Перейти к основному содержанию

22:40 01.12.2022

У русских душа христианка, так и у китайцев душа конфуцианская

24.06.2015 12:22:00

Беседа директора радиостанции Е.К.Никифорова с главным редактором телеканала «История» А.Г.Денисовым о Китае.

Е.Н.: Сегодня у нас в гостях А.Г.Денисов – главный редактор телеканала «История». Поводом для встречи стала первая премия на I Российско-Китайском конкурсе документального кино, фильм «Штурм Берлина» получил там гран-при. Почему китайцы выбрали этот фильм?

А.Д.: - Дело в том, что все фильмы, участвовавшие в этом конкурсе, были посвящены 70-летию Победы. 10 фильмов было представлено с российской стороны, 5 – от ВГТРК, и еще два наших фильма получили призы – посвященные одесским подпольщикам и блокадному Ленинграду, и 5 фильмов было представлено Russia Today, и 10 фильмов – с китайской стороны. Все российские фильмы были переведены на китайский и китайские на русский, и специальное жюри выбирало и голосовало. Знаете, что самое удивительное? Мы были поражены, конкурс проводился в Уханье – это город, еще 2 часа лету от Шанхая, это центральный Китай, это на реке Яндзы. Кстати, там погибло очень много наших летчиков, когда в 30-е годы японцы начали оккупацию Китая, и проводили жесточайшую агрессию против мирного населения, они сжигали до тла города, бомбили беспощадно именно мирное население, применяли бактериологическое и химическое оружие…

Е.Н.: - Вот это меня всегда поражало, японский милитаризм был по жестокости вполне равен  германскому, по своему расизму…

А.Д.: - Да, да. Дело в том, что японские власти проводили на захваченных территориях Китая политику «трех дочиста» (это официальное название): убивай дочиста, грабь дочиста и выжигай дочиста. Т.е. задача была освободить, очистить от населения огромные территории, с очень хорошим климатом, с хорошими почвами, и оставить в качестве рабов тех, кто будет обслуживать новых хозяев. Так же как и у немцев: захват территории и полная оккупация с подавлением всего национального, что есть на этой территории, установление жесточайшего режима террора по отношению к местному населению и местной культуре. И в 30-е годы огромное количество советских летчиков и добровольцев, военных специалистов отправились по решению советского правительства, потому что Китай официально обратился за помощью ко всем странам мира, ко всем цивилизованным народам в 1937 году, когда уже агрессия приобрела широкий масштаб.

Е.Н.: - Это был уже коммунистический Китай?

А.Д.: - Нет, после 1911 года в Китае была Народно-Демократическая республика. Китайская революция победила окончательно в 1949 году, когда и была создана Китайская Народная Республика, о которой провозгласил Мао Цзедун. Самое удивительное, что на время японской агрессии в Китае прекратилась гражданская война между сторонниками различных политических идей, вся нация объединилась для того, чтобы сражаться с тем чудовищем, которое поставило вопрос, будут ли вообще китайцы существовать как великая нация или нет. Это поразительный исторический пример национальной солидарности, которая была проявлена китайцами во время народной борьбы. Она продолжалась 14 лет, японцы начали оккупацию северного Китая, там был создан марионеточный режим, но вот пик агрессии, когда они начали захватывать в общем-то исторические области Китая с огромным населением, с культурными центрами, в 1937 году началась уже масштабная агрессия, которая продолжалась 8 лет! 8 лет беспощадной войны на уничтожение. Китайцы дают сейчас цифры – общее количество потерь за 14 лет и за 8 лет, включающих вот этот пик войны, погибших от бомб, снарядов, боевых действий, от голода, потому что японцы выжигали все посевы и забирали всю еду, от ран, от применения химического и бактериологического оружия, когда оно применялось необычайно широко, и японцами были созданы центры по исследованию в области биологии, эксперименты проводились на живых людях. Т.е. общее количество жертв – 35 миллионов они дают, из них 4 миллиона китайских солдат. И китайское правительство, которое в тот момент руководило Китаем, оно обратилось к цивилизованному человечеству, потому что китайская армия не имела достаточно вооружений, много было отсталого вооружения. И первым, кто откликнулся, это был Советский Союз. Во-первых, был дан огромный кредит и началась поставка техники – самолетов, танков, оружия, боеприпасов.

Е.Н.: - А с чем это было связано?

А.Д.: - Дело в том, что Советский Союз тоже имел большие проблемы с Японией на Дальнем Востоке, у японцев был план вообще до Урала отхватить себе всю территорию. Планы были масштабные – взять под контроль всю юго-восточную Азию и весь Дальний Восток, Сибирь до Урала.

Е.Н.: - Т.е. Германия до Урала, а после Урала – Япония?

А.Д.: - Да. Это были такие перспективные планы. И как вы помните, в 1936 году Германия и Япония заключили так называемый Антикоминтерновский пакт, они обязались бороться с международным коммунизмом, международным интернационалом, а фактически это было просто прикрытие планов по разделу мира. Позже к ним присоединилась Италия и некоторые другие европейские страны. И поэтому Китай в данном случае был наш прямой союзник, Китай сражался с японской армией, ослабляя ее давление на Советский Союз. Об этом просто в советское время немного говорилось, но это факт. Если бы японцы не увязли так в Китае, как они увязли с 1937 года, то весьма возможно, что нам пришлось бы пережить еще одно вторжение. Их напугал Сталинград. А ведь, как вы помните, Гитлер в 1942 году специально пригласил японского посла совершить поездку по оккупированным районам Советского Союза для того, чтобы подтолкнуть Японию к вступлению в войну, чтобы СССР воевал на два фронта. И они устроили потрясающую экскурсию, ведь он посетил Одессу, Мариуполь, Николаев, Киев, Ростов-на-Дону, Севастополь. Они показывали, что огромные города, промышленные центры захвачены германской армией за считанные месяцы, недели, и Германия планирует использовать весь этот потенциал в своих интересах. Т.е. поэтому Японии предлагалось захватить такие же промышленные центры в Сибири и на Дальнем Востоке, и взять под контроль советские ресурсы. Поэтому мы помогали китайцам искренне, это действительно была братская помощь – более 1300 самолетов, потому что у Китая не было авиации. И даже в Арумчи советскими специалистами был построен завод, на котором собирали, потому что самолеты везли частями и там собирали. А ведь советские летчики не имели права воевать официально, потому что Советский Союз не был в состоянии войны с Японией, и советские летчики ехали как просто добровольцы, как некие гражданские люди.

И сейчас мы были потрясены той благодарностью, тем трепетным отношением к нашим советским летчикам и военнослужащим, с которым мы столкнулись сейчас в Уханье. Если сейчас в Европе или на Украине огромное количество советских памятников снесено, уничтожено, выкопаны братские могилы и т.д., то в Китае сейчас всё в идеальном состоянии, всё отремонтировано, более того, проводятся регулярные церемонии возложения цветов от благодарных жителей, от властей.

Е.Н.: - Это восстановленная традиция или она не прерывалась?

А.Д.: - Безусловно, был период охлаждения, как Вы помните, в отношениях между Советским Союзом и Китаем, это как раз 1960-70е годы, когда у власти находился Мао Цзедун, но никто ничего не сносил, т.е. это поддерживалось в таком минимальном состоянии. Но вот, например, есть потрясающая история, в одном из городов погиб советский летчик, и целая семья вот уже 30 лет или больше, им поручил в свое время город, ухаживает за этой могилой и за этим парком каждый день. И чтобы у нас везде вот так выглядели могилы наших героев, советских защитников родины…

Е.Н.: - Какие уроки, какие нам дают уроки…

А.Д.: - Дело в том, что в Китае есть такое понятие – сяо, это древнейшее понятие, которое сформулировал еще Конфуций, это вообще краеуголный камень  китайской культуры – уважение к старшим, почитание родителей, гармония поколений, т.е. это то, что дочь или сын должны испытывать по отношению к родителям, к дедушкам-бабушкам, и ко всем предыдущим поколениям. Т.е. это глубоко в крови, это элемент ключевой национальной культуры. Поэтому почитание предков или почитание тех людей, которые тебе сделали когда-то добро, оно возведено в ранг высокого служения.

Е.Н.: - Но почти что религиозный, потому как у них вот эти этические конфуцианские нормы – это такая безрелигиозная религия, безбожная религия.

А.Д.: - Да, но я называю это по другому. Дело в том, что конфуцианство, конечно, потом у него были разные периоды, но вот в тот момент, когда оно  было признано официальной идеологией Китая, т.е при императорах, и императоры положили начало культу почитания Конфуция как величайшего мудреца, сформулировавшего все основные нравственные постулаты жизни китайской нации. Т.е. естественно это использовалось и в государственных интересах, в том числе, и в управлении государством, но действительно это было плотью и кровью души китайца, в любом китайце есть частичка Конфуция.

Е.Н.: - Частичка – да, а живут ли они сейчас так? Как это сказывается в нынешней жизни?

А.Д.: - Дело в том, что есть какие-то вещи, которые не исчезали никогда и никуда, вот как этот принцип почитания родителей. Например, в свое время меня поразила одна информация, но вы помните, наверное, все историю про Павлика Морозова, т.е. когда у нас пытались стравить на классовой почве родителей и детей, старшее поколение и младшее, и где-то это удавалось. В Китае это не удалось практически никому! Т.е. до времен культурной революции, конечно. Культурная революция – это был очень тяжелый период, и это отдельная большая тема.  Никто не доносил на своих родителей, поскольку этот человек никогда бы не смог жить не то, что в этом районе, а даже в этом регионе страны, его  бы чурались все как прокаженного. Т.е., понимаете, не доносили на соседей, которые были богаче, но в период голода помогли твоей семье выжить, это было немыслимо. Принимались чудовищные усилия, чтобы это произошло, но практически безуспешно. Дело в том, что Конфуций сформулировал не только этот принцип. Он одним из первых в истории формулировал принцип: «Никогда не делай другому того, чего бы ты не пожелал себе».

Е.Н.: - Такой чисто христианский принцип…

А.Д.: - Да, вообще поразительно, когда я читал главный труд, собранный учениками Конфуция, книгу «Беседы и суждения», то меня поражали аналогии с русской христианской традицией, т.е. это такая, знаете, народная религия здравого смысла, выработанная самим народом. Вот как говорил Достоевский – у русских душа христианка, так и у китайцев душа конфуцианская. Эти принципы вошли в их кровь – дружить с соседями, почитать старших, любовь к знаниям…

Е.Н.: - Как это сейчас проявляется конкретно?

А.Д.: - Вы знаете, оно проявляется так: 2-3 года назад нынешний председатель КНР Си Цзиньпин, который представляет новое поколение руководителей Китая, пользуется огромным уважением среди народа, он посетил родину Конфуция, когда там проводилась международная конференция конфуцианцев, посетил могилу Конфуция, храм Конфуция, купил две книжки с изречениями и мыслями Конфуция и его учеников. И после этого посещения он сказал, что «мы должны изучать наследие предков и ценить его».

И теперь конфуцианство – это один из основных элементов национального возрождения Китая, потому что Си Цзиньпин провозгласил лозунг «Великое возрождение китайской нации». Т.е. китайская нация, которая в XX веке пережила очень тяжелые испытания, потрясения, страшную иностранную агрессию и социальные эксперименты, она должна возродиться, возродиться на традиционных для китайцев и Китая основах, в том числе и на конфуцианстве, которое конечно несет огромное гуманистическое начало внутри себя.

Е.Н.: - Знаете, много лет тому назад, я был на одной художественной выставке китайского традиционного искусства, и был поражен насколько оно по духу не является традиционным и китайским. Внешне все было как бы похоже, а вот внутреннее – нет, пустота, нет еще того китайца внутри, вот того самого конфуцианского человека. Они пытаются что-то сделать. Шедевры китайского искусства были вывезены на Тайвань в свое время, культурная революция вычищала всё, это было похуже японцев, я думаю. Как сейчас живут китайцы? Удается ли им сейчас восстанавливать такую огромную страну после таких экспериментов? Есть ли возрождение интеллектуальное и культурное? Как они эти проблемы решают?

А.Д.:  - Дело в том, что надо понимать, что китайцы намного более опытный и намного более древний народ в плане выживания и государственного устроительства, чем, скажем, русские или украинцы, или европейцы. У них есть одна поразительная вещь – на Востоке, в том числе в Китае, есть такое выражение: «Камни прошлого – это ступени будущего», т.е. они всегда смотрят на любой исторический процесс как на непрерывный: «Да, это было в истории, но это наша история, это является неотъемлемой частью нашего исторического опыта, из которого мы должны извлечь урок, а урок – это всегда польза, знание». Человек, который не извлекает уроков, он ничему не учится, он так дураком и остается. Поэтому они ничего из своей истории не вычеркивают и не выкидывают, как это часто бывало у нас, скажем, взять всё и выкинуть. Похожий период у них был, но достаточно короткое время. Дело в том, что человек, который провозгласил политику реформы открытости – Дэн Сяопин, он ведь сам тоже очень пострадал, его дважды снимали со всех должностей, его и ссылали, в общем, он на грани жизни и смерти находился. Его ссылали на перевоспитание, это называлось «заниматься сельскохозяйственным трудом», очень тяжелым – это по колено в грязи носить отходы жизнедеятельности для удобрения полей. Но что поразительно – человек не сломался, не озлобился, а он сделал выводы, как это принято в китайской культуре, и сказал, что … он еще до этого говорил: «Не важно, какого цвета кошка – черного или белого, главное, чтобы она ловила мышей». Он взял за основу один из конфуцианских принципов, который на одном из пленумов китайской компартии лег в основу вот этой новой политики в 1979 году, о том, что «мы должны создать общество средней зажиточности, т.е. мы не можем сделать так, чтобы сразу все разбогатели, мы должны решить минимальные, самые насущные проблемы – что хочет народ? Народ хочет иметь достаточно еды, одежды, хочет иметь жилье и гарантированную работу, безопасность и т.д. И мы должны это обеспечить». И для этого были созданы специальные экономические зоны, и это нашло такой вот огромный отклик в народе, в душе китайцев, потому что люди изголодались по этому. И вот гениальность политика всегда в том, чтобы не просто уловить и понять стремление народа, его самые насущные беды, проблемы, чем люди живут, но и осуществить это так, чтобы не разрушить вообще всё. Когда китайцы провозгласили свои реформы в 1979 году, 250 миллионов человек официально в стране голодали! Каждый 4-й человек жил впроголодь!

Е.Н.: Вот об этом я и хотел спросить, у них в 1979, у нас чуть позже – в 1985. Разница какова?

А.Д.: - Разница колоссальная, конечно. Вот первое, что бросается в глаза, это то, что эти реформы привели к реальному качественному изменению многих сторон жизни. Во-первых, что поражает и что можно увидеть, только полетав по Китаю – аэропорты лучше, чем в Европе, они огромные, светлые, очень удобно спланированные, т.е. самолеты работают как междугородние автобусы. И это в стране, где раньше люди на повозках ехали до какого-нибудь областного центра, чтобы потом на перекладных поездах куда-то добираться сутками. Поражают, конечно, скоростные железные дороги. У нас есть сейчас «Сапсан» Москва- Санкт-Петербург, Москва-Нижний Новгород, а китайцы уже построили тысячи, по-моему, 10 000 км железных дорог, и по темпам строительства сейчас опережают все страны мира, выходят в абсолютные лидеры по количеству вот этих дорог. И великолепные поезда, великолепные вокзалы. Это всё было создано в процессе вот этих реформ. Т.е. жизнь людей качественно изменилась – в любой китайский город можно долететь. Более того, эти дороги очень мудро сделаны, чтобы две основные скоростные магистрали шли с севера на юг, и с запада на восток, и обратно. А от них уже строятся еще разных уровней дороги, чтобы можно было быстро добраться в любую точку страны.

Е.Н.: - Это так обидно…

А.Д.: - Почему обидно?! Надо смотреть, учиться. В Китае появились автомагистрали, превосходящие по качеству дороги многих европейских стран. Мы были в какой-то китайской глубинке, вдруг выезжаем на автостраду, вот Германия-  и всё, чистенькие бордюрчики, идеально ровное покрытие. Кто-то нам говорил такие данные. Что якобы за последнее десятилетие Китай использовал для строительства дорог, коммуникаций, аэропортов и прочего, больше бетона, чем Америка  за 100 лет.

Е.Н.: - Качество жизни улучшилось, но нужно же еще научить людей, дать образование, как вот с этим у них?

А.Д.: - Вообще, в китайской традиционной культуре образование всегда имело особую ценность. Еще Конфуций говорил, что государством должны управлять не самые знатные, а самые образованные, т.е. любой человек должен иметь доступ к образованию. Образованный человек должен был знать десятки и сотни тысяч иероглифов и комбинаций, если ты это выучивал, сдавал государственный экзамен, ты становился чиновником, не зависимо от происхождения, потому что это просто какой-то интеллектуальный подвиг. И образование в Китае всегда было престижным. Сейчас китайцы меняют политику, они достигли уже качественных изменений в своей экономике, они научились делать многие вещи, не хуже европейцев или американцев, и вообще, в Китае сейчас производят около 22% всех мировых товаров, но это была такая политика: «мы – мастерская мира», где все производится. Но сейчас они эту политику меняют, и они хотят превратить в течение ближайших 25-30 лет Китай из «мастерской мира» в «мировую лабораторию». Они прекрасно поняли, и это видно в том числе и по технологическим достижениям, что лидером будет все равно тот, у кого передовая наука, у кого передовая интеллектуальная среда, у кого передовые технологии, потому что это дорого очень стоит и от этого зависит многое другое, в том числе производство товаров, уровень жизни, и так далее. И уже сейчас китайские ВУЗы выпускают в 4 раза больше инженеров, чем США. Ежегодно на 20% увеличивается ассигнование на науку и образование. Т.е. конечно есть сельские районы, есть еще в Китае проблемы, как и в любой другой стране – проблемы с экологией или проблемы с бедностью, которая практически побеждена, но масштаб страны такой, понимает, это почти 1,5 миллиарда человек! То, что для китайцев мало – миллион человек, для нас кажется – это много. Сейчас они превращают свои крупнейшие ВУЗы в такие научно-технические кластеры, вот мы снимали, например, в Шанхае в Университете Фудань…

Е.Н.: - Кстати, что вы снимали и для чего? И где это можно будет посмотреть?

А.Д.: - Во-первых, это фильм, который вышел в мае этого года во время визита Си Дзиньпиня и его встреч с Путиным в Москве, и оба лидера участвуют в этом фильме и говорят, на мой взгляд, очень важные вещи не только о российско-китайских отношениях, но и о судьбах мира. Называется он «Россия и Китай. Сердце Евразии». Половина фильма посвящена 70-летию Победы, совместной борьбе русских и китайцев против немецко-фашистских и японских агрессоров, и половина фильма посвящена истории, культуре, традициям Китая.  Посмотреть все наши фильмы можно на сайте Russia.tv в разделе «Видео» - «Документалистика».

Огромное значение сейчас в Китае придается повышению качества образования. В Шанхае присутствуют все мировые крупнейшие фирмы, банки, проводятся он-лайн семинары, лекции с ведущими научными центрами мира, т.е. люди собираются и профессор из Англии или из Америки может читать им лекцию. Проблема в Китае в том, что огромная масса населения не владеет иностранными языками достаточно хорошо, но вот те китайцы, с которыми мы общались, они работают на телевидении, на радио, они совершенно блестяще владеют русским, английским, французским языками. Вообще, я вам должен сказать, что огромное впечатление производит образованный китаец, общение с ним.

Е.Н.: - Как они к нам относятся?

А.Д.: - Вы знаете, в основном, то, что я могу из своего небольшого опыта заключить, очень и очень положительно. Дело в том, что, во-первых, существует историческая традиция совместной борьбы, память о которой в Китае, конечно, сохраняется на очень высоком уровне, во-вторых, старшее поколение, оно всё, так или иначе помнит советских специалистов, врачей, ученых,  многие люди учились в Китае. У нас были массы встреч, люди подходили на улице, т.е. в Китае, если человек в возрасте, старше 60 лет, легче найти человека, который прекрасно говорит по-русски или понимает, но все великолепно поют советские и русские песни. У китайцев же идеальный слух, тоновая система языка, поэтому так, как они поют наши песни, это поражает воображение.

Е.Н.: - А какие песни они поют?

А.Д.: - Нам в Даляне человек исполнил песню «Севастопольский вальс»…

Е.Н.: - Вопрос к нашим радиослушателям – помните ли вы хотя бы пару строк из этой песни «Севастопольский вальс»? Поразительно…

А.Д.: - Да, это действительно поражает воображение. Т.е. существует еще поколение, которое хорошо помнит помощь Советского Союза. Вот, например, мы в Ухань приехали, а они нам сразу говорят: «Вы наш мост видели?». – «Какой мост?». – «Да вы что! Это первый мост, построенный через реку Янцзы – самую крупную реку Китая, и построили его советские специалисты!».  И китайцы до сих пор об этом с большой благодарностью вспоминают. Хотя сейчас они уже делают мосты намного лучше и современней. Это железнодорожный мост, из металла, он производит, конечно, огромное впечатление.  Естественно это всё поддерживает вот то тепло, которое есть. Сейчас вот этот период в Китае, когда очень уважают нашего президента. Путин – самый популярный зарубежный политик среди китайского населения.

Е.Н.: - А что им близко?

А.Д.: - Я их спрашивал, за что они уважают Путина, они ответили: «А он отстаивает национальные интересы, он борется за свою страну и свой народ, и не боится об этом открыто говорить». Дело в том, что китайцам это очень близко. Это страна, которая тоже стремится жить и живет только по своим правилам. Для них национальное является приоритетом перед международным, поэтому вот сильный политик, который… ну а Россия всегда у них ассоциировалась… был период после перестройки, когда китайцы с изумлением смотрели и не понимали, почему русские уничтожают свою страну, буквально разваливают и разрушают всё то хорошее, что у них было, и многое теряют. И был такой период сомнения в том, что способна ли Россия вновь стать великой державой, возродиться (вот так, как возрождается сейчас Китай), и Путин – это тот человек, который изменил представление китайцев о России, он показал, что Россия – это действительно мировая величина. Как один китаец мне сказал: «Знаете, как мы воспринимаем Вас, русских? – Вы непобедимая нация из снегов».

Е.Н.: - Как забавно.

А.Д.: - Да, китайцы вообще очень поэтичны. У них еще тысячу лет назад люди вешали на домах для красоты, знаете что? – Стихи! Т.е каллиграфия и стихи какого-нибудь поэта о природе, о птицах. У них совершенно волшебные названия картин – например, «Тихий пруд в сентябрьский долгий вечер». Поэтому они очень любят русскую культуру. Многие руководители Китая  вообще были воспитаны на русской и советской классике. В Китае фильм «А зори здесь тихие…» - это один из самых популярных мировых фильмов. Т.е. они очень любят советское и русское искусство. Они считают это одним из величайших достижений человеческой цивилизации. Причем это нация, которая изобрела бумагу, на 600 лет раньше придумала книгопечатание, чем европейцы, и т.д.

Е.Н.: - И здесь немножечко возвращаемся к началу нашей беседы – как фильм «Штурм Берлина» там был воспринят? Были ли какие-то оценки прессы, что говорили люди, что их задело?

А.Д.: - Об оценках прессы мне судить сложно, я не настолько хорошо владею китайским языком, но вот то, что говорили люди, и что было очень приятно, они говорили, что «вот как много страдал русский народ и какой он сильный духом», что никакие страдание не могут его сломить. Они говорят: «Вот у вас люди в блокадном Ленинграде слушали концерт симфонической музыки! Эту нацию невозможно победить». У вас было захвачено и уничтожено полстраны, и вы не только разгромили всех этих завхватчиков, но еще и освободили Европу!». Т.е. вот эта сила духа на них производит огромное впечатление, сила духа советской Красной Армии, русского народа, вот эти колоссальные потери, колоссальные утраты, страдания, очень жестокий враг, враг в лице всей Европы (об этом мы уже говорили, что это было нашествие «двунадесяти языков», как и при Наполеоне, поскольку практические все ключевые европейские страны послали своих представителей на войну против Советского Союза и против исторической России, и цели были те же). И вот китайцы, которые тоже очень сильно пострадали от японской агрессии, и война была ужасной…

Е.Н.: - А удалось посмотреть фильмы, которые они показали?

А.Д.: - Конечно. Совершенно потрясающий фильм – воспоминание о Нанкинской резне. Вот почему им понятны наши страдания, потому что они сами такие же страдания пережили в это время. Нанкинская резня – это вообще один из самых черных эпизодов в их истории, и мировой., наверное.

Е.Н.: - А будут у нас показывать?

А.Д.: - Я не знаю, это уже права, покупки и т.д., но мы видели его на русском языке и он произвел очень сильное впечатление. Это история одной китайской девушки, которая родилась уже в Америке, и она стала собирать воспоминания людей, выживших в Нанкинской резне. Поясню для наших слушателей - когда японцы в 1937 году захватили город Нанкину, он был столицей Китая, они решили провести акцию устрашения для того, чтобы сломить дух народа, чтобы ни у кого и рука не поднялась сопротивляться. За 6 недель они вырезали зверскими способами – закапывали живьем, вспарывали животы, выкалывали глаза, нанизывали на штыки грудных младенцев, - 300 тысяч человек, мужчины, женщины, дети, старики… Топили людей, отрезали головы… это всё было демонстрацией силы и ужаса, чтобы запугать. И вот эта девушка поехала в Китай, стала собирать и записывать воспоминания выживших, и она столкнулась с чем? - С тем, что многие в мире не хотят это вспоминать, японцы выступили с протестом – «зачем, мол, ворошить прошлое, было всё не так, да и не так жестоко, и вообще – это отдельные проявления эксцессов», ничего себе! 300 тысяч! Это отдельный эксцесс? Т.е. японцы ведь до сих пор не хотят извиняться и признавать вину за Нанкинскую резню.

Е.Н.: - Почему?

А.Д.: - А вот это лучше у них спросить. Это по-прежнему создает такое сильное эмоциональное напряжение в отношениях. Потому что сейчас поминовение погибших в Нанкине – это одна из важнейших дат в году, как у нас – 22 июня. И эта девушка в итоге сумела опубликовать книгу, которая стала международной сенсацией, с воспоминаниями, с подробностями вот этих зверств, но судьба ее сложилась трагически, она заболела психически на этой почве, не смогла вынести груза вот этих страданий, которые пришлось фактически через себя пропустить. Она фактически сошла с ума, покончила жизнь самоубийством. Вот такой сложный фильм, как человек из благополучной страны, болеющий душой за свой народ, решил восстановить историческую справедливость, видя, что на Западе, в Азии, в Японии никто об этом не говорит и не помнит. Она принесла себя в жертву. И вот это большой фильм, очень известного китайского режиссера-документалиста, вот об этой трагедии. И когда его смотришь… вот нам, русским, ничего объяснять не надо, потому что у нас всё похожее было – была Хатынь, был Бабий Яр, были сожженные 70 000 деревень, нам это очень понятно.

Е.Н.: - Понятно, да, но вот Вы всегда выводите свои фильмы на христианскую ноту, это всегда такой христианский взгляд на вещи, где побеждает любовь, понимание, добро. А там как? Меня-то, честно говоря, поражало раньше, как вот эти японцы, которые могут заниматься какими-то чайными церемониями, которые так красиво и изысканно рисуют, которые занимаются каллиграфией, у которых есть какие-то невероятные сады, где они созерцают падение капли с листа клена и т.д. И вдруг японцы делают вот такие жестокости?

А.Д.: - Я Вам очень просто отвечу. А как Вы объясните, что в период германского нацизма, когда люди уничтожались миллионами в концлагерях, стирались города с лица земли, как Роттердам, например, они везли бомбы, чтобы бомбить, изменилась погода, развернулись и чтобы не садиться, нашли подходящую цель, и был стерт с лица земли один из древнейших и прекраснейших городов Европы. Или расцвет классической немецкой музыки – Короян дирижирует перед Гитлером в 40-м году в парижской опере 9-ой симфонией Бетховена по случаю взятия Парижа. Причем многие специалисты говорят, что такого расцвета музыкального не было за многие века и десятилетия в Европе. Эссесовцы, которые слушали Баха, а потом шли ставить эксперименты. Первая нацистская организация и первые профессора-эссесовцы знаете где появились? – В Гейдельбергском университете – в главном, первом медицинском университете Европы. Вот как это объяснить? Потому что, на самом деле, мы же с Вами это хорошо понимаем, что грань между варварством и цивилизацией – она очень тонкая, очень хрупкая, потому что, как правильно Вы сказали, если у человека нет вот этого христианского или гуманистического (в случае с китайцами – конфуцианского) стержня, он превращается в зверя мгновенно! Многие садисты и палачи, которые были нацистскими преступниками, которые отдавали приказы на уничтожение – стереть Варшаву с лица земли, или Ленинград, Москву, это были очень хорошо образованные люди, которые очень хорошо знали европейскую литературу, классику, ходили на спектакли, слушали музыку, но вот это варварство души… оно и приводит к тому, к чему и привело вот это нашествие.

Е.Н.: - В заключение программы – после Китая, после всего того, что Вы там увидели и посмотрели, как бы Вы , может быть, повернули бы иначе фильм «Штурм Берлина», вот его концептуально изменили, что-нибудь добавили, а может быть переосмыслили совсем?

А.Д.: - Ничего, абсолютно ничего. Лишний раз я убеждаюсь в золотом правиле для художника или для искусства, для человека, который вообще занимается творчеством – надо быть честным перед самим собой и делать то, о чем болит душа, или о чем хочется сказать. И если ты говоришь даже о своем – это будет понятно всему миру, это будет понятно и китайцу, и французу, и немцу, и американцу. Понимаете? Нужно любить своё, нужно честно и искренне об этом рассказывать, сопереживать, и вот то, что происходит заражение эмоциями, искусством… не нужно ни под кого подстраиваться. У русских – своя великая культура, у китайцев – своя, у французов – своя, у японцев – своя, но ценно, когда это независимое, свободное слово, выросшее на национальной почве, тогда оно приобретает международный вес и значение, оно становится интересно и понятно всему миру.

Е.Н.: - В таком случае вопрос шире – зачем нужен был «Штурм Берлина»?

А.Д.: - Вы знаете, нужно было добить зверя в его логове и вбить осиновый кол по русскому народному обычаю, чтобы нечистая сила больше из могилы не вылазила.

Эфир от 22.06.15 22:03. Слушать: http://radonezh.ru/radio/2015/06/22/22-03.html

Дорогие братья и сестры! Мы существуем исключительно на ваши пожертвования. Поддержите нас! Перевод картой:

Другие способы платежа:      

Комментарии

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Fill in the blank.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+