Перейти к основному содержанию

10:00 01.12.2021

Финансы, вещества и романсы

13.09.2021 17:39:10

На днях в топе новостей Яндекса появилась история о молодом священнике, Романе Степанове, который записал смелый ролик с призывом к прозрачности в отношении церковных финансов — и был запрещен в служении.

Новостные заголовки были вполне однозначны: «Священника, который потребовал раскрыть доходы патриарха, могут лишить сана», «Священнику запретили службы после призыва к патриарху Кириллу раскрыть доходы», «Заговорившему о доходах патриарха священнику запретили служить»

Волна комментариев про то, как алчная и коррумпированная церковная организация расправилась с затесавшимся в ее ряды честным человеком, уже успела подняться и прокатиться по интернету — не будем их цитировать здесь, но интонация их была такой, будто их авторов «РПЦ» лично обездолила и ввергла в самую горькую нищету.

Потом в сети появился сам текст указа митрополита Савватия о запрещении — в котором, в частности, были такие слова: «Тяжелая обстановка в Вашей собственной семье, созданная Вами, в результате чего законная супруга была вынуждена бежать от Вас, длительный период употребления тяжелых наркотических препаратов, блудное сожительство с другой женщиной – с болью вынужден говорить об этом здесь, так как Вы, не стесняясь, уже огласили свои падения всему свету.  Все вышеперечисленное несовместимо со священнослужением и в соответствии с канонами Церкви влечет за собой извержение виновного из сана

Воспользовавшись моим сердечным расположением к Вашей жизненной ситуации, Вы при моем вступлении в управление Чебоксарской епархией утаили большую часть подробностей своей биографии, сообщив лишь об успешном преодолении наркотической зависимости и заверив меня, что имеете горячее желание вернуться в число штатных клириков епархии из заштатного состояния с целью оказать пастырскую помощь страждущим от аналогичного недуга»

Сам Роман Степанов признавал, что «У меня действительно была зависимость от тяжелых наркотиков, когда я употреблял наркотики у меня появились отношения с девушкой и я ей очень благодарен за эти отношения. Я был счастлив и любил, и в результате этих отношений у меня родилась прекрасная дочь, я просто счастлив. Здоровая, красивая девочка. После этого я отправился к своему правящему архиерею, а он сказал, что не лишит меня [за это] сана. Но я ушел в запрет и [некоторое время] нес церковное наказание. За те проступки, о которых написано в новом указе, меня уже наказывали, а один из принципов канонического права состоит в том, что за одно преступление нельзя наказывать дважды. После этого меня вернули к настоятельству и я построил храм»

Более того, обвинил митрополита Савватия в раскрытии тайны исповеди.

Ответ на оба тезиса есть в самом указе — грехи свои отец Роман и сам не скрывал от всего света,  а некоторые детали своей биографии скрыл от митрополита, когда был допущен к служению.

Но о чем говорит весь этот скандал? Прежде всего, конечно, об опасности употребления психоактивных  веществ. Но кроме этого, нам стоит обратить внимание еще на некоторые вещи.

Во-первых, всегда следует ожидать дополнительной информации. Audiatur et altera pars — как говорили древние Римляне, «да будет выслушана и другая сторона». Впечатление, которое создавали заголовки, просто неверно — отец Роман пострадал не за смелый вызов системе, а за очевидную профнепригодность. Смелый вызов системе он бросил уже тогда, когда было ясно, что его священническое служение долго не продлится.

Роман в интервью «Столу» сообщает о себе, что он употреблял вещества, и сейчас признает себя химически зависимым. Он говорит, что развелся с женой, потом у него была еще одна подруга, от которой у него дочь, причем о ней он говорит в прошедшем времени — «Я не могу сказать, с чем это связано, но я искренне любил эту девушку, я был с ней счастлив, я благодарен за её нежность, заботу и тепло. Она так много натерпелась со мной». Теперь у него тоже есть подруга (еще одна?) , о которой он говорит «Но я ведь понимаю, что священником я больше не буду, и вот у меня есть подруга, с которой мы очень хорошо общаемся в сообществе «Двенадцать шагов». Я хочу позвать её на свидание»

Увы, но после всего этого говорить, что запретили-то его за «борьбу с коррупцией» было бы несколько натянуто. Священник, который ведет себя таким образом, профнепригоден. Это как если бы пилот гражданской авиации потребовал раскрыть — в видах борьбы с коррупцией — всю финансовую отчетность «Аэрофлота», был уволен, а потом мы узнали, что он алкоголик.

Человек, страдающий алкоголизмом, не может водить самолеты, независимо от его прекрасных порывов за прозрачность в «Аэрофлоте». Человек, химически зависимый и переходящий от одной женщины к другой, не может быть священником.

Это запрещено канонами — и это было бы нелепо с точки зрения здравого смысла. Те же самые люди, которые теперь поднимают его на щит, как «борца за правду» рассказали бы нам жареную историю про молодого священника, который блудит и употребляет вещества, а митрополит его покрывает — вот, мол, каковы нравы в этой их РПЦ.

Во-вторых, эта дополнительная информация не меняет мнения людей, которые хотят верить в ту картинку, которую им скормили с самого начала — смелый борец за правду против «церковных коррупционеров».  Ну да, он сам сообщает и о веществах, и о прелюбодеянии — но ведь пострадал-то он все равно за правду! Не выступи он «за правду», наверняка бы продолжал служить без проблем.

Конечно, это глубоко ироничная ситуация — люди, выступающие (в теории) за всякую честность и прозрачность в Церкви, считают нормальным и вещества, и блуд, лишь бы их герой выступал против «системы». Выступление против Церкви составляет настолько огромную заслугу, что она покрывает все грехи.

Конечно, все мы подвержены эффекту, который психологи называют «склонностью к подтверждению своей точки зрения» — когда информация, которая укрепляет уже принятую картину мира, принимается мгновенно и без какой-либо проверки, а вот то, что эту картину ослабляет, игнорируется.

Но в кругах борцов с «РПЦ» этот эффект принимает какой-то особенно  могучий масштаб.

В-третьих, разговор о том, что «Церковь должна проявлять финансовую прозрачность», вряд ли имеет предмет без уточнения «кому должна». Если, скажем, православная благотворительная столовая получила грант от государства —  она, разумеется, должна отчитаться за каждую копейку. Но — именно тем государственным структурам, от которых она получила деньги, а не антиклерикальным блогерам. Если такого отчёта требует частный благотворитель или фонд — он тоже имеет на него полное право, деньги-то его. Но, опять таки, не блогеров.

Отчета могут, в принципе, потребовать и прихожане, бросающие свои пятисотенные и тысячи в ящик — хотя с этим будет труднее, отслеживание пути каждой тысячной купюры, опущенной в ящик для пожертвований, потребует совершенно непроизводительной траты времени и сил. Тут мы просто доверяем настоятелю, в ответственность которого входит наладить учет и контроль. Или, если по какой-то причине не доверяем, просто идем в другой храм.

Но блогеры, опять таки, не являются прихожанами и не оставляют — и не собираются оставлять —  в ящиках для пожертвований свои купюры. Это делает их запрос на отчетность неосновательным.

Приведу пример. Я, например, не являюсь реконструктором и не участвую в театрализованном воспроизведении исторических битв. Я не занимаюсь также горным туризмом или организацией фестивалей. Я знаю, что все эти мероприятия требуют денег, которые, обычно вносят их участники, или, иногда, генеральные спонсоры. Меня все это не интересует, и я туда никаких денег никогда не вносил.

Если я стану строго требовать отчета — «а на какие деньги вся эта бородинская битва?» — реконструкторы мне (я надеюсь, вежливо) объяснят, что я не являюсь членом их сообщества, никаких денег на его деятельность не вносил, и, соответственно, не могу требовать отчета в их трате.

Более того, у запроса об отчете могут быть разные цели. Когда отчет запрашивает тот, кто предоставляет деньги — например, крупные жертвователи — их интерес понятен и законен, они хотят быть уверены, что их средства действительно пошли на дело Божие. Получив отчет, они скажут «спасибо» и переведут следующий грант.

Отчет, представленный блогерам, будет немедленно объявлен недостоверным  — они-то знают, что попы жируют, «по курской, казанской железной дороге построили дачи — живут там как боги», и, если в отчетах не будут указаны те «миллиарды Патриарха», в которые наши антицерковные блогеры верят как в святой грааль, их немедленно сочтут обманом.

Вопрос о том, как нам лучше наладить финансовую отчетность, чтобы было меньше соблазнов и огорчений, конечно, важен — но обсуждать мы его будем между собой.

Дорогие братья и сестры! Мы существуем исключительно на ваши пожертвования. Поддержите нас! Перевод картой:

Другие способы платежа:      

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+