карла Либкнехта.

Е. К. Никифоров: - Что они делают в Мелитополе? Что делают? Сейчас тем более.

Л. П. Решетников: - Вот эта вот абсолютная, я считаю, глупость этим заниматься. Причем занимаются демагогией. Вот сейчас они оправдываются, говорят: «Нет, это только проект». Сначала они оправдывались, что кто-то взломал телеграм-канал мэра Данильченко. Она говорит, что взломали. Теперь она это не говорит. И говорят, что это только проект, мы еще будем обсуждать. Вчера они объявили о создании совета: краеведы, историки. Но тоже пока нам имена не известны. Но такой известный деятель, я бы сказал, Владимир Рогов, который стоит на позициях воссоединения южнорусских земель с Россией, почему-то не включен в этот совет. И я думаю, что вчера в передаче телеканала «Спас» вы эту мысль сказали, я ее хочу повторить: здесь, мне кажется, есть идея или от непонимания, или специально – остановить русское пробуждение, русскую идентичность населения этих районов. Тем более Мелитополь. Там же многие люди не имеют отношения к Малороссии вообще. Там много греков, болгар. Они уже себя идентифицировали, когда еще я жил на Украине, как русские. И это вот попытка остановить эту русскую идентичность. Но я хотел бы, Евгений Константинович, обратить внимание на следующее: этот регион, район вошел в состав Российской Федерации. Товарищи и господа, вот как их называть, не знаю, но в Российской Федерации есть президент, уважаемый всеми Владимир Владимирович, он же и Верховный главнокомандующий. Он же идейные тезисы, что мы вообще там делаем высказал. Вы читайте его!

Е. К. Никифоров: - Причем они очень простые. Там два тезиса: демилитаризация и денацификация.

Л. П. Решетников: - И еще есть: негативная оценка Украины имени Ленина и задача объединения русского народа. А вы что делаете? Вы восстанавливаете украинские названия советского периода, а не восстанавливаете названия исторической России.

Е. К. Никифоров: - Самое главное, вот эти ребята, у них еще один аргумент, что восстанавливаем исторические имена. Ребята, простите меня, история России – это не история ЦК КПСС.

Л. П. Решетников: - Безусловно. Вы посмотрите, они восстановили: будет улица Розы Люксембург и переулок Розы Люксембург. Будет улица по их плану Карла Либкнехта и переулок Карла Либкнехта. Вы понимаете, что подавляющее большинство не знает, кто это такие, это раз. Второе - они не имели никакого отношения к истории России, даже к Советскому Союзу не имели.

Е. К. Никифоров: - А к Украине и Мелитополю тем более.

Л. П. Решетников: - К Малороссии тем более, к Мелитополю тем более. Потом, будем откровенны, мы тут православные люди, Роза Люксембург подходит под то, что мы знаем о ней как исторической личности, под ту компанию ЛГБТ, которую Запад нам сейчас навязывает. Она просто по своему жизненному опыту, т.е. пути, она где-то там. Но вот такое было у нее искривление сознания.

Е. К. Никифоров: - Это у многих в 20-е годы.

Л. П. Решетников: - В начале 20-х.

Е. К. Никифоров: - В начале 20-х годов масса вот именно этих активистов и пришла в большевистскую власть - смести традиционную Россию, традиционные ценности, всю традицию русскую уничтожить.

Л. П. Решетников: - Вот понимаете, тут два момента все-таки. Или это, действительно, провокация, даже три момента, или это глупость, или третье – это непонимание, куда они попали, вот эти вот лидеры. Ну конечно, Данильченко, я посмотрел биографию, она всю сознательную жизнь, проработала бухгалтером. А тут она мэр города, и ей надо решать исторические вопросы.

Е. К. Никифоров: - Ей спустили задачи. Как сказано: накажи дураку Богу молиться…

Л. П. Решетников: - Да, он лоб расшибет.

Е. К. Никифоров: - Вот она и расшибла в прямом смысле себе лоб.

Л. П. Решетников: - Там есть название, отменить улицу Петропавловская, она будет 50 лет Октября. Но опять же, хорошо, вы исторически безграмотны. Понятно. После стольких смен власти там и так далее. Не понимаете, о чем идет речь, ладно. Вы атеисты. Понятно, что вы атеисты, никакого отношения к вере не имеете. Ну как, нормальный человек согласится Петропавловскую улицу переименовать в 50 лет Октября? Вы хотя бы обратите внимание, что мы, государство наше, официально не признает, не празднует эти даты: ни 100 лет Октября, ни 70 лет Октября, ни 80. Не празднует ни 100 лет создания Советского Союза, не отмечает государство. Это позиция того государства, куда вы вошли. Это хотя бы вы понимаете? Почему Петропавловская должна быть улицей 50 лет Октября?

Е. К. Никифоров: - А почему не люб Ярослав Мудрый?

Л. П. Решетников: - Я тоже говорю.

Е. К. Никифоров: - Украинцы, вот знаете как, они же много положительного сделали. Это сейчас в пылу полемики, война и так далее. Но там многое сделано по вычищению, опять накипь украинского нацизма, конечно, была, но они там много сделали положительного к возвращению. Потому что для них Ярослав Мудрый – это их Ярослав Мудрый. И наш Ярослав Мудрый. 

Л.П. Решетников: - Ну, конечно, тогда если Ярослав Мудрый переименуется в Карла Либкнехта, тогда город Ярославль, который назван в честь, наш старинный город, Ярослава Мудрого, назвать Карла Либкнехта. Вы понимаете? Они не понимают вообще, вот эти люди, которые сейчас, видно, вот такой уровень их интеллектуального развития. Они это отменяют, а мы что тоже в России должны Ярославль переименовать? Даже во времена самого жесткого большевистского террора и диктатуры Ярославль сохранил свое название. Ну до смеха! Тут плакать, конечно, надо.

Е. К. Никифоров: - У нас до сих пор эти язвы именные. Например, Вятка, историческая Вятка, откуда Владимир Николаевич Крупин, наш замечательный автор, писатель. Тончайший русский человек. Он переживает, говорит: «Я приезжаю к себе в Вятку, а там Киров». Вот…

Л. П. Решетников: - Киров…

Е. К. Никифоров: - Господи, да что же такое! А вы-то как носите это клеймо на себе? Это же вас заклеймили этим! Вместо вашей родной, русской Вятки – какой-то Киров, которого убили в пылу интриг кремлевских.

Л. П. Решетников: - А знаете, приезжаешь в Вятку, там все написано: вятские баранки, вятские котлеты, вятские кирпичи. Никто не пишет кировские, ну мало совсем. Вроде бы все вятское… Но название Киров. Иду по улице там, небольшая, с друзьями, мы на конференции, читаю: улица Мопра.

Е. К. Никифоров: - Господи помилуй! Кто такой Мопр?

Л. П. Решетников: - Международная организация помощи революционерам вообще расшифровывается. И тут идет парочка, молодые симпатичные мальчик и девочка, видно студенты. И мы останавливаем, нас трое было преподавателей, останавливаем, говорим: «Извините, вот мы никак не можем понять, что это за улица?» И студент читает: «Улица Мопра».

Е. К. Никифоров: - Ну как животное, бобр.

Л. П. Решетников: - Он так и говорит: «Наверное, животное какое-то». Вы понимаете? И этот маразм сохраняется. Никто не знает. Спросите 90 % жителей Вятки, он же Кирова, не знает, что такое Мопра. Зачем? Ну назовите тогда – улица Бобра. Симпатичней. Да, Бобринская или какая-нибудь Бобёрская. Но это симпатичнее, чем Мопр. И эту организацию закрыли, если я не ошибаюсь в начале 30-х годов. А руководителей, как водится в раннем Советском Союзе, довоенном, расстреляли. Ну, зачем вы это делаете? Нет. И так же сейчас... Есть такая тенденция: мы спросим у людей. Это абсолютно неправильно. Во-первых, тот, кто сейчас поддерживает вот эти переименования, Ленина там, Революции – это, безошибочно говорю, люди старше 65 лет. Мои сверстники, «мы хотим на Ленина жить». Но вы хотите, но нам Господь…

Е. К. Никифоров: - Но не все же дураки в 65 лет. Многие в 65 лет сохранили ум и здравость мышления. Очень многие.

Л. П. Решетников: - Многие. Но там многие: «мы хотим на Ленина жить». Но что наша хотелка? Нам сколько Господь отвел? Нам уже по 70, 75, 68. Но что мы хотим? Дело не в этом. Дело в том, что сохранить историческое сознание, историческую преемственность. И понимать, что из себя представляет наша Родина. Этот Мелитополь долгое время был деревней. Он-то, если я не ошибаюсь, в конце 18 века или в начале даже 19-го, нет, в конце 18-го стал городом усилиями графа Воронцова. Поэтому там улица Воронцовская. Но ее предлагают Октябрьской назвать. Почему Октябрьской – не понятно. Вот у вас основатель города граф Воронцов. Известный деятель, екатерининский период. Почему спрашивать людей? Нам надо вернуться, как образовался город, центр города, как его назвали основатели города, эти улицы. Там увидите – имен почти не будет. Три четыре имени. В основном или это связано с верой нашей, с православием, или это связано с какой-то географической изюминкой, или это связано с каким-то добрым отношением людей к этой улице, поэтому появляются всякие Тенистые, Вишневые и так далее. Ну конечно, нормальному человеку любому, даже если он член КПСС, приятнее жить на Вишневой, чем на улице Карла Либкнехта. Это же понятно. Если человек нормальный. Вот это надо взять за основу.

Е. К. Никифоров: - Я помню в Одессе были два тоже комунятских переименования, слава Богу, им вернули при Украине старинные названия, Екатерининскую опять-таки. А их переименовали в Карла Маркса и Карла Либкнехта. И на углу там была старинная винарка, которую естественно назвали «Два Карла». И туда ходили все наши синяки – в «Два Карла». Дикость какая-то. Старинная Одесса - пышный европейский город, которому все эти революционные вожди просто противопоказаны доктором.

Л. П. Решетников: - Я считаю, что брать за основу надо исторические названия. Новые кварталы если появились там, конечно, использовать уже названия, связанные с историей СССР. Почему? Можно, но делать это крайне осторожно. Если человек вызывает, личность, какие-то возражения у значительной части общества, например, Ленин и Сталин, мы же если начнем опять называть Ленин, Сталин, мы расколем наш народ. Да еще в период серьезной борьбы с коллективным Западом, с войной практически с коллективным Западом. Значит вообще исключать этих людей. Надо думать просто. Нет, улицы и города мы этими людьми не называем, потому что значительная часть против. Находите названия, которые вызывают умиротворение, ну, конечно, гордость за Россию. Но как это можно сохранять названия, которые дали в начале 20-х годов? Все эти люди или террористы, или разрушители…

Е. К. Никифоров: - Ну что они сделали, во-первых?

Л. П. Решетников: - Или люди, которые там чего-то в Германии – Роза Люксембург в 1918 году то ли погибла, то ли она умерла в тюрьме. Карл Либкнехт повесился в тюрьме. Тут тоже для нас, православных, называть улицу…

Е. К. Никифоров: - Именем висельника…

Л. П. Решетников: - Именем висельника – это просто издевательство. Но никто не хочет интересоваться. Поэтому я считаю, что выход только один: исторические названия – это названия истории создания города. Их надо все вернуть. Названия, связанные с революцией, гражданской войной – исключать. Они вызывают несогласие значительной части населения. Все время это будет волновать, будоражить. Просто исключить все, что связано с Гражданской войной. Гражданская война – это вообще гордиться этим не дело. Трагическая страница любой страны гражданская война. Нельзя гордиться, что у нас была гражданская война, а мы победили.

Е. К. Никифоров: - Причем такая кровопролитная.

Л. П. Решетников: - Конечно, да. Поэтому это тоже надо исключить. А потом, киевский режим, когда проводил переименование, декоммунизацию, они назвали улица Патона. Чего мы не согласны с великим…

Е. К. Никифоров: - С гордостью нашей…

Л. П. Решетников: - С гордостью, да. Мостостроителем…

Е. К. Никифоров: - Великим инженером…

Л. П. Решетников: - Великим инженером, да. В Советском Союзе он работал. Но почему мы не согласны? Или Довженко, кинорежиссер. У него хорошие были фильмы.

Е. К. Никифоров: - Да не хорошие, это – слава нашего кинематографа.

Л. П. Решетников: - Да. А этот Довженко, он имеет прямое отношение к Мелитополю. Почему? Пусть они остаются. Чего вы отменяете? То есть надо было просто сесть, пригласить хороших историков, специалистов и подумать. А они пошли другим путем. А там киевский режим сохраняет имя, улицу Амет-Хана, дважды героя Советского Союза, летчика, который крымский татарин и не имел отношения к Мелитополю тоже. Ну как, жил там.  

Е. К. Никифоров: - Герой.

Л. П. Решетников: - Дважды герой Советского Союза! Они тоже его убирают. То есть проект - убрать. Ну какая глупость. То есть надо было сесть, принцип такой: исторические улицы, создания города, оставляем, так мама назвала свое детище, сына.

Е. К. Никифоров: - Мне очень эта мысль ваша понравилась о том, что нужно иметь уважение к родителям.

Л. П. Решетников: - Это Михаил Борисович Смолин сказал.

Е. К. Никифоров: - А мы подтвердили и согласились сразу же. Потому что, действительно, это заповедь Божия: чти отца и матерь свою. И вдруг менять отчество получается. Это же так. Отчество у того же города переименовывают. Как? Вы родили этот город? Вы родили эту улицу? Вы построили этот мост? Кто вы такие, чтобы так манипулировать? Пришли и все поменяли. Как собственно и делали это большевики. Меня позабавило, я недавно это узнал. Вчера Путин выступал в Волгограде по поводу Сталинградской битвы. Но это наша боль. Это, конечно, замечательно, что мы так отмечаем. Речь его замечательная была, правильная. Вот у него выверенные, правильные речи. И тут тоже с названиями возникло: «Вот, давайте назад и назовем это Сталинградом опять». Но почему не Волгоградом? Почему не Царицыным? И тут сразу вопросы: почему то, почему сё. Кстати, знаете, как возникло название Царицын?

Л. П. Решетников: - От реки.

Е. К. Никифоров: - От реки, да, на которой он возник. Царица называлась речка. До сих пор есть эта речка. Когда большевики переименовывали, им ничего лучше не пришло в голову, как речку переименовать в Пионерку. Слушайте, ну это курам на смех! Что у вас за куриные мозги, что вот так речку Царица – да звучит-то как красиво. Хотя это не про царицу, совершенно, это какое-то древнее тюркское имя, тоже красиво переводится, но переименовывать ее в Пионерку – это уже слишком.

Л. П. Решетников: - А знаете, сейчас еще говорят: был Царицын, потом был Сталинград, потом Волгоград. Ну и что от этого меняется? Подождите. Был Царицын, но он-то был 300 лет. А Сталинград был сколько? С 1925-го по 1961-й. Ну как это в один ряд? То есть наше историческое название этого города, как его назвали создатели – Царицын. А что потом кто-то раз, решил переименовать один раз, второй раз. Вот говорят, Хрущев переименовал, все на Хрущева валят. Так я помню, я вполне в сознание уже был, а все остальные – вы же все согласились. Никто особо не протестовал. На съездах подняли все руки, сказали «да», «здорово, правильно», «Сталин преступник» и так далее. Чего об этом говорить. Это, знаете, еще безграмотность. Вот вы сказали «куриные мозги». Это же был период страшной безграмотности тех людей. Вот посмотрите, сейчас Бахмут, идут боевые действия, и Артемовск. Даже если мы отойдем от фигуры, кто такой был Артем. Большевистский боевик, который то в Австралии, то у нас тут действовал. Исходя из того, что город был Бахмутом с 1571 года…

Е. К. Никифоров: - 400 лет был Бахмут…

Л. П. Решетников: - И название не имеет отношение к малороссийскому наречию. Это тюркское название – «соленая вода». Там залежи соли и так далее. С 1571, с Иваном Грозным связано это название. Решили переименовать в честь этого вот Артема. По правилам русского языка этот город, раз в честь Артема, должен называться город Артем, или город Артемск. А вы, идиоты, его называете  Артемовск, то есть город Артемова.

Е. К. Никифоров: - Там более того, если вы знаете этот вопрос, то этот самый Артем, это же кличка партийная. Это даже не фамилия природная человека. Это кличка.

Л. П. Решетников: - Да, кличка. Но даже ради клички, он все равно не должен, тогда, получается, назвали город в честь Артемова. Такой человек неизвестен. Он был Артем, он не был Артемов. Он нигде не писался как Артемов. Он Сергеев вообще-то, Федор Сергеев его имя. Но кличка Артем. Значит Артёмск, или Артем, как на Дальнем Востоке назвали. Нет, от своей безграмотности в русском языке, вы назвали Артемовск…

Е. К. Никифоров: - Так и сейчас, когда в прессе читаешь, в новостных агентствах, сейчас определиться не могут. И сейчас уже косят под этот город Артемовск.

Л. П. Решетников: - Да. И мне хочется спросить этих людей. Я сталкиваюсь с ними на телевидении, на каких-то собраниях, конференциях, особенно донецких лидеров: почему вы так настаиваете? Почему вы против русского названия? Это название русской империи, русского царства. 400 лет, как вы правильно сказали. Почему вы против этого? Почему вы настаиваете на Артемовске? В чем дело? Объясните, почему вам не нравится русское название, почему вам хочется, чтобы это было нерусское.

Е. К. Никифоров: - Потому что им важнее вот эти 70 лет истории, в их представлении, коммунистической партии, вот им важнее, чем тысячелетняя Россия.

Л. П. Решетников: - Конечно, безусловно.

Е. К. Никифоров: - Опять же соглашусь с вами, что это какая-то комбинация чудовищная сознания и незнания, невежества, которое за всем этим стоит.

Л. П. Решетников: - Но кроме невежества, когда есть невежество, нечистоплотные люди, иногда и в политическом смысле, нагревают руки на этом. Сейчас есть несколько семей, которые ушли с Украины, начиная с февраля прошлого года. Им удалось бежать. И киевляне, и харьковчане. Несколько семей, несколько. Они говорят, что вы делаете? Это не заходит. Сейчас среди населения Украины это советское – оно не воспринимается. Они уже пережили это. Это воспринимается тонкой прослойкой людей старше 65, 70 лет. А в основном не воспринимается. Там, если вы хотите хоть какую-то часть населения Украины перетянуть на свою сторону, там только можно заходить с лозунгами России, Российской империи, русского великого народа. Украинцы всегда были в лоне русского народа. Русский народ из малороссов многих сделал великих людей вот таких-то. С этим надо. Это, говорит, не проходит. У них произошло размежевание с советским всего лишь 7-8 лет назад. 

Е. К. Никифоров: - Да сейчас какой подарок пропаганде украинской.

Л. П. Решетников: - Конечно.

Е. К. Никифоров: - То, что все ненавидели и русские, и украинцы. То есть они сейчас видят опять-таки, «мы же вам говорили, что русские», как они называли, «орки». Вот орки пришли со своими этими коммунистическими именами опять и будут там опять устраивать коммунистическую власть с голодоморами, со всем этим ужасом. А они же на Украине все это педалировали, все негативные стороны коммунистической власти на Украине. И как они будут относиться? Лучшего подарка украинской пропаганде нет. И поэтому вы верно говорите, что Владимир Владимирович дал несколько очень простых и ясных ориентиров. Денацификация, демилитаризация, ну а дальше уже развитие этого всего. А что эти-то предлагают? На самом деле они приходят с тем, что начинают заниматься рекоммунизацией и ресоветизацией. Что вызывает в людях отторжение и ощущение обмана. Ну конечно, уехало там миллион, смылось из России – Бог с ними. Так сказать, бывает всякое – мусор слетает куда ему и положено. Но у нас же произошло то, что нигде произойти не могло. Такое количество волонтеров отправилось. Им что объяснили вначале вот этих всех событий? Им же не объяснили концепцию до конца. За что они вообще-то. Но они интуитивно поняли…

Л. П. Решетников: - Поняли, да.

Е. К. Никифоров: - Что они сражаются за русскую идею, за русскую мысль, за русскую идентичность. То есть в данном случае не сверху им сказали, что вы за идентичность русскую сражаетесь, а люди поняли, за что они идут умирать. Они пошли сражаться за русский мир, а им говорят, нет, это, на самом деле, наше коммунистическое светлое будущее. Мы опять будем отстаивать. Вот же. Ощущается как предательство, как прямой обман. Люди проливают свою кровь, им сказали одно: вы прольете кровь за это – они сказали – да, мы согласны за это пролить кровь, а подставляют им совсем другие потом. Да вы нас просто обманули.

Л. П. Решетников: - Наш фонд «Наследие», некоммерческий фонд, который работает с 2011 года, патронирует сводную казачью бригаду «Дон» имени Архистратига Михаила. Это сами добровольцы, а их там 1000 человек, больше, я не знаю точно сколько, сами добровольцы, идя на фронт, вот как вы говорите, они идут с именем Архистратига Михаила. Нет ни одного добровольческого подразделения, а их сейчас много, кроме один есть отряд имени Судоплатова, этого чекиста, который устранял бандеровцев и так далее. Все остальные добровольческие отряды: Александр Невский, Илья Муромец, Архистратиг Михаил, все несут или исторические названия, исторической России, их десятки просто, или имена наших святых, или имена небесные. Понимаете? Это полностью подтверждает, что вы говорите. Они с этим пошли и продолжают идти. А им говорят: да нет, а вот у вас в тылу будут другие герои. Абсолютно другие герои. Площадь Соборная – почему она Соборная? Да там стоял собор Александра Невского, взорванный коммунистами. Вот она и Соборная поэтому называется. Нет, мы ее заменим на Революции. Кстати, какая революция? Там у них, на Украине, была помаранчевая, помните, революция? С Ющенко. У них две революции. Майданная революция. Они так и называли это – революция. Какая революция? Очнитесь. Но вот такая ситуация. И только наша позиция. Обращаться, как они говорят, мы обратимся к жителям Мелитополя. Знаете, жители Мелитополя подверглись за последние сто лет, кто прожил сто лет, такой идеологической вакханалии, я бы сказал. То одно, то другое, то третье, то пятое, то десятое, что сейчас обращаться к жителям Мелитополя – это бессмысленно даже. Надо огромную историко-просветительскую работу провести. Особенно среди людей, которые младше 65 лет. 

Е. К. Никифоров: - Должна быть экспертная группа из настоящих экспертов, которые проведут эти исследования, эту настоящую экспертную работу. И дальше просто водить их не через голосование, а через подробное объяснение, что к чему и зачем, почему мы берем те или иные имена. А иначе человек просто в какую-то шизофрению впадает: он идет сражаться за одно, а оказывается ему потом говорят: да нет, нет, нет, это мы так сказали, а вообще-то мы про другое. Тут получается, что президент просто обманщик.

Л. П. Решетников: - Хотя он все точно, четко сказал.

Е. К. Никифоров: - Абсолютно.

Л. П. Решетников: - Еще раз обратитесь к речи его накануне 24 февраля – там все расписано. Демонтируем Украину имени Ленина. Мы вам покажем настоящую декоммунизацию. Что означала эта фраза? Что вот такой вот Украины, которая была имени Ленина, не будет, не должно быть.

Е. К. Никифоров: - Поэтому ясно совершенно должно быть всем, что это антипутинская провокация, безусловно, антиправительственная, антипрезидентская, которая противоречит курсу нашей страны, основному курсу. А кто за этим стоит? Кто против русской идентичности? Кому нужна регионализация России? И разломы всякие здесь устраивать? Естественно, мы знаем с кем мы боремся. Все же говорят, что не с Украиной мы воюем. Да? Не с Украиной, а с Соединенными Штатами, Госдеп, громадные деньги вложены были в идеологическое обслуживание всей этой компании. И я думаю, что все эти события по борьбе с русской идентичностью – все русское поперек горла. Вот не скажи, еще недавно же еще это было. Мы с вами прекрасно это знаем. Просто слово «русский» было запрещено на телевидение, на радио. Сейчас пытаемся, слава Богу, благодаря этой войне, в конечном счете, усилились эти тенденции как-то говорить о русском мире. А то чуть ли: «Вы о русском мире? – ха-ха-ха». Что за ха-ха-ха? Почему может быть англосаксонский мир? Почему может быть китайский мир? Да, там большущий мир, они ощущают себя как общность. Почему может быть индийский мир? Африканский мир тоже может быть. Латиноамериканский, мы же можем их называть латиноамериканский мир. 

Л. П. Решетников: - А знаете, что вам ответят? А мы - многонациональная страна. А эти люди, которые говорят, они, может, и знают, но специально так говорят. А Китай – это же огромная многонациональная страна. Все думают, что там все китайцы. Но там основная национальность, она не больше 50 %. Индия – это огромная многонациональная страна.

Е. К. Никифоров: -. В которой и языки такие, что и не понимают друг дружку штаты некоторые.

Л. П. Решетников: - А нам нельзя быть русскими. Обидятся. Никто не обижается. Мои друзья чеченцы не обижаются совершенно. Они рады, что мы называемся русскими. Им это нравится. Потому что они сами хотят себя называть чеченцами.

Е. К. Никифоров: - Это и Бога ради. А мы что будем их называть русскими? Русские чечены. Как один профессор, мой знакомый, когда мы обсуждали эти вещи, я говорю: «А как ты себя позиционируешь вообще?». Он говорит: «Ну как? Были же русские немцы, русские итальянцы, которые строили Петербург. А я русский еврей. Вот и все. Я патриот России». Как сказали бы каким-нибудь нашим выдающимся ученым, как Далю тому же, да? Который создал словарь русского языка. Скажи ему… Кто он был по происхождению?

Л. П. Решетников: - Датчанин.

Е. К. Никифоров: - Датчанин. Причем не очень даже говорил по-русски, с акцентом. Да? И создал словарь великого русского языка. Скажи ему, что он не русский был, а?

Л. П. Решетников: - К сожалению, эта акция напоминает или по глупости, или специально, или это сочетание - остановить русское возрождение на южнорусских землях, Новороссии. Остановить утверждение русской идентичности. Больше объяснить, но можно абсолютно тупостью и глупостью объяснять, это тоже присутствует, но такое мнение, оно непроизвольное, это попытка не дать развиться тому, ради чего все это затеяно: воссоединение русских земель, объединение русского народа. Это постоянно, об этом, еще раз хочу подчеркнуть, говорит президент. Вы не хотите его слышать? Но это ваш выбор. Тогда мы будем по-другому разговаривать. 

Е. К. Никифоров: - Совершенно верно. Мало того, я бы сказал. Что это как-то вообще мало понимается, смысл всей этой операции, смысл всех этих событий – за что? К чему мы? Я недавно закончил фестиваль «Радонеж». Это грандиозное событие, которое тоже говорит много о русской идентичности. Потому что это фестиваль документального кино. А документ, есть документ. Это же не художественный вымысел. Даже будет положительный вымысел, но он художественный, художественное кино. А здесь вот реальности некоторые, которые мы наблюдаем. Вы знаете, это, во-первых, художественный уровень, профессиональный уровень этих работ, ну какой-то уже совершенно замечательный. Это уровень лучших мировых образцов. Что мы видим? Что лично я увидел, что меня захватывало до слез просто? Мы видим эти лица русских людей. На том же Донбасе, дончан этих и других. Это такое сокровище. Это такие умные, такие красивые, такие талантливые, такие духоносные люди. И молодые, и пожилые – всякие. Когда они начинают говорить – восторг просто. Я говорю: «Боже мой, слава Богу, что я русский человек!» Принадлежу, могу сказать, что я с ней русский или я с ним русский тоже. Это совершенно замечательное явление. И если уже не умеете рассказать людям толково, но это тоже дар, конечно, пропаганда, хорошая риторика, нужно работать над этим. Это дар человеку. Но показывайте эти фильмы. Просто люди посмотрят это и поймут, в частях, на войне, люди посмотрят это и поймут, что они защищают, за что они борются. Они борются за то, чтобы вот этот ум, чистота, ясность, справедливость – все христианские качества, которые воплощают герои этих фильмов. А это же 260 компаний. Ну умножьте хотя бы на пять, которые каждая компания снимала съемочная группа этого фильма. Даже просто физически это очень много. Ни одна страна в мире не может создать фестиваль религиозного кино. А мы можем это создать. Они не потому что не хотят, у них просто нечего предложить.   

Л. П. Решетников: - А они Соборную площадь отменяют и называют площадь Революции.

Е. К. Никифоров: - Да. Просто оскорбительно по отношению к русскому народу.

Л. П. Решетников: - Да. И к нашим воинам. Вы правильно все время акцентируете на это. Сейчас же огромное распространение, огромное, получили стяги с ликом Спаса Нерукотворного. На фронте. Почти в каждой боевой части есть такое знамя. Шевроны с ликом Христа. А вы отменяете Петропавловскую улицу. А вы отменяете Соборную площадь. И там еще несколько названий связанных…

Е. К. Никифоров: - А это только то, что по Мелитополю обнажилось. Они же все эти области ДНР, ЛНР, все решили так делать. Одним скопом менять все, списки-то громадные.

Л. П. Решетников: - Вот сейчас Соледар взяли. Будут менять наверняка этот маленький городок. Все улицы поменяют. Возьмут Бахмут, в скором времени, освободим, тоже будут менять. И название этот Артемовск присобачат. Почему - непонятно, опять я говорю. Понятно, почему не хотят русских названий вот эти вот люди с сознанием революционеров, террористов и так далее. Поэтому очень важно. Это противодействие этому огромному сейчас течению по русскому возрождению.

Е. К. Никифоров: - И мне очень нравится, что здесь это возрождение, судя по фестивалю, который документирует это все, что это возрождение не спущено сверху, как некая такая идея – «давайте возродим это», «вот давайте это мы сделаем». Сели подумали и сделали. Это совершенно органичный рост русского самосознания. Люди сейчас гораздо более грамотны, гораздо более чувствительны. За эти годы, которые мы работаем в «Радонеже», за тридцать лет, скажем так, там на Украине за тридцать лет уродов каких-то создали, а мы здесь все таки поучаствовали в создании новой формации людей, которые просто умеют думать и имеют внутри себя некий такой камертон. Им не нужно рассказывать специально, что есть Бог, как мы начинали 30 лет тому назад. Как меня очень позабавило. В Думе были Рождественские чтения и там попался один такой генерал, ну честный русский человек, но который не понимает, да и не думал никогда про это. Говорит: «Слава Богу, что я атеист». Вот такие тоже бывают русские люди. Но и славу Богу, что ты русский генерал, честный служака. Хотя бы свой долг выполняй перед Родиной надлежащим образом. Ну что ж, сегодня заканчивая нашу программу, какие слова вы сказали бы в назидание и поучение всем тем, кто слушает нас? Опять-таки, мы с вами чем занимаемся сейчас? Люди столкнулись и попали в какой-то ступор и не могут понять, как так может. Такое противоречие. Как это может быть? И сегодня, я надеюсь, мы с вами немножечко разъяснили, что на самом деле происходит. Что за этим стоит. Что это сложный и опасный процесс. Потому что как назови корабль, так он и поплывет.

Л. П. Решетников: - Конечно. И так и потонет, между прочим.

Е. К. Никифоров: - И имена-то это крайне важная вещь. Если мама назвала тебя во имя архистратига Михаила, он твой покровитель. А здесь что вы предлагаете? Чтобы у тебя Роза была покровительниц ей? 

Л. П. Решетников: - Каждый день ее поминать что ли?

Е. К. Никифоров: - ЛГБТ заодно, вместе со всем ЛГБТ сразу.

Л. П. Решетников: - Но знаете, я в заключение что хотел сказать. Помните, ситуация была летом прошлого года, когда Донецкие власти решили освобожденное село Николаевка вернуть историческое, как они издеваются, конечно, над историей, имя Воровского. Даже ВоровскАя средняя школа – ну как сказать?

Е. К. Никифоров: - Когда в Москву приехал, я не знал про этого Воровского.

Л. П. Решетников: - Никто не знает и сейчас.

Е. К. Никифоров: - Смотрю какой-то переход на улицу ВоровскУю. Боже, думаю, да что же такое! Что происходит? Почему такие странные вещи?

Л. П. Решетников: - Ну тогда переименовали. Мы повозмущались немножко, но они отмахнулись – демонстративно сняли вывеску эту, повесили табличку другую, и как-то вроде успокоилось. Но вот сейчас, так как уже с лета более полугода, больше, идут бои, идут освобождения, поднимаются стяги со Спасом Нерукотворным, воины носят шевроны со Спасом Нерукотворным, отряды добровольцев называются именами святых. И вот сейчас они попробовали в массовом порядке это сделать, и видите какое возмущение повсеместное. Люди возмущены. То есть идет процесс русского национально-православного возрождения.

Е. К. Никифоров: - Почему? Потому что в окопах неверующих…

Л. П. Решетников: - Нет. В тылу есть, да. А в окопах нет. И вот это очень отрадный факт. Наряду с этим чисто скандальным фактом, и очень вредным фактом, есть и позитивный факт – масса людей вдруг понимает, что их опять хотят обуть, хотят обмануть. И те кто в окопах понимает, и здесь мы понимаем. Это попытка опять нас загнать в тот же тупик, из которого мы выбираемся, выбираемся, и вроде бы свет уже есть. И поэтому это отрадный факт, что масса наших людей вспомнили своих предков, свои рода, свои имена. И готовы за них сражаться, отдавать жизнь и давать отпор этим вот людям, которые, опять повторяю, кто по глупости, а кто сознательно пытается остановить этот процесс.

Е. К. Никифоров: - Не дай Бог. Тут немножечко уже в политику я, хотя эта передача на самом деле политическая.

Л. П. Решетников: - Это все политика. Куда денешься.

Е. К. Никифоров: - В эти такие страшные эпохи, мы переживаем трагическую эпоху очередную. Все это чувствуют, просто даже если не читают газет, все это ощущают, вот эту глубинную тревогу, которая разлита всюду по нашей стране. Все сопереживают тому, что происходит так или иначе. В эти эпохи крайне важно всему народу объединяться. Объединяться вокруг чего? Можно по разному говорить. Можно вокруг Церкви и так далее, но есть все-таки главное, есть наше государство, есть у него очевидный лидер, который за 30 лет своего лидерства…

Л. П. Решетников: - 20.

Е. К. Никифоров: - 20, да. Ну что-то нам нравилось, что-то не нравилось. Но в принципе он не обманул наши ожидания. Мы хотели бы большего, хотели бы чтобы быстрее, но все же он сделал это. Он сохранил Россию. Он устранил семибоярщину. И человек, который поставлен Богом, чтобы просто сохранить нашу страну в целостности, приписывать ему вот такие раскольческие тенденции и противоречия, предательство своих же собственных идей, мы, конечно, позволить не можем. Поэтому, друзья, больше доверия к нашему руководству. Поэтому давайте ценить то, что имеем, и не поддаваться на эти провокации, на которые, как сейчас мы видим, наши враги, а это враги, распространяют такие, сознательно - несознательно, но это враги русского народа. Не поддаваться на эти провокации. Леонид Петрович, спасибо большое, что вы разъяснили, а вы же все-таки не просто генерал-лейтенант, вы же возглавляли аналитическое управление. У вас аналитический ум, вы привыкли тонко чувствовать и понимать истоки того или иного явления, которое происходит в мире и в России. Вы же возглавляли аналитическое управление?

Л. П. Решетников: - Да, да. Аналитическое управление службы внешней разведки. Я могу добавить к вашим словам, что очень многое, что мы сейчас обсуждаем и нам кажется, что это наши внутренние дела, очень многое забрасывается, вбрасывается оттуда нашими врагами. Аккуратно. А мы тут: «да, это наши проблемы, это наша история». Там сидят тысячи только в управлении активных мероприятий, подрывных, тысячи людей сидят. ЦРУ например. Или у англичан МИ-6. Может быть, в аппарате сидит не тысячи, но подставные фирмы, которые они содержат, и они разрабатывают, нам кажется, что вот история…

Е. К. Никифоров: - Которые эксплуатируют наши страсти. Нашу предвзятость…

Л. П. Решетников: - Нам кажется, что наша история, это наше внутреннее дело. Ничего подобного. Это уже несколько веков. Историческая проблематика – это одна из главных проблематик, которой они пытаются расшатать и разбить Россию.

Е. К. Никифоров: - Я представил себе сразу, когда вы сказали слово «вбрасывают», аквариум, в котором мы все пытаемся ощущать, что мы независимые рыбки. Так вбрасывают удочку и смотрят, какая из этих рыбок, щелкоперов, клюнет.

Л. П. Решетников: - А может еще рыбку подпустить, она плавает и так подплывает к окуньку и говорит: «окунек, а ты знаешь, вот великий был этот карась, Иосиф Виссарионович. Карась был классный».

Е. К. Никифоров: - «Усы какие…»

Л. П. Решетников: - «Усы какие». И пошло и поехало и так далее, ну тут очень элементарно вообще-то делается. Но это для нас, профессионалов, мы просто знаем, как это делается.

Е. К. Никифоров: - Какая радость у этих рыбаков, когда кто-то попадается: опа-на, попался все же. Даже самые, бывает, крепкие, которые, но трудно противостоять самому этому. Потому что человек не способен сам осмыслить все. На то существуют и государственные структуры аналитические, которые анализируют и пытаются разъяснить, что на самом деле происходит. Но много очень классной журналистики, которая тоже доносит правильные слова, расшифровывает то, что происходит по-настоящему в мире и в России. Ну в общем, более доверия нашему государству. Тем более, что сейчас мы не имеем права так особенно. Вы верно в самом начале передачи сказали, что не время даже сейчас и рассуждать вообще об этом. Уже провокация состоит в том, что вбрасывают то, что начинает вносить споры в то время, когда мы должны быть все едины. Мы все разные, конечно же, все люди, но здесь когда есть враг, а мы видим, что враг действует очень многообразно, мы должны объединиться и быть с нашим президентом.

Л. П. Решетников: - Абсолютно верно.

Е. К. Никифоров: - Спасибо. Леонид Петрович Решетников, генерал-лейтенант, был сегодня в нашей студии. И я вам очень признателен за то, что вы так точно сформулировали многие вопросы, на которые наша аудитория ждала ответы.

Л. П. Решетников: - Спасибо вам.

Дорогие братья и сестры! Мы существуем исключительно на ваши пожертвования. Поддержите нас! Перевод картой:

Другие способы платежа:      

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Fill in the blank.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+