Перейти к основному содержанию

10:58 13.12.2019

Павел Пожигайло о законе о ненасилии в семье и почему нужно разогнать Минкульт.

25.10.2019 13:59:25

Е.Никифоров: - Здравствуйте, дорогие братья и сестры, у микрофона Евгений Никифоров. Я рад приветствовать в нашей студии члена Общественной палаты Павла Анатольевича Пожигайло.

П.Пожигайло: - Здравствуйте.

Е.Никифоров: - Павел Анатольевич, сейчас Вы самая скандальная фигура в СМИ. В чем Вас только не обвиняют. Вы дали повод всем либеральным, нелиберальным - любым средствам массовой информации, обсуждать важнейшее Ваше заявление, которое Вы сделали во время Всемирного Русского Народного Собора и несколько заявлений позже. Такие весьма горячие. Например, наш Собор был посвящен народосбережению прежде всего. Вы выступили там с очень яркой речью, смысл которой я попросил бы Вас в двух словах передать слушателям.

П.Пожигайло: - Во-первых, чем ближе к церкви, тем злее черти, поэтому для меня это означает только то, что я иду правильной дорогой. В Евангелии не говорится, что когда все хвалят, то вроде и спасаешь душу. Это раз. Второе - действительно, может быть благодаря уже большому опыту нахождения в политике и в государственных структурах, я наиболее остро чувствую, что происходит с моей страной. На Соборе обсуждался вопрос народосбережения. Это очень важно и здорово. Повестка правильная. Но дальше у меня возникает большой вопрос, связанный вот с чем. Наше государство немножко раздвоено сегодня. Мы одновременно пытаемся и народ сберечь, и семьи укрепить, и основы государственной, культурной политики принимаются, и Россия отдельная цивилизация. И все, что прямо душу ублажает. А в делах мы поступаем абсолютно наоборот. Сегодня, если подняться над этой суетой и мишурой, есть два направления серьезных, стратегических для России, которые ей предлагаются. Первое - глобальный проект. В нем Россия должна потерять лицо, понятно, что никакого института семьи в перспективе не будет. Уже проходят ярмарки суррогатных матерей в Голландии, уже они открыто говорят о том, что через 50 лет этот институт должен отжить и почить в Бозе. Поэтому все эти дети в пробирках и все остальное - не шутки. Это глобальный проект. Естественно задача глобального проекта, чтобы мы все знали английский лучше русского. В проекте этом культура будет выступать как религия, поэтому я к этому так серьезно отношусь. Это не структура увеселения, развлечения, это религия к нам приходит. И вдруг мы видим появление нового закона о культуре, где Творец фактически предполагается жрецом, потому что в этом законе прописываются его абсолютные права и никакого права государства ограничить его творческую деятельность. Написано: даже если он имеет свой взгляд на историю России, свои убеждения, что такое традиция или не традиция и так далее. И перечислено все - и прокатное удостоверение, и кадровая политика. Фактически государство не будет ни одного иметь инструмента, чтобы влиять на культурную политику. Появится фильм о сдаче Ленинграда, о том, что зря мы воевали в Отечественную войну и так далее. Это окно овертона, в которое естественно полезет огромная армия всяких предложений. И поэтому культура - это религия. В этой религии свои храмы - театры.

Е.Никифоров: - Да, театр начинается с вешалки. Сначала мы думали, что это метафора красивая, возвышенный эпитет, но сейчас эти эпитеты предъявляют права на онтологическое, на бытийное содержание.

П.Пожигайло: - Это вполне все логично, поверьте. Кто занимался богословием, историософией, тот понимает. Все это пришло неслучайно. Поэтому театр это замена храма и литургии. Собственно это то, что в этом постмодернистском либеральном обществе должно формировать образ жизни и давать идеалы. Все эти «Гоголь центры» и «собакобогомоловские свадьбы» и все остальное. Мы видим, как к нам приходит то, что должно ждать нас через 20-30-40 лет как образец поведения, некий идеал, к которому мы должны стремиться. Вопрос закона о культуре, вопрос культуры, театра и сего остального это не шутки.

Е.Никифоров: - Поэтому Вы так ясно и звонко сказали, что театры вообще нужно все закрыть. Тут-то они все и взвыли и обвинили вас в мракобесии.

П.Пожигайло: - Еще раз говорю, что чем ближе к церкви, тем черти злее. Понятно, что я наступил на самое больное место. Любое другое место не вызвало бы такой реакции.

Е.Никифоров: - Вы сейчас объясняете разумно и понятно, а там воспринят был один лозунг и все.

П.Пожигайло: - Естественно. Даже, я знаю реакцию министра культуры, он очень обижен на мое выступление.

Е.Никифоров: - Но Вы же сказали, что и Министерство культуры разогнать.

П.Пожигайло: - Естественно. Но я не говорил лично о Мединском. Он жертва того либерального проекта, в котором сегодня министерство обязано выполнять именно либеральный подход в сфере культуры. И когда бюджет, скажем, театра Райкина равен десяти бюджетам нашего Хорового общества, в котором сегодня два миллиона человек принимает участие, то конечно это нас возмущает. Когда мы просили от министерства добавить 6 миллионов рублей к тем 6 миллионам, на которые должны наши детишки, тысячи детей нашего хора, в декабре выступить в Кремле, где нам приходится за свой счет покупать билеты на экскурсии этих детей, новогодние подарки, и мы просили 6 миллионов, чтобы оплатить их проживание, питание и проезд. Нам отказали. Эти деньги ложатся на несчастных родителей, как правило, бедных людей, которые хотят чтобы их дети выступали в Кремле. Вот, о чем идет речь. Почему я так эмоционален в этом плане. Так если такое это министерство финансирует эти театры, сегодня есть задача, чтобы в каждой школе чтоб был театр, чтобы все были актерами и лицедеями, у нас не будет семей, рождения детей, мы это должны понять. Если все дети у нас будут актерами и лицедеями. Тогда получается, что наш кинематограф, наши театры часть музейной деятельности, на которую тратится около 80% денег Министерства культуры, это я сейчас не беру область культурного наследия, сознательно реставраторов не беру, то зачем нам такое министерство? И речь не о Мединском. Уж точно не о нем лично. Это система которая была навязана в 90-х годах, закреплена в Конституции, где у нас нет идеологии и цензуры, и эта система, кто бы ни занимал эту должность, будет производить именно движение к этому либеральному глобалистскому проекту - вот о чем речь. Мне важно было показать, чтобы мы не усыпляли свою бдительность, когда нам изо всех щелей говорят о демографии, о деторождении, о поддержке семьи, о традиционных ценностях, о строительстве храмов, когда на самом деле, к сожалению, наша страна широкой поступью, шестью часами английского языка в школе, с актерами в театре всех наших школьников, с уничтожением русской литературы, с ЕГЭ по английскому, и с той политикой, которую проводит сегодня Министерство культуры, мы идем к этому глобальному проекту - гибели России.

Е.Никифоров: - Они ухватились за следующее Ваше высказывание о том, что нужно английский в школах взять и запретить. Что имелось в виду?

П.Пожигайло: - Вчера у меня было интервью англоязычному изданию. Мы перешли на английский. Я свободно им владею. После школы ни бельмеса не знал, извините. И даже после моего специализированного ВУЗа, казалось бы, там тоже английский был 2 часа в неделю, и я тоже не умел. Когда в 90-е мне пришлось побывать в некоторых местах, не столь отдаленных, в частности в средней Азии, когда параллельно с рядом других задач мы продавали хлопок в Европу, я выучил английский, итальянский за полгода, когда мне это нужно было. Это простой примитивный язык - английский. Причем я вам скажу, что иногда дети 11 лет его учат и два слова связать не могут, то это зря, если ты не в среде...

Е.Никифоров: - Потребности нет, мотивации никакой.

П.Пожигайло: - Именно. Теперь второй момент. Реально по профессии только 20% нашего населения использует этот язык в дипломатических, коммерческих, туристических целях . А 80% заканчивают школу и потом забывают вообще никогда к нему не возвращаются. 6 часов в неделю помноженное на 11 лет. У меня вопрос - а давайте мы рачительно к этому подойдем?! Вместо 6 часов в неделю, где русский 4, между прочим, добавим это к русскому языку, литературе, истории, я бы настаивал на уроках труда и начальной военной подготовке. То, что было в наших школах. То есть если мы уберем английский, эти предметы получат свое место в системе школьного образования. А теперь давайте скажем, что для нас важнее. Если 80%населения страны, а кстати многие будут заниматься сельским хозяйством, так может лучше научить их на тракторе или на машине, чем учить языку, который никогда не пригодится. А я вам скажу, что это неслучайно - язык ставит мировоззрение. Поэтому задача в 90-е годы тех либералов, которые это придумали, чтобы мы выращивали не россиян, а англичанинов, и мы реально их сегодня выращиваем. А вот ЕГЭ по английскому. Отмените его и увидите эффект. Сделайте вместо него обязательный ЭГЕ по истории по все ВУЗы. Не после школы, а во все ВУЗы. ЭГЕ по истории, русскому и русской литературе. Вот моя мечта. А английская пожалуйста - специализированные школы по углубленному изучению иностранных языков, причем не только английского. Если мы хотим проникнуть в европейскую науку и технологию, то э то немецкий, а если на востоке - японский, китайский, корейский. Может быть, пришло время уже и арабский учить. И хинди, потому что Россия большая страна, она может позволить себе иметь специалистов не только в английском. Давайте еще раз сделаем ревизию, оценим, поймем, что нам нужно , чтобы 20% школ имели возможность углубленно изучения иностранного языка. Отранжируем, какие языки сегодня актуальны, в перспективе с точки зрения интересов развития экономики России или других сфер развития нашего государства. И примем решение, что 80% населения, которым этот язык не нужен, пусть они получат больше часов на изучение русского, литературы, истории, может быть наших уроков музыки, где детишкам лучше поставить музыкальный слух вместо английского языка. Вот о чем речь. Я за проект «Россия - отдельная цивилизация». Я за проект, где наша страна через 50 лет пусть будет 300 миллионов человек со своим рынком самодостаточным. Я за то, чтобы у нас были многодетные семьи. Все это противоречит той политике в сфере культуры и в том числе образования, которые сегодня происходят у нас.

Е.Никифоров: - Драпеко, известный депутат, комментировала Ваше выступление. В целом она хорошо к Вам относится. Нет, говорила она, что-то у Паши поехала голова. Может многодетность на него так повлияла. И это учитывая, что у Вас восьмой ребенок должен родиться. Как влияет на вас семья? Это все же тяжело, но с другой стороны как-то радостно. Что дает Вам лично семья?

П.Пожигайло: - Во-первых, это гарантия того, что все нормально с головой. Второе - у меня есть возможность, выдерживая колоссальный психологический прессинг, кто из православных слушает, прошу помолиться за Павла и за Ольгу, кто разделяет мои взгляды. Идет травля серьезная. И мои дети, которые учатся читать и выходят в интернет, то и на них оказывается это воздействие. Но конечно семья это возможность в нормально сохранить здоровье, психику и все остальное. Елена Григорьевна, с которой мы давно друг друга знаем, автор того закона о культуре - что она может сказать? И она все время позиционирует себя как атеист, не стесняясь. Когда человек позиционирует себя атеистом, тогда нам сложно договориться. Хотя у нас хорошие отношения, во многих проектах мы с ней сходимся, но в этих стратегических вопросах, а они очень точно делятся по тому, с Богом ты или без Него, мы расходимся с ней. Для меня было удивление, что этот горе-писатель Шаргунов тоже подписался под законом о снятии возрастных ограничений. Сейчас сразу три закона в сфере культуры.

Е.Никифоров: - А Сергей-то что? Почему? Он же наша надежда.

П.Пожигайло: - Он не моя надежда точно, потому что те дела, которые он делает, к сожалению, работа на глобальный проект. У нас скоро будет слушание в Палате по этим двум инициативам, и да, там подписанты Шаргунов, Ямпольская, Драпеко, Шолохов. Я их всех знаю хорошо. Что с ними происходит? А вот тема параллельно бьет серьезно по мне, потому что мы боремся против закона о домашнем насилии.

Е.Никифоров: - Вот это главный, наверное, повод нашей встречи.

П.Пожигайло: - Это ядерное оружие по разрушению нашей страны, с моей точки зрения. Что мы слышим? Даже на канале «Царьград» я поймал одну передачу.

Е.Никифоров: - Они уже извинились, уже говорили, что это случайно, это мнение автора, а опубликовать они собирались редакционное. Но это было для всех шок, что они такое опубликовали.

П.Пожигайло: - Хочу пояснить для слушателей. Позавчера мы пытались в Госдуме на парламентских слушаниях заявить свою позицию, нам не дали слово. В конце чуть не с дракой дали по минуте с Андреем Кормухиным из «Сорок сороков», но конечно мы в этом смысле были маргинализированы, потому что у нас не было возможности спокойно, как у всех, в течение 7 минут объяснить свою позицию. Это опять-таки привет из либерального мира, из Европы, это ювенальная юстиция в вопросах семьи. Главное - не защита женщины, она защищена, если Вы посмотрите внимательно все претензии, уголовным кодексом. И если, как приводят данные, какой-то муж сломал челюсть своей жене, то сейчас по нему возбуждено уголовное дело - нет проблем с зашитой женщины или мужчины. С точки зрения нашего гражданского УК. Речь о том, что вводятся три понятия: экономическое, психологическое и сексуальное насилие. Что это значит? Если я имею 7 детей и у меня будет восьмой, если у меня нелады с тестем или тещей, то они пишут заявление, что я давлю на свою жену, она только рожает и кормит, а могла бы диссертацию защитить или какую-нибудь хрень. И дальше они выписывают ордер, меня отселяют в гостиницу, в течение трех месяцев я не имею права видеться со своей семьей, пока идет судебное разбирательство. Если, простите за пошлость, муж вернулся из командировки раньше времени и застукал жену с любовником, то значит, единственная возможность не попасть в тюрьму - упросить вести себя потише. Извините за такое сравнение, но оно очень точно характеризует, о чем речь. Это удар по деторождению. Никто не захочет иметь много детей и вступать в официальный брак, потому что появятся рейдеры, которые будут соблазнять супругов написать такие заявления и прочее.

Е.Никифоров: - А в Штатах-то это происходит на полную катушку. Сутяжничество. Любимое занятие в США.

П.Пожигайло: - Скажу, откуда это идет. Россия вернулась в Совет Европы. Мы подписали стамбульскую конвенцию по защите прав ребенка. Там прописано принятие этого закона. Думаю, что, наверное, мы должны были там 40 миллионов долларов заплатить, чтобы вернуться в Совет Европы. А Евросоюз нам платит 15 миллиардов рублей, если не ошибаюсь, если мы примем этот закон. Представьте, что нашлись какие-то ребята, которые заплатили 40 миллионов, чтобы мы туда вернулись, но им сказали, что потом нам заплатят 15 миллиардов, а нам деньги вернут с прибылью. Почему я об этом говорю? Конечно, вопрос, который наверняка стоит на контроле в Администрации Президента о выполнении начатого международного обязательства, привет нашей Конституции, где международное право выше нашего внутреннего национального права, и какая-нибудь Лариса Игоревна Брычева сейчас следит за тем, чтобы эти обязательства в России были выполнены, условно говоря, спикер Госдумы дает поручение Пушкиной, Родниной и ряду феминистически настроенных женщин проводить эти законы по гендерному равенству, а там пакет законов. Вот вся исходящая. Конечно, в этой ситуации мы считаем, что не выполнить требования Совета Европы гораздо важнее для России, что бы на кону там ни стояло. Чтобы нас опять из Совета Европы выключат или еще что-то. Чем принять закон, который фактически будет разрушать наши семьи. У нас идет голосование в интернете.

Е.Никифоров: - А это где?

П.Пожигайло: - На площадке Госдумы.

Е.Никифоров: - Но там же поразительно - накручено за закон чуть ли не 80%. Я поражен. Расскажите.

П.Пожигайло: - Рассказываю. Чтобы слушатели понимали, как все происходит. С нашей стороны 20 тысяч. Кто? Ты да я, да мы звонили, и вот 20 тысяч мы набрали. А есть целая система технология. Есть целые фабрики ботов, они стоят денег. За ночь цена одного голоса с двух рублей выросла до 5, это рекорд. И они набрали 120 тысяч голосов. Допустим, те, кто за нас топили, там 2 рубля, те говорит три, три с половиной, четыре, четыре с половиной - рекорд побит стоимости голоса за голосование. О чем это говорит? Что с той стороны стоят большие деньги. И если бы было 10 рублей, они бы и 11 предложили. Вопрос стоит не так, что какие-то люди голосуют за или против. Голосуют деньги, к сожалению. Важно, я всех призываю, зайти на это голосование Госдумы и проголосовать против этого закона. Это важной была бы наша победа. Если бы в результате наша партия, как говорил Достоевский, получит 30 тысяч голосов, а их партия 300 тысяч, то увы, битва будет проиграна.

Е.Никифоров: - Вообще этот закон противоречив чисто в правовом смысле. Понятно, что там продвигается феминистские ценности, да и стоят за этим законом феминистки. Закон очень непонятен, почему именно защищать женщин, а мужчин как бы и нельзя защищать.

П.Пожигайло: - А Вы знаете, кто его написал? Хиллари Клинтон и Мэдлин Олбрайт.

Е.Никифоров: - Ну, тогда все понятно. Две такие известных... даже не хочу поминать к ночи..

П.Пожигайло: - Да, и фонд Сороса. Меня кстати удивило, что фирмы, которые ассоциированы с фондом Сороса в Госдуме представляли защиту этого закона.

Е.Никифоров: - На самом деле это избыточная правовая сущность, если говорить об этом почему именно женщин и что такое домашнее насилие. Значит, ты дал своей жене пощечину в офисе или на улице или она тебя отхлестала... Что это?

П.Пожигайло: - Официальная статистика МВД - 14000 гибель людей в год по гибели от домашнего насилия.

Е.Никифоров: - Но есть статья о просто насилии. Зачем это особенное?

П.Пожигайло: - Я расшифровываю. Институт МВД, который был на наших слушаниях, это расшифровал. Там половина мужчины из 14 тысяч и 90% этих убийств было совершено в состоянии алкогольного опьянения, причем крайнего. То есть речь о том, что проблемы у нас не с домашним насилием, а с алкоголизмом, наркоманией, шизофренией. Мы прекрасно понимаем, в чем проблемы наши. Это все красивая обложка, а под этим прячется ювенальная юстиция. Она пробивает себе брешь. Это окно овертона.

Е.Никифоров: - А это каким образом?

П.Пожигайло: - А вот под красивой обложкой о защите женщин и детей, хотя я согласен, что уже действующий закон абсолютно защищает эти случаи, ввести эти понятия различного вида насилия и практически вся система воспитания в семье будет поставлена под угрозу уголовного преследования. Если вы возьмете айпад у ребенка, который подарили ему на день рождения и в течение 3 месяцев ему не дадите, потому он в игры играет, не отпустите его на день рождения к Пете, потому что возможно там плохая компания или в Макдоналдс запретите, то это повод, если ребенок запишет это на телефон, не то, что лишить родительских прав - там сначала предупреждение и так далее, но все же. А уж в угол или ремнем - я про это даже не говорю. Вся система воспитания будет девальвирована этим законом. Борьба идет за то, чтобы Россия в своём пути не свернула к глобальному либеральному проекту и не стала бы никакой там отдельной цивилизацией.

Е.Никифоров: - Так что нам делать?

П.Пожигайло: - Считаю, что сейчас важно в митрополиях, уже появилась эта инициатива, провести свои слушания на уровне митрополитов, в своих епархиях, общественных палатах этого закона. Мы сейчас рассылаем по епархиям информацию о том, что я говорил со статистикой, вскрытием реальных причин и задач этого. Задача - иметь серьезное общественное мнение в нашей стране, к которому прислушивалась бы власть. И которое было бы для власти аргументом изменить свою позицию в отношении подписанной конвенции. Может быть опять провести переговоры по исключению этого пункта в таком виде. Одновременно я считаю, может быть сделать ревизию уголовного кодекса, взбодрить наших полицейских. Ведь проблема не закона, а исполнение. И если бы сегодня наши полицейские участковые выполняли бы свою работу - никакого закона не было бы нужно. Значит, повысить зарплату, увеличить их количество. Согласен. Рассматривать жалобы соседей, кого угодно, чтобы с точки зрения УК моментально реагировать- согласен. Но этого достаточно, чтобы решить эти вопросы. Борьба с алкоголизмом, с разными проявлениями другими. А вот еще напоследок. А вот примут закон, который позволяет отнимать детей и мужа переселять в гостиницу. А как вы считает на Северном Кавказе пройдет этот закон? В Чечне?

Е.Никифоров: - Сплошная надежда это Чечня. Мы всегда апеллируем к ним.

П.Пожигайло: - Дагестан или любая другая республика.

Е.Никифоров: - А почему мы так не поступаем, не высказываемся? На Народном соборе только чеченский представитель сказал ясное мужское слово.

П.Пожигайло: - Так я поблагодарил его за то, что там «Матильда» не шла в свое время. И я Вам скажу, еще одну сказочку нарисую: а не является ли это диверсией по развалу нашей страны? Мусульманские регионы выйдут из состава нашей страны, как только будет принят закон. Как только вы придете в мусульманскую семью с какой-то жалобой, что вы жену заставляете хиджаб носить, это тоже насилие. А сколько они так с нами пробудут? Они скажут, ребята, простите, но с такой Россией нам не по пути.

П. Е.Никифоров - А почему Россия позволяет себе такое? Мы, русские.

П.Пожигайло: - Подписана конвенция, мы ее тупо выполняем.

Е.Никифоров: - Но это кто - мы? Почему нет протеста? Почему люди не выходят? Не хочу призывать, но все же.

П.Пожигайло: - Ну, вот Андрей Кормухин, может, меня слушает, мы вплоть до драки протестовали, но а что мы можем сделать? Ну, Элина Жгутова, Общественная палата. Нас человек 10.

Е.Никифоров: - Наше русское самосознание к сожалению какое-то забитое, замороченное, мы не чувствуем себя активными людьми, гражданами которые владеют собственной страной.

П.Пожигайло: - Считаю, что нас всех посадили в мировоззрение песочницы. Когда течет корабль, мы занимаемся чисткой столовой, не обращая внимание на то, что идет течь. Это все равно, что в 41 году 20 июня вся Москва занимается поиском «Черной кошки», когда тут кто-то говорит, что через два дня война, нам пора на границу с танками, а нам еще пару воров надо поймать. Русский народ за эти 70-80 лет лишили стратегического мышления в большинстве. Людей приучили не думать далеко. СМИ, образование, культура - все работает на то, чтобы мы стали аквариумными рыбками. К счастью, сохранились те, кто дальше смотрит. Но нас немного. Поэтому я, конечно, обращаюсь к слушателям, призываю просто наберите Пожигайло Павел Анатольевич, вы увидите всю баталию, постарайтесь разобраться и понять, что к нам скоро придет, если мы не выразим свою позицию публично. Не важно, кто как может. Еще раз прошу, помолитесь, потому что нам на самом деле непросто сегодня.

Е.Никифоров: - Помогай Бог, мы помолимся и о Вас и Вашем чудном семействе. Дай Бог вам всяческого здоровья и сил в борьбе за наше общее будущее. Мы сегодня говорили с Павлом Анатольевичем Пожигайло о законе с удивительно нежным и заботливым названием - закон о ненасилии в семье. И тут надо ясно понять, насколько бывает нежна шкурка овцы, которую носят некоторые волки.

Комментарии

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+