Перейти к основному содержанию

01:26 09.04.2020

Тревожность хороша, если она не излишняя

26.03.2020 12:12:26

Слушать: https://radonezh.ru/radio/2020/03/19/20-00

Е.Никифоров: - Здравствуйте, дорогие братья и сестры! Я приветствую в нашей студии известного политолога, аналитика Ростислава Владимировича Ищенко.

Р.Ищенко: - Добрый день!

Е.Никифоров: - Вы анализируете самые общие явления, процессы, которые идут в мире. Турбулентность всегда присутствует в политике и обществе. Но то, что сейчас, особенно впечатляет, со всех сторон.

Этот вирус, который оказался чуть ли не американской подставой, принес падение фондовых рынков. Фондовые рынки раскачали валюты - и упал рубль. Что нам сейчас ожидать, если учитывать, что все происходит в страшном темпе? И тут еще внутренние наши - не проблемы, но события, связанные с важным, фундаментальным изменением - принятием новой Конституции! И думаешь: может, это связанно? Может, принятие Конституции - это тайный план по защите России от внешних угроз? Это связано с короновирусом - или, как всегда, это наши конспирологические придумки?

Р.Ищенко: - Последние лет 15-20 -если не каждый год, то через год-то вирус, по поводу которого обязательно расскажут, что родился он в американских лабораториях (это я помню еще со времен появления СПИДа), то кризис, то падение валюты или фондовых рынков. И продолжается это с конца 90-х, когда современный мир - американский, постсоветский мир - вступил в системный кризис. Понятно, что кризисные явления только нарастают. С каждым годом все суровее и суровее. Каждый раз несут что-то новое, становится немножко хуже. Но в целом динамика и направления движения одни и те же. За последние 20 лет ничего серьезно не поменялось. За исключением того, что вначале перестали отказывать кризису в существовании. До 2008 года наши американские друзья говорили, что никакого кризиса нет. Правда, мы за ними повторяли, говорили, что это скорее рост, чем кризис. С 2008 года признали кризис, но сначала - как разовое явление, случайный обвал пузырей на американском рынке. Затем его признали уже как системное явление. И сейчас уже все говорят, что не знают, что с этим делать.

 Все понимают, что нас ждет прекрасный новый мир. Но никто не знает, насколько он будет новым прекрасным, и кто до этого мира доживет. Соответственно, обостряются и межгосударственные противоречия.

 Сейчас началось столкновение на рынке нефти. Но если говорить об углеводородном рынке, то там борьба идет уже довольно давно. Раньше она была сконцентрирована вокруг газа, сейчас вокруг нефти. Цены на углеводороды падают достаточно давно, последние пять лет. Сейчас ситуация обострилась в связи с тем, что основные игроки потеряли способность договариваться. Нет пространства для компромисса между Россией, США и Саудовской Аравией.

Е.Никифоров: - То есть это не изощренная игра со стороны России и попытка получить свои дивиденды, а системный кризис, в котором люди не умеют договориться?

Р.Ищенко: - Нет, не то, чтобы не умеют. Исчезло пространство для компромисса. То есть в результате кризиса сокращается потребление всех основных ресурсов, в том числе и углеводорода. Соответственно, у них падают цены. И чтобы компенсировать падение цен, надо больше продавать. Чтобы больше продавать, надо иметь большую долю мирового рынка. А теперь представьте себе - американцы, сауды и мы рвемся к большей доле мирового рынка. О чем мы можем договориться? Он как был сто процентов, так и остался, даже немного ужался. Потому что нефти надо меньше, а продавать нам надо больше. Россия предлагала сохранить компромиссные договоренности в рамках ОПЕК+, причем они даже не включали США - договоренности, которые существовали до этого момента. Но это тоже паллиативная мера, потому что всем было понятно, что это все равно не удержит цены от дальнейшего падения. Более того, американцы в этом деле не участвовали, но под шумок занимали все большую долю рынка. Саудовская Аравия решила, что может провести блиц-криг на нефтяном рынке. Сейчас они резко увеличили добычу и начали демпинговать: предлагать нефть с огромными скидками. Посмотрим, кто выиграет: спринтер или стайер? Вы слышали: Россия заявила, что она готова к долгой эпохе, до 10 лет, низких цен? Это заявка на большой запас прочности, потому что Саудовская Аравия эпоху низких цен не то что 10 лет, но даже и 5 лет вряд ли выдержит. США тоже не говорили о своей готовности пережить больше, чем пятилетку низких цен на нефть. Саудовцы вообще, как показывает практика и их собственные заявления, в состоянии выдерживать низкую цену 2-3 года. Потому что надо что-то делать со своим народом, бюджетом и прочими радостями. Тут проблема не в том, что никто не хочет договориться, просто не могут. Если у нас с вами остался один сухарь на двоих, то выбор только таков: кто будет есть сухарь, а кто - помирать с голоду? Так и здесь. Всем надо увеличивать долю рынка, и вот начинается борьба путем обрушения цены, как это делает сейчас Саудовская Аравия. Она рассчитывает, что резкое обрушение цены на короткое время с большим выбросом дешевой нефти на рынок заставит Россию и США пойти на уступки. Я, честно говоря, в этом сомневаюсь, потому что когда принималось решение, то такой вариант должны были просчитывать, это то, что страны должны были сделать в первую очередь. Просчитывать должны были и в Москве, и в Вашингтоне, и должны были быть уверены, что есть противоядие. В частности, это резкое обрушение цены можно выдержать за счет наличествующих резервов. Не знаю, за счет чего собираются спасаться США, во всяком случае, в России резервы большие, но и бюджет пока выполняется. Посмотрим, что будет дальше.

Е.Никифоров: - А что это означает для обывателя?

Р.Ищенко: - В принципе ничего. Прямой зависимости между ценами на нефть на мировом рынке и ценами на бензин внутри страны не существует. Так же, как и не существует прямой зависимости между ценами на нефть и ценами на бензин внутри США. Там постоянно поддерживаются низкие цены, потому что вся американская экономика висит на автомобильных перевозках через США. Подорожание бензина приводит к подорожанию всего и сразу - моментальный кризис. В Росси подорожание бензина происходит в рамках инфляции, по сути дела. Бензин как стоил порядка 70-80 центов 10 лет назад, так и сейчас стоит, только в рублях его стоимость, естественно, изменилась, потому что курс рубля к доллару изменился.

Е.Никифоров: - А благосостояние граждан? Меня это беспокоит. Наше радио существует исключительно за счет пожертвований слушателей. Если их благосостояние будет уменьшаться, то и их взносы, боюсь, тоже будут сокращаться. И мы встанем перед прямой угрозой существования.

Р.Ищенко: - Если вы собираете с миру по нитке, по копеечке в чашечку - то, безусловно, благосостояние граждан будет снижаться. Если вас финансируют благотворители - то все равно останутся люди с крупными состояниями, компании, которые спокойно переживут этот кризис.

Е.Никифоров: - О, к ним не достучишься. К сожалению, мы с мира по нитке.

Р.Ищенко: - Но благосостояние граждан будет понижаться во всем мире, другое дело, что в России оно будет понижаться медленнее. Серьезного нарушения социальной стабильности не предвидится. Но в условиях системного кризиса никто не сумеет отсидеться в стороне - все экономики завязаны в одну мировую. Если она начинает рушиться, то задевает всех. России же проще пережить этот кризис с меньшими потерями, потому что российская экономика в большей степени самодостаточна. У России огромная сырьевая база. За последние годы Россия вышла на самообеспечение продуктами, то есть обеспечила свою продовольственную безопасность. Она не нуждается в «ножках Буша», чтобы выживать. Более того, она торгует сельскохозяйственной продукцией и на этом зарабатывает дополнительные миллиарды. Если в 90-е надо было вначале продать нефть, а потом на полученные деньги купить еду, то сейчас можно продавать за рубеж не только нефть, но и еду. За последние годы выросли целые отрасли высокотехнологичной Российской промышленности. Стали строить танкеры - самые крупные суда в мире. Подобного рода верфь во Владивостоке «Звездочка» позволяет строить любые корабли. Это только один пример. А оборудование Северного морского пути? А дорожные и шоссейные магистрали, которые сейчас дотянут до Якутска, и их планируют тянуть дальше, на Чукотку? Это повышает транспортную связность страны. А там, где есть дороги -возникают новые экономические кластеры. Северно-широтный ход, чтобы связать порты Северного морского пути. Еще и железная дорога - это тоже огромный инфраструктурный проект, который способствует развитию промышленности. Все эти проекты за Уралом приводят к высокой потребности в рабочих руках, к увеличению в этих регионах зарплаты. По идее, они должны привести к изменению демографического распределения населения по разным регионам России, потому что сейчас за Уралом живет не более 30% населения РФ. Это мало, потому что там находится почти 70% ее территории. Распределение населения по территории страны должно быть более равномерным. И проблема как раз и возникала в том, что за Уралом была единственная Байкало-Амурская магистраль, которая шла вдоль южных границ. А дальше - зеленое море тайги, куда высадиться с вертолета можно и палатку разбить, и домик построить, но создавать что-то в условиях бездорожья… А там, до многих городов можно было добраться только по рекам. Они вдоль рек-то и существовали. Развивать серьезные промышленные кластеры было либо невозможно, либо сложно. Поэтому развивалась в основном добывающая промышленность, когда полезные ископаемые нашли, выкопали и уехали.

Е.Никифоров: - Но доставить их как-то нужно?

Р.Ищенко: - Да, но если у вас достаточно дорогие полезные ископаемые, то вы найдете их способ оттуда доставить. Тем более, что оттуда не надо прокладывать качественную шоссейную дорогу. Можно их по зимнику вывозить к железной дороге, а дальше уже вагончиками отправлять, куда надо. Или лес рубили. Еще рыбку ловили, в основном, браконьеры в      сибирских реках. В принципе - и все. Сейчас ситуация во многом серьезно изменилась, поэтому и наполнение бюджета более сбалансировано, оно не идет только за счет нефти. Нефть, газ, углеводороды играют серьезную роль в наполнении бюджета. Но в Российском ВВП нефть составляет только 3%, хотя углеводородная составляющая в наполнении бюджета - около 60%. Но когда мы говорим об углеводородных составляющих, то надо понимать, что это не просто добываемая из земли нефть, которую добыли, посчитали и сразу записали в бюджет. Это нефтепереработка, нефтехимия и прочие связанные отрасли, они производят высокотехнологичную продукцию, которая еще и экспортируется за рубеж.

Е.Никифоров: - То есть, сейчас у нас есть ресурсы производства. Нас упрекали, что мы - сырьевой придаток.

Р.Ищенко: - В Росси вывоз нефтепродуктов за рубеж уже пять лет, как превысил вывоз сырой нефти. Это нефтехимия, производство лаков, красок. Из газа и нефти производится огромное количество продукции.

Е.Никифоров: - А что больше дает в бюджет?

Р.Ищенко: - Это связанные отрасли. У «Газпрома» есть «Газпромнефть», добывает газ «Роснефть». Они связаны. Газовые месторождения сопутствуют нефтяным. При добыче нефти попутно получают газ. Несмотря на огромность газового экспорта, до последнего времени доходы от нефти в бюджете были больше, чем доходы от газа.

Е.Никифоров: - Но упали доходы от нефти.

Р.Ищенко: - И от газа тоже. Цены на газ стали понижаться даже раньше, чем нефтяные. Но это естественно, особенно в этом году, когда готовились к газовой войне с Украиной, Европа закачала огромное количество газа в хранилища, теплая зима - газ не был выработан. Предложение на газовом рынке превышает спрос. Естественно, цена падает. И думаю, будет идти вниз. В том числе потому, что европейская промышленность в кризисе. И видно, что оценки европейского потребления, которые делались самими европейцами, когда они собирались нарастить потребление газа - будут серьезно расходиться с реальностью. Плюс на общий кризис накладывается эпидемия короновируса, которую Европа переносит крайне тяжело. В результате своей расхлябанности.

Е.Никифоров: - Вот это я и хотел расспросить Вас об этом. Насколько короновирус играет роль в этой картине?

Р.Ищенко: - Дисциплинированные китайцы его быстро и спокойно его победили. Расхлябанные европейцы, несмотря на то, что у них было время подготовиться и не допустить серьезного распространения вируса у себя, сейчас находятся в состоянии коллапса. В Германии, Франции пустые полки магазинов - народ впал в панику. А когда народ начинает паниковать - это значит, что он не доверяет способности властей стабилизировать ситуацию. Думаю, что переживут они этот короновирус. Это не чума все же! Но он нанесет серьезный удар по европейской экономике. Ну, если уже закрыто все, кроме продовольственных магазинов в Италии? То же самое наступает в Испании.

Е.Никифоров: - А это оправданно - такая резкая, тяжелая реакция? Не столько даже короновирус, сколько информационный вирус, потому что людей запугали СМИ.

Р.Ищенко: - Людей СМИ не запугали. Я прекрасно помню, как еще в феврале, который только-только закончился, когда вовсю бушевал короновирус в Китае, мировые СМИ и российские рассказывали, что на это можно даже не обращать внимания - мало ли, чем там китайцы болеют? Ничего страшного нет! И до последнего, пока не началась эпидемия в Италии, ВОЗ отказывалась объявлять состояние пандемии в мире, как раз наоборот.

Помню, разговаривал на эту тему с женой в феврале и говорил, что принимаемые карантинные меры - такие, что я за свою жизнь не помню и даже не читал, чтобы такое бывало. А при этом заявления властей и СМИ входили в резкое противоречие с тем, что на самом деле делалось. Вот я и сказал, что, судя по всему, все-таки этой инфекции серьезно бояться. Хоть и делают вид, что никому не страшно. И я понимаю, почему ее мало боялись - она легко распространяется, у нее большой инкубационный период - 2 недели. Можно болеть и гулять две недели по улицам, заражать кучу народу и даже об этом не подозревать. Потому что некоторые переносят ее бессимптомно, но при этом являются распространителями вируса и заражают окружающих. Ее сложно остановить даже жесткими карантинными мерами. Всегда может найтись человек, которого еще не учли. И вот китайцы не вводили жесткий карантин, но боролись больше месяца прежде, чем они достигли успехов в ограничении инфекции. А дальше просто. Наш народ любит говорить - подумаешь, 3% умирают, от гриппа умирает больше. От гриппа умирает больше все же не в процентном, но в количественном измерении, потому что больше болеют. Но что такое 3%? От 100 000 это 3000, а от 1000 000 000 это 30 000 000. Совсем немаленькая цифра. И если умрет три процента от населения России, то это будет порядка 4 500 000 миллионов человек, что немало. А чем больше население в стране... Для Китая это было бы порядка 45 000 000. Для планеты, где живет 8 000 000 000, посчитайте, 240 000 000. Опять-таки, когда начинается эпидемия, европейцы столкнулись с тем, что в очагах заражения, где большее количество больных, им просто уже не хватает больничных коек. Мы помним, как китайцы оперативно строили новые больницы, как у них медперсонал буквально жил в этих больницах. Но это возможно в течение короткого времени, когда хребет эпидемии уже сломали. А если не сломали, то дальше медперсонал начинает выдыхаться, люди просто прекращают получать помощь. В таком случае количество умерших растет. И их становится уже не 3%, а 5%. И так далее. Поэтому это удовольствие крайне неприятное. Но внешне кажется, что 3000 человек нестрашно, потому что в день на дорогах по миру гибнет больше. Но вещь это опасная, поэтому жесткие карантинные меры абсолютно правильные и своевременные.

 Но я не представляю, как европейцы смогут установить у себя такой жесткий карантин, как китайцы. У китайцев и другая государственная, и общественная организация. Китайцы по природе своей более дисциплинированны. Государство жестче с них спрашивает. Например, сегодня утром сообщили, что в Москве из больницы в Коммунарке сбежала женщина, у которой уже был диагностирован короновирус. Сейчас ее ищут, очевидно, найдут, водворят назад. А у китайцев это была бы сразу уголовная ответственность, причем независимо от того, диагностировали или нет, но нарушение правил карантина немедленно влекло за собой уголовную ответственность. Сознательность и жесткие меры позволили им быстро стабилизировать ситуацию. Вы себе представьте, в той же Италии, Франции, Испании введение подобного. Такие карантины ввести можно, но заставить людей их выполнять - сложно. Там есть только два варианта. Испуг и паника, когда все расхватали в магазинах и сидят, пока не кончится фасоль и туалетная бумага, либо полное наплевательское отношение к рекомендациям властей, потому что мы же свободные люди.

Е.Никифоров: - А мы? У нас же тоже человек анархичен и не больно склонен следовать рекомендациям властей.

Р.Ищенко: - Мы все-таки евро-азиаты. В нас есть и то, и то. С одной стороны, у нас люди начинают возмущаться, чем угодно. И тем, что карантин объявлен, и тем, что он не объявлен, что транспортное сообщение с какими-то странами разорвали, и тем, что транспортное сообщение разорвали еще не со всеми странами и не все границы закрыли. И тем, что потребуют по мере возможности оставаться дома, и что не позволяют ходить на работу. Нашему человеку не угодишь. Он готов возмущаться, чем угодно. Но когда власти требуют нормативы, большая часть общества этому подчиняется. Есть часть 20-30% анархично настроенных людей. Но, во-первых, не все из них демонстрируют анархизм публично. Многие ограничиваются тем, что возмущаются в интернете. Там столько уже революций произошло! Во-вторых, такие настроения, как правило, обществом не поддерживаются, потому что какой-то инстинкт самосохранения у нас все же работает. Посмотрим, как будет дальше. 48 человек по России с диагнозом короновирус. Это уже достаточно много. Везде, где счет начинал идти на десятки, если в этот момент ситуация не стабилизировалось, то резко пошло на сотни, а потом обвал - тысячи заболевших в течение одного дня. Всплески происходили моментально. Думаю, сейчас мы в критической точке. Либо принятые меры дадут результат. Либо придется переходить на более жёсткие карантинные меры.

Е.Никифоров: - А как нам выдержать? Европейцы более обеспеченные люди, накоплен жирок какой-то, но заставь наших не выходить из дому, не ходить на работу и не зарабатывать деньги. Откуда брать средства к существованию?

Р.Ищенко: - Но европейцы в большем смысле, чем мы, живут от зарплаты до зарплаты. Причем более того многие, как американцы, по уши закредитованы, и им надо постоянно выплачивать кредиты. Кроме того, в той же Италии закрылись все рестораны. Рестораны - это малый и, в лучшем случае, средний бизнес. То есть, этот бизнес сейчас едва сводит концы с концами. Если они не проработают 2-3 недели, то половина из них сразу загнется. Очевидно, государству придется решать эти проблемы и каким-то образом поддерживать людей. С теми, кто ходит на работу в госорганах проще - там можно принять решение - и всё. С бизнесом, который понесет убытки, сложнее, потому что надо вырабатывать механизм поддержки. Не будешь же просто финансировать в духе: сколько вам надо денег, скажите, мы вам дадим. Можно где-то устроить налоговые каникулы или выбрать другие формы. Но понятно, что в условиях кризиса, тем более - когда правительство стоит перед угрозой невыполнения бюджета, когда речь о том, что многие бюджетные программы будут финансироваться из Фонда национального благосостояния - понятно, что оно не хочет терять лишние деньги еще и на подобного рода поддержку. Но придется, потому что в противном случае это будет вызывать дестабилизацию, она вызовет большие потери потом, чем в случае своевременного оказания соответствующей поддержки.

Е.Никифоров: - Теперь о социальной стабильности. Сейчас мы пойдем голосовать за или против нынешнего варианта Конституции. Опять-таки здесь происходит все настолько быстро, что не успеваешь даже обдумать и осмыслить, что происходит. А происходят фундаментальные изменения основного закона нашего государства. С чем это связано? Желанием укрепить внутреннюю государственную дисциплину перед лицом этих всех вызовов? Или это давно назревшая проблема? Или желание какой-то части элиты сохраниться у власти на неопределенно длительный срок?

Р.Ищенко: - Фундаментальные изменение главного закона нашего государства происходили после 1917 года, когда основные законы Российской Империи заменялись Конституцией РСФСР, а потом СССР. А второй раз фундаментально изменялись основные законы нашего государства в 1993 году, когда после октябрьских событий окончательно перестала действовать Конституция РСФСР и была принята новая Конституция России. Сейчас речь идет о поправках в Конституцию, это не кардинальные изменения. В стране не вводится монархия, она не превращается в страну советов, формы государственного устройства остаются теми же, базовые экономические принципы работы государственного аппарата, остаются теми же. Изменяется частично распределение власти между разными ее ветвями, и то чисто формально. Как показывает практика и опыт, на распределение властных полномочий при такой ситуации, как в России, в большей степени влияет фигура соответствующего политика. Который может быть президентом, премьером, а, может быть, председателем Госдумы.

Например, Ельцин не имел никакого права распускать Верховный Совет. Но не только распустил, но даже и расстрелял. И ничего. Указ был совершенно неконституционным. Верховный Совет имел право снять Ельцина с поста президента, потому что Совет его назначал, а он права не имел. Но распустил. Его воля к власти была выше, чем воля к власти его оппонентов. Нормы закона здесь играли второстепенную роль. Кстати, он действовал в условиях, когда его не поддерживала большая часть народа и большая часть силовиков, но, тем не менее, он сумел выиграть борьбу. Поэтому теоретическое распределение полномочий в принципе ничего не значит. Записи в Конституцию, я забыл, как они это сформулировали. О том, чтобы никого не обидеть и в то же время упомянуть русский народ, но Россия как была государством русского народа, потому что он был государствообразующим до того, как это записали в Конституцию, так и осталось. Опять-таки - Российская Империя Романовых, основные законы ее предполагали, что Россия является православным государством. Но это не помешало народу-богоносцу в 1917 году разнести храмы, монастыри и перевешать священников. Поэтому, что там будет записано - дело десятое, важно, чтобы власти и народ адекватно взаимодействовали, доверяли друг другу. На сегодняшний день у нас есть доверие народа к власти. И это позволяет России достигать серьезных успехов в сложных условиях. Если доверия не будет - в Конституции можно написать что хотите, но никто на нее не будет обращать внимания. Изменения количества сроков, на которые может избираться политик. Путин уже после своего второго срока продемонстрировал, что в принципе и в прежней формулировке можно было спокойно сохранять власть в руках, независимо от того, избирался ли он президентом, назначался ли премьером, а потом опять избирался. При желании в любой Конституции можно найти возможность сохранять власть, особенно - если народ хочет, чтобы этот конкретный политик сохранил власть в руках. Понятно, что вечно управлять страной Путин не будет, просто потому, что он не вечен. И в этом трагедия России, потому что никто не знает, что будет после Путина. Сейчас народ вздохнул свободно, потому что люди решили, что разрешение баллотироваться, обнуление сроков президентства позволит Путину работать президентом до 2036 года. Хотя не факт, что он в 2024 выдвинет свою кандидатуру. Он имеет возможность, но не факт, что будет выдвигаться. Да и я могу сказать, что в 2036, если доживу, мне будет 71 год, по идее будет все равно, что будет там дальше. На инерции государство 5-10 лет продержится, а там уже - столько просто люди не живут. Но ведь есть новое поколение, которым и 2036, и 2056 - это не запредельное будущее, которое мы не увидим, а конкретно годы, в которые они будут жить. Поэтому им интересно, а что будет после Путина, как будет развиваться государство? Вопрос-проблема 2024 года нынешними решениями не решается, она просто откладывается до 2036 года. Проблема преемственности власти, даже не преемника Путина, а власти как таковой, на сегодня не решена. Получен дополнительный зазор во времени, который позволяет еще поработать над этим вопросом. А будет он решен за 12 лет после 2024 года или за 16 лет после 2020-го или не будет - зависит не только от Путина, но и от нас с вами, от всего народа РФ. На первом этапе своего правления Владимир Владимирович активно пытался создавать мощную партийную систему. Вплоть до того, что государство поддерживало партии лояльные, нелояльные, какие угодно и готово было их само формировать. Но выяснилось, что большая часть этих партий все равно является симуляторами. Да, они с удовольствием приходят к государству за деньгами, присутствуют в политике и получают материальные и моральные дивиденды, но, по сути, политическими партиями, которые отражали бы интересы серьезных социальных групп, не являются.

Это проблема не только России. Во всем мире политические партии давно утратили функцию отражения интересов социальных групп. Везде произошло деклассирование общества. Нет жесткого противостояния пролетариата и капитала.

Е.Никифоров: - Нет классовой борьбы.

Р.Ищенко: - Я бы сказал, нет классов. Между ними стерлись резкие грани. Сегодня вы работаете на заводе, а завтра открыли передвижную кофейню. И вчера вы были пролетарием, а сегодня вроде как буржуй. Хотя в этих условиях теоретический пролетарий может зарабатывать значительно больше, чем владелец мелкого бизнеса. Попытка стабилизировать государство и обеспечить преемственность власти за счет создания мощной партийной системы оказалась нереализованной и, скорее - нереализуемой.

Дальше начались поиски. Путин сумел создать систему власти, в которой сбалансированы интересы различных элитных группировок, групп населения. Его авторитет зиждится на том, что он сумел выйти из режима противостояния, когда разные группы боролись за власть и на уничтожение своих политических оппонентов. Эта система полностью замкнута на Путине. Только мы достаем Путина из этой системы - тут же те же самые группировки, которые благополучно сотрудничали при нем, могут начать бороться за власть. Потому что нет гарантий, что следующий человек, который окажется на этом месте, будет настолько же эффективен в плане балансирования различных интересов, формировании поиска общественного консенсуса. Задача системы - максимально уйти от случайностей. Когда результат не зависит от того, какой конкретный человек оказался на конкретной должности. Пока от этого мы уйти не можем. Система представительной власти не работает, причем не только у нас, но и во всем мире. А эта система как раз и сдерживала исполнительную власть, позволяла балансировать различные интересы и не давала руководителям исполнительной власти слишком зарываться. Сейчас эта система не работает. Если завтра Путин придет в Думу и скажет, что должно быть в Думе 20 депутатов, они проголосуют за 20, если скажет 2000, они проголосуют за это. А если он скажет, что Дума должна самораспуститься и не отсвечивать, они так и поступят. В данной ситуации представительная власть просто не работает нигде.

Везде одна проблема. Исполнительная власть даже будучи ответственной все равно чувствует себя недостаточно сбалансированной. Перекашивает государственный корабль в сторону исполнительной власти. До тех пор, пока система общенационального компромисса работает, это не вызывает проблем, но она замкнута на одного человека, а никто не вечен. Рано или поздно возникнет вопрос, можем ли мы его заменить, если можем то кем? Что такое система, замкнутая на одного человека - мы можем увидеть на примере любого монархического правления. Независимо от того, передается ли власть по наследству, избирается ли узким кругом выдающихся людей, всем населением. В такой ситуации возникает опасность ошибки. Когда следующий человек окажется несоответствующим этой должности. Была в Римской империи прекрасная династия Антонинов, где каждый предыдущий император подбирал себе наследника, усыновлял. Это был золотой век Римской империи. Но кончилось тем, что предпоследний император, философ Марк Аврелий передал престол своему сыну Коммоду, а тот оказался неспособным. И кончилась династия, империя вступила в глубочайший кризис, причем моментально, лет через 10-15. Это опасность системы, замкнутой на одного человека. Если человек оказывается недостойным или неспособным - то система начинает рушиться. Кстати, также обрушился Советский Союз. Система, замкнутая на генерального секретаря, которого под конец переименовали в президента. Как только на ключевой позиции оказывался слабый правитель, страна оказывалась в кризисе. В конечном итоге она просто развалилась. Поэтому главная проблема у нас - не те или другие изменения в Конституции, написать можно что угодно. Но гарантировать исполнение написанного можно только в том случае, если система обеспечивает преемственность. Пока есть время над этим работать.

Е.Никифоров: - А что Мишутин в этом смысле? Тут тоже изменения?

Р.Ищенко: - Я не знаком с Мишустиным. Как и не был знаком с Медведевым. Я считаю, что в принципе Медведев как политик обществом недооценен. Не знаю, какие у него личные качества, насколько он приятен или неприятен в общении, но, в конце концов, он долго возглавлял правительство. Именно при его правительстве Россия пережила кризис 2014-15 годов достаточно спокойно и уверенно. Атака же на Россию была организована серьезная.

 Кроме того, когда рассказывают у нас о выдающихся успехах Министерства обороны и других силовых структур, не надо забывать, что силовые ведомства ничего не производят, они только тратят деньги. Эти деньги для них кто-то должен заработать. Их зарабатывает силовой блок правительства. Чтобы перевооружить армию, в первую очередь нужны люди. Экономический блок, который обеспечит финансирование. И с этой задачей министерство Медведева справлялось хорошо. Не знаю, какова личная роль Медведева, но председатель правительство РФ обладает достаточно широкими полномочиями, чтобы предположить, что и его участие в этом было достаточно высоким. С Мишустиным будет то же самое. Сам премьер всегда находится в тени президента, работа правительства не то чтобы не так заметна, но обыватель, как правило, не вникает в проблемы ведомств, соотношения интересов отдельных ведомств. Они же представляют не себя лично, не своего министра, а целую отрасль экономики. Даже когда показывают, что они собрались за столом, поздоровались, протокольная съемка закончилась, журналисты ушли, они начали работать. Для обывателя это ничто. Сидит группа мужиков и дам за столом с компьютерами, что-то говорят, чем они заняты - непонятно. Тем более, что высоким авторитетом пользуется президент, и в принципе система построена вокруг президента, поэтому все позитивные эмоции в значительной степени адресуются ему. А правительство находится в стороне, является этаким техническим придатком. На него зачастую сбрасываются негатив. Если есть хороший президент, а в стране не все хорошо, то кто-то должен отвечать за то, что плохо. Вот оно и будет отвечать. Это вполне естественная реакция населения при таком развитии событий и при такой системе управления. Если бы был сильный авторитетный премьер, и население бы его поддерживало - в таком случае за все плохое в стране отвечал бы президент. Так было во время президентства Медведева. Я не думаю, что что-то серьезно поменяется в отношении народа к правительству из-за того что поменяли премьера с Медведева на Мишустина.

Е.Никифоров: - А в экономическом блоке будут изменения? Не персональные, а принципиальные, потому что боролись две партии, кудринская и глазьевская, скажем.

Р.Ищенко: - Думаю, их больше, но не думаю, что изменения будут принципиальные. Единственное, очевидно, что в результате кризиса, в который мы в силу разбега вляпались со всем миром, сейчас, очевидно, государство попробует тратить немного больше денег. Не думаю, что по системе Бернанке, которую, кстати, Глазьев активно продвигает, будут заливать пожар деньгами. Бернанке обещал, что будем разбрасывать деньги прямо с вертолета, если понадобится. Тем не менее, траты бюджета будут увеличены просто для того, чтобы поддерживать текущий уровень социальной стабильности. Понятно, что кризисные явления будут в первую очередь бить по малообеспеченным слоям, и надо обеспечить компенсацию. Это вызывает дополнительные траты. Поскольку доходы как раз сокращаются, очевидно, правительство начнет расходовать кубышку, о чем оно заявляло. Но это не значит, что это приведет к значительным изменениям экономического курса. То, что давало до сих пор хороший результат, не имеет смысла менять обвально. Если изменения будут происходить, то можете посмотреть по всем годам путинского правления: где бы ни происходили изменения, экономике или политике, они всегда пошаговые, постепенные, растягиваются на годы, тестируются и проверяются. И медленно ситуация меняется на 180%. Может отработать правительство Мишустина, а потом следующее, и только после этого будет заметны серьезные изменения в экономической политике. В ближайшем будущем я их не ожидаю.

Е.Никифоров: - Нам особенно и тревожиться не следует?

Р.Ищенко: - Тревожиться следует всегда, на всякий случай.

Е.Никифоров: - Мыть руки перед едой.

Р.Ищенко: - Лишняя осторожность не помешает. Тревожность хороша, если она не излишняя.

Е.Никифоров: - Последнее. Как Вы оцениваете место России в мире? Насколько она уязвима и может выдержать санкционные удары, вирусы, падение цен? Насколько она обладает запасом стабильности?

Р.Ищенко: - Международная политика - это бесконечный марафонский забег. Бегут все. Стартовали давно, до финиша не добегут никогда. Он все время отодвигается. Россия все время бежит в лидирующей группе и будет бежать, пока будет существовать. Ей постоянно пытаются поставить ножку, чтобы свалилась и шею свернула. Несколько раз было удачно. Но шею пока она себе не свернула. Поэтому бежит и будет бежать в лидирующей группе.

Е.Никифоров: - Спасибо большое, Ростислав Вадимович! Вы сегодня внесли толику оптимизма в общую атмосферу тревожности. СМИ нас просто пугают. Эти страшилки дают им возможность повысить рейтинги. Вот они и стараются.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+