Перейти к основному содержанию

18:07 05.08.2021

Царственные страстотерпцы и большевистский морок

21.07.2021 22:38:14

С каждой новой годовщиной убиения святых царственных страстотерпцев становится все более очевидным, насколько важным и промыслительным событием была их канонизация. Православный народ, опознавший в этой семье своих святых заступников, увидел нечто очень важное - и почитание святых страстотерпцев только растет. Когда эта канонизация совершалась, многие, в том числе лично вполне благонамеренные люди, испытывали сомнения - была ли она необходимой, не отражает ли она чисто политические предпочтения, прежде всего, Русской Православной Церкви за Границей? Тогда всем казалось невероятным, что нам еще может предстоять духовная и идейная битва с необольшевизмом.

«Бессмертные идеи коммунизма» были еще свежи в памяти современников - поздний СССР, хотя и не был царством террора, был царством дефицита и очередей. Я сам хорошо помню, как ребенком стоял в таких очередях. Стоять должны были, сорвавшись с работы и из школы, все члены семьи, потому что куски мороженного мяса (на которые вы бы сегодня не захотели и взглянуть) продавали строго по числу едоков, не больше определенного веса на человека. Система, в которой никто ни в ком не был заинтересован - продавцам не нужны были покупатели, дантистам - пациенты, поставщикам - заказчики, и вообще всякая личная материальная заинтересованность порицалась, как «родимое пятно капитализма», работала из рук вон плохо и наконец развалилась - не из-за козней врагов, а потому что даже номенклатура со своими спецраспределителями понимала, что жизнь ее бедна и убога по сравнению с жизнью не то, чтобы западной элиты - а хотя бы и западных трудящихся.

Полностью изолированным обществом, как Северная Корея, поздний СССР не был, в кино можно было сходить на некоторые западные фильмы - и увидеть там мельком кафе или продуктовый магазин. Зрелище австралийского сельпо из сериала «Флиппер» ранило советского человека в самое сердце, а привезенный «выездным» родственником каталог «товары почтой» типа Quelle, где предлагались недоступные одежда и магнитофоны, был настоящей идеологической бомбой. Было даже такое официальное выражение - «продать Родину за тряпки». Невыносимым соблазном для советского человека были не огромные деньги, и не любовь красоток - а просто «тряпки», красивая и удобная одежда. Японские или немецкие магнитолы, привезенные теми же «выездными» были гораздо качественнее - и выдавали совсем другое отношение и к работе, и к потребителю. Были постоянные унижения и хамство - в очередях, со стороны любого «вахтера», который ситуативно оказался на ступеньку выше, острое неравенство на всех уровнях между тем, у кого был доступ к «дефициту» и теми, у кого не было - если вы этого не застали, посмотрите советские же сатирические журналы. Все это, конечно, порицалось - но ничего поделать с этим в рамках существующей системы было невозможно.

Легкость, с которой рухнул СССР, была связана с тем, что все, включая номенклатуру, пришли к выводу, что система не работает. Что кто-то всерьез захочет туда, назад, к «дедушке Ленину» и длинным очередям за всем на свете, казалось совершенно невероятным. Спор между «царизмом» и большевиками казался решенным навсегда - большевики устроили самый грандиозный социальный эксперимент в истории и его, самым очевидным образом, провалили. Однако прошло время - и, с одной стороны, выросло поколение, которое никогда не стояло в советских очередях, с другой - воспоминания тех, кто стоял, подернулись нежной дымкой ностальгии. «Как молоды мы были, как искренне любили, как верили в себя».
Люди, в юности относившиеся к советскому официозу с отвращением, теперь слушают «И вновь продолжается бой, и сердцу тревожно в груди, и Ленин, такой молодой, и вечный Октябрь впереди». Тот образ, который продвигала официальная пропаганда - советские люди живут как друзья, товарищи и братья, и все вместе участвуют в грандиозных свершениях, созидая светлое будущее - больше не разбивается об каждодневную реальность советской жизни.
Тоска по жизни, в которой есть смысл, труд, посвященный чему-то большему, чем зарабатывание денег, братское единство с другими, готовность к подвигу, простая ясность в отношении всех вопросов жизни, гордость за «великие свершения» носит квазирелигиозный характер - и множество людей ищет себе утешения в той религии, в которой были воспитаны в детстве.

Конечно, в реальности советские люди не жили такой жизнью, и очередь за дефицитом - не то место, где люди склонны проявлять братскую любовь. Но на привлекательности самой мечты это не сказывается никак.

Однако такие неосоветские настроения не воспроизводят пропаганду позднего СССР буквально. Они и не могут - мы не можем перестать знать, то, что знаем. И это делает неосовестизм чем-то намного худшим, чем аутентичный советизм нашего детства. Гражданин позднего СССР многого не знал - красный террор был ему известен в изложении идейных преемников самих террористов, история была доступна в сильно отредактированном виде, Сталина в позднем СССР вообще старались не упоминать, признавая за ним «нарушения социалистической законности». Что же до расстрела царской семьи, то этот эпизод деликатно замалчивался. Партия понимала, что хвалиться тут нечем. Когда я, будучи еще советским комсомольцем, узнал об этом убийстве - я испытал чрезвычайно тягостное чувство. Как же так, борцы за счастье народное, благороднейшие, справедливейшие и гуманнейшие люди на свете, как нам описывали Ленина и его соратников - и бессудное убийство всей семьи. Ну, допустим, сам Царь был (как нам внушали) очень плохой человек и опасный враг. Но жена, дети, слуги - их-то за что?

В наши дни неосоветизм требует такого уровня аморальности и цинизма, который в позднем СССР не требовался.
КПСС высказывала глухое неодобрение Сталину - отчасти из благоразумия, отчасти из хотя бы частично сохранившегося нравственного чувства - в самом деле, нельзя же так. Для современного неосоветизма Сталин - главное божество в его пантеоне. Убийство царской семьи в наши дни не замалчивается - это было бы невозможно. И люди вынуждены как-то определяться по отношению к нему. Теоретически, можно было признать - да, ужасное злодейство, но учение-то все равно всесильно, потому что верно. Логически такая позиция была бы вполне возможна. Но это логически, а неосоветизм, будучи суррогатом религии, предполагает именно эмоциональную вовлеченность. Ленина, Дзержинского, Войкова, Сталина, предполагается именно любить, как христиане любят Бога и святых.

И поэтому каждый год сеть наполняется хулой и насмешками над убитыми. Это мерзко и непристойно по любым меркам - и в позднем СССР этого избегали. Но таково приношение, которое неосоветсткие обязаны сделать своим божествам.

Говорят о том, что циничные насмешки над Государем и его семьей - результат того, что православные вечно тычут в глаза и требуют всенародного покаяния. На самом деле, идея «всенародного покаяния» довольно маргинальна, покаяние - личный акт воли, но дело не в этом. Вот люди поминают Анну Франк и других жертв Холокоста. Воспринимаю ли я это как «тыкание в глаза» не говоря уж о том, чтобы насмехаться над жертвами? Нет. А почему? Потому что ни нацисты, ни их восточноевропейские коллаборанты мне никак не свои, я себя с ними никак не ассоциирую. Они мне никак не герои народа, а проклятые злодеи, я за очернение их «светлого образа» не переживаю, и никакого огорчения от этого «очернения» не испытываю. Пусть будет на них позор и проклятие, которое они вполне заслужили своими злодеяниями - меня это ничуть не задевает.

Вот и не воспринимать почитание жертв большевиков как тыкание в глаза и вообще большое огорчение довольно легко - достаточно просто не ассоциировать себя с убийцами. И сразу станет гораздо легче. Православие проповедует покаяние - «так говорит Господь: разве, упав, не встают и, совратившись с дороги, не возвращаются?» (Иер.8:4) И вот прославление Государя, его семьи и верных слуг - это напоминание о том, что мы свободны. Каждый может вернуться на Родину - в нашу тысячелетнюю православную Россию, и сбросить, наконец, большевистский морок, и вновь стать частью своего народа - который идет за Христом и славит Его святых.

Комментарии

22.07.2021 - 09:41 :

Помнится выражение, связанное с падением власти КПСС: пало царство Хамово.
Так вот, царство-то пало, но подданные его остались.
Говорят, Моисей 40 лет водил народ, прежде чем вошли в землю обетованную. Может и нам нужно время. Все бы ничего, если бы эти подданные спокойно доживали свой век, а не увлекали молодежь своей лживой идеологией.

04.08.2021 - 09:11 :

"Ленина, Дзержинского, Войкова, Сталина, предполагается именно любить, как христиане любят Бога и святых" - так написал автор. Зачем смешивать таких разных личностей в одну кучу? Каждого из них надо рассматривать по отдельности. Сталина уважают многие за очевидные успехи страны при его правлении, хотя и оплаченные дорогой ценой, а так же за то, что многие вопиющие явления, происходящие сейчас, при нем были бы невозможны. Не надо уподобляться либералам, у которых при одном упоминании Сталина происходит истерика, и которые завышают количество репрессированных во много раз. Неоднозначную оценку в обществе получила деятельность и Ленина, и Дзержинского. Но любой здравомыслящий человек, будь он даже убежденным коммунистом, ничего не будет испытывать к Войкову, кроме отвращения.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+