Перейти к основному содержанию

17:52 14.06.2021

В эфире программа «Русская Планета за неделю», ведущий Дмитрий Бабич.

09.05.2021 11:03:11

Д. Бабич – Здравствуйте, дорогие братья и сестры. В эфире программа «Русская Планета за неделю» и я, её ведущий Дмитрий Бабич. Сегодняшняя программа будет длиннее обычного. Наша тема –искушение цифровизацией. Мы будем говорить о проблемах образования, о сложностях, которые возникают из-за попытки сделать образование похожим на цифрового робота. Разбираться с этим будут гости, которых я рад приветствовать в нашей студии: Анна Шафран и Анна Швабауэр.

Д. Бабич – Представлять, я думаю, Анну Шафран нашим слушателям и зрителям не надо. Что касается Анны Швабауэр -она глава Экспертного Совета.

А. Швабауэр – Не глава, а член Экспертного Совета по семейному праву при Совете Федерации.

Д. Бабич – Давайте сразу начнем нашу тему. Скажите, Анна, что заставило Вас беспокоиться?

А. Швабауэр – Я бы сказала: планы по системному переводу нашего образования на цифру. Анализ законодательства методических документов показывает, что если не остановить, то наша школа превратится в цифровую платформу. А учитель - в наставника, тьютора, который будет только курировать движение ребенка по его индивидуальной траектории на цифровой платформе. В традиционном смысле роль учителя будет ликвидирована.

Д. Бабич – Нас троих объединяет то, что у нас дети школьного возраста. Мы напрямую с этим сталкиваемся. Всё нужно делать по формуле, которая тебе дается. Это очень жестко контролируется и проверяется. Ведь сейчас это очень просто: можно всё фотографировать, фиксировать, записывать на видео и аудио. Можно наказать учителя за отступление. Скажите пожалуйста, Анна Борисовна, нынешняя школа менее свободна чем даже советская, которую мне довелось окончить?

А. Шафран – Я абсолютно с вами здесь солидарна. Мы должны обозначить проблемы с точки зрения, которая важна для нас и для национальной безопасности. Сегодня, когда мы находимся в состоянии гибридной войны, единственная возможность для нас выстоять как независимой стране –обеспечить возможность для самовоспроизводства во всех сферах государственной деятельности, государственного управления, и так далее.

Д. Бабич – Воспроизводства человека, патриота.

А. Шафран – Воспроизводства человека, патриота и всех тех составляющих, которые в совокупности своей и представляют государство.

Д. Бабич – Человек - это институт институтов, как говорят социологи.

 А. Шафран – В эпоху ядерного сдерживания мы должны понимать, что нашим главным геополитическим противникам невыгодна война. Понятно, что они переводят ее в иную плоскость - ментальную, как недавно сказал Андрей Ильницкий, советник министра обороны. Он ввел такой новый термин в оборот.
Д. Бабич – Ментальный – это значит психологический, духовный, душевный, если перевести на русский язык.

А. Шафран – Верно. И в этом смысле, какова главная задача наших противников или, если говорить прямо, врагов? Полностью подчинить сознание будущего гражданина того или иного государства- оппонента, сделать его полностью управляемым.

Через что реализуется эта идея? Прежде всего через систему образования. Уже сегодня мы наблюдаем абсолютно критические вещи, когда дети у нас утрачивают способность связно формулировать и излагать свои мысли. Потому что тестовая система, тот же самый ЕГЭ изначально закладывают эту парадигму. Дети отвечают односложно, не могут мыслить системно и действительно творчески. Даже если мы не говорим об цифровизации, сама система сегодня и сейчас уже привела к некой деградации. И она только усиливается с введением тех самых цифровых инструментов, о которых мы сегодня ещё поговорим.

К сожалению, чтобы реализовать амбициозные нацпроекты, нам нужны творческие кадры. Унификационная система, которая у нас сегодня де-факто действует на территории страны, на корню подрубает возможность получить в перспективе ярких, талантливых ученых и специалистов - профессионалов.

Д. Бабич – Или просто граждан суверенного государства, не включенного в некую матрицу.

А. Шафран – Верно. Главная задача наших оппонентов в том, чтобы всю систему подмять под себя, сделать её полностью управляемой. Я имею в виду мировую систему образования. Потому что цифровизация осуществляется на основе программ, которые осуществляет некая транснациональная корпорация. 

Д. Бабич – Мы часто в эфире «Радонежа» говорим об этом. На самом деле, тоталитаризмов было три. Всё время говорят, что был нацистский и коммунистический, но ещё был третий – ультралиберальный. Он существует и сейчас наиболее распространен.

А. Шафран – Это раньше не было. И мы сейчас в нем пребываем.

Д. Бабич – Мы находимся в периоде попытки захвата власти этим третьим тоталитаризмом. А тоталитарная идеология всегда требует нового человека. Она говорит: нет, тот человек, который был, нас не устраивает. Мы должны выработать нового гомункулуса. Без него невозможны наши идеи полного реформирования экономики, перестройки семейной жизни, перестройки даже человеческого организма. Тот же самый трансгуманизм, что это? Это иллюзия физического бессмертия через постоянное изменение человека как компьютера.

Анна Шафран – И одновременно с этим низведение того, что собой представляет человек, до его биологической телесной составляющей.

Д. Бабич – Если можно поменять сердце, легкие, почки, и так далее - то это будет существовать, может быть, 400 лет. Другое дело, как говорит наш Святейший Патриарх, что это будет уже не человек, а какой-то другой вид.

А. Швабауэр. – Киберчеловек. По документам, которые лежат в основе реформы образования, уже прямо говорится о том, что будут внедряться такие вещи, как экзокортекс. То- есть некий внешний искусственный компонент, куда они собираются загружать знания. Можно посмотреть документы, которые составлены, например, Дмитрием Песковым и Павлом Лукшей. В своё время Песков работал в агентстве стратегических инициатив, сейчас он спецпредставитель по цифровизации. Павел Лукша – это школа управления «Сколково». Доклад «Будущее образования: глобальная повестка» написан ими. В национальном проекте образования предусмотрено, что к 2024 году во всех субъектах Российской Федерации будет проведена оценка качества образования на основе практики международных исследований.

Так что же с нашим суверенитетом в образовательной сфере? А всё переводится под критерии, в которых заинтересованы наднациональные структуры и корпорации. Эта система оценки, которая сокращенно называется PISA- тест для сравнения функциональной грамотности пятнадцатилетних школьников. Он разработан на базе OECD, Организации экономического сотрудничества и развития. Это наднациональная структура.

 И что они там проверяют? Там вообще гуманитарная составляющая выметена напрочь. И не только наши российские эксперты, но и зарубежные говорят о том, что система PISA разрушает качественное предметное образование.

Д. Бабич – Но при этом постоянно говорят, наши школьник хорошо выступили на PISA, или наши школьники плохо выступили на PISA. У нас даже забывают, что само слово PISA – это Пизанская башня, накренившаяся структура колокольни в прекрасном старом итальянском городе. Это очень символично.

А. Шафран –Среди методов, которые противник применяет, есть подмена понятий и замена слов. Мы же помним о том, что буквально на днях прошло новое ЦУ по СМИ Соединенных Штатов Америки - нельзя употреблять словосочетание «миграционный кризис». Это миграционная проблема. Хочу вас поддержать про PISA.  

Д. Бабич –Недавно я переводил статью с немецкого, где автор рассматривал явление нового политкорректного языка. Было прекрасное русское слово «инвалид». Оно есть и в немецком языке. И его решили заменить. Люди с особенностями развития – нет, люди с ограниченными возможностями – опять обидно. Помогите инвалидам, они вам скажут спасибо. Нет, надо из них сделать какую-то привилегированную группу, надо её как-то назвать. И надо, чтобы все остальные названия были запрещены, остались только те, которые мы даем. Всё это прекрасно описано в романе Оруэлла.

А. Шафран – Когда ты вступаешь на этот путь -уже непонятно, где следует остановиться. Потому что каждый раз,  называя вещь, предмет, человека, ты можешь кого-то обидеть или что-то не учесть.

Д. Бабич – Вы совершенно правы на счет близкой нашим слушателям темы исторического образования. Как сейчас строятся тесты по истории? У меня такое ощущение, что это просто снос и замена памятников. Это же профанация! Человек должен уметь связно рассказать тему. Например, создание и укрупнение Московского княжества. Нет, это всё обязательно надо делать в виде таблиц и тестов.

А. Швабауэр – Я продолжу вашу мысль. Эта тестовая система, хоть она сейчас и на бумаге, является подведением к цифровизации. Дети привыкают ставить галочки. Что следующее будет? Расставление галочек на компьютере. Это плавное подведение. Детей приучают, что они –это какое-то приложение к компьютеру, они должны делать так, чтобы машина поняла.

А. Шафран – Верно. Давайте обратим внимание, как нас последовательно вводят в заблуждение. Нам ведь говорят о свободе, о демократии, о том, что человек получит невероятные возможности. И одновременно с этим мы видим, как этого человека загоняют в жесткие рамки.

Д. Бабич – Но при этом иногда возникает плюрализм в одной голове, то есть шизофрения по поводу определений. На радио «Радонеж» мы недавно рассматривали вспомогательную книгу по обществознанию. Там была таблица, какие вещи приближают к Европе, какие удаляют. Приближает к Европе христианское вероисповедание, удаляет православный извод этого исповедания(!).

А. Швабауэр – Я продолжу мысль про обществознание. С обществознанием у нас беда. Издательство «Просвещение», книга Боголюбова 10 класс 2014 год. Цитата оттуда: «Каждый человек имеет право на жизнь. Каждый из нас в праве самостоятельно решать вопросы, связанные с сохранением жизни». Нормальная фраза для школьника? Следующая фраза: «Причем речь идет не только о сохранении жизни в принципе, но и о том, какой этой жизни быть. Например, речь идет об изменении пола». Смотрите, абзац всего о праве на жизнь. И - что мы тут видим? Скрытая пропаганда суицида, вопрос смены пола. Последний пункт: «Не менее сложное решение принимает больной человек, отказываясь от медицинского вмешательства, которое могло бы продлить ему жизнь». Эвтаназия. Здесь пропаганда трех вещей- суицидов, изменения пола и эвтаназии.

Д. Бабич – Надо, чтобы это всё сложилось в логическую схему для наших слушателей. Я недавно прочитал у американского публициста Рода Дреера. Он написал в журнале «The American Conservative», что такое трансгендеры, почему их так поддерживает нынешняя трансгуманистическая идеология. Смысл трансгендерства в том, что человек может родиться не в том теле. Ты родился не в том теле, твоя душа на самом деле женская, а ты родился в теле мальчика. Мы дадим тебе другое тело.

Зачем это нужно? Это проект трансгуманизма про некое физическое бессмертие, он подразумевает постоянную смену тела, чтобы оно было бессмертным. Как мы обновляем компьютер, так мы обновляем тело. С детства человеку внушают, что это приблизительно как одежда. Тебе не подходит это тело. Ты можешь сменить пол и получить другое тело. Господь Бог неправильно сделал, Он перепутал.

А. Шафран – Здесь оккультизм налицо.

Д. Бабич – Здесь и оккультизм.

А. Швабауэр – Он на самом деле лежит в основании цифровизации. Вспомните проект «Москва. Умный город», который висел на сайте Администрации. Там ссылка была на Рэймонда Курцвейла, который является трансгуманистом. Он считает, что если мы преодолеем биологическое тело - то будет наконец-то здорово. Это люди, которые относятся к человеку как к какому-то объекту, который надо переделать. В документе «Москва. Умный город» говорится о том, что учитель как раз и будет заменен искусственным интеллектом, то есть выход сразу идет на сферу образования.

Д. Бабич – В самом термине «преодолеть тело» нет ничего плохого. Наоборот, это выражение вполне христианское. Как преодолеть тело? По-христиански - самоограничением, тренировкой воли. Если ты можешь приказать своему телу не есть что-то, что тебе вредно, ты преодолел тело. А здесь дается иной вариант понятия «преодолеть тело». Обратись к специалисту- и он тебе это всё заменит. Вместо спорта пластическая хирургия предлагается.

А. Швабауэр –Взять доклад Павла Лукши и компании иностранных авторов, который называется «Образование для сложного общества» 2018 года. Посмотрите, что они предлагают, чтобы достигнуть этих новых высот. К компетенциям будущего они относят медитацию. Медитация, концентрация внимания – это у них компетенции будущего.

А. Швабауэр – Компетенция – это подмена предметного обучения. В основном мы слышим в новостях где-то выступают сторонники этого подхода. Креативность, коммуникативность, кооперация. Можно подумать, что люди, которые имеют хорошие предметные знания, не креативны.

Д. Бабич – Я бы ещё проще высказался, что такое компетенция. Хозяину нужно от тебя, чтобы ты умел делать это, это и это. А что там у тебя в голове, знаешь ли ты историю предмета, ты образованный вообще человек или нет - ему всё равно. Человек с компетенциями, но без знаний – это безнравственный человек. Это профессионал, которому сказали сбросить бомбу на Хиросиму, он умеет открыть люк и сбросить эту бомбу.  

А. Швабауэр – Именно человек одной кнопки. У каждого должна быть своя траектория. Ранняя профориентация- она  зачем им нужна? В раннем возрасте тебе определили траекторию, и ты должен по ней двигаться. Шаг в сторону имеет плохие последствия.

Д. Бабич – Чтобы не тратить деньги на профориентацию в дальнейшем, когда человек пробует?

А. Швабауэр – Чтобы никто не имел широкого кругозора. Зачем люди, которые будут понимать? Как говорит Герман Оскарович, ими же легко манипулировать. Хотела бы привести примеры конкретных компетентностей из доклада, которые там приведены. Доклад благотворительного фонда Сбербанка «Универсальные компетентности и новая грамотность: от лозунгов к реальности». Документ 2020 года со всеми расшаркиваниями перед Всемирным банком. Там приведена полная карта универсальных компетентностей, которые они хотят оценивать. Как оценивать? Они биометрию снимают в школах Перми, чтобы оценивать эмоции. Они вкладывают в понятие компетентности даже поведение человека. Посмотрите на примеры компетентности, которые они планируют оценивать: «Воздерживается от категоричных суждений, в том числе нормативного характера. Способен рассуждать ценностно-нейтрально».

Д. Бабич - Переведем для наших слушателей, ценностно-нейтрально – это когда вас всё равно, добро это или зло.

А. Шафран – В перспективе конструируется человек без рода и без племени, у которого нет семьи, привязанности к родителям, к стране, его не беспокоит вопрос отсутствия детей. Всё это финальная цель, к которой нас ведут. Они нас считают за дураков, за людей, не способных критически мыслить, которым можно предложить всю эту чушь. Изначально мы должны понимать, как они себя позиционируют. Есть они, какие-то светочи, которые несут в массы разумное, доброе и вечное, есть мы, массы, которых надо воспитать. Давайте сформулируем, что это такое. Это абсолютное неуважение к тем людям, к которым ты обращаешься, к тем людям, с которыми ты планируешь иметь дело. Абсолютно заведомо сегрегированная ситуация, когда они считают себя хозяевами мира, а нас, соответственно - прислугой, рабами, кем угодно. Лакейство, которое должно выполнять то, что они предлагают.

Д. Бабич –Вы упомянули Всемирный банк. Схема Всемирного банка была следующая. ЕГЭ действительно перевернул наше существование, сделал жизнь людей с детьми совершенно другой. Но идея ЕГЭ, как мне рассказывали компетентные люди, появилась из доклада Всемирного банка 1995 года.

А. Швабауэр – Да, и потом при помощи Высшей Школы Экономики это всё здесь внедрялось. А сейчас Всемирный банк у нас светоч. Открываешь распоряжение Минпросвещения Р-44 от 18.05.2020 года. Здесь говорится о том, что искусственный интеллект обеспечит симуляцию поведения учителя, персонализированное обучение, цифровых двойников действий учащегося, создаст обучающего компаньона на всю жизнь.

Д. Бабич – Что такое цифровой двойник действий учащегося, мне даже страшно предположить.

А. Швабауэр – Это полный контроль за каждым твоим шагом. Вся твоя жизнь должна сконцентрироваться на цифровой платформе, каждое твое действие. В зависимости от того, как ты себя ведешь, будет формироваться дальнейшая траектория твоей жизни. Они любят красивые термины – «образование в течение жизни». Человек, который не в теме, подумает, ну что же, разве плохо учиться всю жизнь? А им-то надо каждого вести, контролировать от рождения до гроба.

На счет того, как они собираются оценивать, вернемся к докладу Сбербанка про универсальные компетентности. Они приводят в пример Китай и говорят: можно оценивать не только предметные знания, но интерес к обучению, физическое и психическое состояние, эмоциональное отношение, ценностные установки. Такая оценка выполняется посредством наблюдения за учениками, отслеживания их прогресса, и предполагает регулярный сбор данных. Это у нас уже внедряется.Реклама нейроинтерфейсов у нас была месяц назад в «Российской газете» в статье под названием «Нейроинтерфейсы помогут ученикам лучше учиться».

Анна Шафран – Давайте мы отдельно зафиксируем этот важный момент. Следующий шаг, к которому мы приходим в момент, когда у нас широко начинает использоваться нейроинтерфейсы, эти шлемы и так далее. Школьник утрачивает способность нормально писать, читать тексты, он утрачивает способность запоминать информацию, воспроизводить и анализировать её. Дальше начинается очень интересный момент. Когда, например, нашим оппонентам надо вырубить всю страну или частично, они просто перерубают электричество, то есть критическая инфраструктура берется под контроль. И весь твой нейроинтерфейс, вся твоя дополнительная реальность превращаются в тыкву. 

Д. Бабич – Есть здесь технический момент, а есть момент гуманитарный. Мы помним, из-за чего развалился Советский Союз. Я помню дни августа 91-го года. Он, конечно, развалился не в декабре, а раньше. Люди, в том числе военные, которых вызвали в Москву, их мышлением было настроено так, что ты выполняешь приказы. Приказы спускаются сверху из ЦК КПСС и так далее. Ты выполняешь приказы и таким образом служишь родине. А тут вырубили главного, его нет. Приказа точного нет, но надо как-то спасать страну. И люди остановились. Советский Союз приучал людей думать безынициативно. Тот же самый тест. Кто главный, ты слушаешь главного, ты выполняешь. СССР не приучал мыслить самостоятельно, и это оказалось опасно.

А. Шафран – Кстати, не надо говорить. Сейчас же есть специальные гаджеты. Ты говоришь по-русски, а они переводят твоему собеседнику на английский язык.

А. Швабауэр – Посмотрите на их планы по этому докладу «Будущее образования: глобальная повестка». К отмирающим форматам отнесены книга, статья, текст как доминирующая форма знаний и коммуникации. Всё это должно отмереть. Даже общеобразовательная школа и университет тоже должны отмереть. А новое образование – это алмазный букварь, у каждого свой гаджет расширенной реальности. И там вся твоя траектория жизни. Обучение в нейронетгруппах. Они говорят, что интернет позволит обеспечить всемирный мозг.

Д. Бабич – Коллективный мозг партии когда-то был, он должен был мыслить за нас.

А. Швабауэр – Это буквальная цитата из документа об образовании для сложного общества о том, что у нас должен появиться коллективный мозг.

Д. Бабич – Чтобы это проиллюстрировать, недавно на радио «Комсомольская правда» шло обсуждение с какими-то экспертами из Высшей Школы Экономики, нужно ли сочинение в школе. Эксперты из НИУ ВШЭ с пеной у рта доказывали, что это не нужно, потому что в жизни мы сочинения не пишем, а надо учить детей, как делать посты в Facebook. Вот мы учим. А Тургенев и прочие – это всё отмерло. Кто сейчас из подростков ссылается на Тургенева, разговаривая друг с другом?

А. Шафран – Небольшое лирическое отступление, прошу прощения. Как же так выходит, что люди, которые получили классическое образование и умеют писать сочинения, они оказываются более успешными в Facebook или других социальных сетях, потому что способны писать сложные тексты, излагать свои мысли четко, ясно и по делу, расставлять грамотно знаки препинания? Люди, которых не учили писать сочинения, и они не приобрели этот навык, как правило, к сожалению, не в состоянии тоже стройно писать текст. И со знаками препинания и синтаксисом у них всё плохо.

Д. Бабич – Немного экскурс в историю, поскольку мы на православном радио. Почему будущих священников учат греческому языку, почему в дореволюционное время люди шли в гимназии? Чтобы поступить в университет, ты должен был знать латынь. Просто человек, который смог выучить латинскую грамматику, приобретал навык учиться. Он мог сесть и освоить программу, в том числе программу физики, химии. Это была проверка на способность учиться. И это работало в Царской России.

А. Шафран – К сожалению, мы это наблюдаем сегодня. Дети не могут сосредоточиться, сконцентрироваться.

Д. Бабич – Если мы сейчас убьем школьное образование, мы убьем и ВУЗовское, потому что человек, неспособный написать сочинение, не способен полноценно учиться в гуманитарном ВУЗе. В этом нет никакой дискриминации. Но если ты не можешь написать сочинение, тебе нельзя учиться на филологическом факультете. Это бесполезно, это, если хочешь, даже неинтересно.

А. Шафран –Нам рассказывают про искусственный интеллект, про системы управления, про цифровую трансформацию в том контексте, что это абсолютно совершенные механизмы, которые дадут стопроцентные результаты. Нам говорят, что цифровая трансформация должна в перспективе принести человеку благо, обеспечить дополнительный комфорт и так далее. Но в том виде, в котором мы наблюдаем сейчас разворачивающиеся процессы, мы понимаем, что здесь человек не цель, а средство для осуществления цифровой трансформации.

Д. Бабич – Если говорить о событиях последних недель, вот это обвинение России в кибератаках через компанию SolarWinds на правительственные учреждения США. Доказать ничего невозможно. Они не предъявляют никаких свидетельств. Кибератака. Объясните, где и что сломали. Кибератака, дальше не объясняем. Можно выдвинуть любое обвинение и сказать, что мы своими киберсредствами выяснили, что атака исходила из России. И ты никогда не оправдаешься.

Самое главное оружие – это, конечно же, психологическое оружие, завоевание симпатий в каких-то народах, которые вы хотите подчинить. И наоборот, вызывание у них антипатии к другим народам. Если бы наши историки занимались своим делом, они бы нам рассказали ещё в 90-е годы, как Англия победила Испанию. Они создали очень плохой имидж для Испании, что это страна, занимающаяся работорговлей, подавляющая, неспособная к развитию. Частично даже эти идеи перешли к нам в Россию. Мы все время говорили, что в Испании монархия, это никуда не годится по сравнению с демократическими Соединенными Штатами. А потом была создана «Черная легенда о России», в которую мы многие поверили в 90-е годы. И она транслируется по-прежнему.

 Я читаю учебники, которые подготовлены под руководством МГИМО, там опять весь XIX век только подъем революционного движения, спад революционного движения, подъем – хорошо, спад – плохо. Опять декабристы, народники, большевики. Больше ничего в XIX веке не было. Не было ни Церкви, ни развития промышленности, ни освоения Сибири, ничего не было, только революционное движение. Извините, это напоминает нынешние западные издания, как они пишут о сегодняшней России. Им ничего не интересно кроме Навального, его шансов и рейтинга Путина. Другие вопросы вообще в России как будто не существуют. Это убого, но мы часто соглашаемся на эту повестку в СМИ. И мы согласились на неё в образовании.

А. Шафран –Возвращаясь к началу нашей беседы, когда мы обозначили главную проблему – существование в условиях войны, мы же должны понимать, какими средствами и методами эта война ведется против нашей страны, против нас. Давайте просто сопоставим, что происходит в образовании в данном случае. Мы заметим, если рассмотреть документы внимательно, то это либо недальновидности и непонимание отдельно взятых чиновников того, что они делают, чем занимаются, либо диверсия.

А. Швабауэр – Очень похоже на диверсию. Я приведу все-таки конкретные цитаты, чтобы не быть голословной. В докладе по глобальной повестке говорится, если раньше государство брало на себя множество специфических функций, таких, как обеспечение безопасности граждан, защита территории, законотворчество, выпуск денег, предоставление таких услуг, как медицина и образование, то сейчас почти весь пакет этих сервисов можно получить у частных провайдеров, которые предоставляют их с более высоким качеством. И вообще весь этот доклад проникнут тем, что государство, как и человек, должно быть преодолено. Эта цифровизация образования, если широко взять, реально направлена против нашей государственности, против нашего суверенитета. Если взять проект 2010 года, там прямым текстом говорится о том, что в период с 2022 по 2030 год должен произойти слом традиционных образовательных систем. Вы сказали про ВУЗы, там охватывается всё. И школы, и ВУЗы, всё подряд. Там прямым текстом пишется про слом.

Д. Бабич – Вы знаете, если выходить на какие-то выводы, мы часто говорим об это в своих передачах и в «Русской Планете за неделю». Против нас не народы, против нас идеология. Когда мы говорим, что против нас народы, англосаксы, поляки, мы сразу проигрываем. Что вы сделаете с народом? Вы можете его победить за 300 лет, но тогда это 300 лет страданий. А вот идеологию победить можно, если вы помните, как был побежден Советский Союз. Против нас действовали достаточно умно, говорили так – мы не против советского народа, мы не против русского народа, прекрасные люди, великолепные, мы их любим в США. Мы против системы. Когда люди видели эти очереди, атеизм и так далее, они говорили, так и мы тоже против системы, нам это тоже не нравится. Так и здесь. Мне кажется, что эти реформы образования, которые нам сейчас навязывают- часть этой ультралиберальной тоталитарной идеологии, которая действует против нас военными средствами в Донбассе, действует на нас экономическими средствами, где санкции заменили дипломатию. А в образовательной сфере эта идеология смогла проникнуть внутрь. С тыла всегда победить противника намного удобнее.

А. Швабауэр – Ещё возмущает, что наши реформаторы-чиновники часто говорят о том, что всё добровольно, мы учитываем мнение общества. А когда берешь юридические документы, например Приказ Минцифры 2020 года, говорится, что доля учащихся, по которым будет вестись тот самый цифровой профиль, в который собираются все данные о человеке к 2030 году должен составлять 100%. Ничего себе добровольность! А если я не хочу, чтобы мой ребенок имел цифровой профиль?

 А. Шафран – Это говорит о том, что решения не просто приняты, а зафиксированы в нормативно-правовых актах. В тот момент, когда нам рассказывают об «экспериментах», мы должны понимать, что никакие это не эксперименты, это реализация программы, которую не обсудили с людьми. Это фундаментальные тектонические изменения не только в системе образования, но и в том, что наша страна вообще собой представляет. Я думаю, что это вопрос уровня референдума. Но почему-то его никто не посчитал необходимым обсудить даже не с общественными организациями, а на уровне Парламента хотя бы.

А. Швабауэр – Посмотрите этот эксперимент, Постановление Правительства от 07.12.2020 «О проведении эксперимента по внедрению цифровой образовательной среды». Его разместили в свое время на сайте проектов Правительственных Актов. Там было голосование. Больше 50 тысяч голосов против, около 400 «за», но он все равно принимается. В нем говорится, что цифровая образовательная среда должна быть у нас внедрена на постоянной основе на всей территории Российской Федерации.

А. Шафран – Давайте акцентировать внимание. 50 тысяч против, 400 «за». Для чего вы запускаете это голосование, друзья? Вы за кого нас считаете? Или, если вас не устраивают такие результаты голосования, вы либо не устраивайте голосование, либо, пожалуйста, учитывайте. Но не вводит нас в заблуждение!

А. Швабауэр – Ещё один момент. Они часто говорят, что это будет просто помощь учителю. Ничего себе помощь! Открываем другой приказ Минцифры №600. Там написано, что доля заданий в электронной форме для учащихся, проверяемых с использованием технологий автоматизированной проверки, к 2030 году будет составлять 70%. Это значит, что как минимум 70% будет электронного обучения, судя из этого приказа.

Д. Бабич – Ещё в чем недостаток этого электронного обучения?  Если раньше у человека было право на забвение. У тебя были когда-то проблемы с какими-то предметами, это забылось, ты работаешь в другой сфере. Теперь, если хотят выяснить, какие у тебя были двойки в третьем классе младшей школы-то выяснят. А для чего им это нужно? Создают твой психологический профиль. Чем тебе заниматься, а чем не заниматься.

А. Шафран – Здесь ещё проблемы. Во-первых, это абсолютно тоталитарная система. Почему? Мы должны понимать, что власть де-факто переходит в руки теневых групп лиц, которые имеют рычаги управления этими системами.

 Давайте обратим внимание на то, что этим занимается не государство. Здесь прямым текстом сказано, что государство отходит в сторону, а цифровая трансформация осуществляется на платформах. Кто бенефициары, кто учредители, кто владельцы? Это всё остается под вопросом.

Но мы же должны понимать, что сегодня формируется особый цифровой класс из тех самых программистов, системных администраторов и так далее, которые руками непосредственно создают эту систему. Эти люди не под присягой и не в погонах, они не несут никакой ответственности. В законах вообще не прописана их ответственность. Что происходит? Чиновник вызывает к себе программиста, системного администратора, ставит перед ним задачу. В большинстве случае эти люди неэтичны не потому, что они плохие, просто они технари и заточены на другое.

Д. Бабич – Компетентность вместо знаний.

А. Шафран – Да. Они думаю, как круто сейчас будет работать. И делают это, не задумываясь о последствиях. Что происходит? Иностранным спецслужбам так легко теперь внедряться. Раньше это была целая история, легенда. Теперь ты официально устраиваешься на работу в ту или иную IT-компанию и получаешь полный доступ ко всей информации.

А. Швабауэр – Ко всей стране, к каждому человеку.

А. Шафран – Эта база, которая создается, имеет ретроспективную силу. С каждым годом её ценность увеличивается, потому что информации становится все больше. Никакой Василий Иванович уже не может заявить себя на выборах. Абсолютно тотальная система.

Д. Бабич –В России всегда очень эффективно действуют диалоги о модернизации сверху. Это официально не провозглашалось до 1917 года, но, по сути, и Николай I, и Александр II, который, между прочим, не был противником своего отца, занимались модернизацией сверху. Народ привык, что сверху идут разумные идеи, они принимаются - и жизнь меняется. Но иногда нужен и демократический, парламентский контроль.
Есть вопросы, касающиеся жизни общества, которые должны обсуждаться в Парламенте, которые общество должно иметь возможность тормозить. Поэтому нам очень приятно, что вы в Экспертном Совете Совета Федерации. Мы все, слушатели радио «Радонеж», не должны недооценивать свои силы. Современный человек имеет массу возможностей, электронных и не только, чтобы выразить свое мнение, повлиять на ситуацию. То, о чем мы сегодня говорили - это жизнь сотен миллионов людей не только России, но и близлежащих государств, которые по-прежнему ориентируются на нас в образовании, в своей жизни в целом. Нам нужно научиться ставить такие вещи под Парламентский, общественный контроль, требовать от государства, от Министерства образования и других объяснять, что они хотят сделать, почему, зачем это нужно. Потому что пока что всё это делалось с налету.

 Когда-то большевики использовали тот факт, что русский народ вообще подчиняется власти. Как Брусилов сказал в 1918 году, что правительство приходит и уходит, а Россия остается. Служите той власти, которая сейчас есть. Это многим людям понятно, многие люди, в том числе педагогические работники, работники ВУЗовского образования говорят: объясните, что нужно, мы будем делать. А нам нужно их приучить задавать вопросы: а зачем это нужно, а почему вы такую консервативную среду, как образование, ломаете через колено? Образование в любой стране- самая консервативная среда. По-моему, у нас сфера образования была самой реформируемой за последние 20 лет. В какой-то момент это должно остановиться. А какие-то старые вещи можно вернуть, многие этого требуют. Они говорят, что это работало намного лучше.

А. Шафран – В этом нет никакой слабости. Сила в том, чтобы признать ошибки и вовремя их исправить. Я считаю, что это наиважнейшая задача. Я хочу вас очень поддержать, Дмитрий, в том, что каждый из нас имеет в себе силы и возможность влиять на то, что происходит.

А. Швабауэр – Я могу сказать, что за 5-6 лет активной деятельности нашего родительского общественного объединения было остановлено много деструктивных законопроектных инициатив. Например, год назад шел опасный законопроект об экспресс-судах, об отобрании детей.  По нему можно было в любую семью войти и отобрать ребенка. А потом неизвестно, вернешь ты или нет. Благодаря активным усилиям общественности удалось остановить законопроект.

А. Шафран – Расскажите конкретные механизмы.

А. Швабауэр – Например, мы вывешиваем образец обращения в Государственную Думу. Наши подписчики, их уже больше 80 тысяч, берут это образец, используют его, или сами что-то на базе него пишут, или прямо его отправляют. И у нас там за неделю 35 тысяч писем в Думу ушло, неплохо. В Думе увидели, остановились. Именно общественная реакция остановила этот законопроект. Была обратная связь от власти, сказали, что проверят, реальные ли это люди, и что они, наверное, зря это принимают.

 Я хочу сделать ещё один акцент. Мы приняли недавно поправки в Конституцию, и говорилось, что надо восстанавливать суверенитет. Действительно, давайте с учетом новой Конституции пересмотрим все эти доклады, которые ведут к разрушению образования. Они же верифицированы иностранными структурами, такими, как Cisco, Intel. Проект «Будущее образования: глобальная повестка» продвигался вообще при поддержке Project Harmony International. Эта структура в прошлом году признана нежелательной Генеральной прокуратурой на территории Российской Федерации. Учитывая всё это, наши чиновники должны пересмотреть ситуацию в сфере образования, остановить эту оголтелую цифровизацию и разрушение образовательной сферы страны.

Д. Бабич – Спасибо большое, Анна. Напомню, что в эфире была программа «Русская Планета за неделю». Вел её Дмитрий Бабич, а в гостях у меня были журналист, телеведущая Анна Шафран, член Экспертного Совета по образованию при Совете Федерации Анна Швабауэр. Благодарю вас за внимание. Благослови вас Бог, братья и сестры. Всего вам доброго.

А. Шафран – Спасибо. До свидания.

А. Швабауэр – До свидания.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+