Перейти к основному содержанию

19:17 27.09.2021

Афганистан, Америка, Украина – что происходило в мире.

01.09.2021 13:16:10

Е. Никифоров: - Здравствуйте, у микрофона Евгений Никифоров, сегодня у нас в гостях политолог Ростислав Ищенко. Казалось бы, обычно август период отпусков, и у нас, и заграницей все загорают, на пляжах и стараются забыть предыдущий год. И вдруг этот август оказывается каким-то взрывоопасным. Было для вас неожиданным то, что произошло в Афганистане? Или вы предполагали, что такое может случиться?

 

Р. Ищенко: - То, что произошло в Афганистане, происходило последние несколько лет, поэтому как было не предполагать подобного? Сами американцы говорили, что у них плохо подготовлен уход, и вопрос заключался в том, какая будет картинка этого ухода, когда он произойдёт. А так было всё понятно. Два года они вели переговоры. Трамп подписал соглашение с талибами*. Результат был известен.

 

Е. Никифоров: - Подписали не с афганским правительством, которое они поддерживали и ставили.

Р. Ищенко: - Они власть формально не отдавали, они уходили, оставляя после себя афганское правительство. Первоначально Трамп хотел, чтобы талибы гарантировали, что будет коалиционное правительство, что представители нынешней власти или ушедшей власти тоже войдут в состав нового правительства. Но он был вынужден просто подписать Соглашение об уходе Соединённых Штатов. Дальше афганцы должны были разбираться сами.

Никифоров: - А это возможно?

Р. Ищенко: - Всегда возможно, а почему нет?  До 1973 года афганцы сами очень неплохо разбирались. Когда произошёл первый переворот, у них постепенно начала разворачиваться гражданская война. Потом свергли Дауда, потом вошли советские войска,  через некоторое время после того, как Советский Союз ушёл,  вошли американцы. Если бы не иностранное военное вмешательство, советское, американское, эта гражданская война уже давно бы закончилась. Скорее всего, она закончилась бы безо всяких талибов*. Радикализация, исламизация, архаизация общества и его распад происходят как раз в результате длительной гражданской войны. Любая война наносит ущерб и экономике и обществу. Гражданская война наносит ущерб гигантский. Длительная гражданская война просто уничтожает экономику, общество, основы государства. Мы видим, что если в последние годы правления Захир-Шаха

Афганистан был достаточно динамично развивающейся страной уровня развития, скажем, Китая начала 20 века. Сейчас по состоянию своей экономики и по уровню общественного развития он находится в 15 или 16 веке.

Е. Никифоров: -  А с чем это связано, очень интересует. Есть народы, которые не в состоянии принять ту степень развития или неразвития, обустройства, к которому они стремятся. Например, американская демократия - сложнейший организм, выстроенный на системе многочисленных противовесов, сдержек и так далее. А есть народы, которые принципиально не в состоянии ничего подобного воспринять.

Р. Ищенко: -  Например, англичане – у них до сих пор нет Конституции.

Е. Никифоров: -  И между тем они живут по правилам европейским. По результатам их деятельности в мире и по ценностям у себя внутри - это вполне европейская страна. А что касается азиатских, среднеазиатских народов, возможно Чечни - возможно ли там установление каких-то режимов, которые в какой-то степени могли бы быть похожи или декларированы как демократия?

Р. Ищенко: - Во-первых, каждое общество находится на своём уровне развития как экономического, так и политического. Оно требует актуального для своего уровня развития режима, а не какой-то идеальной демократии. Это относится и к российскому, и к британскому, и китайскому обществу. Традиции тут играют существенную роль, а также формат принятых в данном государстве религий. Мы видим, что страны ислама менее склонны к демократии, чем страны христианские. Общими в конце XX века и сейчас были рассуждения о том, что страны протестанты более склонны к развитию капиталистической экономики, чем страны католические или чем государства православные. Не знаю, насколько это соответствует действительности, потому что сейчас Россия показывает значительно большие темпы развития именно классического капитализма по сравнению с классическими протестантскими странами.

Такие мысли высказывались, привязывались они непосредственно к религиозному устройству общества. Наверное, они не совсем неправы. В определенных случаях мы видим, как формат религии существенно влияет на формат соответствующего государственного устройства. Мы даже можем это проследить на развитии Римской империи. Пока она была языческим государством, там наследственная власть императоров не устанавливалась. Императора рассматривали как магистратуру. Он мог передать власть по наследству хоть сыну, хоть кому угодно, но понятие династии, правящего дома как таковое отсутствовало. Большое количество государственных переворотов, узурпация - общество вполне нормально относилось к тому, что человек, который может захватить государственную власть, её захватывает. Если захватывает, значит достоин. С внедрением в Римской империи христианства идея именно династического правления стала доминирующей. Последние императоры гордились тем, что они из династии Феодосия. Своё право на власть они объясняли тем, что происходят от императора. Они принадлежат по сути к правящему дому. Это произошло в какой-то небольшой отрезок времени, в период между Константином великим и Феодосием I.

Это буквально одно столетие, даже меньше. За это время произошёл переворот в общественном сознании. Он происходил параллельно с внедрением в Римскую империю

христианской религии. Поэтому верование народа, его история, традиции - всё влияет на формат государственного устройства.

В первую очередь необходимо обращать внимание на уровень экономического развития. Неслучайно в 1973 году в Афганистане ни у кого не возникало вопросов по поводу образования женщин, эмансипации. Государство находилось на таком уровне общественного развития, когда и в Европе происходила эмансипация. Происходила она не потому, что кто-то вдруг подумал, что вот у нас тут женщины страдают дома вместо того, чтобы ходить каждый день на работу. Государству в данный момент понадобились дополнительные рабочие. Это эпоха бурного развития капиталистических отношений, бурного развития промышленности. В это время практически во всех государствах появляется обязательное среднее образование, потому что нужны не просто рабочие, а рабочие, которые способны производить определенные вычисления и понимать, что они делают.

В это же время возникает социальная система. Появляются детские садики, чтобы освободить женщину от опеки детей и позволить ей отдать силы производству. В это же время возникает идея эмансипации женщины, потому что общество европейское, российское рассматривало женщину как домохозяйку. Чтобы загнать её на завод, необходимо было не просто освободить её время. Нужно было произвести переворот в общественном сознании, в первую очередь в сознании самой женщины! Эти же процессы с опозданием на 100 лет происходили в Афганистане в 1973 году. Повторяю,

гражданская война обрушила афганское общество практически в 15й или 16й век.  

Талибы* возникли не сразу. Они возникли только в 1994 году. Оппозиция центральной власти, которую поддерживал Советский Союз, тоже не сразу стала исламская. Она сформировалась постепенно. И постепенно радикализировалась. По мере углубления гражданской войны, разрушения экономики к власти пришли люди, которые представляют себе общественное устройство примерно на уровне своих предков 15 века. Это произошло именно в силу того, что изменился экономический уклад. Если вы в 16 веке скакали на лошадке с сабелькой, ходили в походы, чтобы прокормиться, сейчас вы бегаете с автоматом, что изменилось? Только ваше вооружение для добычи средств к существованию. Если вы тогда зарабатывали охраной караванов, то вы и сейчас зарабатываете этим же самым. Вам совершенно всё равно, что возит караван, шёлк из Китая, опиум из Афганистана, вам на это наплевать, самое главное, что вы на этом зарабатываете. Фактически, погрузившись в допотопную экономику, Афганистан стал продуцировать и допотопное общество. Крупные города, а их там не так много, большая часть там провинциальных центров в 25-45 тысяч населения, в Кабуле 4 миллиона, так вот они по своему общественному устройству являются вполне европейскими. Там крайне переживают, когда их захватывают радикальные исламисты. Сельская глубинка вся давным-давно уже живёт на четыре-пять столетий назад. В крупных городах концентрируется власть, вместе с властью концентрируется и современная не то чтобы экономика. Это управленческие офисы, которые вынужденно работают в

современной манере. Посмотрим на тот же самый Талибан*, который пришёл к власти - его лидеры сидят в Дохе, которые на протяжении 10 лет или более вели переговоры с Соединенными Штатами, Китаем, Россией, они уже по-своему вполне современные дипломаты.

Е. Никифоров: -  Вы буквально сняли у меня с кончика языка вопрос. Насколько изменились эти талибы* за эти годы, пока они в изоляции?

Р. Ищенко: -  Эти не изменились, а те, что в Дохе, изменились, потому что они сидели именно там. Место сидения определяет точку зрения. Они занимались переговорами с цивилизованным миром. Если общаешься 10 лет с дикарями, то ты сам становишься дикарём. Если ты общаешься с миром цивилизации, то сам постепенно принимаешь определенные навыки, потому что иначе ты не сможешь выйти ни на какую договоренность, вы не будете просто друг друга понимать. Точно также, как структуры, которые борются с преступностью, сами оказываются поражены незаметно для себя, тем самым геном преступности. Вначале перенимают у них терминологию, правила,

потом незаметно для себя преступник становится им более понятным, чем обычный человек. Также и здесь. Те, что сидели в Дохе, стали более-менее нормальными адекватными дипломатами, которые прекрасно понимают, что от них хотят европейцы, американца, русские, китайцы. И они готовы это дать. Тем более они понимают, что это в интересах Афганистана. Мир, спокойствие на границах, занятия внутренними проблемами. Но у них есть огромное количество полевых командиров, которые зависят от своих отрядов. Отряды по сути дела - обычные банды. Сейчас эти полевые командиры снабжены американским оружием. Думаю, американцы уходили неслучайно именно так, как они уходили, без всякой необходимости бросая горы оружия. Его не передали правительству, власти, а просто бросили. Никакого давления талибы* на них не оказывали. Они могли совершенно спокойно передать это оружие правительству и даже увезти с собой при желании. Но они посчитали, что вывозить дорого и сделали всё, чтобы это оружие оказалось в руках у талибов.

Е. Никифоров: -  А зачем им это нужно?

Р. Ищенко: -  Американцы уходят, когда сейчас туда приходит руководство талибов* из Дохи и начинает выстраивать нормальную систему управления Афганистаном. Никакого напряжения на границах государства не появляется. Более того, они постепенно будут из этого исламского эмирата делать своего рода Иран. Только тот находился под управлением шиитского духовенства, а этот бы находился в районе сунитского духовенства. Тем не менее, они бы сохраняли формальную и неформальную власть духовную, как приоритетную по отношению к светской, они бы постепенно сделали из Афганистана вполне модернизированное современное государство. То же, что произошло с Ираном. Там аятоллы власть никому не отдали. Они являются последней инстанцией. Тем не менее, различные модернизации государственности они провели не хуже шаха. Их власть даже более стабильна, чем власть шаха, то есть они опираются на поддержку более широких слоев населения. Эти могли бы сделать то же самое, потому что они понимают, что альтернативой является гражданская война. А если они не принесут своему народу мир, то он точно также отвернется от них, как отвернулся от предыдущих. Но это понимают 10-20 человек, а полевые командиры зависят от своих банд, от их поддержки. Контролируют они вполне понятные регионы страны. До тех пор, пока существовала связка Китай-Пакистан-руководство талибов*-полевые командиры, можно было получать оружие, боеприпасы, поддержку, понятно, что полевые командиры очень зависели от руководства. Если у них сейчас в руках горы оружия, они могут с ним воевать лет пять, безо всяких проблем. Американцы оставили оружия и расходников на 3-5 лет войны. Им уже по большому счёту на позицию своего руководства глубоко наплевать. Особенно если она расходится с их собственной позицией. Как себя поведут, в чём найдут свой интерес именно полевые командиры, мы не знаем. Во всяком случае, мы видим, что в Кабуле власть талибов* относительно слаба, и они всё-таки ориентируются на своих центральных управителей. Если там более-менее выдерживаются обещания об амнистии, о том, что не будет никаких эксцессов, и талибы* пытаются выглядеть более-менее адекватными, то в провинциях постоянно поступают сообщения о расстрелах, казнях и прочих эксцессах.  

Е. Никифоров: -  А за что казнят? По телевизору рассказывают о том, что кому-то не нравится, что женщина не носит хиджаб. Ну ладно, это примерно то же, что происходит у нас здесь, когда нас заставляют носить маски. Ну, велика важность. Надевай хиджаб, да ещё и антиковидное укрытие.

Р. Ищенко: -  За хиджаб они вроде пока не расстреливают, но уже были расстрелы военных афганских политических деятелей, которые вовремя не сдались или принадлежали не к тому роду войск, были расстрелы афганских журналистов, которые в студии флаг не вывесили талибский*. Это отдельные случаи, происходящие в провинции. Но это демонстрация того, что далеко не все полевые командиры, которые контролируют провинции, согласны с этим подходом, который декларирует всеобщую амнистию и строительство общества национального согласия в Афганистане, здесь речь о выходе из состояния гражданской войны. Это естественно. За время гражданской войны появляется небольшая, но радикальная прослойка, которая с этой гражданской войны кормится и

которая в условиях, когда гражданская война заканчивается, оказывается никому не нужной. Так было и в 1917-20х годах, когда закончилась война. Огромное количество людей выяснило, что они вдруг из героев стали никем. Так было и в Соединенных Штатах во время их гражданской войны. Так бывает всегда и везде. И не каждый может понести такое несчастье. И в Афганистане за 50 лет гражданской войны создалась серьезная прослойка людей, которые кормятся с этой войны, и не хотят её заканчивать. Конечно, они будут сопротивляться. Кроме того, мы видим, что удалось полностью парализовать сопротивление бывшего про-американского правительства. Американцы и президент Афганистана сделали всё, чтобы практически сдать страну талибам* без боя, тем не менее, сейчас в Пандшере возник очаг сопротивления. Скорее всего, они его быстро подавят. Но возможно, и нет.  Сопротивление на территории Афганистана возникло. Есть теоретические предпосылки к тому, что это сопротивление пытается найти поддержку или за пределами Афганистана. Понятно, что если у талибов* не получится ограничить свои амбиции афганской территорией, если какие-то из их полевых командиров полезут через границу, если окружающие увидят, что центральное правительство не способно их контролировать, то в таком случае естественно соседние государства в Средней Азии в частности, эмигрировавшие из Афганистана политики получат соответствующую поддержку для того, чтобы загонять талибов* назад. Чтобы не посылать туда российские или китайские войска, которые там тоже могут пробыть 30 лет и закончить также, как американцы или как закончил Советский Союз. Когда говорят, Советский Союз выиграл войну в Афганистане, а американцы проиграли, это неправда. Афганскую войну проиграли все. Случилось это по одной простой причине: никто не решил поставленных задач при вторжении. Советский Союз контролировал всю территорию Афганистана. Но поставленная задача ликвидации сопротивления и укрепления про-советских политических сил решена не была. Можно сколько угодно говорить, что режим Наджибуллы пал только потому, что Советский Союз прекратил его поддержку. Но извините, режим, который не может существовать без поддержки извне, неважно чем, деньгами, он не жизнеспособен. Это демонстрация того, что проблема создания жизнеспособного режима решена не была. То же произошло с американцами. Они там просидели 20 лет, вбухали кучу денег, но жизнеспособный режим они так и не создали. Я так понимаю, что они обеспечивали транзит власти именно Талибану*, но только потому, что понимали: правительство Гани просидит 2-3 года, продолжится эта гражданская война, но потом к власти придут талибы, они будут ещё сильнее антиамерикански настроены, за это время они попадут в еще более серьезную зависимость от того же Китая или России, которые будут с ними вести переговоры весь этот период, которые они будут бороться за власть. Лучше пустить эту власть сразу, обеспечить полевым командиром полную независимость с точки зрения их вооружения, посмотреть, может быть получится, может быть, Талибан* не создаст в Афганистане устойчивой власти, может там продолжится гражданская война, может быть, продлится тогда угроза всем соседям Афганистана. А это проблема и для России, и для Китая, если там не удастся стабилизировать ситуацию. Тогда придётся заниматься её стабилизацией при помощи вооружения, обеспечить всех оппозиционных талибам сил. Понятно, что их надо будет поддерживать. Надо будет иногда бомбить кого-то. Воевать может и местная пехота. В конце концов, людей там много. Одних убьют, других вооружат. Все равно основную тяжесть ресурсного обеспечения этой войны придется нести России, Китаю, потому что это будут их интересы. Поэтому в Афганистане ситуация далеко не ясная на данный момент. Американцы сделали всё и делают всё, чтобы ситуация осталась такой же неясной. Это в их интересах. То, что они сами сейчас рассказывают о позорном бегстве, это в большей степени их внутриполитическая игра. Армия очень не любила Байдена, и кстати, очень неплохо относилась к Трампу. Учитывая, что последнее время своего правления Байден успел ещё сильнее раздразнить своих генералов. Они обвиняют Байдена, что он организовал позорный уход, они требуют его отставки. Если даже отставка не произойдёт, то во всяком случае создаются условия для возвращения к власти радикальных республиканцев, которые собираются сделать Америку вновь великой. Причем необязательно Трампа, но тех же самых трампистов, кто на него ставил, кто его поддерживал. Это действительно в интересах серьёзных группировок в вооружённых силах Соединённых Штатов, которые хотят изменить политику правительства по отношению к американским вооруженным силам.

Е. Никифоров: -  А удастся ли им это, меняется резко демократическое лицо Соединённых Штатов, сейчас всего лишь 51% тех, кто обеспечивал ментальность, которая необходима для высокотехнологических производств, для высокой организации общества, всё-то, что мы называем протестантской этикой и её удачным воплощением в Соединённых Штатах. А всё-таки 49% это хулиганствующие банды?

Р. Ищенко: -  Ну, 49% это не хулиганствующие банды. Там есть ещё высокий процент азиатов. Латиносы  еще ладно, они находятся между неграми и азиатами. Они с одной стороны достаточно трудолюбивы, но с другой стороны тоже не против создавать банды. А азиаты еще более поражены протестантской этикой, чем собственно сами европейцы. Азиаты - люди, нацеленные на личный успех, на достижение этого личного успеха за счёт долгой и упорной работы. Так работают они у себя в Азии, точно также они работают в Соединённых Штатах. Поэтому нельзя говорить, что там всего лишь 51% белых. Белых с азиатами там всё ещё больше 62%. В целом американское общество имеет шанс на выздоровление. Но американская политическая элита, очень сильно деградировала. Мы видели, что они уже пожертвовали государственными интересами Соединенных Штатов во время президентских выборов. Они совершенно открыто совершили государственный переворот и совершенно открыто начали в своей стране гражданскую войну. То, что там ещё не ходят армии красных и белых по всей стране, это не их вина, но их недоработка. На самом деле они совершенно откровенно демонстрировали, проводя инаугурацию Байдена под охраной 25.000 штыков Национальной Гвардии, что они готовы к вооруженному столкновению. И такие у них уже были в Соединённых Штатах. Самое главное, что это ещё и продолжается, вялотекущая гражданская война ещё идёт. Сейчас, когда они фактически пытаются, жертвуя репутацией Соединенных Штатов подставить Байдена, только теперь уже другая сторона, они в принципе тоже приносят государственные интересы Соединенных Штатов в жертву своей внутриполитической игры. Это их нисколько не останавливает. Мы можем исходить из того, что обе группировки американской элиты готовы на любые шаги, в том числе наносящие гигантский ущерб собственному государству, только ради прихода к власти. У них психология следующая: самое главное захватить власть, а после этого мы всё исправим. Но Соединенные Штаты расколотая страна, общество там расколото.  Тут нельзя считать просто белых и чёрных, потому что значительная часть белых поддерживает идеи BLM, направленные против устоев белого общества.

Соединенные Штаты расколоты примерно пополам. Две части американской элиты видят по-разному перспективу развития своей собственной государственности. Условные националисты, трамписты хотят, чтобы Соединенные Штаты сконцентрировались на своих проблемах, при этом не отрицая, что проблемы Соединенных Штатов невозможно решить без их глобального присутствия. Их оппоненты, то есть глобалисты,

хотят, чтобы Соединенные штаты сконцентрировались на глобальных проблемах, не отрицая того, что для этого необходима стабилизация ситуации в стране. Это два совершенно диаметрально противоположных подхода. Это два подхода, которые опираются на два разных типа экономики. Это два подхода, которые опираются на разные группы в элите, которые по-разному зарабатывают. И поскольку США испытывают острую ресурсную недостаточность, то на обе группы ресурса не хватает. Вопрос в том, кто выживет, кто будет управлять Соединёнными Штатами. Или одни, или другие. Трамписты и байдениты. Республиканцы и демократы. Любое название сейчас хромает, потому что в условиях острого противостояния эти группировки состоят из более мелких подразделов - их все просто невозможно перечислить и обозвать как-то поимённо, у них нет возможности договориться между собой, потому что они сражаются за один и тот же ресурс, которого хватает только на одну группу. Они сделали самое страшное. Они перешли границу, которая отделяет легитимную политическую борьбу принципу «да, я понимаю, что я могу проиграть, но к сожалению мир несовершенен» от политической борьбе любой ценой. Поэтому Соединенным Штатам сегодня угрожают не столько всякие проблемы в Афганистане и во всём мире, и развитие Китая не так им угрожает, и развитие России не так им угрожает, как свои собственные элиты. Они готовы разнести Соединенные Штаты вдребезги, считая, что они их спасают.

Е. Никифоров: -  Интересно вы говорили об архаизации общества, и я назвал 51% этого американского общества - это белые протестанты и христиане. Даже скорее христиане белые англо-саксы.

Р. Ищенко: -  Они не все англосаксы, они не все протестанты, но все белые.

Е. Никифоров: -  Да в целом это так. Остальная часть плохо интегрируется, те же латиносы. При их трудолюбии на самом деле интегрируются в это общество плохо. Негритянская часть общества это вообще одна большая проблема, потому что оно разнузданно и управы на него нет. Даже была будто политическая установка поощрения иждивенческого характера этого этноса в Соединенных Штатах. В результате еще и идеология. Если мы говорим о белых протестантах -  они нам понятны. Они этнически нам понятны. Они нам понятны религиозно, потому что они христиане и имеют христианскую этику. А вот демократы и все эти меньшинства, которые под себя собирают, это большей частью к христианству не имеющие отношение группы. Мало того, это кажется какая-то архаизирующая часть американского общества, потому что требования того же ЛГБТ-сообщества - это отказ от христианской этики, агрессивный отказ. Общество начинает разлагаться и попадать в какие-то доцивилизационные формы.  

Р. Ищенко: -  Я понял ваш вопрос, и мы можем сразу перейти к причинам. Дело в том, что условные демократы допускают одну гигантскую ошибку в своих рассуждениях.

Логика определенная прослеживается, но в ней есть разрыв. Они исходят из того, что построена глобальная экономика и теперь необходимо просто создать глобальное общество, а национальные государства стоят на пути строительства этого самого глобального общества. Поэтому они должны быть уничтожены. Соединённые Штаты не исключение. Для них американское государство не является священной коровой. Их не зря называют троцкистами, у них подход как у Троцкого. Только тот вместе с Владимиром Ильичом собирался бросить Россию в топку мировой революции, а эти готовы бросить Соединённые Штаты в топку мировой революции, которую они видят просто по-своему. Задача американского государства просто разрушить всю остальную государственность в мире и разложиться самостоятельно. Причём эти два процесса могут идти параллельно. Они пытаются создать такой глобальный мир. Но разрушая государство, надо на его месте создавать новое. Почему при всех проблемах, связанных со сталинской властью, в народе до сих пор к нему позитивное отношение. Хотя государство никогда не заботилось о том, чтобы превозносить Сталина даже после его смерти. Так или иначе, предшественники Сталина государство разрушали. Они рассматривали Россию как дрова для мировой революции. А Сталин пришёл с концепцией возможности построения социализма в одной стране. Таким образом, он стал это государство укреплять. Объективно он действовал в интересах России, так он укреплял российское государство. Да, он пытался укрепить коммунистическое государство, которое было обречено уже в силу того, что никто не знал, что такое коммунизм. Нельзя построить здание без проекта.

Светлое будущее всего человечества - это не проект, потому что каждый по-своему понимает это светлое будущее. Одному корка хлеба и бочка, а другому четыре яхты мало. Это никак нельзя между собой соединить. Так вот именно потому, что он на руинах государственности создал новое государство, а в государстве даже в самом жёстком всегда комфортнее жить, чем в условиях полной анархии, именно поэтому он остался в памяти народа, как великий политический деятель, который стал чуть ли не спасителем народа. Точно также происходит и здесь. Демократы разрушают любое государство, но они не предлагают альтернативные государственности. Если развитие человечества дошло бы до того момента, когда национальную государственность можно было заменить глобальной государственностью, то их действия в принципе не вызывали бы никакого особого сопротивления. Тогда бы эти национальные государства оказались ступенькой к глобальным. Часть их полномочий значительная постепенно переходила бы на уровень мирового правительства. А они предлагают пустоту. Национальную государственность разрушаем, а после этого всё это сборище хромых и нищих виде BLM и прочих меньшинств, которые ничего не создают, но только потребляют, они будут тем самым глобальным народом. Глобальная экономика будет работать как-то само собой. Но так не бывает. Это вызывает сопротивление, но не случайно происходят революции и гражданские войны. Желание халявы всегда приятственно. Когда какой-то части общества говорят, что мы вам обеспечим халяву, вы только поддержите, вот вам винтовка, а мы вам обеспечим, будете жить за счет других. И неважно за счёт кого - буржуев, белых, чёрных, за счёт евреев - выбор может быть богатейший. Всё равно вы будете жить за счёт кого-то. Всегда находится часть общества, которая готова это воспринять. Учитывая, что эти маргинальные слои в Соединённых Штатах пестовались очень долго, то, в общем, нет ничего удивительного. Русский народ-богоносец испортился за один семнадцатый год. В феврале всё было нормально, как октябрю никаких не осталось сдерживающих центров.

Е. Никифоров: -  Кто-то из наших остроумцев того времени выдающихся говорил, что святая Русь слиняла в одну ночь. Вот как было сказано - очень обидные слова.

Р. Ищенко: - В одну, не в одну, но очень быстро. Так американцы своих маргиналов не один год, а десятилетиями воспитывали. Объясняли им, что они на всё имеют право. И там действительно существуют очень серьезные социальные группы, которые реально считают, что они имеют право жить за счёт общества, не внося в это общество ничего, кроме торговли наркотиками. Это если ему очень захочется.

Е. Никифоров: -  Там начинают преобладать или большое влияние оказывать эти маргинальные, анархические тенденции. Говорят, что исход из Афганистана это один из звоночков очень важных, изменение всей конфигурации геополитической в мире. Соединенные Штаты тем самым ослабляют свое влияние на все остальные страны. Как здесь нам-то быть?

Р. Ищенко: -  А нам надо заниматься своими проблемами. Мы Соединённым Штатам ничем помочь не можем также, как они не могли помочь нам. Проблема революционности - это проблема внутренняя. Зачастую этим пытаются пользоваться внешние игроки. Но как показывает практика и опыт, в конечном итоге

пользуются этим себе же во вред. Как Великобритания и Германия не поддерживали российских революционеров, в результате и первые, и вторые проиграли. Хотя конечно, в первую очередь проиграла Россия. То же сейчас происходит с Соединенными Штатами. Их проблемы находятся внутри страны. Можно было бы совершенно спокойно относиться к нынешнему кризису, потому что Соединенные Штаты пережили не один кризис, пережили бы и этот. Но американские элиты расколоты внутри и они перешли красную черту, которая отделяет нормальную политику от политики революционной. Эта революционная политика направлена своим острием против Соединенных Штатов и обе части политической элиты американской не готовы к компромиссу, но готовы только к войне, к победе любой ценой.

России надо готовиться к тому моменту, когда Соединенные Штаты окажутся дестабилизированной кладовой с ядерным оружием. И не только России.

Теоретически можно выйти из любого кризиса. Достаточно вспомнить, в каком состоянии Россия была в 90-е годы, и как быстро она преодолела этот эти самые кризисные явления. Когда появилась адекватное руководство. Но для этого нужен запрос на адекватную элиту и необходимо, чтобы эта элита ещё где-то существовала. Пока в Соединённых Штатах такого запроса нет. Есть запрос на победу. Опять-таки запрос двух противостоящих друг другу частей Соединенных Штатов. Элита Соединенных Штатов не демонстрирует адекватность. Там самым адекватным был Трамп. Он не стал воевать. Но не стал воевать, потому что не стал, или не стал воевать, потому что его не готовы были поддержать полностью вооруженные силы? Все остальные готовы к кровопролитной схватке. Внутри Соединенных Штатов в борьбе за власть позитивного выхода нет. Если только там не появится какой-нибудь выдающийся политический деятель, который резко изменит ситуацию, а такое бывает. Но безусловно на сегодня ситуация у них очень плохая. Повторяю, если появится грамотный, ответственный политик, умеющий, способный работать, если его вовремя не убьют, то он вполне может вытащить Соединенные Штаты текущего кризиса.

Е. Никифоров: -  Украина для Соединенных Штатов это ядерная бомба другого порядка, мощное оружие, которым они угрожают России. Сейчас они будут продолжать поддерживать Украину. Что творится на Украине в связи с этим? Есть ли там какие-то вменяемые элиты, которые хоть чуть-чуть понимаю, чем это всё может закончиться, или ничего подобного не произойдет?

Р. Ищенко: -  Я бы не стал называть Украину ядерной бомбой, которая угрожает России. Украина это как раз тот случай, когда вкладывавшиеся в украинскую революционность обманули сами себя. Сейчас Европа, и Соединённые штаты, и весь коллективный Запад практически пытаются дистанцироваться. Здесь идёт тот же самый процесс, который в Афганистане, только он по-другому выглядит. Соединённые Штаты пришли к тому же самому выводу, к которому пришли в Афганистане: деньги, потраченные на Украине, потрачены зря. Чем больше будешь тратить, тем больше потом теряешь. Необходимо каким-то образом из этой ситуации выходить. Это почувствовали на Украине, об этом открыто говорят в украинской политике. После ухода Соединенных Штатов из Афганистана очень забеспокоились, что они так же открыто могут покинуть и Украину. Они практически это уже делают, потому что договоренность Байдена и Меркель по поводу «Северного потока-2» не только фактически наносит удар по украинским интересам, и это правда, но она даже формально выстроена совершенно в позорном для Украины формате. Собрались два политических лидера, обсудили, волнующую проблему, приняли решение и сказали, что мы потом к вам приедем и расскажем вам, что вы теперь будете делать. Как бился в истерике Зеленский - судьбу Украины решили без Украины. Их даже формально не пригласили. Чехословакию в свое время не пригласили за стол переговоров, но хотя бы пригласили в Мюнхен. Украину не пригласили даже в Мюнхен.

Даже за дверью постоять не дали. Это демонстрирует отношение коллективного Запада к сегодняшнему украинскому режиму. Это не потому, что украинский режим не готов служить Западу, готов, как угодно. Он неэффективен прежде всего потому, что он так и не сумел создать прочную государственность. То же, что произошло с афганским режимом. Причины, по которым они не смогли этого сделать, разные. Афганский режим, мы об этом уже сказали в начале беседы, опирался на отсутствующую экономическую базу. К моменту его возникновения в Афганистане существовала экономическая база 15 века, а они пытались опираться на экономическую базу 21 века. Поэтому они были обречены. На Украине политический режим с момента своего возникновения поставил задачу приоритетного создания украинской нации. Он готов был ради этого постоянно жертвовать государственными интересами. Но нация на пустом месте не создаётся. Она не создается искусственно. Это длительный процесс. Для того, чтобы возникла нация, в первую очередь нужно создать стабильное государство. Повторяю, в результате украинское государство разрушено, и нации просто не за что зацепиться. Разрушено государство, разрушена экономика. Атомизированное общество. Так нации не возникают. Поэтому порочность была заложена в главную идею режима. Они поставили телегу впереди лошади. Украина могла спокойно существовать и процветать и в результате состоялось бы и как государство, и возникло бы у них украинская нация лет через 100, если бы она воссоздавалась, как второй русское государство. Если бы политическая элита ответственно заявила, что да, на Украине живут русские, но так сложилось и это будет ещё одно русское государство. Мы будем в каких-то вопросах сотрудничать, в каких-то конкурировать, и ничего такого не в этом нет. Есть несколько германских государств, а было ещё больше. Есть несколько англосаксонских государств. Ну, может быть и несколько русских государств. Но они сказали, нет, у нас нет украинцев, но у нас есть Украина. Теперь мы будем создавать украинцев. На этом они и погорели.

Е. Никифоров: -  А как получилось так, что почти половина Украины это русскоговорящие люди? Как организовалось такое молчание ягнят, людей, которые никак не выражают своё согласие, несогласие с этой насильственной украинизацией, оскорблением по отношению к русской культуре?

Р. Ищенко: -  Первое десятилетие украинизация происходила такая ползучая. Она никого сильно не ущемляла. Она была где-то, абстрактно. Украинизировались органы государственной власти, но большая часть людей в этой стране к органам государственной власти никакого отношения не имеет. Затем украинизировалось образование. Украинский язык в средней школе изучали и раньше, так и стали все предметы вести на украинском, так ради Бога. А почему бы детям и не знать украинский язык? Вначале стало сокращаться количество русских школ. Потом стал исчезать из программы русский язык. Это всё происходило постепенно. Хвост собаке рубили по частям, чтобы не больно было. В режиме такой теплой ванной какие-то мелкие ущемления народ просто не замечал. До тех пор, пока не началась радикальная украинизации. Вот тогда уже вспыхнула гражданская война. Но не повсеместно, потому что во многих местах уже мозги были переформатированы. А во-вторых, это самое переформатирование мозгов произошло именно формате телевизионный правды или телевизионный логики. Это свойственно для любого государства, для любой системы пропаганды, особенно для телевидения, там, где очень быстро идёт перебивка и необходимо буквально в течение 2-3 минут переключить человека на следующий вопрос, на следующую мысль, нельзя его долго концентрировать на одной проблеме.

Е. Никифоров: -  Да я видел, вы тоже участвуете в этих шоу. Сабеева ведёт программу такую. Она там перепрыгивает, вскрикивает и так ведёт передачу, что неясно, как они ещё после этого умудряются приходить и что-то высказывать.

Р. Ищенко: -  Телевидение вносит сюда какую-то простую и только формально логичную мысль. Но все за счет этой самой формальной логики, за счёт отсутствия альтернативы, потому что чтобы разучить формальную логику, надо иметь гораздо больше времени, чем тебе может выдать это самое телевидение. За счёт этой формальной логики она убеждает широкие слои населения, что это правда, и что говорили, допустим, украинцам? Вы живёте на Украине, вы украинцы, значит доминирующим должен быть украинский язык. И они говорили, да, мы украинцы, мы живём на Украине, очень плохо, что мы не знаем украинского языка. Надо учить украинский язык. И опять-таки, это была такая абстракция. Прямо сейчас никого учить язык не заставляли, можно было продемонстрировать свою толерантность. И вроде бы никаких проблем прямо сегодня не было. Они накапливались, а потом они догнали, в разрушении государственности и гражданской войне.

Е. Никифоров: - Ко всему прочему происходила постепенно архаизация культуры. Даже не общества, даже не государственности, но культуры

Р. Ищенко: -  Скорее не архаизация, а уничтожение. Опять-таки можно уничтожить европейскую культуру, великую российскую имперскую культуру, можно сделать это на определённой территории, но ничего взамен. Кто что предлагает? Современная Украина это вообще не культура, это этнография, осколки, это даже невозможно назвать археологической культурой. Это невозможно назвать культурой.

Е. Никифоров: -  Неужели не найдётся там несколько серьёзных людей, искренне любящих Украину?

Р. Ищенко: -  Уже не найдется. На протяжении 30 лет доминировала идея построения нации, превалирование построения нации. Это идея сформировала вокруг себя определенные политические элиты. Кто с этим был не согласен, тот либо покинул Украину, либо покинул украинскую политику. Для них просто не было места в украинской политике. А сейчас могут и убить. Альтернативы этому подходу, когда мы создаем украинскую нацию, потому что у нас есть украинское государство, уже нет. Сейчас политики, которые хотят что-то исправить, искренне мыслят об Украине как о государстве украинского народа, несуществующей украинской нации, которую необходимо создавать, поддерживать. Одна проблема - каким образом это делать, если ресурсной базы Украины не хватает уже для поддержания собственной государственности. Была идея, что ЕС будет кормить. Сейчас уже всё не так и начинают разговаривать о том, что может быть нам теперь опять с Россией подружиться. Было же хорошо, давайте вернемся во времена Януковича или Кучмы. Но туда тоже уже нельзя вернуться. В одну реку дважды не заходят. На Украине уже нет той экономики, промышленности, нет даже того общества, которое существовало хотя бы 10 лет назад. Поэтому вернуться в то время уже нельзя. Но эти абстрактные измышления «а давайте где-нибудь найдём» вплоть до того, что «а давайте мы китайцам отдадимся, пусть они нами занимаются».

Е. Никифоров: -  Сейчас при настоящем раскладе всех сил Россия находится в преимущественном положении? Ей это удобно, выгодно, или неудобно, и она будет что-то думать по поводу того, как существовать дальше?

Р. Ищенко: - Политический процесс не детерминирован. Нельзя говорить о какой-то личной выгоде, или личном провале. Многое зависит от собственных решений, и многое зависит от решения политических оппонентов и даже политических союзников. До сих пор Россия выигрывала, я надеюсь, будет продолжать. Именно за счёт того, что её руководство принимало верные решения, и принимало их быстрее, чем решение принимали российские оппоненты. Но это всегда может измениться.

Е. Никифоров: -  Дай Бог разумение нашему руководству, чтобы оно верно мыслило, чтобы Господь вразумил всех, кто принимает решения, которые полезны нашему государству и обществу. Для меня важно говорить и о нашей Церкви. Если не будет биться сердечко, правильно, верно, если будет у церковного организма тахикардия, которая будет сбивать его ритм, склонять в какую угодно сторону – то ли обмирщения, то ли социализации, то не будет Церковь самой собой, и ничего хорошего из этого не получится. Спасибо большое, как всегда объемно, понятно, слава Богу, формат нашей радиостанции позволяет говорить длинно. Я прошу вас продолжать рассказывать, чтобы было понятно всем нашим слушателям, в какой ситуации находится мир.

*Запрещено в РФ

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+