Перейти к основному содержанию

15:26 10.08.2020

Памяти Вячеслава Михайловича Клыкова. Несколько слов о проблемах современной отечественной культуры

24.10.2019 11:58:50

Слушать: https://radonezh.ru/radio/2019/10/12/21-00

Н.К.: - Сегодня 12 октября, преддверие праздника Покрова Пресвятой Богородицы. Кроме церковных памятных дат, я вспомню и другие, также достойные нашей памяти события русской истории.

12 октября 1914 года по новому стилю отошел ко Господу юный князь Императорской крови воин Олег Константинович Романов. Он был 10 октября смертельно ранен в бою при атаке на неприятельский разъезд. Умер на руках своего отца, Его Высочества великого князя Константина Константиновича Романова. На смертном одре повторял: «Я так счастлив, так счастлив. Это нужно было. Это поддержит дух в войсках, произведет хорошее впечатление, когда узнают, что на войне пролита кровь Романовых». Олег Константинович Романов стал первым из Российского Императорского дома, пролившим кровь в великой войне.

Три его брата, Иоанн, Игорь и Константин Константиновичи, были арестованы в 1918 году и вместе с великой княгиней Елизаветой Федоровной, инокиней Варварой, князем Владимиром Палеем, великим князем Сергеем Михайловичем и его секретарем Федором Михайловичем Ремезом были сброшены живыми в шахту на руднике под Алапаевском. Изуверская, изощренная жестокость палачей! Лютая ненависть сатаны к доблести, чести, красоте, таланту – т.е. к дарам Божьим!

И сегодня, в день памяти убиенного князя Олега Константиновича, мы вспомним удивительное, промыслительное совпадение: в ночь на 12 октября 1918 года из шахты под Алапаевском были извлечены тела мучеников, когда белые войска Добровольческой армии пришли на Урал. Как будто князь Олег уже с небесной дружиной пришел на помощь своим братьям!

Прекрасных сыновей воспитал великий князь, и, на мой взгляд, величественный русский духовный поэт Константин Константинович Романов. Все три сына причислены к лику святых. И Олег тоже свято отдал жизнь Родине на поле брани. У кого будет возможность, дорогие слушатели, съездите в Осташово, посмотрите скромный музей, прочитайте стихи Владимира Палея, и, конечно же, великого князя, Его Императорского Высочества Константина Константиновича Романова. Каждая строка их дышит верой в Бога:

Угаснет в срок определенный

Наш мир, а с ним – и тьмы миров…

Но пламень тот, Творцом возженный,

Пребудет в вечности веков.

- Если был бы жив Вячеслав Михайлович Клыков, великий скульптор, патриот – он непременно создал бы памятник великому князю Константину Романову и его сыновьям. Но Вячеслав Михайлович теперь сам уже памятник, и 18 октября мы будем отмечать его 80-летие. Мог бы еще жить, конечно. Но он уже тоже в небесном воинстве. Мы будем чествовать его юбилей в ЦДРИ – Центральном доме работников искусств, в 19 часов. Адрес: ул. Пушечная, дом 9/6. Будет фрагментарно представлен новый фильм о Клыкове, а в концерте участвуют: заслуженный артист России Юрий Михайлович Клепалов, его сын Евгений Клепалов, певица Татьяна Черкасова, ансамбль «Казачий круг», дуэт супругов Луговских, академический хор из Дубны. Перед собравшимися выступят соратники и друзья Вячеслава Михайловича, священнослужители, общественные деятели.

А теперь предоставлю слово нашему дорогому гостю – Николаю Петровичу Бурляеву. Вы все его знаете, но все- таки некоторые его титулы я назову:

- народный артист России;

- Председатель международного отделения Союза кинематографистов славянских православных народов;

- Художественный руководитель киностудии «Отечество»;

- Организатор общеславянских фестивалей «Золотой витязь»;

- Лауреат Госпремий России и Югославии,

Н.Б.: – Добрый вечер!

Я очень обязан другу моему Вячеславу рождением кинофорума «Золотой витязь». Именно он в 1992 году, будучи членом Оргкомитета Дня славянской письменности и культуры, пробил своей грудью проведение первого кинофорума «Золотой витязь». Нас с ним многое объединяло, связывало. Он меня возил на открытие памятника Сергию Радонежскому в Сербию – в блокадную Югославию. Это была военная операция. Мы организовали для переброски этого памятника целый транспорт - мы подключили нашу военную авиацию, и в блокаде мы провели потрясающий праздник.

Н.К.: – Вячеслав Михайлович высоко ценил Ваш талант и Вашу гражданскую позицию. Николай Петрович, у нас теперь уже нет нашего Дома славянской письменности и культуры. Наш Центр забрали, как говорят, за долги, это ужасно. Нет Академии славянской культуры, где была ректором Алла Кириллловна Коненкова, замечательная внучка великого скульптора Сергея Коненкова. Уничтожен оркестр «Баян», у нас недавно был на концерте Анатолий Иванович Полетаев. Ни первого состава нет, ни второго. Что делать?!

Н.Б.: – Что делать?! Этот вопрос я задаю как первый заместитель председателя Общественного совета при Минкультуре нашим чиновникам высокого ранга: «Что вы делаете, господа?» Ведь это - на их совести. На совести министра нашего Мединского уничтожение оркестра «Баян». О сохранении этого оркестра просил президент страны Путин!  Он писал тогдашнему министру в 2006 г. о необходимости – я цитирую: «сохранения и поддержки оркестра «Баян», как нашей жемчужины».

Н.К.: – Конечно!

Н.Б.: – В этом же, 2006 году, наш премьер - министр Медведев тоже писал, что надо сохранить оркестр. Я тогда приходил к министру и видел, что в недрах департамента народного творчества, к которому принадлежал оркестр «Баян», идет процесс уничтожения оркестра. Этот процесс теплился еще со времен Швыдкого, который начал вытеснение оркестра.

Я тогда говорил: «Если мы допустим уничтожение оркестра – история нас не простит». Мединский с юмором ответил: «Ну, мне много чего не простят». Я думал, что дело закрыто. Нет, удушение пошло дальше. Этот оркестр когда-то включал 105 человек – его сократили до 35. Оклады у оркестрантов были по 35 тысяч, когда рядом, у коллег - Спивакова или Башмета были по 170-200 тысяч. И в самом конце - что сделало министерство? Они собрали семерку людей, относящихся к музыкальному процессу, и в закрытом Зале Чайковского, при закрытых дверях эта семерка вынесла приговор оркестру как несостоятельному, и музыкальный коллектив был уничтожен. Не дали права записывать. Окончилось тем, что семерка вынесла приговор. А что же они сделали потом? Мгновенно уволили народного артиста СССР, профессора Полетаева и передали останки оркестра в нашу филармонию. В ведение г-на Шалашова, у которого и так есть два оркестра, теперь дали еще третий. И тут же зарплаты стали 80 тысяч, и все нормально. Только оркестра Полетаева нет.

Я теперь открыто говорю чиновникам: «Вы совершили государственное преступление. Президент страны в своем Указе «Об основах государственной культурной политики» требует сохранения традиционных ценностей. А оркестр «Баян» - это наша традиционная ценность. Вы уничтожили оркестр.

Вы уничтожили особняк, где находился Славянский культурный Центр. Это еще один очень мощный удар либеральных сил по нашей культуре».

Н.К.: – Николай Петрович! Но «Народного радио» тоже нет. Якобы у нас нет средних волн. Нам инкриминировали, что мы, Славянский Фонд, такие немножко ортодоксальные. Но что можно было инкриминировать Полетаеву?

Н.Б.: – Что можно? Я пять лет в этой структуре. Смотрю: кто управляет культурой? 90% - люди, не имеющие к культуре никакого отношения!

Когда умирал Алексей Баталов – Мединский вызвал замов и заявил: «Я не могу поехать, Вы поедете на похороны Баталова». Его спросил человек очень высокого ранга: «А кто такой Баталов?» - «Это Гоша» - «Какой Гоша?». И ему долго объясняли, кто такой Баталов.

Теперь. Я пришел как заместитель председателя на заседание Общественного совета – посмотреть, кого они принимают в чиновники, кто будет нами руководить. Прошло через нашу комиссию 30 человек, одной даме молодой я задаю вопрос, лет ей 27-37: «Назовите, пожалуйста, русских поэтов XIX века». В ответ – ужас, столбняк, и никакого ответа. Подошел еще один человек, тоже молодой. Я ему задаю этот же вопрос – тоже никакого ответа. Он вышел, и глава департамента по кадрам говорит мне: «Ну, зачем Вы их смущаете?» Я ему: «Позвольте. Они же руководят культурой!» А сам думаю: У меня вроде люди русские, нормальные. Но у них, как говорил о таких Никита Михалков, какая-то латентная русофобия. Страх перед русской культурой, заискивание перед патологией, чужебесие. Это очень тревожный момент, и я бы всем этим людям устраивал экзамены на все посты в министерстве культуры.

Н.К.: – Какая-то война идет между нами, традиционалистами, и либералами. И вторые делают все, чтобы русского духа не осталось. Великая русская и мировая классика теперь на задворках, к сожалению. На обочине. Не любят классику, не принимают ее. А время идет, сейчас другие требования…

Н.Б.: – Теперь смотрите: уже много лет готовится Закон «О культуре», важнейший для страны. Недавно был обнародован проект концепции Закона «О культуре», написанного анонимным автором и представленного в Администрацию Президента. Я прочитал этот Закон и пришел в недоумение. Если появится такой Закон, в таком духе – то, значит, наша культура будет еще в большей опасности.

Н.К.: – Куда уж больше!

Н.Б.: – Что там прописано? Хитро прописано, что этот Закон должен опираться на Указ Президента «Об основах государственной и культурной политики». Деться некуда, опираться надо. Дальше красной строкой проходит мысль о том, что государство не имеет права вмешиваться в культурные процессы никаким образом. Оно обязано только давать деньги. А каждый художник имеет право на трактовку исторических событий, современных и всего, чего угодно.

Вы понимаете, что будет? Они узаконят то, что и так есть в Указе Ельцина 1992 года. Этот Указ запретил вмешиваться в культурную политику вообще - только давайте деньги. Что это значит? А то, что будет продолжаться расцвет патологии в театре, гомосексуальные, педофилические пьесы по театрам Москвы будут продолжать. Это значит, что очередные Пусси Райот будут бесноваться в храмах, это значит, что будет поп – арт, артхаус. Что можно будет прибивать свою мошонку на Красной площади, поджигать здания ФСБ, рисовать на Санкт-Петербургском мосту, простите, фаллос. И за это давать Государственные премии, как давали за похабную инсталляцию на Санкт – Петербургском мосту. Вот чего они хотят добиться. Но этому, пока мы живы – не бывать.

Н.К.: - Но у нас силы неравные, у нас нет денег.

Н.Б.: –Неравные? Не в силе Бог, а в правде. Нас, нормальных людей больше.

Н.К.: – Вот, кроме радио «Радонеж» я больше и не знаю.

Н.Б.: – Нормальных людей больше. Им просто не дают говорить. А говорят в Думе люди другого толка.

Н.К.: – Как этому противостоять конкретно?

Н.Б.: – Одного учителя спросили: «Что делать, если в мире такая сильная линия зла? Как с ней бороться?» Он ответил: «Если в этом мире такая сильная линия зла – надо, не вступая с ней в прямую войну, проводить над ней более мощную линию добра!» Но как это сделать, когда кино, телевидение, театры – все в других руках? Это большой вопрос.

Н.К.: – Расписаться в своем бессилии, или делай, что должно – и будь, что будет?

Н.Б.: – Правильно. И «делай, что должно», нормальных людей - в стране больше, чем этих, простите, моральных уродов и русофобов.

Но как к ним пробиться? Удается пробиваться мне как члену Общественного совета по культуре, члену Рабочей группы Госсовета Российской Федерации, члену Патриаршего Совета…Удается говорить, и Патриарх поддерживает. Идет борьба, это еще Гоголь говорил: «Сейчас идет бой». Бой за душу человека. Вот, мы все боремся.

Н.К.: – Но во времена Гоголя, конечно, чужебесие тоже было. Но аристократия, элита была все-таки нашей. И еще: аристократия была сама по себе, народ – сам по себе. Они говорили и думали, может быть, по-французски, а народ говорил по-русски. А сейчас благодаря средствам массовой информации посмотрите, что делается!

Н.Б.: – Это страшно, причем это было видно в самом начале перестройки, и я писал об этом еще лет 20 тому назад: «Что вы делаете, господа чиновники и вы, творческая интеллигенция? Куда вы подталкиваете нашу культуру? Почему ввели право вседозволенности в искусстве?»

Очень пугаются слова «цензура». Я на Общественном совете цитировал то, что говорил Пушкин о цензуре. Я сейчас попробую вспомнить. Вроде бы Пушкин – наше все.

Я, кстати, против цензуры тоталитарной, как Тарковский, Высоцкий и другие, которые натерпелись. Я против тоталитарной государственной цензуры. Но должна быть общественная. Общественный контроль.

Теперь. Что значит слово «цензура»? Оно переводится как «строгое суждение», «взыскательная критика». Разве государство, дающее деньги и беспокоящееся о будущем поколении– кому мы будем передавать Россию? – не имеет права на строгое суждение? Вот что говорил Пушкин. Цитирую: «Каждое христианское государство, под какой бы формой правления оно не существовало, должно иметь цензуру. Нельзя позволять каждому проповедовать на площади то, что ему в голову взбредет. Государство вправе остановить раздачу рукописей». Я бы добавил: «И кино, и театр». Вот как мы остановили «Тангейзер» в Новосибирске, этот чудовищный …Да-а-а-а…

Н.К.: – Николай Петрович, к нам дозвонились.

(Звонок). - Николай Петрович, спасибо Вам за Ваши прекрасные работы как актера и режиссера - от «Иванова детства» до кинофорума «Золотой витязь». Это действительно для нас луч света, поскольку среда обитания в городе враждебная, улицы до сих пор носят имена цареубийц и детоубийц: Войкова, Кедрова, Подбельского, Менжинского, Бела Куна и других террористов и экстремистов. Помогай Вам Господь!

Н.К.: – Мы бессильны.

Н.Б.:- Без комментариев пока. Время придет.

Н.К.: - Вот, слушательница вспомнила про форум «Золотой витязь». Может, Вы расскажете, какие у Вас планы?

Н.Б.: – Каким-то чудом мы прожили 28 лет, и теперь это не только кинофорум, а еще и театральный, который мы откроем 22 ноября здесь, в Москве, не пропустите! Но еще перед этим через два дня в Пятигорске, в день рождения Лермонтова - 15 октября, мы открываем литературный форум «Золотой витязь», куда приедут около 40 прекрасных литераторов из всех стран славянского мира. Приедут популярнейшие артисты, будет прямая трансляция на весь край ставропольский, ну, и что-то покажут по «Новостям-24». Так что идет работа, форум за форумом – только успевай.

А кинофорум «Золотой витязь» мы уже пять лет, как подарили Севастополю, как только Севастополь вернулся в родную гавань. Отныне и навечно, пока я живой, форум будет там. Поскольку я зампреда совета по культуре –  они мне что-то дают, потому, что вообще не давать просто нельзя.

На театральный форум министерство культуры отвело 1 миллион 800 тысяч рублей. Как на эти деньги принять 20-30 театров, которые приедут из разных стран и со всей России? Как их поселить в гостинице за эти деньги, кормить-поить, арендовать театральные залы? Я министру говорил: с Вами мне не стало легче, чем было с другими. Он на словах говорит правильные вещи, но по делам их узнаете их. Закрыт оркестр «Баян», уничтожен Центр славянской письменности и культуры, происходит удушение «Золотого витязя»…

Н.К.: – Вы, по-моему, процветаете…

Н.Б.: – Многие так думают. А на самом деле – как мы продираемся, как мы ходим с протянутой рукой 28 лет в своей стране? «Золотой витязь» стал основоположником и инициатором написания президентом Указа о «Новой государственной политике в области культуры». «Витязь» стал говорить об этом 25 лет назад. И мы долбили это четверть века, пока нас не услышал Патриарх, обратился к Президенту, и Президент услышал Патриарха. Но инициатива-то шла от «Золотого витязя»! Так почему Вы, г-н министр, так поддерживаете «Золотого витязя» - авангард борьбы за душу человека? – Ответа нет.

Н.К.: – Надо, чтобы министром культуры были Вы.

Н.Б.: – Без комментариев.

Н.К.: – Да, как трудно и тяжело! Николай Петрович, Вы еще снимаетесь в кино?

Н.Б.: – Да нет! Омерзительно участвовать в этом процессе, я отказываюсь уже 25 лет. После образа Иешуа Га-Ноцри в «Мастере и Маргарите» - как же после Иешуа играть подонка, предателя Родины? Киллеров, ментов?

Н.К.: – А как режиссер?

Н.Б.: – То же самое – не хочется идти туда, в этот рыночный процесс. Я предложил министру снять фильм о Сергии Радонежском. Патриарх поддержал. Ответ министра: «Сделайте блокбастер о Сергии Радонежском «Куликово поле». Экшн сделайте». Ну что, все. Я отдал театру около 50 лет, играл с величайшими актерами: Мордвиновым, Марецкой, Орловой, Раневской, Бирман, Пляттом – это были мои партнеры. Я ушел потому, что хотел быть режиссером и писателем.

Но сейчас в кино пришел торгаш. Я вижу движение вниз. Мы предали то, что было достигнуто в прошлом веке. Мы можем назвать 5-6 фильмов. Остальные просто понижают духовный уровень народа. Греф на Валдайском форуме заявил: «А зачем быдлу культура?»

Н.К.: – А ваши личные творческие планы?

Н. Б.: – Я готовлюсь к постановке хореографического спектакля - гимна силе духа «Бемби». Это будет необычайная постановка – балет со стихотворным наполнением. Приходите 9, 10, 11, 12 числа в театр Вахтангова. С детьми – обязательно.

Подготовила Марина ВАСИЛЬЕВА

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+