Перейти к основному содержанию

07:22 26.04.2019

Придется идти и на компромиссы, и на личные неудобства

18.02.2016 10:44:39

Раньше вопросы окормления верующих и в армии, и в тюрьме решались просто: этим занималось военное и тюремное духовенство. Причем военное имело свою организацию во главе с протопресвитером армии и флота. Сегодня  снова возрождаются эти направления церковного служения, а осужденные особо нуждаются в окормлении. Кому-то покажется странным, если я скажу, что тюрьма ‑ это место, где духовная жизнь многократно обострена. Тот, кто не утратил в себе хоть крупицу добра, там начинает очищать ее от грязи. И поэтому верят в тюрьме сегодня больше: нигде так не ждут причастия, службы, священника, как в тюрьме. Это я знаю по многолетнему общению с осужденными. И мне даже немного горько, потому что понимаю, что, когда человек выйдет на свободу, жажда Бога начинает понемногу исчезать, и, в первую очередь, из-за покоя и насыщения. И поэтому сегодня тюрьма требует священника, и это важнейшее поле деятельности Церкви. И Церковь должна идти на компромиссы ради своей миссии в местах лишения свободы.

Сегодня начинается новый этап во взаимодействии Церкви и государства ‑ вводится институт помощников начальника учреждения по работе с верующими. Нечто подобное было в отношении военного духовенства, но там может быть не так важно присутствие священника ‑ ведь солдат может пойти в храм, получив увольнительную. В тюрьме увольнительных нет.

Такая практика была опробована уже в братской Православной Церкви. "Есть немало сложностей, когда священник служит на штатной основе. Сначала появляется и легкая неприязнь у начальства. Не всем сотрудникам силовых ведомств нравится бородатый и волосатый человек в рясе среди сотрудников. Когда начнешь работать штатным священником, то начнется легкое муштрование, чтобы ты вовремя уходил, вовремя приходил. Потом работа священника в тюрьме связана не только с заключенными, она распространяется и на сотрудников, которые тоже испытывают прессинг от заключенных. Потом есть родственники сотрудников. Я вот, сколько работаю в тюрьме, вижу, что сотрудники испытывают дискомфорт. Причем относительно у молодых ребят ‑ по 35, 40, 45 ‑ лет уже нервы никуда не годятся. И с ними священник в любом случае должен работать. Даже можно говорить о совместном времяпрепровождении, досуге. Даже и в баню с офицерами сходить незазорно. Я через это все прошел и считаю, что, более того, и бытовое, и культурное общение с офицерами просто необходимо. И для самих офицеров, и для священника. Он же в этой системе работает. Конечно, тут могут быть издержки, но все это можно прилично делать, помня конечно о священном сане", ‑ рассказывает белорусский тюремный священник протоиерей Георгий Тюхлов.

Сложности есть и будут. Первая сложность, что государство у нас все-таки светское ‑ для него равны все религии. В Российской Империи священник получал зарплату в учреждении, но государство было православным, хотя были годы, когда было трудно говорить о симфонии государства и Церкви. Теперь ситуация другая, и любое изменение во власти может привести к другому курсу в отношении к Церкви. Могут вспомнить  и том, что Церковь у нас отделена от государства и поэтому священник может приходить к верующим,  но храмы в учреждениях нарушение закона.

И для Церкви введение штата помощников по религии, эксперимент довольно рискованный. "Согласно канонам, клирикам запрещается  исполнение общественных и государственных должностей и военная служба. (Апост. 6, 81; Двукрат. 11). Как гласит 6-е апостольское  правило "епископ, или пресвитер, или диакон, да не приемлет на себя мирских попечений. А иначе да будет извержен от священного чина". Канонический запрет распространяется на исполнение клириками текущих административных обязанностей (протоиерей Владислав Цыпин. Церковное право. 1996. с. 171). Это знает каждый, закончивший семинарию.

Нужно отметить и личные сложности. Получается, что штатный священник будет работать на постоянной основе в учреждении, а содержание, которое предполагается выделить, совсем малое. И если предположить, что священники смогут служить в приходском храме только по субботам и воскресениям, то ясно, что для настоятеля выгоднее получить в штат священника, свободного от тюремного послушания. "А на работу в УФСИН ходить со вторника по пятницу, понедельник же сделать выходным" - дорогой отченька, а какому настоятелю нужен такой клирик?" - вот мнение тюремного священника. Во всяком учреждении на сегодняшний день есть храмы и было бы странно, что работающий на постоянной основе священник не будет служить по Воскресным дням. Но концепция тюремного служения направлена на то, чтобы священник не освобождался от приходского служения, а наоборот ‑ стал бы самым уважаемым клириком на приходе, а тюремное служение означает, что нагрузка в храме уменьшается. Кроме того, многие наши тюремные священники говорили, что служение на приходе как бы и духовно, и материально поддерживает тюремного священника:  "Когда меня пригласил владыка Александр и предложил служить здесь, я отказывался и даже принес ему указы, по которым я являюсь клириком храма святителя Николая в Бирюлево и преподобного Серафима Саровского при психоневрологическом интернате. Но владыка Александр меня уговорил. И теперь удивительное дело получается — служение в одном храме помогает служению в другом. И вот случилось так, что все эти храмы у меня как бы поддерживают друг друга. Например, в интернате содержится около 700 человек, там, соответственно, можно рассчитывать на какую-то помощь. К примеру, есть холодильные камеры, и мы перед Пасхой имеем возможность хранить куличи для всех тюремных храмов. Были случаи, когда сотрудники интерната даже красили яйца для заключенных Бутырской тюрьмы. Три тысячи яиц покрасили. Получается интересное такое соработничество. А если бы священник служил только в тюрьме, у него не было бы возможности найти такую помощь. И где бы мы брали для храмов певцов, алтарников?" - рассказывает протоиерей Константин Кобелев , старший священник СИЗО №2 "Бутырка".  Интервью с о. Константином Кобелевым, «Мир всем»№3 (93) 2011 г.

Или вот, что говорит священник, шесть лет служаший в туберкулезной колонии строгого режима : "В тюрьме можно спокойно служить только по совместительству, при наличии крепкого прихода, где священник может отдохнуть душой, найти психологическую поддержку своих нормальных прихожан и не зависеть материально от УФСИНа. Если простого священника освободить от прихода и направить на работу в УФСИН Помощником, он быстро мимикрирует в системного "труженика" и потеряет авторитет не только осужденных, но и сотрудников".

 Сейчас наступило время первого шага на пути введения  духовенства работающего на штатной основе. Сегодня вводятся помощники начальников территориальных органов ФСИН России по организации работы с верующими. Для них проводится 48 дневная учеба в Рязани. Туда поехали священники утверденные в должности кандидата и это уже было нелегко. Вот что пишет один из специалистов по тюремному служению: "Главной трудностью была полная рабочая неделя с окладом в 4070 рублей в месяц. Конечно возможны доп. начисления, но в пределах 8 тыс.  Понятно, что обсуждались и другие моменты должностных инструкций - организация работы с другими религиозными организациями, светская одежда, море бюрократической работы и проч. Я, конечно, попытался предложить компромисс ‑ работу на полставки, по совместительству, чтобы можно было и руководить отделом, и преподавать, и по праздникам на приходе служить, но этот вариант их не устроил. Я сдал документы и анкету в ОК, но они написали официальное письмо в епархию с условиями трудоустройства, я, ‑ соответственно, рапорт со своим предложением. В итоге митрополит благословил искать другого кандидата. Им стал мой помощник в отделе чтец..."

Но государство у нас все-таки светское, так что в рядах ФСИН находится много противников присутствия Церкви в исправительных учреждениях ‑ явных и тайных. Так, доцент кафедры гуманитарных дисциплин юридического института предложила, чтобы помощниками были выпускники МГУ, исторического факультета, разумеется. Получается пытается занять места помощников по работе с верующими ‑ боится притеснений для протестантов.

С.С. Акъюлов, заместитель начальника УФСИН России по Республике Башкортостан, считает, что только светский человек может быть помощником. Это объясняется, что во ФСИНе работают разные люди разных убеждений и вероисповеданий. Редко, кто выскажется прямо против Церкви, но будет, как умеет, противоречить. Я уверен, что если помощником станет православный батюшка, то права  верующих других вероисповеданий не будут ущемлены. Но, если это место займет человек другой веры, то я ручаться за это не могу. В Татарстане, например, помощниками станут мусульмане. А, как неоднороден сегодня ислам ,мы знаем по ближневосточным событиям...

Насколько будет складываться работа у помощника, зависит от того,  кто будет его начальником. Известны не только верующие начальники учреждений, но даже получившие богословское образование  в ПСТГУ. Но есть такие начальники, которые за гнилым словом не полезут в карман. С такими священнику будет трудно...

Так что на одной чаше весов сложности, на другой ‑ души осужденных. Кроме того, что священник на должности помощника получит более свободный доступ к заключенным и осужденным, он будет жить проблемами тюрьмы, сможет окормлять и сотрудников. Если же реализуется намерение отдельных лиц и должности помощников займут "светские", то может все вернуться в 90-е, когда сектанты создавали целые офисы в наших СИЗО. В любом случае Православная церковь не может уступить главное место в тюрьме - это будет предательством верующих, которых в местах лишения свободы большинство. И поэтому придется идти и на компромиссы, и на личные неудобства.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+