Перейти к основному содержанию

00:00 23.04.2019

Уранополиты и воинствующие атеисты против св. Николая Японского

04.04.2013 17:11:05

После трагического убийства  замечательного миссионера о. Даниила Сысоева в церковной среде возник живой интерес к его концепции уранополитизма (небесного гражданства). При всем уважении к подвигу убиенного миссионера я нахожу эту концепцию противоречащей православной традиции, поскольку согласно ней  служение Отечеству (земному) противоречит христианской идее Небесного гражданства. В своей статье «Уранополитизм против патриотизма Основ социальной концепции РПЦ» (http://sozidatel.org/vera-i-czerkov/1847-uranopolitizm-protiv-patriotizma-losnov-soczialnoj-konczepczii-rpczr.html) я разбирал антипатриотическую идеологию уранополитизма на примере доклада о. Алексея Шляпина, последователя убиенного миссионера о. Даниила Сысоева. О. Алексей утверждал, что «патриотизм - это мировоззрение языческое. Это одна из болезней церковного сознания»[1].   В своем докладе о. Алексей в чем-то зашел дальше о. Даниила Сысоева, хотя я бы не сказал, что он извратил учение убиенного иерея. Напротив, о. Алексей, в отличие от о. Даниила,  не замарался апологией нацистского прихвостня ген. Власова. И все же оценки патриотизма у о. Алексея звучат довольно жестко.

Объем статьи не позволил мне разобрать все аргументы о. Алексея, высказавшего несогласие как с патриотическим пунктом «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви», принятых на Архиерейском Соборе 2000 года, так и с патриотическими высказываниями наших святых. Здесь же я хочу разобрать отдельно вопрос с позицией св. Николая Японского во время русско-японской войны, которая также вызвала неодобрение о. Алексея Шляпина (и о. Даниила Сысоева).

Св. равноапостольный Николай Японский прославился как замечательный миссионер, положивший начало Японской Православной Церкви. Русскому апостолу Японии было суждено пережить русско-японскую войну. Нетрудно понять, что он оказался в весьма двусмысленном положении. Будучи русским патриотом, желая победы  России в русско-японской войне, он благословил православных японцев молиться о победе своего Отечества и сражаться за него. Сторонники патриотизма нередко опираются в спорах с уранополитами на св. Николая Японского. Его пример особенно замечателен, ведь он указывал на необходимость служения Отечеству японским христианам, гражданам языческой, а не православной страны, утверждая ценность любви к Отечеству независимо от того, какую веру его граждане исповедуют: «Любовь к Отечеству естественна и священна. Сам Спаситель из любви к Своему земному Отечеству плакал о несчастной участи Иерусалима. Итак, начнётся война... всегда усердно молитесь за ваше Отечество, как подобает добрым христианам-патриотам... Думаю, что употребление колоколов на это время лучше прекратить, чтобы не раздражать... тех, которые не успели или не хотели понять, что здесь не русская церковь, а вполне японская»[2]. Если о. Даниил Сысоев, основатель идеологии уранополитизма, в статье «2 Мировая война и честность» о предателе ген. Власове  говорит, что «согласно Библии государственная измена не включена в список грехов»[3] (стало быть, предательство Власова – не грех), то св. Николай говорит: «В «Иородзу-иёохо», газете плохой репутации по части правдивости, напечатано вчера, будто я «употребил 20 тысяч [й]ен на подкуп шпионов из японцев» в пользу России! Так! Да я бы выгнал японца, если бы он и без всякого подкупа стал набиваться в пользу чужой для него России изменить своему собственному отечеству!»[4]. В дневнике святителя находим следующие его слова, обращенные к японцам: «Молитесь Богу, чтоб Он даровал победы вашему императорскому войску, благодарите Бога за дарованные победы, жертвуйте на военные нужды... сражайтесь не из ненависти к врагу, а из любви к вашим соотчичам... Словом, делайте всё, что потребует от вас любовь к Отечеству»[5].
Эта позиция св. Николая осуждена в докладе священника Алексея Шляпина ( в параграфе «Война между Христианами»), опиравшегося на мнение о. Даниила Сысоева:

«война между Христианами – это явление крайне возмутительное и греховное. Христианин в этом случае не должен слушаться правительства и не должен участвовать в войне. Ситуацию со свт. Николаем Японским нельзя считать нормальной. Патриотизм довёл свт. Николая Японского до ошибки,- во время войны он благословил японских Христиан воевать против русских Христиан. Для японцев эта война, насколько я понимаю, не была оборонительной. Жизни и чести их жён русские не угрожали. Т. о., православные японцы не должны были воевать против православных же русских. И благословение свт. Николая японцам на патриотическую позицию нельзя считать правильным. Он не должен был благословлять Христиан воевать против Христиан. Это ошибка. Подлинно Христианской позицией для православного японца в той ситуации был отказ от участия в войне с православными русскими. Но такая позиция и требовала наибольшего мужества. Поскольку, участник войны может быть убит, а может остаться жив; а отказавшийся точно пострадает от властей. И не каждый способен отказаться. И бывает, что Христиане воюют против Христиан. Но, людей будет судить Бог. А от нас требуется - осудить грех. И назвать вещи своими именами, а не подгонять идеал под действительность»[1].
Т.е., если я правильно понял о. Алексея Шляпина, участие японцев-христиан в войне на стороне своего земного Отечества, Японии,  – все же грех, хотя, возможно, и не смертельный. Здесь я, разумеется, не согласен с о. Алексеем, и целиком разделяю позицию св. Николая. Да, о. Алексей прав, что для японцев война эта не была оборонительной, но она не была оборонительной ни с той, ни с другой стороны. (Хотя надо сказать, что японцы первые начали боевые действия, причем без объявления войны. Что ж, позднее, в результате второй мировой войны они жестоко поплатились за свой милитаризм). На самом деле Япония и Россия воевали на чужой территории за сферы влияния.  Это была война не между Православием и буддизмом (или синтоизмом), а война двух империй. Вот что пишет св. Николай Японский о причинах  поражения России в русско-японской войне: «А русскому Правительству всё кажется мало, и ширит оно свои владения всё больше и больше; да ещё какими способами! Манчжуриею завладеть, отнять её у Китая, разве доброе дело? ..."Зачем вам Корея?"— вопросил я когда-то адмирала Дубасова. "По естественному праву она должна быть наша, — ответил он, — когда человек протягивает ноги, то сковывает то, что у ног; мы растем и протягиваем ноги, Корея у наших ног, мы не можем не протянуться до моря и не сделать Корею нашею". Ну вот и сделали! Ноги отрубают! И Бог не защищает свой народ, потому что он сотворил неправду. Богочеловек плакал об Иудее, однако же, не защитил её от римлян... Исстрадалась душа из-за дорогого Отечества, которое правящий им класс делает глупым и бесчестным»[6]. Из этой мысли св. Николая следует, что его патриотизм совершенно чужд какого-то национального превозношения, с чем обычно уранополиты связывают патриотизм вообще. Святитель видит одной из причин поражения России имперские амбиции русского правительства, и Божье наказание за это. Это может не понравиться многим патриотам, и может понравиться многим уранополитам. У о. Даниила Сысоева есть похожие рассуждения о причинах бед, постигших нашу страну. Только акценты он там расставлял неправильно. И, кроме того, мы видим, что святитель страдает «из-за дорогого Отечества», чего мы совершенно не можем заключить из статей о. Даниила и других уранополитов. К тому же св. Николай грехом, за который Господь наказывает Россию,  считал не только неверие в Бога и национальную гордость, но и отсутствие любви к Отечеству: «Наказывает Бог Россию, то есть отступил от неё, потому что она отступила от Него… Без Бога, без нравственности, без патриотизма народ не может самостоятельно существовать.  гнилой труп она по нравственности, в грязного скота почти вся превратилась, не только над патриотизмом, но над всяким напоминанием о нём издевается. Мерзкая, проклятая, оскотинившаяся интеллигенция в ад тянет и простой, грубый и невежественный народ… Душа стонет, сердце разорваться готово»[7]. Этот упрек можно отнести и к определенной части современной интеллигенции, но уранополиты явно считают грехом только национальную гордость, которую отождествляют с патриотизмом.

Но обратимся к уранополитическому докладу о. Алексея Шляпина. Свою позицию относительно патриотизма св. Николая о. Алексей подкрепляет позицией убиенного о. Даниила Сысоева, основоположника концепции уранополитизма: «В этом я согласен со свящ. Даниилом Сысоевым: “Почему я не согласен со св. Николаем. У нас есть совершенно аналогичный пример мучеников фиванского легиона, которые отказались убивать христиан, и за это были полностью казнены. По человечески св. Николая понять можно. его Церкви угрожало полное уничтожение, но христианским идеалом считать это нельзя. Ложная посылка, что патриотизм - это хорошо, привела его к не обоснованному на Писании решению” Так что, благословение свт. Николаем японских Христиан на войну нельзя считать Христианским образцом. Я уже упоминал про пример одного турка Христианина, который отказался воевать против греков и умер как мученик.

Итак, Христиане не имеют права воевать против Христиан» [1].
На мой взгляд, мученики Фивейского легиона о. Даниилом Сысоевым совершенно напрасно противопоставляются св. Николаю Японскому. (Примеч.: цитата о. Даниила Сысоева взята о. Алексеем Шляпиным из комментариев о. Даниила к его же (о. Даниила)

статье «Кто для нас свой, а кто чужой»[8]). Дело в том, что Фивейский легион участвовал в подавлении восстания галлов. После подавления «император Максимиан Геркулий издал приказ о том, чтобы вся армия должна присоединилась к жертвоприношениям римским богам за успех их миссии. Приказ включал убиение христиан (вероятно, в качестве жертвы римским богам). Только Фивейский легион посмел отказаться исполнить приказ…Фивейский легион послал Максимиану, который все еще гневился, ответ, столь же лояльный, как и храбрый: "Император, мы - твои солдаты, но также и солдаты истинного Бога. Мы несем тебе военную службу и повиновение, но мы не можем отказываться от Того, кто наш Создатель и Властитель, даже при том, что ты отвергаешь Его. Во всем, что не противоречит Его закону, мы с величайшей охотой повинуемся тебе, как мы это делали до настоящего времени. Мы с готовностью выступаем против своих врагов, кем бы они ни были, но мы не можем обагрять наши руки кровью невинных людей (христиане). Мы приняли присягу Богу прежде, чем мы приняли присягу тебе…"»[9].
Прошу обратить внимание на следующие слова: «Мы с готовностью выступаем против своих врагов, кем бы они ни были, но мы не можем обагрять наши руки кровью невинных людей (христиане)». «Кем бы то ни были», т.е. и христианами, возможно, тоже. Но участвовать в казни невинных людей (христиан) они отказались. Ключевое слово – «невинные», т.е., скорее всего, в восстании они все же не участвовали. Я не вижу разницы между убийством невинных людей из христиан или нехристиан. Это одинаково не богоугодное дело. Неужели фивейские мученики согласились бы убить невинных и беззащитных людей, если бы те были язычниками? - Если это было бы так, то чем бы они в таком случае отличались бы от фашистов? Да и убийство пленных врагов (т.е. даже не невинных) – тоже последнее дело. Совершенно очевидно, что этот эпизод из истории христианства несопоставим с той исторической ситуацией, в которой оказался св. Николай Японский и его паства.

Я не совсем понял, что же, по мнению о. Алексея Шляпина, должны были делать японцы-христиане? Очевидно, он имел в виду то, что они должны были уклониться от участия в войне. Однако из его дальнейших рассуждений (в следующем параграфе «Критерий позиции Христианина») можно сделать и другой вывод – они должны были вообще действовать против собственной страны и собственного народа (теперь уже не собственного, ибо, по мнению уранополитов, японец или узбек, принимающий христианство, тем самым перестает быть японцем или узбеком): «Если война между единоплеменниками и единоверцами, Христианин должен выступить против единоплеменников в защиту единоверцев (если единоверцы не выступают в роли агрессора или объективно неправой стороны, – в этом случае Христианину стоит уклониться от участия в войне)»[1]. Ведь Россия не являлась агрессором для Японии в этой войне, как заявил выше сам о. Алексей. Впрочем, возможно, о. Алексей это вовсе не подразумевал.
В «Докладной записке иеромонаха Николая директору Азиатского Департамента П. Н. Стремоухову» святитель говорит о причинах неприятия христианства в Японии, причинах жестоких гонений на христианство (католичество). Дело в том, что католики, по своей всегдашней привычке смешивать политику и религию, превратили японских христиан действительно в некую пятую колонну, враждебную языческой Японии в целом. Вот что пишет св. Николай: «”Христианская религия хороша, но она не годится для моей страны”, был короткий ответ Хидеёси одному епископу, протестовавшему против его запретительных эдиктов. И этот ответ достаточно характеризует образ мыслей Хидеёси. Он знал христианство и ценил его, но в то же время находил нужным изгнать его. Какая причина? Иной не могло быть, кроме той, что он считал христианство опасным для страны. Ему нужно было, собственно, не изгнание христианства, а изгнание европейцев, прекращение интимных сношений с ними и чрез то ограждение страны от их алчности. Пожаловаться на безрезонность и самодурство японских гонителей христианства нельзя: это не были взбалмошные Нероны, Галерии; они считали обязанностию сами знакомиться с христианством и изучали его так беспристрастно, что прямо находили его хорошим, и не стеснялись говорить это своим врагам. Чья вина, что христианство являлось им наполовину политическою интригой самого опасного свойства? Существуют факты очень недвусмысленного характера, показывающие, что подозрения японцев были основательны. Вот наиболее известный и достоверный из них: по смерти одного удельного князя, когда за некоторые вины имущество его было конфисковано, в его доме совершенно неожиданно найден был сундук наполненный драгоценными заграничными подарками и корреспонденцией, открывшей, что князь был в самых интимных сношениях с папой и собирался предать свое отечество во власть иноземцев. Иеясу, сподвижник и наперстник Хидеёси, хорошо понявший его планы, издал новые эдикты против христиан. При Иеясу европейские пропагандисты принуждены были окончательно удалиться из страны; но туземные христиане еще находили возможность скрываться на юге Японии. В правление внука Иеясу, Иемицу, спустя двадцать пять лет по изгнании европейцев, несколько авантюристов, бежавших на юг большею частию от политических преследований, воспользовались тем, что христианство успело уже пустить в стране глубокие корни, и задумали возбудить восстание против правительства... С этих пор на христианскую веру легло новое нарекание, будто она учит противлению властям. И она была запрещена под строжайшими угрозами: «пока солнце восходит с востока, христианский проповедник не явится более в стране», «хотя бы сам Бог христианский пришел в Японию, - и Ему голова долой», - в таких и подобных выражениях написаны последние эдикты против христиан. ...христианская вера возмущает народ против правительства, она открывает иностранцам путь к завоеванию страны: вот понятия которые японец соединял с понятием о христианстве»[10]. 

Вот какие причины жестоких гонений на христианство (католичество) усматривал св. Николай, и у нас нет никаких оснований не доверять ему. Конечно, можно (и нужно) восхищаться мужеством японцев-христиан, отказавшихся пройти по образу Богоматери с Младенцем (о чем также пишет св. Николай) и тем засвидетельствовать свое вероотступничество – в этом они вполне походили на ранних христиан. Однако о том, что ранние христиане устраивали какие-то восстания, я что-то не припомню. Тем более мне неизвестно, чтобы они шпионили в пользу другого государства. Все же римо-католический уклон дал себя знать в данной исторической ситуации, и я полагаю, что уранополиты, несмотря на свою выпячиваемую ортодоксальность, все же ближе к католицизму по духу (я разумею именно худшие стороны католицизма, а именно – смешивание политики и религии). 

Некоторым православным, впрочем, тоже свойственно некое смешивание политики и религии. Однако на примере св. Николая мы видим, что Православию на самом деле чужд т.н. цезаропапизм, в коем нас нередко обвиняли католики-папоцезаристы. Что же до православной позиции в этой ситуации, то она четко изложена св. Николаем во «Втором окружном послании»: «О вас говорят, будто вы, как православные, зависимы от русского Императора, который будто бы есть глава Православной Церкви, и потому заподозривают вашу искренность в служении вашему собственному Императору и вашей стране. Какое ложное понятие о Православной Церкви! И какое страшное подозрение основано на этой лжи! Русский Император отнюдь не есть глава Церкви. Единственный глава Церкви есть Иисус Христос (Еф. 1:22; Кол. 1:18), …и русский Император в соблюдении сего учения есть такой же почтительный сын Церкви, как и все другие православные христиане. Нигде и никогда Церковь не усвоила ему никакой власти в учении и не считала и не называла его своим главою. Это заблуждение образовалось на Западе Европы от незнания Русской Церкви и оттуда перешло в Японию… Если русский Император не есть глава Церкви для русских, то тем менее он есть глава для вас. Для вас он есть не более как брат по вере, так же как и все русские, единоверные вам. Над вами русский Император не имеет ни тени какой-либо религиозной власти; между вами и вашим Императором он отнюдь не становится и вашей верности Отечеству вашему ни на волос не мешает. Как ваш брат по вере, русский Император, конечно, только желает, чтобы вы были хорошими христианами, усердно исполняющими все христианские обязанности, а в том числе и блюдение вашей верности и преданности вашей родной стране и вашему Императору... Не ясно ли как день, что Православие не только не вредит патриотическому служению своему Отечеству, а, напротив, возвышает, освящает и тем усиливает его?"[11] 

Некоторые последователи о. Даниила Сысоева, стоящие на более умеренных позициях, чем о. о. Алексей Шляпин и ближайшие ученики о. Даниила, говорят, что о. Даниил Сысоев не отрицал патриотизма, а учил только, что Небесное Отечество выше, чем земное (как будто кто-то из православных христиан в этом сомневается). Это не так, и не только его позиция по Власову, но и его отношение к позиции св. Николая явно свидетельствует против этого. А вот сам святитель как раз четко расставлял приоритеты:
 «Молитесь Богу, чтоб Он даровал победы вашему императорскому войску, благодарите Бога за дарованные победы, жертвуйте на военные нужды... сражайтесь не из ненависти к врагу, а из любви к вашим соотчичам... Словом, делайте всё, что потребует от вас любовь к Отечеству. Любовь к Отечеству есть святое чувство. Спаситель освятил это чувство Своим примером: из любви к Своему земному Отечеству Он плакал о бедственной участи Иерусалима. Но кроме земного Отечества у нас есть ещё Отечество Небесное. К нему принадлежат люди без различия народностей, потому что все люди одинаково дети Отца Небесного и братья меж собою. Это Отечество наше есть Церковь, которой мы одинаково члены и по которой дети Отца Небесного действительно составляют одну семью. Поэтому-то я не разлучаюсь с вами, братья и сёстры, и остаюсь в вашей семье, как в своей семье. И будем исполнять вместе наш долг относительно нашего Небесного Отечества, какой кому надлежит»[11].
Из этих слов мы видим, что св. Николай как раз был истинным небесным гражданином, который не стал превращать японских христиан в своеобразную пятую колонну, очень выгодную для враждебной Японии России, а стал выше этого, благословив японских христиан оставаться японскими патриотами, сам оставаясь патриотом русским. Он не стал смешивать политику и религию, предоставив Богу Богово, а кесарю кесарево. То же мы видим и из других его слов, где он заявляет о своем патриотизме, ставя, однако, Христа выше патриотизма: «…русский флот японцы колотят и Россию все клянут — ругают, поносят и всякие беды ей предвещают. Однако же так долго идти не может для меня. Надо найти такую точку зрения, ставши на которую можно восстановить равновесие духа и спокойно делать свое дело. Что, в самом деле, я терзаюсь, коли ровно ни на волос не могу этим помочь никому ни в чем, а своему делу могу повредить, отняв у него бодрость духа. Я здесь не служитель России, а служитель Христа. Все и должны видеть во мне последнего. А служителю Христа подобает быть всегда радостным, бодрым, спокойным, потому что дело Христа — не как дело России — прямо, честно, крепко, истинно, не к поношению, а к доброму концу приведет, — сам Христос ведь невидимо заведует им и направляет его, так и я должен смотреть на себя и не допускать себе уныния и расслабления духа»[12]. Кстати, тот же уранополит о. Алексей Шляпин, осудив в своем докладе патриотическую позицию св. Николая, выше сказал нечто иное: «Св. Николай II писал свт. Николаю Японскому в конце 1905 г.: “…Вы явили перед всеми, что Православная Церковь Христова, чуждая мирского владычества и всякой племенной вражды, одинаково объемлет все племена и языки...”» [1].

Позиция св. Николая вызвала неприятие не только у уранополитов. Для воинствующих безбожников нашего времени она явилась поводом для того, чтобы бросить камень в нашу Церковь и обвинить ее в предательстве России. Вот что находим на атеистическом сайте:

« …известный и весьма щекотливый для церкви факт, что православных японцев, как и всех остальных, в 1904-1905 гг. призывали в армию, а они, перед отправкой на войну, шли молиться за невредимое возвращение домой, за разгром своих врагов (православных русских!) и попы благословляли их на это, японцы, оставшиеся дома, ходили молиться за своих сражающихся родственников, за их победу над противником , продолжали молиться за здравие императора Муцухито - что и вымолили совместными усилиями. Россия проиграла эту войну. Вот что известно о деятельности епископа Николая и возглавляемой им японской православной церкви в тот период времени:
Он (еп. Николай) благословил православных японцев выполнять свой долг - сражаться с Россией. Божие Богу - а кесарю кесарево. Православие не равно России. Он даже не уехал из Японии (хотя предлагали - мало ли чего, русский шпион, однако). Всего лишь не принимал больше участия в публичных богослужениях, на которых в числе прочих прошений было и прошение о властях и о даровании им победы. Призвал японцев молиться о победе, как повелевает долг»[13].
Почему же воинствующие атеисты (которые, как нам известно из истории, никогда не были большими патриотами) бросили столь тяжкое обвинение? Неужели они всерьез полагают, что миссионер обязан служить политическим и военным интересам государства, из которого он прибыл? Неужели русский миссионер, прибывший в Японию, обязан превращать обращенных в Православие японцев в предателей собственного Отечества? Нет, они прекрасно понимают, что это все чушь. Ведь св. Николай отказался молиться за победу Японии, и молился за победу России и открыто заявил об этом своей пастве. Кроме того, известно, что св. Николай и его паства очень активно помогали русским военнопленным (число которых достигло 70 тыс.), делая все, что можно для того, чтобы спасти их жизнь, физическое и душевное здоровье. Об этом читаем у него в дневнике: «Усердное служение наших священников у военнопленных и хорошее обращение японцев с военнопленными вообще немало пользы принесут для Японской Православной Церкви и для сближения Японии и России вообще: больше тысячи пленных, вернувшись, разойдутся в тысячи мест России и везде молвят доброе слово о японцах и Японской Православной Церкви»[14]. Отечество для патриота – это ведь в первую очередь живые люди, народ, а не государство и территория (хотя и это – тоже). 

Я бы понял, если бы эту статью написали какие-нибудь оголтелые националисты (говорю – оголтелые, ибо вовсе не желаю обидеть всех националистов) или ура-патриоты, не признающие никакого патриотизма, кроме собственного. Нет, это написали воинствующие безбожники, не просто атеисты, а именно воинствующие безбожники, которые, как известно из истории, никогда не были большими патриотами. Их мотивы мне понятны – они боятся увеличения влияния Православия в нашем государстве. А этому влиянию особенно способствует как раз патриотическая позиция в Церкви. Наши «кесари» прекрасно понимают, что без патриотизма невозможно сохранить государственность, а уж тем более – достичь преуспеяния, и потому пытаются опереться на Церковь, настроенную в целом патриотично. И вот воинствующие безбожники пытаются убедить общество в том, что церковники – никакие не патриоты, а вечные предатели России.

Увы, этому способствует и позиция некоторых церковных деятелей, утверждающих, что патриотизм противоречит христианству, противопоставляющих любовь к Богу и любовь к Отечеству. Я уже указывал на ту опасность, которую представляет для России и Православия апология коллаборационизма вообще и, в частности, предателя генерала Власова. Опасность, кроме прочего, и в том, что доля православных христиан среди русских патриотов-державников  значительно уменьшится, а доля антихристиан – увеличится, и эти самые антихристиане, если восторжествуют, и будут строить российскую государственность. Получается, что уранополиты (конечно, сами того не желая) играют на руку воинствующим безбожникам.

 Тимур (Сергий) Давлетшин, педагог, церковный певчий.

Ссылки:

1.       Свящ. Алексей Шляпин. Христианство и патриотизм. Доклад на пастырском семинаре Можайского благочиния 22.06.2012 г. http://ieralexei.ortox.ru/uranopolit/view/id/1130425

2.       25 января/7 февраля 1904 г. Воскресенье. Дневники святителя Николая Японского (1870-1911 гг.) http://blagozvon.ucoz.ru/_ld/3/337_dnevn.htm#t9

3.       2 Мировая война и честность http://pr-daniil.livejournal.com/48610.html?style=mine

4.       11/24 Октября 1903.Суббота. Дневники святителя Николая Японского (1870-1911 гг.) http://blagozvon.ucoz.ru/_ld/3/337_dnevn.htm#t9

5.       30 января/12 февраля 1904 г. Пятница. Дневники святителя Николая Японского (1870-1911 гг.) http://blagozvon.ucoz.ru/_ld/3/337_dnevn.htm#t9

6.       20 мая/2 июня 1905 года. Дневники святителя Николая Японского (1870-1911 гг.)
http://blagozvon.ucoz.ru/_ld/3/337_dnevn.htm#t9

7.       3 (16) июля 1905. Воскресенье. Дневники святителя Николая Японского (1870-1911 гг.)
http://blagozvon.ucoz.ru/_ld/3/337_dnevn.htm#t9

8.       Комментарий о. Даниила Сысоева к статье о. Даниила Сысоева «Кто для нас свой, а кто чужой» http://pr-daniil.livejournal.com/60265.html?thread=1239145#t1239145

9.       Фивейский легион. http://drevo-info.ru/articles/3347.html

10.    Докладная записка иеромонаха Николая директору Азиатского Департамента П. Н. Стремоухову http://blagozvon.ucoz.ru/_ld/3/337_dnevn.htm#t8

11.    29 февраля /13 марта 1904. Воскресенье Крестопоклонное. Дневники святителя Николая Японского (1870-1911 гг.) http://blagozvon.ucoz.ru/_ld/3/337_dnevn.htm#t9

12.    16/29 Февраля 1904. Понедельник 2-й недели Великого Поста.Дневники святителя Николая Японского (1870-1911 гг.)  http://blagozvon.ucoz.ru/_ld/3/337_dnevn.htm#t9

13.    С. Моисеенко. Против кого идут в бой православные патриоты? http://www.ateism.ru/articles/moiseenko20.htm

14.    23 Июля / 5 Августа 1904. Пятница. Дневники святителя Николая Японского (1870-1911 гг.) http://blagozvon.ucoz.ru/_ld/3/337_dnevn.htm#t9

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+