Перейти к основному содержанию

07:53 27.02.2020

Стамбульский томос – преступление без наказания

26.12.2019 18:03:27

Беседа директора радио «Радонеж» Евгения Никифорова с руководителем Пресс-службы УПЦ:

– Василий Семенович, прошел год со дня проведения на Украине так называемого объединительного собора. Его основатели судятся друг с другом, обвиняют в беззакониях. Что происходит?

– И этот собор, и тот же томос – мошеннические преступления с непонятно почему отложенным наказанием. Основанное на лжи и алчности не может существовать без склок. Филарет  заявил, что его преступные чада, руководители ПЦУ – Епифаний с Зорей, и в Бога-то не веруют. Даже выступил с обращением: если в Бога не веруете (это обычное для расколов дело), то хоть совесть какую-то имейте! Дескать, в октябрятах-пионерах ходили – должно остаться что-то. Платка воздушнее и проще письмеца.

Занятно другое. Когда Филарет и Порошенко с присными месяцами, вплоть до президентских выборов, лгали о томосе и о соборе, эту ложь вдохновенно распространяли все украинские СМИ. На филаретовских пресс-конференциях были десятки телекамер, транслировали и восторженно пересказывали каждое его слово. Сегодня, когда Филарет пытается поведать правду и о томосе, и о собрании в Софии, он не может найти и одной.

 

– Заговор молчания?

– Конечно. Не могут же наши СМИ сами себя высечь, признаться, что власть обманывала нас, а мы – всех вас! Они же самые свободные и независимые средства массовой, достоверной, правдивой  информации! А единожды солгавшим – кто поверит? Хотя Филарет с Порошенко – главные участники «предвыборной томосной аферы», как квалифицирует ее сегодня сам Михаил Антонович. Он же своего соучастия не отрицает, признается, что его Порошенко попутал и надул. Коварный молдаваниъ нашел для старухи проруху! Сладко стелил, а доживать выпер на помойку. Что такое созданная стамбульская «Святейшая Церковь Украины»? Это тот же раскольничий «Киевский патриархат» с примкнувшими к нему автокефалами и сотней приходов УПЦ, отбитых боевиками и властью. Он был создан с ноля самим Филаретом и Леонидом Кравчуком, бывшим главным атеистом в ЦК Компартии Украины. Филарет вместе с властью 27 лет взращивал этот раскол на лжи и беззаконии. Порошенко же, ложью ложь поправ, рейдерски оттяпал и передал детище Филарета алчному Стамбулу на блюдечке с голубой каемочкой – Епифанием. Правду об этом преступном беспределе Филарет и пытается донести общественности. В свою очередь порохоботы-думенковцы и Стамбул пытаются эту правду придушить. Вот и вся коллизия.

 

– Давай подробнее поговорим об объединительном соборе, на котором год назад и была создана СЦУ…

– Никакого объединительного православного собора Украины не было, поскольку в нем не участвовала Украинская Православная Церковь, окормляющая две трети всех православных страны. Да и наши расколы (УАПЦ и УПЦ-КП) не объединялись, они были ликвидированы. Что для них самих стало шоком.

 

– Почему?

– У нас все «первые за тысячу лет» украинские церкви создавались атеистической властью, церковные люди в этом не участвовали. В этот раз дату «объединительного собора» и создания автокефальной церкви объявил 5 декабря прошлого года Петр Порошенко, президент европейского правового государства, где церковь отделена от державы. Дата – 15 декабря, за две недели до начала президентской выборной кампании. Филарет сразу заявил, что надо провести собрания приходов, епархий, избрать делегатов, обсудить документы, которые будут приняты, собрать предложения, изменения и т.д. Собственно говоря, осуществить необходимые соборные уставные процедуры. Расколы полагали, что делегаты от 500 общин УАПЦ и четырех тысяч общин УПЦ-КП соберутся вместе, возьмут за основу предложенный устав, внесут изменения, примут все документы, обращения, изберут руководящие органы и общего руководителя, которого благословит Варфоломей и вручит ему грамоту о признании этого объединения автокефальной церковью. Как это делала, скажем, Русская Православная Церковь, предоставляя автокефалию Церкви Чешских земель и Словакии. 

 

– Но что-то пошло не так?

– Никто никаких собраний не проводил, документы не обсуждал, их вообще только перед голосованием в Софии увидели, они держались в страшной тайне. Приписали к каждому раскольничьему епископу по два человека (священника и мирянина) – вот и все делегаты. Списками заведовала Администрация президента. В делегатах прописались бывшие нардепы, писатели, атеистические религиоведы. Мой знакомый журналист-киевлянин оказался делегатом от епархии, в которой он вообще никогда не был. Согнать всех в нужное время и в нужном месте поручили Службе безопасности Украины, которая, как известно, переименовалась из КГБ, сохранив все традиции, навыки и методы. Поэтому с делегатами работали мытьем и катаньем. Раскольничьих епископов, по словам Филарета, коррумпировали, дали деньги, ручки выкрутили. Ну, и погнали в хвост и в гриву. Заодно СБУ получила задание заарканить как можно больше епископов из УПЦ и тоже их доставить на собор. Третировали и шантажировали всех, говорят, что от 10-15 добились согласия на участие, однако прибыли лишь двое из 95-ти епископов УПЦ. Еще одного СБУ похитила, пыталась доставить на собор, но его отбили депутаты Деркач и Новинский.

 

– А спешили из-за выборов?

– Вне всякого сомнения! Вся томосная афера была предвыборной. Политтехнологи напророчили Порошенко удвоение рейтинга. Он, как Клеопатра, на золотой колеснице с первым за тысячелетие метровым манускриптом на непонятном языке (могли бы и уважить ридну мову обретенных аборигенов), начертанном на священной козлиной шкуре (томосом), и с «первым со времен Ярослава Мудрого» украинским митрополитом, сиречь Думенко, будет шествовать городами и весями страны. Всеобщее поклонение конвертируется во всеобщую поддержку избирателей. Тысячи раскольничьих общин вместе с примкнувшими к ним униатами становились горячими благодарными агитаторами великого защитника «армии, мовы и веры». Такой пиар-ход и присниться не мог Тимошенко, Бойко или Ляшко с его вилами.

 

– А почему секретили документы?

– Конечно, в демократической стране стоило бы тот же устав вынести на всераскольничье обсуждение. Переслать эсэмэсками каждому – пусть думают, обсуждают. Но власть понимала, что какими бы забитыми и тупыми филаретовцы ни были, после обнародования никого из них в СЦУ палками не загонишь. Томос и устав СЦУ, по запоздалому прозрению Филарета, оказались подлой «стамбульской кабалой и неволей», не оставляющей и следа от былых раскольничьих самостоятельностей и вольностей. УПЦ, имеющая статус автономии в РПЦ, оказалась в сто раз свободнее и независимее, чем автокефальная СЦУ от Стамбула. Аферисты устав  передрали, надо полагать, у Элладской Церкви или даже у какой-нибудь Критской автономной Церкви. В Греции восемь миллионов греков содержат не только свою Элладскую Церковь (она у них – государственная), но и Константинопольского патриарха, который имеет в Греции ставропигии (тот же Афон), епархии под непосредственным или совместным с Афинами управлением. Это один народ, у них один патриарх – Варфоломей. Вот они такую же модель учредили в Украине, где раскол должен содержать вассальную СЦУ и посадить себе на шею самого Варфоломея. Кроме того, Стамбул оттяпал всю украинскую диаспору, ограничив деятельность СЦУ географическими границами Украины, а украинские общины за ее пределами должны подчиняться и содержать непосредственно Варфоломея.

 

– А это большое количество?

– Зеленский объявил, что украинцев в мире – 65 миллионов, гипотетически  диаспора – это половина украинцев мира. Крупные епархии есть в Канаде и в США, хотя они – англоязычные. Понятно, что, если бы расколы загодя знали этот устав, никто бы на собор не явился. Поэтому власть в сговоре со Стамбулом провела спецоперацию, дабы раскольники голосовали, подписывали и создавали то, не зная что. Обыкновенное мошенническое рейдерство. У Филарета, как у подслеповатой старухи, обитающей ныне в подъезде, отобрали квартиру и впустили в нее новых стамбульских хозяев. Было ваше, стало наше. Обыкновенная история. На иные наша бандитская власть просто не способна.

 

– Но ведь они могли внести изменения в устав на самом соборе и все сделать по-своему?

– Самое смешное, что они и этого не могли сделать, поскольку в розданном на соборе уставе записано, что он должен соответствовать томосу, в котором Варфоломей перечисляет условия, при которых признает СЦУ автокефальной церковью. Естественно, изменения можно вносить лишь те, которые этому томосу соответствуют. А сам томос привезли лишь через три недели после собора – на Рождество 2019 года. Его доставил из Стамбула опять же невмешателец Порошенко. Поэтому никто ничего не зачитывал, не обсуждал, не брал ни «за основу», ни «в целом», вообще никому слова не дали. Ручки подняли – ручки опустили. Я тогда писал, что людей погрузили на корабль, который еще и не подали к причалу.

Сам собор (без технической части – голосования бюллетенями), как уверяют участники, длился меньше журналисткой летучки – минут 15. Кроме стамбульца Эммануила Галльского, который почему-то вел мероприятие, выступили учителя и основатели «Святейшей Церкви Украины» – Петр Порошенко, который продекламировал свою обычную русофобскую оду прощавания, и руководитель религиозного департамента Минкульта львовский униат Юраш, который объявил о законности происходящих деяний. Денисенко (Филарету) и Малетичу (Макарию), «бывшим очильникам церковных групп», как они наименованы в уставе, слова не дали, как и прочим деятелям раскола. Будто это не они объединялись, а Порошенко с Юрашем и Эммануилом.

 

– Вполне по-большевистски: больше дел, а меньше слов?

– Большевики по сравнению с Порошенко – сущие демократы. В ноябре 1921 года большевистский руководитель Украины Григорий Петровский (в его честь был назван Днепропетровск) распорядился провести в той же Софии Киевской учредительный съезд революционной «первой за тысячелетие» национальной «церкви», собор так называемой самосвятской УАПЦ  Василия Липкивского. Тогда ЧК согнала 60 запрещенных старорежимными иерархами священников, три сотни национально-сознательных активистов, окружила их заботой и вниманием. В разоренном городе (поляки-интервенты, уходя, взорвали даже все мосты через Днепр), в наступающем великом голоде и холоде, в эпидемии тифа большевистская власть две недели (!) кормила и содержала делегатов. Даже где-то отыскали  бумагу, чтобы стенографировать их пространные выступления. На том соборе прозвучала не одна сотня речей, обосновывающих передачу всей власти в церкви от епископов – советам (церковным), упразднение монастырей и монашества, преследование «прислужников царата»- священнослужителей «тихоновской церкви» как врагов народа, запрет церковнославянского языка и украинизацию богослужения, запрет богословских и духовных книг и т.д. Издан пухлый том речей и постановлений этого самосвятского собора.

Вся духовная «сокровищница» объединительного порошенковского собора состоит из двух его собственных речей, произнесенных в Софии и на площади. Воинственно-атеистических и русофобских. Три странички – максимум. Ни Петровский, ни члены правительства (оно находилось в  тогдашней столице – Харькове) на собор не приезжали, киевские революционные власти и ЧК Лациса тоже не светились.

 

– А у Порошенко светились без меры?

– Не то слово. Я бы сказал, сей собор продемонстрировал «нечувану религийну свободу», гарантированное Конституцией максимальное невмешательство государственной власти во внутренние дела церкви. Начал Порошенко свое невмешательство с того, что привлек к своему предвыборному проекту руководителя иностранной церкви, заключив с ним тайный конкордат о взаимодействии, расплачиваясь церковной собственностью, экспроприированной атеистической властью у УПЦ. Дальше – больше: весь госаппарат был задействован под эту «церковну справу». На соборе это «невмешательство» представляли: лично президент Порошенко, расположившийся в центре президиума, голова Верховной Рады Парубий (второе лицо в державе), вице-премьер Зубко, министр Нищук, депутаты, экс-президент Ющенко, голова СБУ генерал Грицак, его заместитель генерал Кононенко, глава управления Госохраты генерал Гелетей, ответработники Администрации президента, сотня сотрудников СБУ, полиции, Нацгвардии, даже правоохранители с собаками у входа в Софию стояли. Делегатов завезли на автобусах, присланных администрацией, на территорию Софии через черный  вход, провели через металлоискатели, изъяли мобильные телефоны, включили глушилки. У делегатов не было возможности и «SOS!» передать на волю. Связь пропала даже на площади. Только вертолеты со снайперами над Софией не кружили!

 

– Это так охраняли?

– От кого? Кому они нужны? У нас, кроме разномастных майдановских боевиков, никто ни на кого не нападает. Все боевики – герои и коллективные члены раскола. Филарет мог и у себя провести это собрание. Все было организовано для запугивания, одурачивания самих раскольников. Для того, чтобы они проглотили абсолютную туфту, антиукраинскую, антинародную, антицерковную, и считали это великим подвигом и счастьем. Чтобы преступную, грабительскую грамоту (томос) почитали священным текстом тысячелетия и поклонялись ему. О чем без умолку и вдохновенно вещал президент и все порохоботские СМИ. К тому же надо знать этот раскольничий «непорочный клир»: там через одного, если не многоженатый, то вороватый, если не сын, то отец монаха. На каждого компромата – по горло. А тут подходит к нему, скажем, тот же глава СБУ Василий Грицак, одаривает задушевной, как у Лаврентия Павловича, улыбкой и спрашивает о делах. Понятно, что человек бледнеет, готов дрожащей рукой голосовать за что скажут и побыстрее свинтить.

 

– А почему власть не скрывала, а всячески выпячивала свое руководство церковным строительством? Ведь это запрещено Конституцией.

– Из самодурства и убеждения в безнаказанности. Легализация раскола и погром УПЦ были объявлены делом государственной важности. Поэтому держава в лице президента, парламента, правительства, губернаторов, спецслужб обязана не только помогать, а руководить этим делом. Раскольничий плебс должен лишь подвякивать и выполнять. Не его, мол, собачье дело, по какому уставу жить и какой грамотой руководствоваться. Стамбул не снизошел даже до того, чтобы выслушать пожелания и предложения по уставу и томосу.

После привоза в Софию расколы развели по разным углам: автокефалов в митрополичьи палаты, филаретовцев – в Малую Софию и дали команду провести «поместные соборы», самораспуститься и подписаться под этим. Делегаты офанарели. УАПЦ уже однажды, в 1992 году, при Кравчуке, на тогдашнем «объединительном соборе» распускали, и она три года билась в судах, пока ни восстановилась. Филарет в свою очередь заявил, что это, как в 1937-ом, «ликвидация без гарантий будущего». Однако им сказали, что это, как в «Коньке-горбунке», нырнуть и вынырнуть – непременное условие, и они уже через пару часов преобразятся из лживых и злобных проходимцев-святотатцев в высокодуховных пастырей тысячелетней церкви. Без всяких покаяний, душевных усилий, испытательных сроков, переосвящений и переаттестаций.

 

– Это их вдохновило?

– Надо полагать. Хотя для православного христианства в Украине такая практика, конечно, разрушительна. Я сомневаюсь, чтобы у себя в Греции греки какую-нибудь банду хулителей Церкви Христовой, полуграмотных, вороватых и лживых, оптом преобразовали в пастырей и допустили к алтарям, к детям в школы и к душам прихожан. Это опасно для духовного здоровья общества. Как бы то ни было, наши расколы приняли решение о самороспуске, предвкушая чудо собственного преображения. В это время порохоботские СМИ разнесли фейк, что на собор прилетает патриарх Варфоломей, и он уже в Борисполе.

 

– То есть был элемент давления?

– Конечно. Срыв собора уже грозил международным скандалом. Другим элементом давления была массовка на Софийской площади, куда на сотне автобусов свезли, как водится, бюджетников и раскольников для демонстрации всенародного ожидания и обретения неведомого доселе счастья. Была установлена сцена, с которой конферансьировал сам министр культуры Нищук, телеканалы вели прямую трансляцию с восторженными комментариями. Это, собственно говоря, был старт предвыборной кампании Петра Порошенко. Толпа на пронизывающем холоде до вечера ждала результатов.

 

– А почему мероприятие так затянулось, если собор длился 15 минут?

– Потому что одна часть раскольников во главе с Филаретом рассорилась с другой, не хотела в нем участвовать и пыталась разбежаться, не дожидаясь третьих петухов.

 

– Говорят, и греки хотели сбежать, и автокефалы, и Драбинко…

– Да куда ж там убежишь? Разве что прямехонько в казематы СБУ, знаменитое здание которой находится через дорогу. Здесь в советское время располагался КГБ, а в войну – гестапо. Либо прорываться через толпу на площади. Ее привезли с утра, на пару часов, пускали по паспортам, поставили палатку обогрева, но она не спасала. Там даже при небольшом морозе – собачий холод, с сыростью, которую тянет от Днепра. Поэтому отрепетированные слезы радости вскоре превратились в ледышки, а стоять пришлось восемь часов. Организаторы уже не знали, кого на сцену тащить. Народ в общении стал массово переходить с государственного языка на общенародный язык агрессора, причем первыми перешли правоохранители. Любого беглеца затоптали бы.

 

– Даже стамбульцев?

– Греки хотели бежать, как говорят, еще накануне этого собора. Ведь власть брала обязательства доставить на него не только всех «епископов» раскола, но и полтора десятка архиереев УПЦ. Но первая же доставка СБУ 14 декабря митрополита Агапита обернулась скандалом – форменным похищением епископа на Буковине, привозом в Киев и заточением в гостинице под надзором спецслужб. Его освободили депутаты Деркач и Новинский со своей охраной. Хорошо, что обошлось без перестрелки. Но было неизвестно, сколько делегатов таким образом были доставлены. Ведь не у всех были такие защитники. Может, филаретовцев и автокефалистов вообще в багажниках в Киев свозили. Если бы митрополит Агапит не испугался, а сразу бы дал пресс-конференцию по итогам своего освобождения, собор вообще бы накрылся медным тазом. Ведь властям и стамбульцам пришлось бы разъяснять общественности, чем отличается бандитская сходка  от христианского собрания. Каким бы авантюристом ни был посланец Варфоломея Эммануил Галльский, такая перспектива его вряд ли устраивала.

 

– Но стамбульцам тоже не дали сбежать?

– По рассказам филаретовцев, власть и СБУ, которые опекали греков,  заявили им, что в Борисполе метель-завируха, полное обледенение, самолеты не летают, и им, как десяти негритятам, придется пережидать непогоду в Софии Киевской. По дополнительной версии, греки прикинули, что если спецслужбы не смогли затянуть УПЦ на собрание, то соотношение делегатов 1:4 в пользу Филарета. Он будет править бал, все прочие – статисты. Филарет примет любые решения, а стамбульцы просто легализуют своим присутствием раскол и анафематствованного ересиарха, который, как уже бывало, самоизберется, поблагодарит Стамбул и сразу же выгонит всех греков в три шеи, поскольку на дух их не переносит. Ради этого и метель уляжется. Это был второй повод смыться.

Впрочем, стамбульцы, видя, какие рога с копытами и каким образом в Киеве «объединялись», сами не были до конца уверены в успехе аферы. Ведь когда Порошенко с правительственным десантом, куда вошел уже и министр обороны Полторак, нагрянули 6 января на Фанар для сто раз анонсированного подписания томоса, никого, кроме Варфоломея, отловить не смогли. Грамоту-то должны были подписать не только Варфоломей, но и все члены Стамбульского синода, которых в Стамбуле как-то не обнаружилось. Потому томос и возили туда-сюда: из Стамбула в Киев, из Киева в Стамбул и обратно.

 

– Греки тоже оказались в заложниках?

– Все были заложниками собственной лжи и желания, отхватив свое, кинуть партнера. Стамбульцам отводилась роль истеричных запугивателей: будете артачиться, плюнем, уедем, а вам придется расползаться не солоно хлебавши, уже саморазогнанными и безо всякого томоса. Ведь липкивцы-самосвяты в советское время тоже самораспустились и исчезли, яко дым. С другой стороны, истерия стамбульцев, о которой говорят филаретовцы, была на руку властям. Дескать, узрев раскольничий серпентарий, греки решили бежать, и если бы хитроумные чекисты, по команде Порошенко, их не задержали, не доставили на собрание, не приковали, как прометеев, к президиуму и героически не додержали бы до победного конца, сбежали бы.

 

– А УАПЦ тоже готова была убежать?

– Стояли на низком старте. Если бы Филарет сам стал руководить собранием и подмял его под себя, а у него были такие возможности, то сбежали бы. Они больше всего этого боялись, ведь руководители УАПЦ, включая Макария Малетича, были запрещены именно Филаретом, он для них был «исчадьем КГБ и советов». Макарий после собора свои структуры не хотел ликвидировать, пока филаретовцы не ликвидируют свои.

Словом, в эту паучью банку расколы и греков могли согнать лишь СБУ и государство. Их же и завозили, аки татей, под конвоем, через черный ход. Почему, скажем, филаретовских делегатов собрали на Пушкинской еще до рассвета, погрузили в автобусы? Чтобы пересчитать, дособирать для кворума. Ведь до сих пор точно неизвестно, сколько было делегатов и на каком основании они таковыми числились. Зачем было их перевозить? Они сами не могли проехать одну остановку метро или две – маршруткой? Или пройтись пешком, войти в Софию по красной дорожке, а не огородами. Под софитами и под восторженные возгласы свезенных раскольников! То же самое и с автокефалами, которым с Трехсвятительской топать всего пять минут. Почему максимально ограничили их общение с прессой и вообще перекрыли любые контакты с внешним миром? Чтобы не разбежались и не наболтали лишнего. Еще и мульку в СМИ запустили: дескать, собор проходит по Ватиканской традиции, взаперти и в молитве делегаты избирают предстоятеля! Будто и впрямь президент Итальянской республики с генералами спецслужб, нариками и прочей мафией заточаются в изолированном помещении вместе с кардиналами и возят последних фейсами по полам, пока они ни изберут нужного папу. Я вообще думаю, что с делегатов взяли подписку о неразглашении. Ведь год прошел, а никто не разродился воспоминаниями о своем участии в этом судьбоносном событии. Даже Павел Мовчан, старый коммунистический поэт, ни одной поэмы не наваял!

 

– Почему и Филарет, и Порошенко заявили о многочасовой битве, произошедшей на соборе? С кем они бились?

– Друг с другом. Петр Алексеевич – стратег, он не только хотел создать объединенную карманную псевдоцерковь, но и протянуть в руководители своего ставленника – Симеона Шостацкого из Винницы, одного из двух иуд Православной Церкви. Казалось бы, у Симеона шансов не было, но если разделить филаретовцев на две части, выдвинув от них не одного, а двух кандидатов, они появлялись, ведь в финале выбирали одного из трех. Троянским конем оказался некий филаретовский Луцкий «епископ» Михаил Зинкевич, который заявил, что он тоже будет выдвигаться вместе с Епифанием от филаретовства. Ну, и разыгралась в Малой Софии многочасовая битва престолов. Наконец, Филарет плюнул, заявил, что покидает этот собор. Началась паника. Вызвали президента. Он прилетел на всех парах, устроил головомойку эсбэушным генералам: ничего поручить нельзя! Ни похитить епископа без скандала не могут, ни склоки унять! Все надо делать самому! Вместе с Парубием взялся уговаривать Зинкевича не выдвигаться, а Филарета – не убегать. Битва разгорелась с силой новой, в результате Зинкевич снялся, Филарет остался.

 

– После чего собор и начался?

– Вначале делегаты испытали очередной шок. Когда они зашли в Великую Софию, то увидели, что четыре стамбульских епископа захватили президиум.  Филаретовцы полагали, что греки могут быть наблюдателями, гостями, но никак не руководителями собора. Пятым туда вставили Симеона Шостацкого, накануне принятого Варфоломеем в Стамбульскую церковь. По центру стола водрузился президент Порошенко. И только два места дали «бывшим руководителям церковных групп» – Филарету и Макарию. Они были одиноки, как два тополя на Плющихе. Следующим шоком стало ведение собрания посланником Варфоломея Эммануилом Галльским. Рабочим языком мероприятия был объявлен английский.

 

– Для чего? Чтобы меньше понимали происходящее?

– Конечно. Если из 160-180 человек один не знает украинского языка, то рядом с ним надо поставить переводчика, а не раздавать 180 наушников всем делегатам, как это было сделано. Один делегат так прокомментировал это действо: пока на коленке пытался прочесть текст устава и разобраться с радионаушниками – за все уже проголосовали! Без обсуждения и возражений. И приступили к выборам руководителя.

 

– Но ведь устав – это главное при учреждении новой организации!?

– Безусловно. Они на соборе совершили только два деяния – утвердили устав и избрали руководителя. При этом нарушили все, что возможно. На этом учредительном собрании они даже не согласовали название организации, которую учредили. В томосе Варфоломей повелевает именовать ее «Святейшая Церковь Украины» (СЦУ), однако в заголовке Устава, созданного на основе томоса, она уже именуется «Автокефальная Православная Церковь Украины» (АПЦУ), а в самом Уставе – ПЦУ. Полный бардак. И это же учредительные документы!

Устав они не имели права принимать, поскольку он не прошел обсуждения, не соответствует ни томосу, которого тогда еще никто в глаза не видел, ни украинскому законодательству, ни практике автокефальных церквей. Причем запрет на такие деяния указан в самом уставе, где сказано, что устав принимается Собором и изменения в него вносятся «исключительно в духе томоса». А если люди что-то принимают, не зная не только духа, но и буквы, – это мошенничество. Томос-то появится через три недели.

 

– Какие еще нарушения ты бы выделил?

– Их множество. Можно пройтись по пунктам. Первый пункт устава передрали даже не из Элладской, а какой-нибудь Критской автономной церкви, поскольку там указано, что ПЦУ является «неотъемлемо единой» со Стамбульской церковью, а «через нее со всеми другими» Православными Церквами. Это как если бы Болгарская Церковь была в единстве с другими через Румынскую.

Во втором пункте указано, что ПЦУ в своей деятельности «руководствуется» томосом, которым «был дан» автокефальный статус. Дата «дачи» пропущена, ее, видимо, пришлось вписывать не задним, а передним, в три недели, числом. Что вообще абсурдно. Она обозначена в томосе самим Варфоломеем – 6 января 2019 года.

 

– Собор надо было проводить после 6 числа?

– Конечно. Как же руководствоваться тем, не зная чем? Но выборная кампания уже началась, поэтому Порошенко гнал коней. Иначе томос-тур был бы сорван. Филарет говорит, что он о содержании томоса вообще узнал пару месяцев спустя. А узнав, объявил его стамбульским «ярмом и неволей», провел собор своего раскольничьего Киевского патриархата и объявил о выходе из ПЦУ. За что и стал гоним.

Третий пункт говорит о смешанной стамбульско-киевской комиссии по решению вопросов ПЦУ, не предусмотренных уставом. То есть то, что находится за пределами «ярма и неволи», но требует уставного регулирования, то и это надо решать с греками. Это вмешательство во внутренние дела церкви и державы.

Четвертый пункт провозглашает, что «членами ПЦУ являются все (!) православные христиане этой страны, независимо от их национальности». Не «могут быть», а являются! У нас, что, крепостное право? А как же свобода совести? А как же стамбульские ставропигии в Украине? Этим же пунктом постулируется, что все православные христиане украинского происхождения в диаспоре «отныне» окормляются Стамбулом. Это нарушение и ограничение прав миллионов наших граждан-заробитчан. С чего это сербы окормляются сербами, румыны – румынами, а украинцы – греками!?  

И так можно по каждому пункту. Это Устав неотделенный от государства Церкви, причем Церкви, имеющей статус юридического лица, с жесткой иерархической вертикалью духовной власти и имущественных прав.

 

– Это противоречит украинскому законодательству?

– Конечно. Любопытно другое. Порохобот Юраш, который этими документами занимался, прослыл у нас горячим поборником свободы приходов, их права плюнуть с высокой горы на любое священноначалие, сменить свою юрисдикцию и перейти вместе с имуществом в любую церковь. В уставе ПЦУ почему-то это право не отражено. Приход как основной  кирпич церковной структуры вообще не упоминается. Почему юрашевская свобода не распространяется на пэцеушников? Почему не прописаны их права плюнуть на Епифания, Варфоломея, вернуться в филаретовский раскол или перейти в родную УПЦ? У Юраша и его конторы ведь огромный опыт по смене юрисдикций подлогами, тайными перерегистрациями, мордобоями, рейдерскими захватами. Стоило бы эти практические наработки упорядочить и отразить в уставе своего собственного детища. А то для ПЦУ – монархия, для всех остальных – демократия и махновщина.

 

– Но ведь Юраш таки зарегистрировал устав?

– Филаретовцы как раз и добиваются, чтобы им показали зарегистрированный устав, чтобы иметь возможность хлопотать об открытии уголовного дела. Устав не соответствует украинскому законодательству. Если Юраш зарегистрировал тот вариант, который был роздан на соборе, – это одно преступление, а если внес в него изменения – другое. Это будет уже подлог, поскольку собор никаких изменений и исправлений в него не вносил и за них не голосовал. В любом случае Юраш должен сидеть за решеткой в темнице сырой. И оттуда уже давать интервью, как государство не вмешивалось в проведение собора и в создание ПЦУ.

 

– Ты говорил, что и выборы прошли с грубейшими нарушениями?

– Не то слово! Делегаты приняли Устав ПЦУ и согласно ему стали избирать руководителя. В уставе указано, что выборный процесс на соборе проводит «старейший по хиротонии» архиерей ПЦУ. Таковым, конечно, является Филарет, а никак не Эммануил Галльский, который по Уставу вообще не имел права вести собор, поскольку является представителем другой церкви. И все стамбульские архиереи с челядью не имели права быть делегатами и принимать участие в выборах. Ведь румынские епископы не избирают Болгарского патриарха. Симеон Шостацкий, согласно уставу, был включен в постоянные члены Синода ПЦУ как «бывший руководитель церковной группы», но он не был никаким руководителем, а на время собора был епископом Константинопольской Церкви. Поэтому он тоже не имел права, как иностранец, участвовать в выборах руководителя ПЦУ и избираться.  Устав был нарушен и в самом процессе избрания: согласно уставу, «архиереи» тайным голосованием избирают трех претендентов из своих рядов, а затем весь собор из этих трех избирает одного. Руководители собора поставили этот процесс с ног на голову: всем собранием избрали трех кандидатов из числа епископов, а затем сами епископы из трех выбрали одного. Чем, конечно, нарушили «сакральный» смысл происходящего: руководителя должны выбирать не руководители, а народ.

 

– А для чего это надо было делать?

– Форменное мошенничество. Эсбэушникам легче обработать десять и без того подкаблучных «епископов», чем 30 мирян. Всеми способами пропихивали в руководители приятеля Порошенко – Симеона. Поэтому в нарушение устава и иностранцев подтянули к голосованию, и президиум был стамбульский, и порядок голосования поменяли. Но глубина проработки СБУ филаретовского «материала» все-таки впечатляла: доселе неведомый расколу балагур и иуда Симеон проиграл Епифанию всего 8 голосов (28 против 36). Филаретовцы, составлявшие три четверти собрания (130 человек из 180-ти), едва смогли избрать своего претендента. Против него голосовали не только греки и автокефалы, но и часть филаретовских «епископов». Коих истовые филаретовцы немедля объявили купленными и продажными.

 

– Но почему Порошенко заявил о своей победе, коли руководителем стал филаретовский ставленник?

– Действительно, после избрания Епифания Порошенко поволок его на площадь и восторженно, под софитами, представлял юного руководителя городу и миру. Хотя это должен был делать либо председательствующий на соборе Эммануил (который сразу куда-то свинтил), либо объявленный «пожизненным наставником СЦУ» Михаил Денисенко (Филарет). Порошенко в своей обычной экзальтированной русофобской декламации произнес слова известной песни: «До свиданья, наш ласковый Миша, возвращайся в свой сказочный лес». Все подумали, что это, как водится, о немытой России, но только немногие поняли, кого на самом деле троллил президент.

 

– Михаила Антоновича?

– Конечно. И власть, и греки, и автокефалы более всего боялись, что Филарет, как уже бывало, сам себя изберет, ведь подавляющее большинство делегатов – его чада, своим существованием они обязаны только ему. Он много раз публично им говорил: не было бы меня – не было бы вас. Когда стали выдвигать кандидатов в руководители, он, побарабанив пальчиками по столу, заявил: а я, пожалуй, тоже, как простой архиерей, поучаствую в этих выборах. Греки окаменели, из широкой груди Симеона Шостацкого вырвался такой стон, что перепуганные вороны разлетелись с софийской колокольни. Он запричитал: ваша святость, ваша святость, вы же обещали не выдвигаться! Эммануил, оказывается, готовился к такому повороту событий, поэтому достал подписанную Филаретом цидулку о том, что он не претендует на руководство СЦУ. Говорят, что его Зоря убедил загодя ее подписать. И здесь был кульминационный момент. Филарет окинул взором собрание, а в ответ – гробовая тишина. Он понял, что его предали.

 

– А он рассчитывал на иную реакцию?

– Безусловно. А для чего Филарет на собор тащил этих всех мовчанов, саганов, которые десятилетиями ему славу рокотали? У нас же в традиции отказываться от власти, и не один раз. Согласиться лишь по настойчивым требованиям трудящихся. Филаретовцы должны были взбунтоваться: это безобразие, договорняки, цидулки, ограничения, кому можно избираться, кому нет – уставом не предусмотрены. Это нарушение, мы должны сами избирать себе руководителя, а не закулисье. И т.д. и т.п. Вписываете его имя в бюллетень – а там посмотрим. Думаю, он победил в первом же туре. Да ведь и обстановка была соответствующей: Зинкевич бунтует против Думенко, претенденты не хотят примириться, а с ними разделена и паства, составляющая 80-90 процентов СЦУ. Только Филарет, наступив на горло собственной песне, может собрать расточенное, согласившись на свое избрание. Во имя единства, согласия и, конечно же, независимой украинской державы. Полагаю, такая задумка была, иначе Филарет не выдвигался бы, а Эммануил не носил бы за пазухой бумажку с его отречением. Но такой сценарий Порошенко с бдительной СБУ разрушили, отправив ласкового Мишу в лес. Это и была победа.

 

– Но ведь он остался «почетным патриархом» СЦУ?

– Филарет хотел остаться регентом при своем желторотом оруженосце Епифании, руководить СЦУ, а Думенко держать на посылках по внешним сношениям. К тому же Филарету обещали, что после этого стамбульского собора (где греки всем заправляли), пройдет уже свой, украинский собор независимой церкви, который зачистит всех греков и раков. В январе устроили всеукраинские торжества в честь 90-летия Филарета, его на специальном заседании Верховной Рады чествовали все ветви власти, он стал третьим после архиепископа Лонгина и Блаженнейшего Владимира священнослужителем – «героем Украины». Ублажили по полной программе.  

Однако стоило власти Порошенко покачнуться, Михаил Антонович восстал, объявил и томос, и собор предвыборной аферой президента и попытался все вернуть на круги своя. Он стал опасным и для стамбульского раскола – СЦУ, и для Порошенко с соратниками, организаторами и исполнителями этой аферы. Поэтому Филарета решили зачистить, причем руками его собственных чад – Епифания, Зори и прочих. Юные хищники уже повзрослели и вместе с порошенковскими недобитками во власти стали затягивать удавку на шее своего отца-расколоучителя. И делают это весьма успешно, отобрав у Филарета все, до чего дотянулись. Непредавшие своего патрона филаретовцы опасаются, что старика попытаются залечить, «утрупить». Говорят, что одна такая попытка уже была.

 

– А чем же Филарет опасен, коли от него все отвернулись?

– Все понимают, что миф о томосе и СЦУ продержится до первого честного фильма об этих преступлениях, показанного по украинским телеканалам. А если разоблачения будут исходить от «пожизненного духовного наставника СЦУ» – епифаньевцев и их покровителей побьют камнями.

 

– А как относятся к этим склокам в Украинской Православной Церкви?

– Всех участников томосной аферы – Порошенко, Филарета, Варфоломея, Думенко, Шостацкого и прочих – объединяла одна, но пламенная страсть – богоборчество. Они еще не успели создать свою структуру, зарегистрировать устав, переоформить свои общины и епархии, а уже начали масштабные погромы приходов УПЦ, тысячелетней Церкви Христовой на Украине, их захваты, разбои и перерегистрацию в СЦУ. Когда недоподписанный томос лишь в первый раз привезли в Украину, губернаторы и юраши уже докладывали президенту, сколько общин будут переведены в СЦУ и брали обязательства. Они не свое стремились созидать, а разрушить, захватить чужое. Они возвели хулу и подняли руку на Церковь-мученицу и лагерницу, прошедшую через атеистические гонения, растянувшиеся на 70 мучительных лет. На ошельмованную «партией войны» Церковь-миротворицу, стремящуюся остановить братоубийственный конфликт на родной разоренной земле Донбасса, соединить страну узами братства и согласия. Они разрушили всеправославное единство, взогрев захолустный графоманский греческий этнофилетизм и посеяв распри между Православными Церквами. Все они преступники и одной ложью мазаны.  

 

– А на Украине за ложь привлекают к ответственности?

– Говорят, что в Америке за ложь дают большие сроки, чем за кражи. Но Украина не США. Дело не только во лжи. Порошенко своей томосной аферой попрал сами основы Украины как правового, светского государства. Когда в 1992 году президент Кравчук занялся «объединением» церквей, созданием филаретовского раскола, крупнейшие украинские юристы дали развернутый анализ этих деяний. Он был подписан народным депутатом, председателем Всемирного конгресса украинских юристов Сергеем Головатым (который затем был министром юстиции в нескольких правительствах, а сейчас – заместитель председателя Венецианской комиссии) и опубликован в парламентской газете «Голос Украины». Одно перечисление положений Конституции, статей законов Украины и положений международных правовых актов, которые нарушил Кравчук с подельниками, заняло целый разворот. Кравчук «заработал» на многолетнее заточение с конфискацией. Но он был при власти, а сменивший его Кучма решил не отправлять первого же президента независимой страны за решетку. Порошенко многократно превысил «достижения» Кравчука и, безусловно, намотал на два пожизненных срока за антицерковные преступления. Будем надеяться, что новая власть не умоет ручки, злодеяния будут осуждены, а преступники наконец-то покараны.

 

– Спасибо за обстоятельную беседу!  

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+