Перейти к основному содержанию

16:10 22.08.2019

«ВЕРА ОТ СЛЫШАНИЯ, А СЛЫШАНИЕ ОТ СЛОВА…». К 25-летию выхода в свет журнала «Православная беседа»

24.05.2016 08:48:07

СЛОВО РЕДАКТОРА

Наверное, каждый из нас, пришедший к вере уже в сознательном возрасте, может вспомнить те моменты жизни, когда пришлось пережить особое состояние души, родственное чувству жажды или голода.  И утолить этот метафизический голод оказывалось способно лишь слово… Живое, звучащее слово! Ведь «вера от слышания, а слышание от слова Божия», — говорит апостол Павел (Рим. 10, 17).

Однако как можно услышать о вере, если нет того, кто проповедует?

В этом году исполняется двадцать пять лет с того времени, как впервые пришёл к своим читателям журнал «Православная беседа». Для многих из нас именно он стал тем мудрым собеседником, через которого открылось благовествование Христово.

Четверть века возглавляет издание её бессменный руководитель и создатель В. В. ЛЕБЕДЕВ — православный журналист, публицист, хорошо известный в православных кругах своей активной общественной деятельностью.

И кто, как не создатель издания, лучше всего может рассказать о своём детище?

— Валентин Владимирович, с началом революционного лихолетья церковные издания прекратили своё существование. Прервалась многолетняя традиция. В каких условиях пришлось Вам создавать журнал? Существовали в то время хотя бы какие-то религиозные издания?

— Духовный голод — пожалуй, самое верное определение того времени. Теперь оно стало часто употребляемым, но более точного выражения, характеризующего состояние жизни общества в 70–80-е годы прошлого столетия, найти невозможно.

Чтобы полнее ответить на Ваш вопрос, вынужден обратиться к недавней истории нашего государства. Да, в то время выходило несколько религиозных изданий, но назвать их массовыми можно с большой натяжкой. Их выпускали люди верующие, подвижники, энтузиасты. Многие из них — и сами, и их соратники — поплатились за свою деятельность свободой, перековерканными судьбами. Но то, что мы называем ныне журналами, представляло собой сброшюрованные машинописные страницы, тайно распространяемые подвижниками христианской веры.

В январе 1971 года, на Крещение, вышел первый номер журнала «Вече», который создал Владимир Николаевич Осипов. Главным кредо издания стало возрождение нравственности и национального самосознания русского народа. А его духовником был известный священник Димитрий Дудко. Он также вёл религиозный отдел журнала. В каждом номере под псевдонимом печатались его проповеди. Журнал просуществовал недолго: за три года увидели свет девять номеров.

В 1976 году начал выходить самиздатский машинописный сборник «Надежда (Христианское чтение)» — православный альманах, носящий историко-просветительский характер и принципиально не касавшийся политики. Создателем его была Зоя Крахмальникова. «Надежда» продолжала традиции дореволюционного церковного журнала, название которого стало её подзаголовком. В сборнике печатались сочинения святых отцов, пастырские послания и поучения православных подвижников, письма священников и епископов из ссылки, современные работы по православному богословию. После выхода десяти номеров «Надежды» журнал был закрыт, а его редактор Зоя Крахмальникова арестована.

До августа 1989 года в России выходил и самиздатовский журнал «Бюллетень христианской общественности», созданный А. И. Огородниковым. Своей целью издание провозгласило задачу информирования читателей о религиозных событиях в стране. В редакционной статье говорилось, что альманах предоставляет свои страницы для «выражения проблем, стоящих перед христианским миром, отстаивает свободу Церкви, добивается освобождения узников совести и борется за свободу вероисповедания».

— Но тогда же выходило и самое массовое церковное издание — «Журнал Московской Патриархии».

— О «Журнале Московской Патриархии», который издавался с 1943 года, хочу сказать отдельно, хотя слово «массовый», по большому счёту, к нему тоже не подходит. Конечно, читателей у него было гораздо больше, чем у вышеперечисленных самиздатовских изданий. Но всё равно для широких масс верующих, а тем более для людей, которые были далеки от церковной ограды, этот журнал был совершенно недоступен. Он распространялся только среди священнослужителей, но при этом не каждый служитель Церкви имел возможность его выписать. А те батюшки, кому журнал попадал в руки, передавали читать его своим прихожанам, да и то не всем, а тем, которым особенно доверяли. Несмотря ни на что, «Журнал Московской Патриархии» делал очень большое дело.

Бог судил мне с конца 1986 года как раз трудиться в этом журнале.

— Вы долго работали в государственных периодических изданиях, на телевидении. Как произошёл Ваш переход от светской журналистики к церковной в то, ещё богоборческое время?

— Это произошло после многих моих бесед с духовным отцом. По его совету я решил использовать свою светскую профессию — журналистику — на благо Церкви. До этого я, действительно, работал на телевидении, сотрудничал со многими печатными изданиями. В конце 1970-х годов началось моё воцерковление: часто стал бывать на богослужениях, исповедоваться, причащаться. Со временем познакомился со многими активными мирянами, некоторыми священнослужителями, которые вели проповедь среди наших соотечественников, не разрешённую властью. Всякая проповедь — устная, через печатное слово, тогда преследовалась. Кроме упомянутых выше самиздатовских журналов в стране выходили и напечатанные на машинках и на репринте книги. Мы старались всеми силами и способами нести слово Божие в народ: перепечатывали труды учителей Церкви, акафисты, жития святых. Кому-то это ныне покажется удивительным, но так было. Приходилось что-то писать и самому. Мои небольшие статьи, как и материалы многих других авторов, как правило, выходили под псевдонимами в различных самиздатовских сборниках. Так появились написанные мною первые церковно-общественные тексты, они умножали ту же литературу, которая способствовала, как нам тогда верилось, воцерковлению наших ближних.

В «Журнал Московской Патриархии» я пришёл по благословению своего духовника. Некоторое время сотрудничал внештатно. Потом настал момент, когда меня записали на приём к митрополиту Волоколамскому и Юрьевскому Питириму, возглавлявшему в то время издательский отдел и «Журнал Московской Патриархии». Меня провели в его кабинет, и я без всяких пространных вступлений попросился на работу. Владыка расспросил, кто я, давно ли хожу в церковь, чем занимаюсь. До сих пор благодарен ныне покойному митрополиту Питириму за то, что он в то время разглядел во мне горячее желание потрудиться на благо нашей Церкви и благосклонно принял меня в ряды сотрудников издательства.

Сейчас не многие знают, что «Журнал Московской Патриархии» являлся не просто печатным органом Русской Православной Церкви. На самом же деле журнал представлял собой большое разноплановое учреждение: это был целый издательский отдел, который издавал богослужебную и святоотеческую литературу, журнал, календари, имел звукозаписывающую студию. При этом в отделе велась большая катехизаторская и просветительская деятельность: на еженедельные вечера, которые проводились по благословению митрополита Питирима, приходил цвет русской интеллигенции — литераторы, художники, учёные.

В таком тесном соработничестве люди искали оптимальные формы для проповеди слова Божия, используя те возможности, которые предоставляла обстановка 80-х годов прошлого столетия. Многие из тех, с кем приходилось тогда трудиться рядом, ныне стали довольно значительными фигурами на поле церковной деятельности. Я благодарен Богу и всем тем людям за то, что мне выпало счастье многому научиться у них.

— А как появилась «Православная беседа»?

— Я набирался опыта в Отделе церковной жизни «Журнала Московской Патриархии». Им в то время руководил тогда ещё светский человек, а ныне протоиерей Александр Макаров (сейчас он трудится в Отделе внешних церковных связей, заведует издательским сектором). Забегая вперёд, скажу, что отец Александр работает и в журнале «Православная беседа», являясь заместителем главного редактора и одним из соучредителей издания.

А на дворе разворачивалось то самое политическое явление, которое позже назвали «перестройкой». В стране наблюдалась некоторая свобода, происходили заметные политические и общественные перемены. И вот у сотрудников «Журнала Московской Патриархии» созрела мысль создать первую религиозную газету, тем самым положить начало церковной периодике. И она вскоре стала выходить. Это был «Московский церковный вестник», который существует и по сей день, — официальное издание Московской Патриархии. Мне пришлось трудиться в этом издании ответственным редактором. Признаюсь, что выпускать такую газету с периодичностью один раз в неделю оказалось делом нелёгким: не было соответствующего опыта работы над изданием церковной периодики. Перестройка перестройкой, а советская власть ещё действовала, а значит, существовала цензура, ощущалось постоянное пристальное внимание со стороны государственных органов. Владыке Питириму приходилось вести сложные переговоры с Комитетом по делам религий — это был государственный орган, который очень настойчиво ограничивал деятельность Церкви, особенно когда речь шла о её влиянии на духовную жизнь граждан. Но в конце концов время и усилия людей, направленные на то, чтобы сказать новое слово в печати, пересилили упорное сопротивление со стороны светской власти. Несмотря ни на что, к Пасхе 1989 года первый номер газеты «Московский церковный вестник» вышел в свет, и это можно назвать революционным событием в жизни страны. Газета стала важнейшей вехой не только в деле восстановления церковной журналистики и публицистики дореволюционных времён, но также и центром духовной жизни. С 1989 по 1992 год «Вестник» был средоточием многих церковных и общественных инициатив.

Одна из таких инициатив состояла в том, чтобы создать церковно-общественный журнал. Мы рассуждали с Александром Макаровым тогда так: коль теперь у нашей Церкви, если говорить языком светским, выходят свои «Известия» (имелась в виду газета «Церковный вестник»), то почему бы не завести и свой «Огонёк» (был в то время такой популярный светский журнал)? Мы пошли со своей идеей к митрополиту Питириму, и Владыка благословил нас на это, как он тогда сказал, благое дело. В 1991 году мы зарегистрировали журнал в Комитете по печати, прошли все необходимые процедуры, и с того времени «Православная беседа» начала свою биографию. И вот в этом году нашему детищу исполняется уже 25 лет.

— А почему вы назвали свой журнал «Православная беседа»? Уже одно это словосочетание настраивает на неторопливый, вдумчивый разговор. Вы этим и руководствовались, когда выбирали имя журналу?

— Нет, как раз именно это мы и не имели в виду. На самом деле ничего такого спокойного, неторопливого, может быть, даже расхолаживающего в журнале нет. При этом он, естественно, не является подобием общественно-политических печатных органов. Но поскольку после выхода «Православной беседы» никаких других религиозных журналов долгое время не было и, собственно, полновесные регулярные издания церковной тематики появились спустя лет десять, то журналу приходилось совмещать на своих страницах несколько различных направлений, материалов для которых хватило бы на несколько изданий. Это и катехизация, и житийные очерки, и детское приложение. Время и нехватка духовной литературы вынуждали нас пойти на то, чтобы выпускать одновременно сразу несколько журналов в одном, под одной обложкой. У нас богословие сочеталось с просветительскими материалами, заметки о церковной жизни, рассчитанные на людей, которые давно уже пребывают в церковной ограде, соседствовали с рассказами о подвижниках старого и нового времени. Поэтому на каких-то страницах было и остаётся абсолютное, я бы сказал, информационное спокойствие, православная беседа течёт именно в том русле, о котором свидетельствует подзаголовок издания — «Журнал для семейного чтения».  Но присутствует и актуальное богословие, и напряжённая церковная жизнь, и, как это ни странно прозвучит, рассчитаны эти публикации не на всех.

Отчего это происходит, спросите вы. Почему так? Вы декларируете, что журнал издаётся для семейного чтения и в то же время «не для всех». Тут нет противоречия. Это происходит оттого, что за два прошедших десятилетия появились и другие, весьма совершенные церковные, духовно-просветительские издания, они являются журналами того же ряда, что и «Православная беседа», то есть рассчитаны с самого начала на самый широкий круг воцерковлённых читателей, а также и на только приходящих в Церковь. Их названия у всех на слуху: «Фома», журнал для молодёжи «Наследник», журнал для женщин «Славянка».

При этом печатных изданий для тех, кто трудится сугубо на ниве Христовой: для пастырей, педагогов, воспитателей, — мало.  Возникали за эти двадцать пять лет подобные издания, но они или выходили крайне малыми тиражами, или через короткое время исчезали. Поэтому до сих пор нашему журналу приходится публиковать на своих страницах материалы, которые рассчитаны как на недавно пришедших в Церковь, так и на тех, кто давно пребывает в её ограде и имеет религиозное, а то и богословское образование.

С самого начала мы привлекли в члены редколлегии нового издания авторитетных и известных пастырей, многие из них являются её членами поныне. Среди них — протоиерей Димитрий Смирнов, протоиерей Валериан Кречетов, протоиерей Владимир Воробьёв, протоиерей Максим Козлов, протоиерей Владислав Свешников и другие. Их слово для людей церковных всегда авторитетно и весомо.

— Как вам удаётся все эти двадцать пять лет, что издаётся журнал, идти средним, «царским», путём, кто направляет вас?

— Этот путь выбрал весь творческий коллектив: и руководство журнала, и все члены редколлегии, и авторы, среди которых известные пастыри, педагоги, преподаватели духовных школ, писатели, богословы. Почему я так подробно перечислил создателей нашего журнала? Потому что все они — сугубо церковные люди. А каждый человек, находящийся в церковной ограде, имеет в той или иной степени дар различения духов. Наши авторы хорошо понимают, что вредно, а что полезно для душ читателей.  Идти царским путём — это вполне естественно для церковного человека. Наш журнал духовно-просветительской направленности, но тем не менее на страницах «Православной беседы» существуют такие рубрики, как «Церковь и государство», «Русская идея», «Православная мысль», «Вавилон». Все они касаются в той или иной степени политики, истории, экономики. Материалы этих разделов рассчитаны на то, чтобы освещать явления политической, экономической, культурной жизни в свете евангельского Откровения, то есть как бы нашими слабыми силами продолжать делать то, что делали наши известные церковные мыслители, создатели христианского социального богословия. И это, на наш взгляд, чрезвычайно важно, даже необходимо в настоящее время.

Особенно остановлюсь на вопросах искусства и литературы. В своё время этими рубриками занимался ныне покойный профессор Московской духовной академии, автор знаменитого, можно сказать, титанического труда «Православие и русская литература», член нашей редколлегии, тоже один из основателей журнала «Православная беседа» Михаил Михайлович Дунаев.  Он столько сделал, чтобы преподать нашему читателю знания в области иконописи, и классической живописи, и связанной с церковной тематикой литературы, сугубо поэзии, что его усилия переоценить просто невозможно.

— Вы, как мы поняли, не вняли словам поэта «глаголом жечь сердца людей», а дали возможность читателям самим поразмышлять над тем или иным явлением общественной и культурной жизни?

— Можно сказать и так. Но просветительский журнал не газета и не сайт. Поэтому даже важнейших событий, происходящих в стране (а их за четверть века было немало: и смена власти, и дефолты, и выборы), впрямую мы не касались, но вопросы государственного служения или, скажем, экономики на страницах соответствующих рубрик поднимались, и не раз.

Все двадцать пять лет «Православная беседа» преподносит читателям в своих статьях православное учение доступно и верно. Могу с уверенностью сказать, что ни одна из наших публикаций за это время не отошла от тех истин, которым в течение вот уже двух тысячелетий нас научает Церковь. Читатель может быть уверен: в нашем издании он ни с какой самодеятельностью, ни с какими ересями, ни с какими ошибками, если речь идёт о богословии, о вероучении, о церковной истории, не столкнётся.

Не открою какой-то особой тайны, если напомню, что печатное слово обладает особой силой. Поэтому мы постоянно ощущаем огромную ответственность за всё, что опубликовано на страницах «Православной беседы».

Журнал начал свой путь по благословению ныне покойного Святейшего Патриарха Алексия II, а сейчас выходит по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, который является нашим постоянным автором. «Православная беседа» издаётся под духовным попечительством Отдела внешних церковных связей и Отдела религиозного образования и катехизации Московского Патриархата, что тоже является гарантией верного направления нашего издания. Распространяется наш журнал не только в России, но и в ближнем и дальнем зарубежье, часто на благотворительной основе. Малоимущий человек может получить «Православную беседу» бесплатно. Так было в 1991 году, так остаётся и до сего дня. Журнал существовал и существует на пожертвования добрых благотворителей, заинтересованных в духовном просвещении своих ближних.

Беседовал Александр ХЛУДЕНЦОВ

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+