Перейти к основному содержанию

23:25 13.10.2021

Почему умный во гневе глупеет, а дурак — умнеет?

07.07.2016 11:36:58

 Василий Ключевский писал: «Умный тем отличается от дурака, что когда оба разозлятся, умный становится дураком, а дурак умным» (Афоризмы и мысли об истории). Поверим Василию Осиповичу, выдающемуся русскому историку, академику, профессору Московского университета и Московской духовной академии, и попробуем понять, что он имел в виду. А поможет нам в этом Константин Владимирович Яцкевич, православный кризисный психолог, преподаватель нравственно-ориентированной христианской психологии в Школе катехизаторов Минской Епархии Белорусской Православной Церкви.

— Что умный во гневе становится дураком — неудивительно, но действительно ли гнев делает умным дурака? Почему? О каких дураках тут речь?

— Да, с  точки  рения святоотеческой  психологии  гнев, как   страсть души, полностью закрывает или  блокирует  ум. Кстати, именно это и есть главная  причина  того, что большинство  чудовищных правонарушений, преступлений  и проступков совершается в состоянии гнева, как сильнейшей страсти  души, данной  ей  изначально  только  для защиты (правды), но извращённой эгоизмом  до полной  противоположности в  виде бесконтрольной ярости и агрессии.  Это же и ответ на вопрос о том, почему бесстрастие – это высшее состояние ума, не отягощённого страстями.

Что же   касается обратного утверждения о том, что разозлившийся  дурак становится, вдруг, «умным»,  то тут не всё так просто и однозначно с точки зрения святоотеческой православной психологии. Если точнее, то дурака может  понести куда угодно и совсем  не  обязательно, что именно к  уму.  Дурака может  понести и от ума, ведь как  известно – «дураку закон не писан».  Но если всё же  предположить, что разозлившегося  дурака понесёт к уму, то при этом  с  точки зрения  православной  психологии  может  произойти следующее: злость  может  просто  мобилизовать  внутренние силы  дурака (ум, чувство, волю) и тогда  «дурак»  может  просто войти на короткий миг в  ясное  и трезвое   состояние, т.е.  буквально  на   миг  поумнеть. Как-то так, но повторяю, –  есть одинаковая   вероятность того, что дурака  может  понести и от ума.

— Мы как-то говорили о модулях поведения, заложенных в каждом из нас. Может быть Ключевский имел в виду именно это: модули, которыми обычно пользуется умный человек — не для гнева, потому от злости умный становится совершенно беспомощным, как бы глупым, действующим неразумно или вообще «парализованным», не способным действовать?

—  На этот счёт есть цитата святителя Феофана Затворника: «Владей чувствами, особенно зрением и слухом, свяжи движимость, держи язык. Кто не обуздывает сих трёх, того внутреннее в расхищении, в расслаблении и плене, того даже нет внутри; ибо это суть проходы души изнутрь вовне, или окна, выстужающие внутреннюю теплоту» (Путь ко спасению. Краткий очерк  аскетики).  Здесь конкретно говорится о том, что зрение, слух  и  речь (язык)  – это каналы по которым вытекает или исходит вся  энергия души. 

На этот счёт есть ещё  более конкретная   цитата, касающаяся  именно  характера  действия  телесных  чувств  и страстей  на  основные  силы  души (ум, чувство, волю):  «Их (телесные чувства) разделяют по разрушительным действиям на высшие силы человека (ум, чувство, волю). Так, одни погашают ясность сознания, как-то: удивление, изумление, увлечение внимания, испуг; другие подрывают волю, как-то: страх, гнев, ретивость; третьи наконец терзают самое сердце, которое то радуется и веселится, то скучает, скорбит, досадует и завидует, то надеется и отчаивается, то стыдится и раскаивается или даже попусту мятется мнительностью» (свт. Феофан Затворник, Начертание  христианского нравоучения, Р.10).

Исходя  из  цитат  святителя  Феофана  очевидно, что  речь  идёт более  не  о «модулях», а  о базовых  свойствах отдельных телесных чувств (гнев, ярость, злость и т.д.) автоматически блокировать ум, чувство, волю  через  выброс соответствующих ферментов. Кстати, именно этим и занимаются все  экстремалы, играющие на  своих чувствах и получающие тот же  «наркотик»  в  виде выброса  адреналина. 

— В таком случае дурак — это почти  подлец, если расправляет свои «крылья» только от злости?

— По всей   видимости, не столько «подлец», сколько  жертва взыгравшей в  нём  страсти. Подлость себя хотя бы частично осознаёт в своей  подлости и оттого особенно коварна и изощрённа, а  расправивший «крылья» дурак – это просто  слепая  стихия  взыгравшей  страсти, которая вообще  непредсказуема.  Святые  отцы  говорят, что смысл  можно искать только  в  добродетелях, поскольку  они  подчиняются   уму, а  в страстях искать логики нет смысла, ибо там самого ума нет.

— У Ключевского есть ещё одна мысль: «Животное по инстинкту, не имея разума, поступает разумно; человек, пользуясь разумом, умеет поступать неразумно вопреки инстинкту». Это тоже о модулях, если инстинкты  — набор модулей? Неразумность тут — результат свободной воли, выход за пределы инстинкта?

— Слово модуль в  данном  случае  не   совсем  подходящее, к  тому  же  мы  очень  мало знаем  о  подлинной природе инстинктов  и  когнитивной  сфере  животных. Есть много ничем  и никак  необъяснимых фактов, когда  животные  демонстрируют примеры высочайшей  осознанности, например, обезьяна, реанимировавшая  на  глазах у толпы  людей сородича, получившего удар  током, через  массаж, искусственное  дыхание и погружение в  воду. Откуда она могла это «знать», если действовала целенаправленно? Или видео, облетевшее  весь интернет, где воробей  приводит в   чувства на протяжении нескольких  минут своего собрата, ударившегося в  стекло витрины  и потерявшего сознание,  а затем  оба  улетают.  Есть и аналогичные  примеры  неразумного поведения, причём, высших животных —  китов  и дельфинов, когда  они, следуя  инстинктам  и магнитным  линиям земли,  как  навигационным  ориентирам,  упорно плывут на пляжи и погибают на   мели, а  невежды  преподносят это как «самоубийства» или  «знамения апокалипсиса», хотя, в  отличие  от человека, любое  животное до последнего издыхания будет бороться за  свою  жизнь.  Именно поэтому любой  инстинкт не так прост по природе, как  нам  бы того хотелось.

Животное по  инстинкту в действительности  поступает  не  столько «разумно», сколько «целесообразно», т.е. согласно главной  цели и к тому  же у животного нет  разума  и абстрактного мышления  с набором  высших  страстей (тщеславия  и гордости). Именно поэтому животное весь  свой  когнитивный  потенциал через инстинкт мобилизует прямо на цель, не застревая в  страстях.  Отсюда  и видимая нами «разумность» и эффективность,  а  вот человек, включая  не инстинкт, а логическое  мышление, поражённое страстями, погружается в сложную систему поиска  личных  выгод и интересов.  Отсюда  и бесчисленное число заблуждений  и усложнений, приводящее  к  разумной «неразумности».  

— Получается, что человек, стоящий над инстинктом, как бы сам пишет для себя программные модули и потом по ним действует? Отсюда и глупость умного во гневе — нет проложенной колеи, нет опыта и знания как действовать, нет внятной модели поведения в дурной ситуации....

— Человек, причём любой, до самого основания поражён страстями тела, души и духа (ума) и нет бесстрастных в современном  падшем мире. Отсюда и стремление человеческого рассудка, особенно светского, к обыгрыванию и усложнению  всего и вся через  призму своей страстности, а не  добродетельности и простоты.

Святоотеческая  психология на  этот счёт владеет совершенно чётким душевно-духовным знанием  о том, что в  падшем (телесном) состоянии  у человека доминируют одни только  страсти.  В обращённом состоянии (душевном) наступает относительный  баланс страстей и добродетелей и только в совершенном и бесстрастном состоянии (духовном) – человек из области страстного рассудка переходит к  своему высшему разуму и уму.

«Три состояния жизни признал разум: плотское, душевное и духовное. Каждое из них имеет свой собственный строй жизни, отличный сам по себе и другим неподобный.

Плотское устроение жизни то, когда всецело предаются удовольствиям и наслаждениям настоящей жизни, ничего не имея из душевного или духовного устроения, и даже не желая стяжать то.

Душевное стоит в средине между грехом и добродетелью, когда пекутся о довольстве и здоровье тела, и заботятся о славе человеческой, равно и труды по добродетели не отметают, и избегают дел плотских, не прилежат ни к добродетели, ни к греху: к добродетели, по причине несладости ее для них и притрудности, а греху, из за страха лишиться человеческих похвал.

Духовное же устроение – то,  когда не изволяют иметь ничего из первых двух и не допускают худа, отличающего каждое из них, но, будучи свободны от того и другого, на посребренных крылах любви и бесстрастия, перелетают чрез оба состояния, не позволяя себе делать ничего из запрещённого» (преп. Никита Стифат, Вторая сотница естественных психологических глав об очищении ума).

—  Говорят, что с дураком лучше не связываться — сам дураком станешь, и в Священном Писании мы находим аналогичный совет — «с преподобным преподобным будешь, со строптивым развратишься» (Пс. 17:27). Однако в жизни постоянно приходится общаться с людьми, с которыми становишься хуже, деградируешь. Православный человек склонен во всём винить себя, и это зачастую верно, но всегда ли? Если общение — это уподобление, то как не испортиться в дурной компании?

—  Это вопрос из области «высшей» православной  психологи. В действительности любой   контакт  предполагает связь с чем-либо и обусловливание  чем-либо. Именно поэтому в психологи  и супервизии есть понятие  переноса  и контрпереноса. Православному человеку, не  имеющему достаточно совершенной и развитой  когнитивной сферы (ума), нужно стараться просто воздерживаться  от контактов с заведомо  несносными, негативными и провокативными людьми, придерживающимися иных взглядов для избежания смятения. А вот усовершившимся в вере, православной  психологии  и мировоззрении, а  также катехизаторам, бывает зачастую даже полезно подискутировать в поисках истины с крепкими умственно оппонентами, если при этом имеет место не голое соперничество «око за  око и зуб и за  зуб», а заинтересованное исследование. Святоотеческая  психология  говорит, что любое здравое духовное рассуждение и богомыслие обогащает душу, а преподобный  Исаак Сирин любое рассуждение о Боге считал «молитвой» и обращением ума горе́. Поэтому не  нужно из православия и православной  психологии делать когнитивно ущербной модели «камерного»  религиозного сознания и человеческого мышления, которое не способно давать ответов на любые вопросы и вызовы времени. Я убеждён, что практическое христианское мышление и мировоззрение — это самая совершенная модель когниции, которая, как самое чистое зеркало, наиболее верно отражает устройство мира и место в нём человека, как образа и подобия. А уж кто и как  преуспел в развитии и формировании практического христианского мышления —  это другой вопрос.

— Очень часто причина дурного поступка человека — в нём самом, но не так уж редки случаи, когда окружающие люди становятся виновниками падения и деградации того или иного несчастного. Мы ведь любим выглядеть хорошо за чужой счёт, подтолкнув нетвёрдо стоящего, вместо того, чтобы поддержать его. Здесь причина тоже в наработанных модулях?

— Не совсем. С точки зрения святоотеческой  психологии  и заповедей Евангелия, «врагов» в их чистом виде у православного христианина не существует, как  и не даётся христианину испытаний (искушений)  не по силам. Всё имеет своей целью становление, укрепление и совершенствование для перехода от несовершенства к совершенству или из «ветхого» состояния  к «новому», а в этом переходе неизбежны  и страдания и падения, но в распоряжении каждого христианина есть силы его души (ум, чувство, воля), есть ближние (братья  и сёстры), есть незримое небесное воинство и промысел Божий, есть Церковь Христова и Сам Господь. Так почему же тогда люди виновниками предпочитают видеть и рассматривать одних только  других  людей с  их «наработанными модулями»? Да, есть несносные  люди и действующие через них страсти, за которыми стоят незримые искусители от царства  тьмы,  но…

Воинство Христово было, есть и будет многократно сильней. Поэтому не нужно искать простых объяснений для оправдания чьего-то маловерия, лени, слабости и изнеженности. Никто не может  «заставить» человека  деградировать и тем  более  никто не может ничего  сделать с православным христианином, у которого в сердце есть Христос. Именно поэтому за все падения и искушения  нужно уметь  быть благодарным «врагам» и жизни, поскольку только они и дают нам  понять — кто мы есть по существу и чего мы стоим в  жизни и в нашей  вере.

— Очевидно, быть по-настоящему добрым и умным сложнее, чем мы привыкли думать. В чем секрет устойчивости человека в добре?

— «Секрет»…  в состоянии души и доминировании добродетелей (любовь, смирение, трезвение, радость, кротость, нестяжание, целомудрие, воздержание и т.д.) над страстями (гордыня, тщеславие, уныние, печаль, гнев, сребролюбие, похоть, чревоугодие и т.д.), а это может быть только у того, кто проделал фронт работы по очищению души от страстей через  покаяние, послушание, молитву  и пост. 

Кстати, в современном православии понятие «добра»  уже начинает искажаться и приобретать гуманистические, светские  и человекоугоднические  оттенки.  В святоотеческой психологии понятие добра в подлинном его виде, не душевном, а духовном, имеет место в  связи с т.н. высшими добродетелями — не человеческой, а божественной  природы. Этих добродетелей четыре. «Итак четыре есть начальных добродетели: мудрость, мужество, целомудрие и правда и восемь есть других качеств, происходящих от излишества или недостаточности их и по сторонам их близко следующих, которые у нас именуются и почитаются пороками» (Св. Григорий Синаит, Добротолюбие, Т.5).

— Добрый и есть — умный?

— Почти, не считая того, что над подлинной добротой и добродетельностью души нужно трудиться и работать над искоренением  страстей почти всю жизнь. Телесный ум, наделённый богатой фантазией и воображением, может  без  труда сделать себя «добрым» за одно благое дело или милостыню, а духовный  ум и после тридцати лет послушания, поста и молитвы видит одни свои страсти и грехи, бесчисленные  как песок  морской. «Те умны, которые могут ясно различать добро от зла» (свт. Антоний Великий, т. 2).

Беседовала Светлана Коппел-Ковтун

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+