Перейти к основному содержанию

02:15 29.11.2021

303 избранных песни для детей от Юрия Энтина

18.06.2013 08:02:14

- Уважаемый Юрий Сергеевич! Как же так получилось – ваш папа физик, мама – экономист, и они – это не секрет! – хотели, чтобы вы пошли по их стопам, но вы выбрали исторический факультет педагогического института? Хотя в школе увлекались и литературой…

- Я учился в 8 классе, когда однажды в отцовской библиотеке случайно наткнулся на одну книжку. Она называлась «Москва 1937», и написал ее великий писатель Лион Фейхтвангер. Фейхтвангер описывал свои впечатления о процессе над Бухариным, Радеком и прочими, знакомил с биографией Троцкого. Я несколько раз перечитывал эту книгу, и у меня она вызвала много вопросов. Даже закрались серьезные подозрения по поводу ее честности. Ведь Троцкий был таким же коммунистом, как и Ленин, и, несмотря на какие-то противоречия, взгляды их в основном совпадали. Как же Троцкий мог стать немецким шпионом?! Мне захотелось выяснить все до конца. Так впервые появилось желание всерьез заняться историей и поступить на исторический факультет.  В институте я изучал эту тему. И надо же было такому случиться: даже женился на внучке Верховного главнокомандующего Российской Армии, позже Председателя Революционного трибунала, а еще позже прокурора Российской Федерации, народного комиссара юстиции СССР Николая Васильевича Крыленко, расстрелянного в 1938 году. Моя теща познакомила меня со многими старыми большевиками.

- Вы ведь некоторое время преподавали в школе?

- Да, преподавал в пятых классах. Но оказалось, что я совершенно не переношу, когда меня не слушают, отвлекаются, разговаривают, пусть даже шепотом. Все должны сидеть смирно! Кто не подчинялся моим требованиям, того я тут же удалял с урока. А поскольку дети не могут все время сидеть тихо и спокойно, то в коридоре оказывалось полкласса. Наконец, я понял, что преподавать – это не мое, и ушел из школы. Закончив при полиграфическом институте высшие курсы и получив второе образование, я устроился работать литературным  редактором.

- А когда начали писать стихи?

- Редактируя тексты, я не мог отделаться от мысли, что могу написать лучше. Ну и начал писать. Я и раньше писал стихи, но это были, скорее, не стихи, а стишки по случаю, часто любовной тематики.  В институте был женский коллектив, я со многими девушками заигрывал, в том числе с помощью этих самых стишков. Но окончательный выбор в пользу поэзии я сделал, когда мне исполнилось 33 года – возраст Христа. Я подумал, что если сейчас не решусь и не сделаю литературу своей профессией, то потом поэтом уже точно не стану. Поэзия – дело молодое. Не случайно многие поэты к 50-60 годам перестают писать, или пишут плохие стихи. И я решил уволиться.

- Однако вашему увольнению предшествовала одна очень интересная история, в какой-то степени определившая ваш дальнейший путь. Эта история с песней…

- «Ничего на свете лучше нету». Стихи к песне я написал раньше, чем появился сценарий «Бременских музыкантов», и передал их молодому композитору Геннадию Гладкову. Через некоторое время он позвонил мне на работу и по телефону пропел всю песню: «…нам любые дороги дороги!» И после этого я немедленно написал заявление об увольнении.

- Потом никогда не жалели об этом?

- Никогда. Напротив, я ушел очень вовремя. В том же году написал «Антошку», «Чунга-чангу»…

- Помните свое первое стихотворение?

- Помню. Оно у меня даже сохранилось, написанное маминой рукой. Мне было шесть лет, я хорошо играл в шашки (Юрий Сергеевич – кандидат в мастера спорта по шашкам – прим. Авт.), обыгрывал даже взрослых. Однажды один десятиклассник, который тоже неплохо играл, вызвал меня на поединок. Мы играли во дворе при большом стечении болельщиков.  Я трижды обыграл его, он попросил дать ему возможность отыграться, и я еще дважды у него выиграл. Юноша покраснел, потом побледнел, и, не справившись с эмоциями, открыл люк во дворе, и бросил туда мои шашки! Я оторопел, не знал, что делать, заплакать или нет, и вдруг неожиданно для себя выдал очень неплохой для моих лет каламбур: «Безобразник и злюка, достань шашки из люка!» Такое нарочно не придумаешь. Все засмеялись, а  мама записала стихи и потом с гордостью показывала их родственникам и просто знакомым, говоря, что со временем из меня получится большой поэт.

- Это первое стихотворение. А когда вы написали первую песню?

- Шестьдесят лет назад… На первом курсе института я начал ходить в хор, организованный дирижером Георгием Струве (Народный артист РСФСР, Президент Федерации детских и молодёжных хоров России, умер в 2004 году – прим. Авт.). У нас с Георгием были хорошие отношения, и я как-то признался ему, что мечтаю сочинять песни. Он предложил мне сочинять вместе. Наша совместная песня появилась в 1954 году, всех слов я уже не помню, но припев запомнил: «От горя лишился я сна, покоя от горя лишился, уже наступила весна, а я до сих пор не влюбился».  Но официально своей первой песней я все-таки считаю «Ничего на свете лучше нету».

- Нужно ли вам сначала услышать музыку, чтобы сочинить слова? Или же бывает наоборот: сначала сочиняете стихи, а уже потом только композитор накладывает на них свою музыку?

- Чаще всего я сначала пишу стихотворение, а потом передаю его композитору. Но бывают и исключения. Помню, мне никак не давалась песня о любви. И тогда я попросил Гладкова сочинить любовную мелодию, и уже на готовую музыку написал стихи.  Эта песня «Луч солнца золотого». Муслим Магомаев очень любил эту песню и считал ее одним из лучших шлягеров.

- А сами пробовали писать музыку?

Я не сказал бы, что у меня идеальный слух, и играть я не умею ни на одном музыкальном инструменте. Я полагаю, что если человек занимается делом, то он это должен делать профессионально. Люблю профессионалов! Поэтому и работаю с «могучей кучкой» – это композиторы Геннадий Гладков, Владимир Шаинский, Алексей Рыбников, Евгений Крылатов, Марк Минков, Максим Дунаевский… Большинство из них закончили Московскую консерваторию, многие преподавали в ней, двое из них – ученики самого Арама Хачатуряна. В ряду этих композиторов «композитор Юрий Энтин» как-то не звучит.  Поэтому у меня никогда даже и мысли такой не было.

 - С кем из композиторов вам проще всего работалось? С кем вы хотели бы поработать, да не сложилось?

- Меня полностью устраивают мои соавторы, моя «могучая кучка», и ни с кем другим мне работать не хочется.  Впрочем, было время, когда я  мечтал написать песню с Давидом Тухмановым. Однажды мы сделали с ним несколько песен, но редакторы, пропустив мои стихи, забраковали его музыку! Позже музыку к моим стихам написал Геннадий Гладков – песня звучит в мультфильме «Голубой щенок». А к забракованной музыке Тухманова стихи написал Владимир Харитонов – так появилась известная всем песня «Как прекрасен этот мир».

Но я не оставлял мысли поработать с Давидом Тухманов. Он великолепно чувствует слово, он пишет музыку так, что слова сливаются с мелодией. Вспомните хотя бы великую песню «День Победы», написанную им на стихи фронтовика Владимира Харитонова. Тухманов написал так, как будто сам участвовал в войне.

В конце концов мечта моя сбылась. Мы написали с Тухмановым 150 песен и два мюзикла. Один из мюзиклов – «Багдадский вор» - много лет шел в театре «Сатирикон». Как видите, я работал со всеми композиторами, с которыми мечтал работать. Ну а веселее и проще работалось, наверное, с Геннадием Гладковым.

- Юрий Сергеевич, не поделитесь с читателями своими творческими планами?

- Осуществляется наша с Евгением Крылатовым мечта. Наверное, это даже больше его мечта.  Он десять лет ждет от меня либретто, чтобы написать оперу «Русалочка» Я придумал сюжет, но не было театра, который бы заинтересовался этой работой. А сейчас такой театр нашелся, я уже встречался с режиссером.

С композитором Александром Зацепиным нам предстоит придумать номера к мюзиклу «31 июня», который состоится  в театре «Карамболь». Шесть из них уже есть, они вошли в известный одноименный музыкальный телефильм. И еще двенадцать номеров предложила написать режиссер Ирина Брондз. Я с радостью согласился.

Еще мечтаю издать трехтомник с нотами, в котором было бы ровно 303 песни – в каждом томе по 101 песне! Первый том будет состоять из песен, созданных в соавторстве с «могучей кучкой».  Второй том – сборник песен, написанных с теми же композиторами, однако в нем будут представлены песни, которых многие не слышали. В третий том войдут оставшиеся песни, которые я написал с композитором Давидом Тухмановым.  Это мое наследство - 303 избранных песни для детей от Юрия Энтина.

- А сколько вы вообще написали песен, не считали?

- Наверное, около шестисот.

- У меня создается впечатление, что ваши стихи как будто и не написаны, а вот так просто и легко выпорхнули из вашего сердца... У вас бывают муки творчества? Легко ли вы пишете?

- По-разному. Иногда легко. Но бывает, что и не сплю, просыпаюсь по ночам, карандашом записываю в блокнот какие-то отрывки. Днями хожу сам не свой. И так - месяцами! Мучаю себя и супругу, часто отвечаю на ее вопросы невпопад. А потом вдруг сажусь за стол и быстро пишу стихотворение. И атмосфера в семье налаживается!

- По-моему, сейчас так мало пишут песен для детей. Или я не прав?

- Вы правы!

- Есть у нас молодые и талантливые поэты-песенники?

- Может быть, и есть. У меня написано свыше 200 песен, о которых почти никто не знает. Поэтому, возможно, и я не видел и не слышал чего-то такого, что действительно сделано талантливо. Но то, что я вижу, к примеру, на телевидении!.. Недавно очень внимательно смотрел и слушал детскую передачу «Рождественские песенки», в которой взрослые артисты пели с детьми. Девяносто девять процентов спетых песен так или иначе касались секса, и не было ни одной Рождественской песенки! На детей было жалко смотреть: на их лицах отражались те переживания, которые, по-хорошему, должны  у них возникнуть лет через 15-20.  Видимо, предполагалось, что будут петь песни о Любви с большой буквы, но слово «любовь» на нашей эстраде давно понимается исключительно как любовные отношения между взрослыми. И «Рождественские песенки» невольно убеждают юных зрителей в том, что любовь - это то, что происходит между тетенькой и дяденькой ночью.

- Дети сейчас воспитываются преимущественно на американских мультфильмах. Как поэт-песенник, как сценарист мультипликационных фильмов, скажите, есть ли  среди современных американских мультфильмов по-настоящему хорошие фильмы, или все они – ширпотреб на нашу голову?

- Конечно, есть великие диснеевские мультипликационные фильмы, созданные в 30-40-х годах, такие, к примеру, как «Бемби», «Белоснежка и семь гномов» и многие другие. Это гениальные фильмы, с них начиналась и российская мультипликация.

Современный «Шрек», наверное, стал бы для меня милым, озорным, неплохим фильмом, изобилующим забавными диалогами, если бы не отдельные кадры! Например, в нем есть момент, когда принцесса видит птицу, высиживающую  птенцов, что-то делает и птица вдруг надувается-надувается и лопается. А принцесса берет яйца и жарит Шреку яичницу… Убивать вот так просто, с легкостью, между прочим, по ходу дела и показывать это детям – совершенно безнравственно.  В другой серии про Шрека лягушку надувают через соломинку. А ведь достаточно всего несколько кадров, чтобы научить детей плохому. Я не могу себе даже представить, чтобы нашим российским режиссерам пришло такое в голову! И в этом смысле «Шрек» становится ширпотребом, опасным ширпотребом.

- Юрий Сергеевич, вы как-то признались, что полюбили Израиль, после того как впервые побывали в этой стране. Вы даже как-то сказали: «Мне показалось, что это действительно центр мироздания и что-то экзистенциально непостижимое в этой земле есть». Православные христиане называют Израиль Святой землей. Кстати, это правда, что Вы придерживаетесь христианских ценностей?

- Я помню, в Израиле женщина экскурсовод так вдохновенно рассказывала о последних часах земной жизни Иисуса Христа, как Он страдал, как нес свой Крест, что я почти увидел это, и слезы брызнули из моих глаз. Мне пришлось отойти в сторону, чтобы вытереть глаза. С этого момента меня интересовало все, что связано с христианством.

- Спаси, Господи! Ну и, наконец, Юрий Сергеевич, скажите напутственное слово нашим читателям.

- Я хочу, чтобы взрослые читатели воспитывали своих детей на лучших стихах дореволюционных авторов и авторов, которых я сейчас назову. Это Корней Чуковский, Самуил Маршак, Сергей Михалков, Агния Барто, Борис Заходер, Эдуард Успенский, Григорий Остер и … Юрий Энтин!

Дорогие братья и сестры! Мы существуем исключительно на ваши пожертвования. Поддержите нас! Перевод картой:

Другие способы платежа:      

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+