Перейти к основному содержанию

01:10 05.10.2022

Голос его живет в нашем эфире

05.09.2022 10:46:56

Господь призвал нас слушать Его волю о нас и исполнять её, но многие из нас глухи, другие тугоухи, третьи что-то слышали, но не выполняют. А есть такие люди, чьё ухо чрезвычайно чутко. Они могут нам подсказать, чего от нас хочет Господь. Вот таким даром абсолютного слуха к воле Божией, на мой взгляд, обладал архимандрит Амвросий (Юрасов), духовным чадом которого я с радостью дерзаю называться.

Чем дальше, тем яснее становится его роль не только в жизни его верных чад, его учеников, сестер монастыря, которых он воспитал, а вообще в жизни всей нашей Церкви. Сейчас найти верных духовников не так просто. А что такое «верный духовник»,  геронда или старец по-русски? Это человек, который воплощает в себе те идеалы, к которым мы стремимся, являет собой жизнь во Христе. Этому не учат в семинариях, этому нельзя научиться только  по книгам, Господь посылает этих людей с их удивительным опытом, горением, как мартеновская печь. И мы к этому теплу стремимся. Собственно, и нам заповедано быть хотя бы маленькими батареечками, которые распространяют тепло по всему миру. А духовник своим теплом, своей христианской жизнью заряжает всё вокруг.

О. Амвросий ‒  духовник, проповедник и духовный писатель. Он привлекал к себе сердца особенным даром: просто и с любовью говорить о том, что кажется нам сложным, а порой и неразрешимым.

Идея Братства «Радонеж» в значительной мере принадлежит отцу Амвросию. Он объединил группу молодых москвичей, искавших живого воплощения того, о чем читали в духовных книжках. Молодые люди искали старцев и подвижников, кто бы не только учил, но и жил по-Божьему. Неформальный Амвросий полностью соответствовал их ожиданиям. Ему, в то время гонимому властями, можно было довериться. Доверие ‒ это и до сих пор большая проблема нашей Церкви, многие боятся полностью довериться своему духовнику или епископу. Никакими административно-правовыми способами Церковь не объединить. Ведь это не учреждение, а живой организм, в каком-то смысле семья с духовными детьми, матушками и батюшками. Можно ли назначить духовника, как главврача в больнице? Из чад отца Амвросия создавалось братство «Радонеж». Он был духовником каждого из нас и стал духовником «Радонежа» как уже зарегистрированной организации. Зарегистрированной по его благословению именно как религиозная организация Русской Православной Церкви.

Само основание братства «Радонеж» из его духовных чад, учреждение радио, газеты, школ и много-много другого совершалось по его благословению и, как видите, основание было крепкое. Потому, кроме как волей Божией, существование всего этого при полном отсутствии какого-либо финансового обеспечения, объяснить невозможно.

Когда мы начинали радиостанцию, я спрашивал: «Батюшка, какие должны быть рубрики, о чем должно говорить?» Он отвечал: «Это всё второе, оно само-собой появится. Главное  ‒ ищите людей, которые будут передавать традицию, предание церковное, людей, которые живут настоящей христианской жизнью». О. Амвросий не учил, как надо идти, как и что говорить. Нет. Он просто был камертоном, который давал возможность почувствовать: как это быть настоящим христианином.

 «Кому Церковь не Мать, тому Бог не Отец. Без Церкви нет спасения», ‒ эта заповедь была краеугольной для о. Амвросия. Он хорошо знал нравы «совдепии», но пережитые гонения не сделали его диссидентом, не ожесточили, а только закалили. Его мягкое, любовное руководство и позволило нам существовать более чем три десятилетия. Его благословения были действительно благословениями, духовными ориентирами, а не административным управлением. Как-то все естественным образом заняли свои места в «Радонеже», осталось только включить радио, учредить газету, гимназии и прочая, и прочая... Что мы и сделали. А отец Амвросий до последних своих дней был одним из главных его авторов, его лицом и голосом. Голос его и сейчас живет в нашем эфире: «А что скажу главное: в голову ничего не берите, дорогие братья и сестры!»

Наверное, это и есть примета настоящего старца, когда вспоминаются не столько слова и поучения, сколько сам его образ и благодатный дух. Отец Амвросий производил впечатление человека очень подвижного, искрометного, полного остроумия, любителя шутки, даже иногда розыгрыша, но вместе с тем неожиданно проявлявшегося тонкого наблюдателя, знатока человеческой души и не книжной мудрости. Его остроумие не было праздным желанием развлечь, весело провести время. Собственно, и проявлялось оно особенно. Казалось, что он и не приметил, виду не подал, но неожиданно в нужном месте беседы обнаруживалось, что все он увидел, самые тонкие движения души отметил, оценил глубокую трагедию, о которой никто не рассказывал, понял мотивы поступков, о которых никто не догадывался. Отсюда и твердое убеждение о его прозорливости среди знавших его.

Ему сопутствовала особая тишина, нерушимый покой и ровность. Не помню его в гневе или раздражительности. Только ровность и приветливость.  Он не позволял войти в свое сердце гневу или обиде: «На все воля Божия! Ищи волю Божию о тебе!» И помогал Ее увидеть. Только так он смотрел на жизнь и людей. Его знаменитые «Не бери в голову!» и «Выкинь это из головы!» были главными инструментами его духовного руководства. Вроде просто, но действенно. Главное ‒ не дать поселиться в душе гнилому помыслу. Гниль пахнет остро, сбивает духовное чутье. А мы принимаем часто ее за самоочевидную правду.

Волю Божию о себе, свое место в жизни он чувствовал и знал, как карту, начерченную на стекле острым алмазом Самим Богом. Оттого никто не мог сбить его с пути, стать на пути его намерений, потому что это был путь к Богу. Он знал свое призвание проповедника и проповедовал всюду, в самых неожиданных ситуациях, даже совсем, казалось, неуместных. Проповедовал и с кафедры, и случайной группке детей, и в салоне самолета, и на яхте в море, своим чадам и случайным (кажется, что случайным) прохожим. Он проповедовал французским монахам, не зная французского языка.  Матросу на корабле, который и вопроса не задал, а отец Амвросий на него взял и ответил.  Расспрашивал афонских греков, не зная греческого. Некоторых это раздражало как бесцеремонность, но потом оказывалось, что все было уместно и вовремя, и все друг друга поняли верно и ко благу.

Его можно было застать и в пустыне Палестины, и в Париже, и в Панаме. Его совсем не интересовало что и когда о нем подумают. Но он точно знал, что его Бог привел, что ему нужно там быть, в этом необычном месте, среди неожиданных людей, даже если это оказывалось делом спасения лишь одного человека. «Людей не удержишь, все равно что-то да подумают. У них нет защиты от злых помыслов». И учил от них защищаться, учил искусству различения помыслов, откуда и пошло: «Выкинь это из головы!» А чтобы различать источники мыслей, учил искусству покаяния, потому что увидеть духовную жизнь можно только очищенным сердцем. 

Можно сказать, что покаяние, борьба с духами преисподней были главным делом его жизни. Первым делом Исповедь (да еще генеральная, за всю жизнь!), потом изгнать злых духов молитвой, святой водой освятить все вокруг. А потом можно было приступить и к трапезе, сопровождавшейся удивительнейшими историями из его жизни и рассказами о подвижниках благочестия. Причем, благочестия «не по должности и званию», а о живых носителях живой веры и Духа, с приключениями, падениями, восстаниями и победами ищущих Бога. Он и сам был такой. Он искал и находил живых старцев и стариц, жадно впитывал их рассказы и поучения, и тут же старался им подражать.

Его можно было найти в самых неожиданных местах. «Батюшка, Вы где?» ‒ «Да в Нью-Йорке». «Где, где???» ‒ «На этом, как его, ‒ Эмпайер билдинге». «И как впечатление?» ‒ «Да камни вокруг». «И что Вы там делаете?» ‒ «Да вот помолились, и я дунул и плюнул на все четыре стороны, может людям легче будет. Бесов здесь много». ‒ «А как Вы там очутились?» ‒ «Да добрые люди пригласили лекции почитать. Мы и согласились». И действительно, его лекции собирали внушительную аудиторию.

«Батюшка, а сейчас откуда?» ‒ «Из Румынии. Тут матушки в одном монастыре нашей книжкой заинтересовались и меня пригласили. Вот мы туда уже несколько раз и ездили, лекции читали. Матушки книги мои на румынский язык перевели. Уже несколько тиражей вышло». Очень он ценил духовную жизнь в румынских монастырях. Там не было таких масштабных гонений на веру, как в России, и сохранялись древние монашеские традиции, отчасти утраченные у нас. Об этом опыте он рассказывал у себя во Введенском женском монастыре. Те же монашеские традиции искал он на Афоне и на Кавказе. Хоть и говорил, что люди – везде люди, и страсти, и грехи везде одинаковые.

Он всегда был там, где надо исповедовать, проповедовать, молиться, нести Слово Божие, обустраивать монашескую жизнь как жизнь молитвенной семьи, а не учреждения.

И сегодня мы преподносим нашему духовнику венок благодарности за те большие труды, которые он положил, взращивая человеческие души

Евгений Константинович Никифоров,
Председатель Православного Братства «Радонеж»,
Генеральный директор Радио «Радонеж»

Дорогие братья и сестры! Мы существуем исключительно на ваши пожертвования. Поддержите нас! Перевод картой:

Другие способы платежа:      

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Fill in the blank.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+