Перейти к основному содержанию

12:23 19.05.2024

Обращение к душе и сердцу человека – это то, что сейчас совершенно необходимо

06.03.2023 10:52:32

Слушать: https://radonezh.ru/radio/2023/02/24/21-00
Смотреть: https://youtu.be/-uU3kjaBNF0

Е. К. Никифоров: - Начнем с главного, ради чего я пригласил вас – это фильм, который будет идти широким экраном по всей стране. Это тоже загадка. Потому что документальное кино никогда не имело такого большого экрана, таких массовых показов. Но все это, предваряя сегодняшнюю нашу беседу,  скажу – очень достойно. Я уже посмотрел его. Этот фильм называется «Святой архипелаг», который получил на фестивале «Радонеж» гран-при. И я еще раз с удовольствием поздравляю вас с этим.

 Это было заслужено, потому что голосовали все единодушно во главе председателем жюри Владимиром Ивановичем Хотиненко. Хотя на фестивале «Радонеж» иногда, как на лошадиных скачках,  просто идут ноздря к ноздре. Такие авторы сейчас талантливые, профессиональные, искренние. Такие необычные темы. Когда я увидел в названиях «Святой архипелаг» - я почему-то подумал, что это продолжение темы «Раскаленного хаоса», за который вы получили на фестивале «Радонеж» тоже гран-при несколько лет тому назад, в 17-м  году. Фильм был публицистический.  Думал, что это продолжение, об «Архипелаге ГУЛАГе». И вдруг совершенно другая тема, совершенно другая интонация. Скажите, как вы пришли к этому «Святому архипелагу»?

С. Г. Дебижев: - Начну с того, что я вообще не делаю одинаковых фильмов. Мне это просто неинтересно. Я как человек с художественным образованием и как, я надеюсь, с богатым воображением, для меня интересно каждый раз открывать и для себя, и для зрителя что-то новое. Поэтому в эстетическом смысле все мои фильмы очень разные. Что касается того, как проходил мой путь к Соловецкому архипелагу, наверное, это попытка разобраться в положении дел в духовной сфере, а она, мне кажется, сейчас совершенно необходима. И понимание того, что Соловецкий архипелаг и Соловецкий монастырь – это один из важнейших духовных центров в нашей стране. Один из самых серьезных, суровых, северных, молитвенных. Это очень важно. Очень важно людям объяснить, в какой стране они живут.

Е. К. Никифоров: - Вам это удалось очень хорошо. И в этом заслуга потрясающего изобразительного ряда. Просто замечательно все снято оператором Немовым. Но фильм не видовой, не туристический, не об этом. Вы еще нашли там живых людей, живые свечечки настоящей русской духовности. 

С. Г. Дебижев: - Мы пытались создать некое произведение, в котором была бы синергия великолепного качественного изображения на международном уровне и глубокого содержания на уровне духовном. Потому что обычно наш кинематограф обращается к инстинктам человека. Он или щекочет его, или пугает. И, конечно, это большая беда кинематографа. И мне кажется, что обращение напрямую к душе и сердцу человека – это именно то, что сейчас совершенно необходимо. И мы попытались сделать картину, в которой раскрывались бы глубинные смыслы бытия. И тема веры, надежды и любви, веры, как того пути, по которому должен идти человек. Мне кажется, что на сегодняшний день общество необходимо окормлять настоящими большими смыслами. И за этими смыслами мы туда и отправились. И по большому счету это же не просто интервью с монахами – это довольно углубленные рассуждения по поводу того, что есть вообще бытие, что такое человек, есть ли по поводу него какой-то Божественный план, и есть ли о всей нашей стране Божественный замысел. И когда ты выводишь разговор на такой уровень, а он подкреплен мощнейшими художественными образами, вот тогда и получается настоящее произведение.

Е. К. Никифоров: - Когда я смотрел фильм, меня не покидала уверенность в том, что это же наши авторы, неплохо было бы пригласить в студию радио «Радонеж». И любой из ваших персонажей мог бы часами говорить на серьезнейшие темы очень глубоко, очень интересно. В фильме не только изобразительный ряд замечательный, там еще и замечательная музыка. И написал ее никто иной, как В. Бутусов. По-моему, тоже ваш друг?

С. Г. Дебижев: - Вячеслав Бутусов в отличие от очень многих рок-н-ролльщиков, человек с хорошим образованием и человек воцерковленный, он занимается и классической музыкой, и духовной музыкой. И участие его в «Святом архипелаге» не просто обогатило картину, оно вдохнуло в нее какую-то правильную энергию. И это был первый опыт написания музыки для кино Вячеславом Бутусовым.

Е. К. Никифоров: - Но вместе с тем это не прямое цитирование церковной и музыкальной традиции. Там совсем о другом. Это скорее медитативная музыка, немножечко с той самой культурой нью-эйдж, которой все когда-то вкусили в 90-х годах. И духовность вызревала в каждом человеке. Как вы лично пришли к нынешнему пониманию духовности? Как вы сейчас это понимаете?

С. Г. Дебижев: - То рок-н-ролльное прошлое, о котором вы упомянули, это, конечно, был невероятно динамичный, интересный и творческий период, но, прямо скажем, есть в чем каяться. Потому что в классическом смысле рок-н-ролл – это крайне деструктивное явление на музыкальном олимпе земли. Потому что именно рок-н-ролл и отчасти и кинематограф изменили картину мира практически до неузнаваемости. Потому что до появления кинематографа и потом до появления рок-н-ролла мир был совершенно другим. Стал ли он лучше? Вряд ли. По правильному ли пути пошла музыкальная культура? Уверен, что нет. Кинематограф обещал, что объяснит всем, как жить, не справился с этим, естественно . Выйдя из аттракциона, в него и скатился на сегодняшний момент. А рок-н-ролл абсолютно деструктивно повлиял на целые поколения людей. И влияет, надо сказать, до сих пор. И поэтому вырвать людей из его агрессивных и цепких пут, мне кажется, на сегодняшний момент это главная задача. Ну, если говорить вообще серьезно, то главная задача государства и всех нас – это превращение населения обратно в народ. Потому что у населения одни цели. А у народа – совершенно другие. Духовный рост и мощь основ традиционного общества лежит вообще в другой плоскости.

И я думаю, что несмотря на то, что в нашей стране это все всячески задвигалось, оно никуда не исчезло. Оно по умолчанию вмонтировано в подсознание людей. И вот эта сила традиции – это не что-то прошлое. Мне кажется, это начало пробуждаться. И нужно сделать все, чтобы это все ожило, и чтобы мы поняли, в конце концов, какой путь нас ждет в дальнейшем. Потому что те тектонические сдвиги, которые мы на сегодняшний момент наблюдаем, с радостью, прямо скажем, потому что только через страдания и трагедии это все проходит, но то, о чем мы мечтали, то, о чем мы говорили долгие годы, называя это все силой традиции, сейчас люди начинают прозревать, и эта сила традиции начинает оживать. И эти составляющие: культура, сила традиции, сила государства и сила религии – это все должно в синергии объединиться, и мы должны понимать, что нас ждет совершенно новое, свое собственное будущее, а не то будущее, к которому нас приучали. И мы уже в каком-то смысле, особенно молодое поколение, даже смирились с ним. А вот и нет. В каком-то смысле мы начали вдруг этому сопротивляться. И я надеюсь, что это сопротивление, эта борьба приведет нас к совершенно другим целям. И вот эти цели, мне кажется, нужно уже сейчас обсуждать. А дело государства обозначить картину будущего. Вот что самое главное.

Е. К. Никифоров: - Здесь очень важно не скатиться в надуманное, фальшивое. И меня в этом смысле очень порадовал последний наш фестиваль, потому что там много фильмов было как раз о Донбассе, о молодых ребятах. Чем замечательно, и вы подтвердите, документальное кино? Это документы, это факты. Это все не придумано. Это все реальные люди, реальные лица, глядя на которые, я думаю: «Господи! Слава Богу, что я в России! Что рядом с этими людьми существую». Это счастье большое наблюдать, как просыпается вот этот генетически заложенный код. Он начинает работать, начинает открываться. Потому что этим ребятам не сказали, ради чего их послали. И самое поразительное, что люди сами поняли и еще и генералам рассказали, что это народная война и за что они воюют, за кого они отдают свою жизнь. Эти фильмы, и ваш в частности, нужно показывать в войсках. 

С. Г. Дебижев: - Конечно. Потому что самое главное, что написано на знаменах. Человек может быть слаб, но если цель его светла и планка высока – он к этому тянется неминуемо. Ну, а что касается документального кино, то вы совершенно правы – это такой остров правды, истины. Потому что все остальное – это вещи искусственные, придуманные. А документальное кино не утратило доверия, потому что понятно, что у документалистов все-таки остатки совести существуют. Может быть, им не хватает мастерства. И это проблема, потому что современный кинематограф требует современных подходов. Да, хорошо, когда есть содержание, когда есть смыслы. Но если это обличено в унылую, назидательную или какую-то неинтересную форму - это не работает в современном мире. Теперь очень высок запрос на качественные яркие впечатляющие изображения. И если этого нет, то ты не сможешь внимание молодого поколения привлечь. Поэтому современный документальный кинематограф насыщен смыслами, но совершенно лишен понимания того, что это должно быть подкреплено ярким и мощным изображением. И только тогда это будет иметь по-настоящему сильное воздействие на человека. И вот сейчас эта высокая планка задана. Это значит, что тот кинематограф, который был до «Святого архипелага», закончился. И ты теперь или тянись к этому способу съемок, способу донесения смыслов, или придумывай что-то свое, не менее выразительное и идущее вместе с новым пониманием бытия.

Е. К. Никифоров: - Но как говорил наш классик: все жанры хороши, кроме скучного.

 Поэтому задача фестиваля показать, куда стремиться, что есть на самом деле лучшее. Показать, что эта десятка фильмов – это то, что все должны обязательно посмотреть. Потому что это некое достижение духовного открытия, духовного видения мира, это часто новые имена. Например, получивший первый приз фильм «Квартет» про Донбасс. Трогательно, изумительно выстроено по сюжету, по сценарию, по персонажам. Автор фильма - ученик прекрасного документалиста Сергея Мирошниченко, в своё время лауреата нашего фестиваля. Все-таки здорово, что хорошие люди объединяются вокруг Радонежа, а не только вокруг ленинградского рок-клуба. Я хотел бы вернуться к рок-культуре, потому что для меня самого не очень понятно. Я небольшой был поклонник в юности рок-культуры и не очень ее знал. Как это могло произойти? 68 год. Вудсток. Жили люди, не тужили, и вдруг происходит слом всего: хиппи, разнузданность, тот же рок, который не столько музыка, сколько символизирующее музыку какое-то антикультурное явление, позволяющее людям раскопать самое низкое.

С. Г. Дебижев: - Я думаю, что в контексте религии лежит ответ на этот вопрос. Потому что католицизм и протестантизм – настолько зажали рамки человеческого, ну, как бы внутренней его энергии, что вот, в конце концов, произошел этот прорыв. И понятно, что здесь не обошлось без темных сил. Но в этом вина фундаментального подхода протестантизма и католицизма. В нашей стране этого не было. 

А то, что происходит сейчас – это называется уже не спор поколений, а абсолютный разрыв. И вот залечивание этих ран, попытка приостановить путь к геенне огненной, это, мне кажется, задача сегодняшнего дня. Потому что молодое поколение, и мы все, и наша страна последние 30 лет находились под давлением агрессивной, совершенно чуждой нам культуры. И это все очень далеко зашло. Есть ли возможность вернуть это назад? Мне кажется, есть. Но так получается, и мы сейчас это видим, что этот возврат может произойти только через войну, через трагедию, через духовный слом. Поэтому отрадно, что наши кинотеатры покинули все эти черти в виде бэтменов, пауков и монстров всяких, вампиров и всего остального. Это отрадно. Главное, чтобы это не вернулось. Главная задача государства – это рекрутировать людей по-настоящему, не за деньги, а по-настоящему умеющих наладить нормальный диалог с обществом. И не надо рассматривать людей со своей столичной колокольни. С московской, питерской  и городов миллионников. Россия сильна своей провинцией. Своим глубинным чувством справедливости, степенной спокойной жизни, традиционного понимания, что есть добро и что есть зло. Поэтому здесь нужно найти людей по-настоящему талантливых, вдумчивых, способных принимать эти решения и проводить их в жизнь. Они сами, эти люди, не придут и не будут проситься: дайте нам, так сказать, какой-то такой участок. Их надо выискивать. И их выискивали всегда. И в Российской империи это было, и в Советском Союзе.

Надо сказать, что на глобальном уровне практически все, что попадает к нам извне, оно как-то трансформируется. То есть, у России есть такое свойство, когда она способна под себя переделать любое явление, приходящее извне. И рок-н-ролл в этом смысле наиболее показателен. Что такое обычный, традиционный западный рок-н-ролл? Его смыслы элементарны. Да, они искренни. Но они абсолютно элементарны. У нас же сразу же образовалась какая-то глубина, философские подходы, серьезные тексты, смыслы. И это его сильная сторона. Понятно, что у него есть и деструктивная, но в лучших его проявлениях – это сильная его сторона. И тут, конечно, и Цой, и Гребенщиков, несмотря на то, что сейчас про него говорят, и как он себя ведет. Но в те времена то, что делал он, это были очень мощные и тексты, и смыслы, и все остальное. Что же касается того, как нам строить сегодняшнюю жизнь, вот нужно думать. Нужно, мне кажется, собирать каких-то правильных людей и обсуждать серьезно вообще тенденции в культуре и в искусстве. Потому что, по большому счету, если мы не берем религию как основу, то культура и искусство – это единственное, что оправдывает  присутствие человека на земле. Это единственное, что от него остается. В этом смысле рок-н-ролл тоже внес свою лепту. Другое дело, что это дела давно минувших дней. И понятно, что существовало, можно сказать, карикатурное различие между официальной культурой и культурой такой вот искренней. Это действительно так. И в Советском Союзе это было наиболее ярко. Потому что то, что происходило на государственном уровне, и то, что происходило в душах людей и у них на кухнях и в закрытых сообществах, это две разные реальности.

Е. К. Никифоров: - Ну, как московское телевидение и Курехин с Шолоховым на питерском. 

С. Г. Дебижев: - Мне тут есть что сказать. Это программа «Ленин гриб», которую вы упоминаете, в которой Курехин доказывал, что Ленин – это гриб на самом деле. Ведь к этому моменту фактически с Советским Союзом и с его принципом жизнепонимания уже было покончено в каком-то смысле. Осталась единственная фигура Ленина, с которой было не понятно, что делать. И она висела каким-то грузом на плечах людей, и люди не понимали, как к ней относиться. И вдруг появляется Курехин, который просто шуткой снимает эту проблему со всей страны. Это поразительно.

Е. К. Никифоров: - У вас же фильм о нем есть, который, собственно, так и называется «Сергей Курехин – человек, который изменил мир». Настолько серьезно? Или это преувеличение?

С. Г. Дебижев: - Это настолько серьезно. Потому что когда человек обладает таким духовным объемом и такой творческой энергией, когда он, несмотря ни на что, может высказывать парадоксальные идеи. Это очень важно. Как Данко, который вырывает свое сердце, и вдруг люди понимают, где они находятся. Мне кажется, что роль личности здесь как раз и проявилась.

Е. К. Никифоров: - Ну и потом деятельность его была настолько обширна, разнообразна. Где он себя только не попробовал. Он же умер совсем молодым в 46 лет. Но энергия потрясает. Например, «поп-механика»,  придумка совершенно замечательная. 

С. Г. Дебижев: - Надо сказать, что он был первым и единственным, наверное, из рок-среды, который понял, что мир меняется. И он первый начал транслировать тему под названием «русская идея», что если ты как творческий человек обладаешь энергией, то ты не можешь не приложить ее к строительству нового государства. И он совершенно серьезно об этом говорил. Вот тут шуточки кончились. И поэтому к нему возникло такое отношение, ведь раньше же всех людей с патриотическими взглядами называли фашистами. Сразу же к ним приклеивали ярлык. И Дугин это пережил. Тот же Курехин это пережил. И даже и я в каком-то смысле. Поэтому явление подобных личностей очень важно, и нельзя, чтобы это проходило незамеченным.

Е. К. Никифоров: - Ваша фирма, которая производит фильмы, это кинокомпания «Два капитана». Так назывался и ваш фильм, он был культовым фильмом в свое время, где вы показали лица всех тех людей, которые сейчас уже стали классикой русского рока. Почему «Два капитана»? Это отсылка к знаменитому роману? 

С. Г. Дебижев: - Трудно сказать. Вообще, тогда Курехина и Гребенщикова называли капитанами. Так как они являлись главными героями картины, то и родилось название. И название кинокомпании соответственно. Этот фильм был настолько пророческим и менял представления о кинематографе и о изложении материала вообще. Это одна из идей Курехина, что человека необходимо ввести в состояние шока. В состояние некоего недоумения. И именно тогда прекращается его внутренний бесконечный диалог, и он вдруг может осознать главные вещи, если в нем есть какая-то сила личности. И в этом смысле фильм «Два капитана 2» вводил людей в эти состояния. И он действительно стал культовым. Его до сих пор показывают во всяких музеях кино, и он вошел в историю кинематографа. Я стараюсь, чтобы каждый фильм был каким-то другим, но чтобы он открывал какой-то новый жанр.

Е. К. Никифоров: - А Цой?

С. Г. Дебижев: - А Цой – это парадоксальная личность. Я его знал, наверное, раньше всех. Потому что мы с ним вместе учились в художественном училище имени Серова. Я его заканчивал, а он как раз на первом курсе был. Это тот феномен, тот парадокс, когда человек больше себя намного. Когда внутри человека существует два как минимум. И при этом он был достаточно простым парнем. Но его героика говорила о том, что в нем внутри кто-то есть еще. И в нашем фильме Виктор Тихомиров, известный литератор, говорит как раз об этом. Мы сделали фильм «Рок за гранью», где обсуждали эти темы. И он очень правильно сказал, что из Цоя выходил какой-то второй Цой, который был гораздо больше него. И именно он писал эти песни. А потом Витя опять становился самим собой. Поэтому у меня есть такая формулировка, что вот были такие три кита в рок-культуре: Гребенщиков, Цой и Курехин. И Гребенщиков говорил: нужно смотреть вверх и там, в хрустальных пространствах загадочного метафизического мира искать смыслы. Курехин говорил, что нужно смотреть вовнутрь и внутри, из себя, из этого озера безмолвного знания черпать творческую энергию. А Цой говорил, что нужно смотреть вперед и идти напролом. Вот эти три направления эти три человека обозначили. И ими можно пользоваться, хоть всеми сразу.

Е. К. Никифоров: - Один из ваших фильмов, кстати, достаточно давно сделанный, 95-го года, «Порок и святость». Это сценарий с Курехиным вы написали? Само название  «Порок и святость» говорит о том, что уже тогда вы задумывались о высокой метафизике, о религиозности. Так ли это?

С. Г. Дебижев: - Да, понимание того, что мир не просто материален, было всегда. Мне кажется, что любой человек, который обладает хоть каким-то интеллектом, хоть каким-то аналитическим взглядом на мир, должен понимать, что все, что мы видим, не может просто появиться само собой. Значит, у всего есть создатель. Поэтому, конечно, религиозный взгляд на вещи гораздо более продуктивен, чем чисто научный. Мне всегда так казалось.

Е. К. Никифоров: - Существует ли еще может в измененном виде ленинградский рок-клуб? Пришло какое-то новое поколение ребят? Вообще есть ли что-то вам на смену? Как вообще развивается современная молодежная музыка?

С. Г. Дебижев: - Я думаю, что все это уже не существует. Может быть, кто-то слушает то, что было сделано раньше, но эта история закончилась, причем довольно давно. И вырождаясь, она давала все более слабые всходы. И мне кажется, что на сегодняшний момент эта история просто зачахла. Мне кажется, что должно родиться что-то новое. Какая-то совершенно новая культура. Потому что подзадержалась старая. Одна стилистика, одни художественные направления сменялись другими, и все было очень четко. Было барокко, потом пришло рококо, потом классицизм, ампир и так далее. И предреволюционный модерн был последний цельный стиль в истории человечества, потому что то, что произошло дальше, я имею в виду конструктивизм, – это была эстетика разрушения, одни руины остались от взаимоотношений человека и искусства. И то, что такие чудовищные личности, типа Малевича, образовались у нас – это вина и большая беда. 

Е. К. Никифоров: - Мне кажется, что не столько они разрушили, сколько они обозначили. Потому что Малевич с его черным квадратом - это сознательная концептуальная акция. Он свой квадрат вешал в красном углу. И вот смысл в том, что культура кончилась. История кончилась. Ничего нет. Чернота за этим стоит. Это же тоже диагноз. Это же тоже творческий акт художника. Так честно сказать, что все закончилось, ничего дальше не будет. А нынешняя молодежная контркультура – культура ли это? Трудно сказать. Я имею в виду загадочные для меня персонажи, такие как Даня Милохин, или Моргенштейн. Что это за явления?

С. Г. Дебижев: - Если смотреть с религиозной точки зрения, то проникновение инфернальных сил, которое началось еще в эпоху конструктивизма, продолжается до сих пор. Вот эти оттуда, из этих темных пространств. И рассматривать их как явления культуры ни в коем случае нельзя. Их нужно рассматривать именно как агентов каких-то темных сил влияния. Их привлекательность и выразительность имеет демоническую основу. Потому что если говорить о чем-то прекрасном, добром, вечном и важном, то гораздо труднее облечь в яркую выразительную форму, нежели всякий демонизм. Сейчас пришло время, когда нужно трезво смотреть на вещи. И смотреть на них именно через призму религиозного понимания бытия. И вот это вот религиозное понимание бытия – это то, чего нам очень и очень не хватает на сегодняшний день.

Е. К. Никифоров: - Но то, что касается документального кино, то я спокоен здесь. До трехсот компаний каждый год привозят свои новые фильмы на фестиваль «Радонеж». И как раз его смысл в том, чтобы быть рекомендательной площадкой. Как и радио «Радонеж» – это рекомендательная площадка, когда редакторы выбирают из всего, что они увидели, самое живое. А что можно сказать о современном художественном кино? Оно еще есть или его уже совсем нет?

С. Г. Дебижев: - Там положение хуже именно на уровне тем и на уровне понимания того, что кинематограф – это оружие массового поражения. Вопрос в том, в чьих оно руках. И я считаю, что его слишком много. С одной стороны, это касается и игрового, и документального кино, у государства должен быть по этому поводу какой-то план, какой-то совет, который решает эти вещи. Должен быть государственный заказ. И это должно быть то, что написано на знаменах. Важнейшие темы, связанные с историей и культурой, должны быть обязательно отражены в кинематографе. Сейчас должно быть гораздо больше ответственности у творцов. И должна быть определенная цензура, гармоничная, не агрессивная и жесткая, но она должна быть. Какие-то вещи просто нельзя показывать. Особенно это касается игрового кинематографа. Когда там показываются бесконечные мертвые тела, сцены насилия, всякая чертовщина. Может быть, какого-то зрителя это и привлекает, но нужно ли этого зрителя окормлять вот этими образами. Потому что воздействие образа на человека – это одно из самых сильных воздействий. Необходимо избавиться от голливудской схемы, она слишком элементарна и не подходит для нашей страны, у нас гораздо глубже смыслы, и этому есть замечательные примеры в нашем отечественном кинематографе, вспомним, «Летят журавли», «Они сражались за родину», фильмы Тарковского. Это все к Голливуду не имеет никакого отношения. И на эти вещи нужно ориентироваться. Нужно ориентироваться на те вещи, которые по-настоящему возвышали. Ведь цель искусства и культуры – это возвышение духовного мира человека. А то, что сейчас происходит в игровом кинематографе – это беда. Потому что продолжают снимать фильмы «Сердце Пармы» и «Викинги» и им подобные. Это просто какая-то профанация исторических смыслов. Ну, встречаются редчайшие исключения - фильм «Территория», вот он сделан не по голливудской схеме. 

В нашей стране достаточно умных и честных людей, которых нужно просто просить в этом участвовать. Пока мы не поймем, что формальная обложка и какой-то фантик – это не история нашей страны, наша страна сильна своими делами и своими глубокими смыслами, пока мы это не поймем, так и будем питаться этой второсортной продукцией. Особенно когда она приходит извне. А как говорил еще Солоневич, один из героев моего фильма, русский мыслитель, что любые программы, теории и какие-то рецепты, приходящие извне, не приживаются здесь. Они нам не подходят. Нам нужны наши собственные. И они у нас всегда были. Давайте вспомним великую русскую литературу, великую живопись, музыку. Проявлений духа такого масштаба нет просто нигде. Те плеяды творцов, которые были рождены в нашей стране за всю ее историю – это просто беспрецедентный феномен. Вот на что нам нужно ориентироваться. Давайте-ка прекратим это умиление западными фантиками, которое сейчас уже превратились в настоящую патологию. И давайте использовать этот вдохновенный исторический момент, тот шанс, который нам сейчас выпал для того, чтобы начать настоящую полнокровную жизнь и построить наше собственное будущее, независимо от того, что нам говорят извне.

Е. К. Никифоров: - Ну что ж, вашими устами да мед пить. Я хотел бы только напомнить, что мы сегодня беседовали с совершенно замечательным режиссером, сценаристом, художником, автором «Раскаленного хаоса», «Святого архипелага» - Сергеем Дебижевым. Фильм, который сейчас выйдет в широкий прокат – это диво дивное, что так удалось сделать вашим продюсерам. И это очень большая удача для всех нас!

Дорогие братья и сестры! Мы существуем исключительно на ваши пожертвования. Поддержите нас! Перевод картой:

Другие способы платежа:      

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
5 + 7 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+