Перейти к основному содержанию

19:50 27.09.2021

Что же случилось в Афганистане?

19.08.2021 11:29:34

Христианское объяснение «политического чуда» за Гиндукушем

Беседу ведут Евгений Никифоров и обозреватель портала ИноСМИ, журналист-международник с 30-летним стажем Дмитрий Бабич

Д. Бабич: - Доброго дня! Представляю моего собеседника Никифорова Евгения Константиновича.

Е. Никифоров: - Дмитрий, всех поразил Афганистан, Кабул. Никто, даже самые высшие чины в американском руководстве, в НАТО, все закулисные аналитики, никто не ожидал, что все будет так быстро. Все знали, что правительственная армия проиграет, но что так быстро - никто не мог предположить. Вдруг выезжает из страны и ее президент, Ашраф Гани.

Д. Бабич: - Просто бежит, по сути дела бросая свой народ. А вслед за его бегством рассыпается обученная американцами афганская армия -  триста тысяч человек, которым противостояли всего 70 тысяч мотивированных талибских бойцов.

Е. Никифоров: - Это меня и удивляет. Это важно. Американцы гордились, что они туда триллион долларов вложили. Эти деньги американские ставленники в стране не все украли, американцы  натренировали афганцев, сделали армию очень обученную, дали ей невероятное количество передового оружия. Все есть: форма красивая, гаубицы, артиллерия, винтовки самые последние. Плюс самолеты, приборы ночного видения, танки – все для современной войны. И вдруг все это смылось, оказалось невостребованным, ненужным.

Д. Бабич: - Об этом есть несколько хороших публикаций на сайте «Русская планета».

Но резче всех и яснее всех о ситуации высказался польский публицист Анджей Краевский на страницах издания Gazeta Prawna в Польше. Напомню вам, что в Афганистане 20 лет воевали, занимаясь «нейшн-билдингом» (установкой у другого народа своих мозгов) не только американцы, но и англичане, немцы, поляки, даже наши постсоветские грузины, литовцы и латыши с эстонцами. И все это рухнуло.

Вот отрывок из статьи Анджея Краевского. Сначала он цитирует успокаивающие выступления чиновников из США:

«У афганской армии много преимуществ над талибами*: численный перевес, современное оружие и оснащение, воздушные силы, они прошли нашу подготовку. Им нужно только все это использовать», — рассказывал об афганской армии за три дня до входа талибов* в Кабул пресс-секретарь Пентагона адмирал Джон Кирби (John Kirby). То же говорил и президент США Джо Байден, после бегства Ашрафа Гани сказавший, разведя руки: «Американцы не могут без конца воевать за людей, которые не хотят себя защитить».

А дальше Краевский пишет, чего стоили эти заявления западных аналитиков:

«Честнее всего было бы назвать все эти комментарии нагромождением лжи. Однако, если выражаться мягче, можно сказать так: эксперты искажают реальную картину, когда называют причины крушения порядков, что в последние двадцать лет старались насадить в Афганистане США и НАТО. В действительности поражение США и НАТО объясняется очень просто: ни один афганец не хотел умирать за то, во что в эти два десятилетия предлагала афганцам верить крупнейшая западная держава и ее союзники. Более того, афганцы в большинстве своем не хотели даже хоть чуть-чуть побороться за эти западные нововведения, поэтому этот карточный домик так быстро рассыпался.

Мы видим, что Западу в Афганистане удалось прежде всего создать касту политиков, занимавших руководящие посты главным образом для того, чтобы набивать долларами собственные карманы. Вокруг них в больших городах сформировалась прослойка людей, которые выполняли административные функции, работали на силы НАТО и в некоторой степени уподобили свой стиль жизни западному. Эти афганцы извлекали пользу из новых порядков, но это не означало, что они были готовы за них воевать. Воевали в первую очередь американские военные вместе со своими союзниками, в том числе поляками.

Фактически эти американцы, поляки и их союзники гибли за то, чтобы каста местных политиков и афганский средний класс могли относительно спокойно прожить очередной год.

В конечном итоге созданная под эгидой Запада группа «цивилизованных» афганцев все равно сейчас проходит через кошмар в кабульском аэропорту. Их трагедия еще некоторое время будет вызывать угрызения совести, но, как показывают многочисленные примеры прошлого, с такими угрызениями западный мир научился вполне спокойно жить».

А вот дальше Краевский пишет о самом важном для нас. О том, что же сегодняшний западный мир предложил афганцам в плане религии, морали – того, что теперь у нас называют смыслами. Эти смыслы могут быть старыми или новыми. Но ситуация в Афганистане показала нам, что вообще без смыслов в современном мире жить, оказывается, очень опасно. Вот что пишет поляк Краевский:

«Правильный вопрос звучит так: почему другие афганцы не боролись за блага, которые преподнес им на блюдечке Запад?

Запад просто утратил то, что жители других частей света считали в прошлом притягательным и воодушевляющим, но сам же не хочет ни осознавать, ни замечать этого. Такое объяснение, пожалуй, будет ближе всего к правде.

Что Европа и США могут предложить в качестве идеала всем остальным семи миллиардам жителей земного шара? Идеи о равноправии полов и защите от дискриминации представителей разных сексуальных меньшинств выглядят для человека, зарабатывающего полдоллара в день и считающего роскошью доступ к водопроводу, не слишком интересными. В особенности на фоне того, что даже самые очевидные права человека практически всюду за пределами границ Запада остаются привилегией, доступной лишь немногим. Модные рассуждения о правах трансгендеров как неотъемлемом элементе прав человека звучат для жителей Третьего мира так же, как разговоры о квантовой физике звучат для ученика начальной школы.

Даже демократия и свобода слова уже не кажутся привлекательными, поскольку их насаждение в бедных странах молниеносно приводит к появлению клептократии. Слова «демократия» и «свобода слова» обычно означают системную коррупцию: правящие круги вовсю крадут, а продолжение своей власти гарантируют методами информационной диктатуры. Как? Такие политики просто коррумпируют СМИ, предлагая им за деньги хвалить себя, победивших на выборах политиков. В итоге люди не слышат ничего другого, кроме такой похвальбы, и на следующих выборах побеждают те же люди. А бывает и так, что демократически избранные лидеры сами вживаются в роль диктаторов, используя, помимо СМИ, и более жесткие методы удержания власти».

Вот так пишет Краевский в польском издании «Газета правна».

Е.Никифоров: - А мы сами, россияне и прежде советские люди, разве не похожим образом вели себя в Афганистане?

Дмитрий Бабич: - Чтобы ответить на этот вопрос, я думаю, нужно вернуться немного назад. Мне довелось брать интервью у последнего советского посла в Афганистане Юлия Михайловича Воронцова. (Он работал в Кабуле в 1988-1989 годах и обеспечил нейтралитет моджахедов в период вывода советских войск в феврале 1989 года.) Это был потрясающий человек, дипломат, умница. Самый главный вопрос, который я ему задавал: как и зачем мы туда пришли? Как так получилось в 1979 году?

Воронцов мне ответил, что это была провокация, наше руководство поддалось на нее. И как поддалось?! Оно не учло религиозный, духовный момент. Тогда правителем Афганистана был Хафизулла Амин - официальный сторонник Советского Союза, человек, у которого портрет Сталина висел в кабинете. Полное порождение этой коммунистической афганской революции 1978 года. В какой-то момент в Политбюро пошла, судя по всему, ложная информация, что Амин – агент ЦРУ, американцы идут в Афганистан. И советское Политбюро на эту провокацию поддалось. Как мне говорил Воронцов: наши дипломаты членов Политбюро предупреждали, наставляли и Брежнева, и Андропова, что исламисты очень сильны, нельзя их списывать со счетов, они создают свои лагеря в Пакистане, которые начали создаваться еще до прихода советских войск. Это – грозная сила, которая растет из глубин Афганистана. Но министр иностранных дел СССР Громыко и его коллеги от этих предупреждений отмахнулись. Наши коммунистические вожди мыслили так: какие это исламисты? Что они хотят? Жить как в седьмом веке? Да что вы: это же смешно, кто такой жизни захочет? Это несерьезно. Есть мы и американцы.

Воронцов говорил, что хорошо было бы выяснить, кто подбросил эту ложную информацию советскому руководству. В итоге было организовано взятие нашим спецназом дворца Амина, которым у нас почему-то до сих пор гордятся. Это делали смелые люди, но, тем не менее, мы убили президента другой страны. Пусть плохого, пусть сталиниста. Но мы влезли в дела Афганистана, а потом начался ввод наших войск. И начался дальнейший сход Афганистана в ад, который и сейчас продолжается.

Е. Никифоров: - Здесь для меня неудивительно, что наше тогдашнее коммунистическое руководство не приняло во внимание духовную составляющую. Помните знаменитую шутку, которую со злорадством повторяли. Сталину доложили, что Папа Римский считает то-то и то-то. А Сталин в ответ на это спросил: сколько у Папы Римского дивизий? Не измеряются некоторые вещи дивизиями.

Д. Бабич: - Верно. Сам-то Сталин думал, что он создаст православный Ватикан за счет того, что у него есть дивизии в Болгарии и Румынии - православных странах, в Греции была сильна верная Сталину компартия. Но ничего не получилось. Планы Сталина противоречили древнему установлению православной Церкви - у нас не должен быть Папа, у нас не должна быть единая структура, пронизывающая всех верующих и сходящаяся на одном человеке.

Е.Никифоров: - Американцы считали, что афганцы хотят демократии, выборов. Потому, мо, и воевали так успешно с советскими войсками.

Д. Бабич: - СССР при Горбачеве был не против демократических выборов – и у себя, и в Афганистане. Советский ставленник Наджибулла вел дело к созданию действующей многопартийной системы – до самого своего свержения в 1992 году.

Но вот состоялись при американцах конкурентные выборы в Афганистане, на которых Ашраф Гани боролся с конкурентом - таджикским лидером Абдуллой Абдуллой (да, такое вот имя, вроде названия города Баден-Бадена). Люди голосовали, но для них это очевидно имело намного меньшее значение, чем то, что говорят в мечети и в Коране. Мы это проходили - для верующего человека не столько важна возможность поставить галочку в бюллетене, сколько сохранение его достоинства и жизнь по заветам. На сегодняшнем Западе выборы – это какой-то культ, идолопоклонство перед этой коробочкой, в которую кидают бумажки и которая якобы способна решить все проблемы. Мы прекрасно знаем, что существует множество демократических стран - и при этом несчастных, бедных, униженных. В странах Африки, таких как Сенегал или даже относительно успешные ЮАР и Гана, есть и выборы, и профсоюзы, а народ все равно живет в нищете. Не дает эта самая коробочка с бумажками решения проблем. Это обман. Америка была построена не столько потому, что люди голосовали, хотя это и было важно, сколько потому, что основали страну и вели его до последнего времени настоящие мотивированные христиане. Да, они были в большинстве своем не нашей деноминации - протестанты, католики, но и православные туда вливались, прекрасно чувствовали себя в этой стране, в Америке прошлого, я имею в виду. Это было и убежище для таких, как Набоков, Рахманинов, они себя не чувствовали изгоями в США – потому что это была христианская страна. Вот она была построена, а сейчас разрушается, потому что забываются основные вещи.

Е.Никифоров: А как это проявилось в Афганистане?

Д. Бабич: - США пытались в Афганистане придать образованию феминистский характер, американцы постоянно говорили, что хотят учить не мужиков и даже не мальчиков, а девочек, девушек. Это отражение ситуации на Западе. Я знаю, немецкий, английский, французский - мне мои друзья из Германии, США пишут, что нынешняя ситуация - это уже не продвижение женщин, это уже просто дискриминация мужчин и молодых людей, мальчиков. И она идет в сегодняшней Федеративной Республике Германии, США.

А в Афганистане шло навязывание отношений семейных, общественных, экономических тому обществу, которое неспособно перейти на эти странные рельсы. Не потому, что оно косно, а потому, что это общество просто не в состоянии так жить – оно может только притворяться, что живет так... Именно об этом пишет и Анджей Краевский. Но говорить об этом в сегодняшнем западном обществе опасно.

Что происходит на Западе с ученым или журналистом, который говорит, например, что Путина и Россию вообще-то можно понять? Или, хуже, что с феминизацией у нас перегиб, а однополая семья – это уж слишком? Мне о жизни таких западных диссидентов рассказал мой друг – британский русист Марк Элмонд. После высказывания таких мыслей сначала вы теряете работу в университете иди газете. Потом вы не можете найти работу дворником или грузчиком – на этих местах работают мигранты. Вы теряете возможность платить за квартиру, оказываетесь на улице – и живете хуже афганских крестьян. Вы умираете на улице посреди богатого города, где выкидываются горы еды, которая несвежая, где роскошь вокруг, а среди этого умирает образованный человек - это обычное явление на Западе. В этих условиях огромное большинство интеллектуалов выбирает конформистский путь. Особенно люди неверующие.

Е. Никифоров: - Тем не менее мы были заинтересованы, чтоб американцы были в Афганистане. Потому что, мол, кто без них будет сдерживать этот гигантский наркотрафик? Правда, американцы, насколько я знаю, поощряли по совершено прагматическим соображениям эти бесконечные маковые поля.

Д. Бабич: - Это так. Это очень тонкая вещь. Современными США и Евросоюзом управляет идеология, оторванная от реальности. На самом деле власть тоталитарная, потому что идеология, оторванная от реальности, не может существовать иначе, как приказом - верить! Верить в коммунизм, в нацизм, в ультралиберальные, феминистские ценности. Верить – и все. Такая идеология не учитывают реальность. Более того, такие идеологии опираются на существенные недостатки, которые существуют в том или ином народе, которым овладела эта тоталитарная идеология. У немцев есть такая черта:  хотя сами они люди незлые,  они неохотно, плохо вступают в связь с другими общинами. Немцы любят жить в своем кругу, общаться на немецком со своими. И Гитлер это использовал. А у нас коммунисты использовали тот факт, что в России хотя и  поругивают начальство, но все же привыкли воспринимать государство как семью, которую нельзя предавать, от которой нельзя убежать крысьей пробежкой, как  писал Булгаков в «Белой Гвардии». Вот коммунисты на этой хорошей черте русского народа часто паразитиовали. А американцы используют порой доходящий до смешного прагматизм, который характерен для американцев. Из него и выросла мысль о том, что если у нас не получается из Афганистана сделать современную экономику с феминистским образованием, то пусть они живут хотя бы продажей наркотиков. Я это читал в американской прессе, что вот фермеры (они их так называют) живут в Афганистане. Жить сбытом фруктов и зерна у них не получается. Ну, американцы и писали: если тамошние фермеры не могут жить иначе, то пусть продают наркотики, это же так далеко от нас...

Е. Никифоров: - Но это же идет к нам?

Д. Бабич: - Не только. Конечный рынок - Европа, в том числе Западная Европа. Но талибы*, кстати, когда были у власти в 90-е годы,  жестко боролись с этим.

Е. Никифоров: - Талибан - террористическая запрещенная в России организация. Почему мы их так обозначили, как врагов? Если они таковы, то как будем мы иметь дело с этим злом, когда оно придет к власти? Как будут строиться отношения?

Д. Бабич: - Моя точка зрения такова: когда либералы типа  Марины Литвинович говорят, что  России нельзя вести переговоры с талибами, - это лицемерие. С Талибаном вели переговоры и американцы, и представители Евросоюза. Это сила, реальная политическая сила. Это не значит,  что мы сними согласны. У нас другое представление о том, как должно жить счастливое государство. Но мы с ними ведем переговоры как с силой и, как оказалось, с силой более реалистичной, чем сегодняшний обезумевший Запад. Талибы* при всех своих страшных грехах не пытаются всему миру навязать то существование, которое они ведут. А современные США и Евросоюз пытаются.

Е. Никифоров: - А в чем отличие талибов* от террористической организации ИГИЛ* (Исламское государство Ирака и Леванта – организация запрещена в России, прим. ред.)?

Д. Бабич: - ИГИЛ*? более опасная организация именно потому, что она международная. Цель ИГИЛ* - восстановление того самого халифата, который в восьмом веке нашей эры простирался от Испании до Китая. Они не признают границ, реалий сегодняшнего мира. Они хотят вернуться к этому самому восьмому веку.

Е. Никифоров: - Утопизм своего рода?

Д. Бабич: - Именно. Это злая утопия, которая, конечно, потерпит поражение. Но до этого она утянула и, к сожалению, утянет на тот свет еще многих. В чем-то это похоже на западный ультра-либерализм. Феминистское государство в Афганистане – на самом деле злая утопия, хотя, конечно, восточные женщины нуждаются в куда более внимательном и достойном отношении, чем то, что они получают сейчас. Добрыми намерениями выстлана дорога в ад.

Мне в настоящей ситуации наиболее близка позиция бывшего президента Хамида Карзая, который остался в Кабуле.

Е. Никифоров: - Это поразительно. Интересно, а он по убеждениям кто? Ясно, что нынешний президент просто испугался и убежал вместе с ближайшими американскими советниками. Но а этот-то тоже вроде не без американских советников, но остался.

Д. Бабич: - Хамид Карзай выступал за национальное примирение и диалог, при этом он шел на конфликт с американцами. Ашраф Гани делал всё, как просили американцы. Вся эта ситуация показывает, как проигрывает бездуховная власть. Американцы по сути повторили всю нашу траекторию в Афганистане. У нас тоже был Бабрак Кармаль, который эмигрировал в Советский Союз, а потом был товарищ Наджиб, потом Наджибулла, который сначала был пешкой в руках советских руководителей. Юрий Воронцов рассказывал, что когда он приехал, то на следующий день должен был быть съезд Народной демократической партии Афганистана. Должен был выступать Наджиб. И Воронцов заинтересовался: давайте сходим послушать его вступление. В посольстве ответили:  зачем вам ходить на его вступление? Вот, мы же его сами ему написали, почитайте здесь. Но в процессе ухода советских войск Наджибулла стал лидером. Он советский период объявил оккупацией. Он натренировал и создал свою собственную армию, которая сопротивлялась три года так называемым моджахедам, которые потом разрушили страну. Он исправился, проявил себя как личность. Если Хамида Карзая можно с кем-то сравнивать, то скорее с Наджибуллой. Его, правда, в конце концов убили талибы, вытащив силой из посольства ООН. Наджибулла для меня в какой-то степени мученик. Он представлял самый человечный режим из тех, что существовали в Афганистане после свержения короля Захир-шаха в 1973 году.

Е. Никифоров: - А как вам такой парадокс: наше присутствие в Афганистане - это кровавое присутствие, война была кровавая, афганцы-ветераны вообще особое явление в нашей общественной жизни. И, несмотря на это памятное кровью событие, мы в Афганистане остались теми, к кому лучше относятся, чем к американцам, которые им и деньги тащили. А у нас-то денег не было.

Д. Бабич: - Наше присутствие в Афганистане по большей части проходило уже при Горбачеве, это был уже другой Советский Союз. Не такой, каким был при Сталине или Хрущеве. Первое время копировали советские порядки, потом поняли, что делать надо что-то другое, делали хорошие вещи, тем не менее, не подходящие для Афганистана. Раздали землю крестьянам. Как у нас до 1930 года, до коллективизации. Каждому участочек. Но проблема в том, что афганцы мусульмане, у них земля не частная, но принадлежит Умме, то есть сообществу верующих. Они не поняли нашу реформу. Но к тому моменту, когда мы уходили из Афганистана, тоталитарная часть советской идеологии была уже мертва и внутри людей, и в госструктуре Советского Союза.

А вот нынешний американский тоталитаризм (я его называю ультра-либерализм) на подъёме, как в ленинско-сталинском периоде. Талибов ругают, что они разрушали статуи Будды в Бамиане. А нынешняя американская демократическая партия, которая поддерживает свержение статуй Колумбу, Вашингтону, Теодору Рузвельту – они что, лучше?

И у нас такой период был.

Меня всегда удивляло, как в Питере уцелел памятник Николаю I. Как? Вроде Царю Освободителю памятник свергли, Александру II, который с точки зрения большевиков был лучше. В Москве Скобелева убрали. А тут устоял памятник Николаю Палкину! Который, конечно, никакой был не Палкин, а одна из важнейших фигур нашей истории. Мне кажется, его спасение связано с питерцами. Они как-то свои памятники по возможности не давали уничтожать.

А сейчас в Канаде уничтожают памятник королеве Виктории – а ведь она воплощает недавнее прошлое этой страны, а не древнюю языческую старину, каковой являлись тысячелетние статуи Будды для талибов. Разве то, что делают в Канаде с памятниками, не кошмарнее, чем то, что делают талибы*? Но нет худа без добра - ситуация в Афганистане - прекрасный урок таким, как Зеленский, а также нынешним антироссийским руководителям Грузии, Армении, прибалтийских стран. Не плюйте в историю. Зеленский накладывает санкции на Эрмитаж и МГУ с музеем изобразительных искусств имени Пушкина, а потом думает, что ему все это с рук сойдет? Если только американцы вывезут…

Е. Никифоров: - Стыдно. Спасибо за разъяснения, я с Вами совершенно согласен. Мне было важно слышать, что мы все же сможем с талибами* договариваться.

Д. Бабич: - Пропагандировать и поддерживать их запрещено, а разговаривать с ними приходится.

*Запрещено в РФ

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+