Перейти к основному содержанию

06:44 26.05.2019

Эфир от 24.12.2014 22:34. О А.Ф.Керенском. Почему этот человек, про которого говорят, что это он погубил Россию, вызвал такой интерес?

05.03.2015 11:03:10

Е.Никифоров:

- Здравствуйте, дорогие братья и сёстры! У микрофона Евгений Никифоров. И вновь гость нашей студии Алексей Юрьевич Пищулин, документалист, писатель, сценарист, режиссёр, автор многих интереснейших и очень удачных фильмов. В частности, фильма "Династия", двенадцать серий которого в этом году на ТВЦ прошло; сейчас заканчивается фильм о Наталье Гончаровой.

Но недавно ты снял фильм о персонаже, который, мне кажется, уж у тебя-то не должен был бы вызвать интереса. Дорогие братья и сёстры, это не кто иной как Александр Фёдорович Керенский. Человек, который глубоко не симпатичен в общественном мнении в целом. Почему этот человек, про которого говорят, что это он погубил Россию, вызвал такой интерес?

А.Пищулин:

- Да, совершенно верно. Это вообще задумывалось мною как памфлет. Т.е. я пылал желанием Александра Фёдоровича размазать. Но ничего из этого не получилось. Потому что, во-первых, христианство всё-таки учит нас взирать на свои недостатки и смотреть вглубь своего сердца. В глубине своего сердца я увидел, что самые ужасные, самые неприятные черты Керенского - это во многом черты русского национального характера.

Е.Никифоров:

- Вот, кстати, Ке́ренский или Кере́нский?

А.Пищулин:

- Ке́ренский. Дело в том, что эта фамилия искусственная. Возникла она от города Ке́ренск на речке Ке́ренке. И была она наименованием священника Ке́ренского из города Ке́ренск. Поэтому ударение от речки Ке́ренки. А потом этот город переименовали в Во́ткинск, и это имя было стёрто с карты России. Поэтому это именно Ке́ренский.

Так вот, оказалось, что очень легко бросать в него камнями. Потому что он подставлялся всю жизнь сам, он всю жизнь не уходил с арены. Это, конечно, такой ярчайший политический клоун, использовавший клоунаду как политическую технологию.

Е.Никифоров:

- Что-то вроде Жириновского, наверное?

А.Пищулин:

- Абсолютно верно. Причём не только Жириновского. Мы можем построить за ним целую череду политиков, которые используют те же механизмы, которые использовал он. Один из моих самых проницательных экспертов, которые в фильме участвовали, принимали участие в его создании и появляются там в кадре, - историк из Ярославля Фисюк - говорит, что этот телевизионный деятель дотелевизионной эпохи. Т.е. он использовал современные технологии управляемого скандала, провокаций...

Е.Никифоров:

- Это было сознательно? Или просто такой дар?

А.Пищулин:

- Это была черта его характера. Есть очень любопытная деталь из его детства. В 1894 году преждевременно скончался государь-император Александр Александрович. Далеко-далеко на окраинах империи в городе Ташкенте построили гимназистов, как сейчас бы сказали, на траурную линейку. И шмыгающий носом директор гимназии сообщил гимназистам, что умер государь-император. Раздался грохот. Один из гимназистов упал в обморок. Это был Александр Фёдорович Керенский. Тогда просто Саша Керенский, гимназист.

Т.е. вот эта его необыкновенная впечатлительность, реактивность была и силой его, и слабостью. Он её сделал своим политическим инструментом, и она же его и погубила.

Есть очень смешная такая подробность про него. После одного из его знаменитых выступлений стенографистка, утирая одной рукой пот, а другой слёзы, обратилась к нему с просьбой дать тезисы его выступлений, чтобы ей проще было расшифровать стенограмму. На что он ей сказал: "Да что Вы, какие тезисы!? Когда я готовлюсь говорить, я не знаю, что скажу. А когда выступил, не помню, что говорил." Вот это очень характерное его состояние.

И при всём том, есть ещё моменты, которые перевернули мои представления об этом человеке. Я начинал работать над этим фильмом, считая, что не осталось его живых родственников. Я знал судьбу его потомков, знал, что она складывалась крайне несчастливо. Если б я не был православным человеком, я бы сказал, что карму он многим своим потомкам испортил. Они погибали при разных драматических, трагических обстоятельствах. И я начинал фильм с того, что, к сожалению, придётся обязательно встречаться с Генрихом Боровиком, человеком, который видел его живым, много об этом рассказывал. Но вариантов нет, он единственный, кто может рассказать о том, как выглядел Керенский глазами очевидцев.

Е.Никифоров:

- Но Генрих-то Боровик до сих пор, по-моему, жив.

А.Пищулин:

- Да. В шестьдесят шестом году он встречался с Александром Фёдоровичем.

Е.Никифоров:

- Да. Потому что Александр Фёдорович дожил аж до девяноста лет. Он умер очень глубоким стариком.

А.Пищулин:

- Но вот что интересно. В ходе подготовки к съёмкам оказалось, что живы в Англии внук и внучка Керенского. И я с помощью моих английских друзей сначала вступил с ними в переписку. А потом, не дожидаясь подхода бюджета, на свои деньги поехал в Англию встречаться с внуком Керенского. У нас произошла очень яркая встреча, которая чуть не кончилась потасовкой в первый же день знакомства.

Е.Никифоров:

- Т.е. они такие же впечатлительные и эмоциональные, как их отец.

А.Пищулин:

- Весьма. Мы разошлись по разным углам ринга. И единственное, что помешало драке, это то, что я долго ехал, и приехал в день рождения Степана Глебовича Керенского, Стивена Керенского. И как-то в день рождения затевать мордобой было совсем некрасиво...

Е.Никифоров:

- А из-за чего?

А.Пищулин:

- Из-за Корнилова. Дело в том, что оказалось, что этот персонаж до сего дня в семье Керенских, хотя от этой семьи остались рожки да ножки, окружён такой ненавистью, какой не досталось ни Ленину, ни другим персонажам этой истории.

Е.Никифоров:

- За что!?

А.Пищулин:

- "Предатель! Это он погубил деда." Причём, значит, Стивен мне ничтоже сумняся, ничтоже бояся рассказал о том, что Корнилов был агентом Антанты... В общем, наговорил ерунды. Я ему сказал, что это ерунда. Мы очень рассердились друг на друга и разошлись. Договорились встретиться на следующий день. Я ушёл в гостиницу с тем, что если он завтра вернётся в таком же настроении, я его снимать не буду. Он, видимо, тоже провёл ночь в раздумьях. Утром мы встретились, как лучшие друзья, и записали совершенно замечательное интервью.

Но вот, что я из этого интервью узнал. О Стивене. Не об Александре Фёдоровиче. Я узнал, что он рождённый от англичанки. И всю жизнь стремился к тому, чтобы быть англичанином, и ото всего этого русского, очень сомнительного, очень неоднозначного семейного багажа, отделаться. Но у него было одно свойство, как я считаю, унаследованное от Александра Фёдоровича: очень острое эмоциональное переживание несправедливости. И вот, подрастая в английской реальности семидесятых, потом восьмидесятых, потом девяностых годов, он всё больше и больше раздражался, всё острее чувствовал великую несправедливость Англии по отношению к России - английского общественного мнения, английской исторической науки, английских политиков...

Е.Никифоров:

- Что и сейчас абсолютно актуально.

А.Пищулин:

- Естественно. И мы сейчас с ним это постоянно обсуждаем в Фейсбуке. Как ты и можешь видеть, мы с ним находимся в постоянной переписке.

И из чувства противоречия, из чувства протеста, из чувства возмущения, свойственного, как мне кажется, многим мужчинам в семье Керенских, он начал интересоваться, а что же было на самом деле. Ну, не может быть так, как рассказывают. Не может быть. Это слишком тупо, это слишком примитивно, это слишком однозначно. И всё это заставило его заинтересоваться русской историей. Всё это вернуло ему его русскость. И вот, когда я это всё понял, глядя на него, я немножко по-другому увидел Александра Фёдоровича. Я понял, что это был человек, состоящий из самых разных противоречивых чувств. Интересно, что для тех, кто с такой лёгкостью проклинает его за уничтожение Российской Империи, наверное, будет неожиданностью узнать, что он был глубоко церковным человеком.

Е.Никифоров:

- Вот это да... Этого я не ожидал.

А.Пищулин:

- Более того, он пел на клиросе.

Е.Никифоров:

- Но это что, юношеские увлечения?

А.Пищулин:

- На всю жизнь. На все девяносто своих тяжёлых, драматических, трагических лет.

Е.Никифоров:

- Т.е. и после изгнания.

А.Пищулин:

- И после изгнания.

Или вот, например, замечательная деталь. Когда Советский Союз испытал атомную бомбу, Керенский ходил по эмигрантскому Парижу, именинником сияя, и, встречая на улице людей из Российского общевоинского союза, бросался к ним со словами: "Теперь они к нам не посмеют сунуться!" К нам - это к Советскому Союзу, а они - это союзнички французы, англичане и американцы. Т.е. это очень неоднозначный человек. Это человек, который нанёс России страшный, непоправимый вред. Но сделал он это потому, что рвался управлять процессами, в которых ничего не понимал.

Е.Никифоров:

- Очевидно, это судьба многих. Видишь как, даже Пуришкевич, скажем, который ярый монархист, националист и патриот (по-своему) - а участвовал в убийстве Распутина. Ради блага России. И многие-многие-многие так горячо сражались за Россию, что просто её и развалили в конечном счёте.

Вот вина Керенского в чём состоит? В чём его основная ошибка была? Политическая ошибка.

А.Пищулин:

- Есть великолепная формула, выведенная в своё время Солженицыным: безответственность за бросаемые слова. Русский человек очень легко поджигается словом. Тот, кто имеет в силу различных обстоятельств право и власть бросать в толпу слова, не смеет быть безответственным. Это то, почему я считаю Керенского самым актуальным персонажем русской истории сегодня. Не в каком-то там тысяча девятьсот семнадцатом, а в две тысячи четырнадцатом, пятнадцатом, шестнадцатом... Это доказательство того, какие чудовищные последствия может вызвать человек, который как глухарь токует, слышит только себя и не понимает, что происходит там, куда, как снаряды от "смерча" и от всех наших ужасных установок "град", падают, и что там происходит, куда они падают. Т.е. это было такое выражение в семнадцатом году: тенора революции. Это были солисты. На выступления политических ораторов ходили, как сейчас ходят на концерты Жванецкого. Это было прикольно, это было весело.

Е.Никифоров:

- Они, так сказать, кормились этими восторгами...

А.Пищулин:

- И они летели. Они вообще не задумывались о том, что произойдёт. И вот Александр Фёдорович вызвал чудовищный пожар, кошмарный, находясь в состоянии упоения звуком своего голоса.

Е.Никифоров:

- Но если, к примеру, Гришковец - талантливейший, кстати, и совершенно замечательный писатель и актёр - в своём театре вот так один на один выходит на публику и делится своим остроумием, то театр остаётся театром. А здесь же театром была Дума. Т.е. место, где принимаются решения.

А.Пищулин:

- В Думе он был весьма сомнительным персонажем. Его считали клоуном. К нему относились... Помните, у нас были персонажи в первой постсоветской думе? Какой-то Марычев, который приходил с накладным бюстом...

Е.Никифоров:

- Что-то такое припоминаю...

А.Пищулин:

 - Керенский был на дурном счету. Он превратился в монстра в один конкретный день - 27 февраля 1917 года.

Е.Никифоров:

- И что это было?

А.Пищулин:

- Он вышел утром из дома, вот этим довольно сомнительным думским оратором-трудовиком, непрестижным, неэлитным. К вечеру он был властелином России. Это был день февральского восстания полков. День, когда казалось, что единственный, кто может манипулировать этим кипящим морем - это он. Все струсили. Все умники, все профессора, все милюковы, все гучковы - все, кто годами призывали этот день, - когда этот день грянул, оказались абсолютно несостоятельными. Профессор Милюков не мог разговаривать с улицей, а Керенский хотел и мог.

Е.Никифоров:

- Это тогда он плакал?

А.Пищулин:

- Тогда он вышел к толпе и сказал: "Доверяете ли вы мне?" Рёв толпы... "Потому что, если Вы мне не доверяете, - говорит Керенский, - вы можете убить меня. Прямо сейчас." И конечно народ загудел, потому что такого ещё они в этом русском театре не видели. Он понял, что нужны крайности, что нужны яркие краски. Причём это всё делалось по той технологии, по которой потом действовал Гитлер. Он зажигал толпу, он не помнил, он бросал в эту толпу  какие-то  бредовые образы. "Растопчу цветы моей души... Что это такое? - говорит Федюк, его биограф. - Что это? Читать это невозможно, это какой-то бред." Но действовало это всё, как зажигательная смесь. Он чувствовал аудиторию, он её поджигал. Девушки рвали с шеи жемчужные ожерелья и кидали на сцену. Был случай, когда он поскользнулся, наступив на катящиеся шары.

Е.Никифоров:

- Да, там истерики были просто.

А.Пищулин:

- Да, истерики. Люди просто падали в обморок. И он почти падал в обморок в конце этого выступления.

Керенкий почувствовал кайф прямого управления толпой. Но что эта толпа его, точно так же, как и всю конструкцию русской государственности, смоет и снесёт без всякой жалости, этого он не просчитал, потому что он этим не интересовался. Он не думал о будущем. Он не думал о строительстве.

Представим себе в страшном сне, что Керенского не смыло октябрём семнадцатого года, а что он остался у власти. Что бы он делал? Какой у него жизненный опыт? Никакой. Какой он управленец? Никакой. Он назначил сам себя главнокомандующим армии. Но он, что называется, вечный невоеннообязанный, освобождённый от физкультуры. Ну, смешно. Есть фотография, его хроника перед войсками. С ручкой засунутой. У него были проблемы с локтевым суставом, и он подвешивал руку, чтобы не держать её на весу. Этот наполеоновский жест, который высмеяли, следствие его физической немощи. У него удалена почка. Это тяжелобольной, хилый, невоенный человек, который взялся управлять колоссальной многомиллионной страной. Который занимался тем, что будил страсти. И когда эти страсти выросли до крыш петербургских дворцов, он понял, что он ничего с этим не может сделать.

И он в обмороке упал на кровать в ту ночь, когда... Знаете, что он делал в ночь октябрьского переворота? Он Чехова читал. Он сидел с томиком Чехова... Он почувствовал полное бессилие перед всем этим. Причём существуют такие конспирологические версии, что его масоны готовили к этому моменту, к этому часу. Может быть, и готовили, может быть, нет. Но он был хорош только лишь как запал. Он запалил весь этот кошмар и первым оказался не нужен. И был выброшен доживать. Причём Бог его наказал долголетием. Пятьдесят лет этот человек жил воспоминаниями вот об этом одном дне, 27 февраля 1917 года.

Е.Никифоров:

- Это было действительно поразительно. Потому что он свою политическую жизнь совершил до тридцати семи лет, совсем юным человеком.

А.Пищулин:

- И закончил. И больше ничего в его жизни не происходило. Была, правда, женитьба, тоже удивительная. Но в общем в его жизни ничего не происходило.

Е.Никифоров:

-  Поразительно. Но всё же, ты сказал как-то, что Керенский - самая актуальная фигура сегодня для политики России. Что ты имел ввиду?

А.Пищулин:

- Я имел ввиду ответственность за бросаемые слова. Я имел ввиду, что очень просто всегда получать в России популярность, критикуя власть. Очень просто, загибая пальцы, перечислять безобразия. Керенский был чемпион по отыскиванию и живописанию безобразий. Но дело в том, что держава устрояется работниками. Теми, кто каждый день приходит на своё рабочее место и занимается миллионом мелких дел. Керенский абсолютно нетрудоспособен. Он очень ярок, он очень эмоционален. Но ему совершенно не интересно совершать конкретные дела. Он не может починить водопровод, он не может решить проблему, где брать кредиты... Он может только речь произнести. Сомерсет Моэм, кадровый английский разведчик и великий писатель...

Е.Никифоров:

- Да? Поразительное сочетание...

А.Пищулин:

- Работавший в это время в России по линии разведки, написал весьма насмешливое воспоминание о Керенском, где он пишет: "В Петербурге кончался хлеб. Керенский произносил речи. Ленин собирал и вооружал дружины. Керенский произносил речи. Лопались трубы, не было горячей воды. Он произносил речи." И весь политический класс современной России должен в ужасе изучать эту биографию. Потому что в ней видно, какие результаты даёт демагогия и какие последствия. И чем потом придётся заплатить за эти минуты окрылённого произнесения речей. Это страшная школа политической безответственной демагогии, политической безответственности, раскачивание лодки .

Е.Никифоров:

- Как бы ты кратко сформулировал характер Керенского, учитывая, что в нашем цикле бесед мы всегда подчёркиваем, что у каждого человека есть Божий план по поводу этого человека, сценарий, который был приготовлен Господом именно для этого человека? Каков Божий план был для Керенского? Что он за человек был? Если можно, кратко сформулировать. Ты вообще мастер афоризмов. Что он такое для русской истории? Действительно это нескончаемый ужас и вопиющая безответственность? Или всё-таки тут есть что-то положительное, чему бы можно было поучиться?

А.Пищулин:

- Есть два подхода к власти в России всегда. Один - это подход людей ответственных. Для меня это, в первую очередь, русские цари девятнадцатого века: Николай I, Александр III, Николай II... Это люди, которые сдерживают желание сделать жест, потому что они ощущают ответственность и габариты машины, которую они ведут. Второй типаж - это лихачи. Это люди, которым важно, как говорила Цветаева, добежать, а потом уж лопнуть. Вот я сейчас скажу, чтоб вот люстра треснула, а будь, что будет, потом. Вот Александр Фёдорович блестящий, талантливый, яркий пример этого второго катастрофического типа политиков. И Россия должна взирать на эту картинку. Мне трудно сказать, что в этом положительного, кроме, может быть, его какой-то внутренней человеческой открытости эмоций...

Е.Никифоров:

- Вот. Об этом я и хотел сказать. Всё же, ты об этом сказал, удивильное слово, он был воцерковлённый человек.

А.Пищулин:

- И он был русский патриот.

Е.Никифоров:

- И русский патриот... Неужели христианство прошло поверхностно по его, в общем, действительно поверхностному характеру?

А.Пищулин:

- Вот интересно, что к концу жизни он пришёл к двум взаимоисключающим итогам, которые не могут в одной голове жить. Но в этой голове жили. Первая фраза, которую он написал в своих воспоминаниях: мы не совершали ошибок. Человек, которого только ленивый не ткнул носом в катастрофические глупости, которые он делал, написал в конце жизни как итог: мы не совершали ошибок. В эти же годы, давая интервью, он отвечает на вопрос корреспондента, можно ли было избежать катастрофы России. Керенский говорит: "Да, можно было. И достаточно было арестовать всего одного человека." Корреспондент говорит: "Ну, понятно. Ленина?" Керенский отвечает: "Нет. Керенского."

Как это могло помещаться в одной голове? И я убеждён, что и то, и другое искренне.

Е.Никифоров:

- Поразительно! Ну, что ж. История на то и история, чтобы её изучать, - но это тривиальные мысли, в общем-то, - учиться на ней не совершать ошибок. Если эта история не только история достижений, но и история провалов. Керенский, наверное, такой человек.

А.Пищулин:

- Да. Может быть главная его заслуга перед Россией в том, что он представил черты нашего национального характера настолько ярко и в карикатурной форме, что человек, в котором есть задатки Керенского, увидев это, вглядевшись в это, должен ужаснуться и отшатнуться от этого.

Е.Никифоров:

- Если какие-либо юные керенские нас сейчас слушают или смотрят в интернете... Быть может, этот потенциальный Керенский увидит, очнётся и отшатнётся от политики и пойдёт туда, где его театральный дар будет востребован. Это всё-таки театр, это искусство.

А.Пищулин:

- Даст Бог, может быть кто-нибудь из участников протестного движения об этом задумается.

Е.Никифоров:

- Дай-то Бог. Пусть они идут и сделают свой театр, типа Гришковца, и там, так сказать, на свою публику блистают.

Сегодня мы говорили об одном из самых ярких и поразительных двусмысленных христиан, патриоте, предателе, беспринципным человеке в нашей истории - Александре Фёдоровиче Керенском. И фильм, я думаю, можно посмотреть на сайте ТВЦ.

А.Пищулин:

- Да.

Е.Никифоров:

- Кто заинтересуется, посмотрите. А мы постараемся сделать ссылку у нас на сайте.

Комментарии

чт, 03/05/2015 - 14:50 :

Керенский действительно не сделал ошибок, так как всё делал осознанно в интересах тех сил, которые ему
за это платили, даже до последних дней его жизни. Об этом написано в трудах П. Мультатули.

тили

пн, 07/20/2015 - 09:44 :

AF Kerensky was a lawyer,born in Simbirsk. His father was Lenin`s schoolmaster. His grandfather was the last in alomg line of Orthodox Christian priests. From 1905 to 1917 he took only political cases. He fought the Tsar`s injustice it the courts and won many victories. He was Vice-President of the Piter Soviet & member of the SR`s. and formed policies with the Soviet`s advice & eventually became Prime Ministetr.He was widely regarded as the best reader of what was happening in the country. In February he forced Duma politicians to make a government to replace the tsar.Had he not done so, civil war & victory for Germany. He brought the US into the war (which decided the outcome) He kept Russia inthe war for long enough to get the US troops to the Western Front.
He was betrayed by the British backing for Kornilov ( I have published evidence) and tried to prevent knowledge of it getting to the troop & starting a mutiny. This was a mistake and undermined his position.he lost influence and was pushed out power. He was not bitter. He knew that if you play the hardest game, yooumay take a beating. He wasno weakling.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+