Перейти к основному содержанию

17:05 27.07.2021

Самоубийственная идеология необольшевизма

01.03.2021 10:52:49

Решение мэра Москвы Сергея Собянина прекратить голосование по памятнику на Лубянке и не ставить, пока, никого вообще, было воспринято с понятным облегчением - по крайней мере, памятника автору красного террора в центре столицы в ближайшее время не будет. Но то что произошло, нуждается в тщательном рассмотрении.

Мотивация мэра, конечно, понятна - вопрос остро конфликтный, давайте замнем его до лучших времен. Она выглядит вполне очевидной. Работа властей поддерживать мир и стабильность, не будить лиха, пока оно тихо, и других, желающих лихо будить, удерживать.

Непонятно другое - как этот вопрос вообще был поставлен? Почему с той же мотивацией (будет острый конфликт, давайте его избежим) нельзя было прикрыть инициативу с самого начала?

Зачем было начинать голосование, дождаться, пока Дзержинский проиграет св. Александру Невскому (45% против 55%), а потом решить, что памятник выигравшему Князю мы ставить не будем?

Это подрывает версию о том, что власти с самого начала хотели воздвигнуть памятник св. Александру, и закрыть вопрос, покончив с притязаниями необольшевиков.

Что было бы если бы выиграл Дзержинский? Нам бы тоже сказали, что ставить его не будут, чтобы не вызывать конфликт? Мы не знаем. В конце концов, бывают просто ошибки и необдуманные поступки, за которыми не обязательно предполагать коварные планы.  Но ситуацию нельзя не назвать тревожной - само рассмотрение вопроса о возвращении на площадь памятника человеку, который является богоотступником, изменником своему государю, мятежником, террористом, массовым убийцей, вождем организации, которая преследовала Церковь, оскверняла ее святыни и убивала ее святых - это уже свидетельство некоторого влияния, которое в коридорах власти приобрела идеология необольшевизма.

Нам стоит обратить внимание на то, что эта идеология будет просто самоубийственной для России. По целому ряду причин, некоторые из которых мы рассмотрим.

Во-первых, марксизм-ленинизм был целостной идеологией, его герои могли быть героями только в контексте марксистско-ленинского мировоззрения, где все их деяния находили высшее оправдание в грядущем светлом царстве коммунизма. Если в неизбежную победу коммунизма мы не верим, (сейчас не видно, чтобы такая вера кем-либо исповедовалась всерьез) то действия большевиков (измена своей стране во время мировой войны, подготовка и осуществление вооруженного захвата власти, террор против тех, кто был (или предполагался) противниками марксистско-ленинского проекта, расказачивание, раскулачивание, голод, явившийся следствием усилий по воплощению марксистской теории в жизнь, борьба с Церковью и т.д.), не могут рассматриваться иначе, как тяжкие государственные преступления. Уберите из конца пьесы светлое царство коммунизма (а его там уже не просматривается) и окажется, что все это было просто преступным и напрасным мучительством и убийством миллионов людей.

Пытаться прославлять фигуры, подобные Дзержинскому, значит прославлять уже не прорыв в светлое будущее, а бессмысленное злодейство, когда люди продали душу дьяволу - и ничего не получили взамен.

Говорить о социальных гарантиях позднего СССР (каково бы ни было наше отношение к самим этим гарантиям) как об оправдании всей пролитой крови могут только в очень специфических кругах - остальным будет трудно поверить, что бесплатную медицину нельзя было обеспечить без красного террора. Тем более, что обеспечивали ее совсем другие люди, не ЧК.

Во-вторых, марксизм-ленинизм опирался на идеологическую монополию в  СМИ и книгоиздании. Партия могла рассказывать какие угодно сказки - про своих канонизированных героев в том числе - некому было это оспорить. Ну, разве что коротковолновым “вражьим голосам”, но попытки что-то разобрать через глушилки требовали усилий, которые большинство людей не хотели прилагать. Сейчас истина известна - и сделать ее неизвестной уже невозможно.  В ситуации, когда у любого школяра в кармане смартфон с выходом в интернет, обеспечить неоспоримость идеологии невозможно. Продать светлый образ "рыцаря революции" можно будет только меньшинству людей (особенно молодых). У остальных есть доступ в интернет, где за минуту можно узнать все, что вам нужно.

Необольшевизм безнадежно лжив - причем лжив самым очевидным, легко проверяемым образом. Человек, вынужденный делать вид, что он одновременно чтит и св. Александра Невского, и чекистов, которые осквернили его святые мощи, загоняет себя в когнитивный диссонанс - и ему вряд ли стоит рассчитывать на то, что он сможет заставить жить в таком диссонансе всех остальных.

Делать ставку на то, что людей истина не интересует вообще, и они будут кушать легко проверяемую ложь свободно и охотно, было бы поспешно. Кто-то будет, кто-то - нет. Строить государственную идеологию на очевидной лжи было бы неразумно.

В-третьих, эта идеология потребует прославления проекта, фундаментально враждебного исторической России, которую он третирует как “тюрьму народов” и Православию, которое объявляется "поповским обманом". В.И.Ленин характеризовал "кокетничанье" с религией известно как, и любые заигрывания необольшевиков с Православием, стоит им хотя бы несколько укрепиться, кончатся очень скоро.

Конечно, в годы войны коммунистам пришлось реабилитировать часть крепостников и феодалов - выяснилось, что у страны есть история до 1917 года, причем история славная.

В 1931 году Сталин говорил о том, что "История старой России состояла, между прочим, в том, что ее непрерывно били за отсталость. Били монгольские ханы. Били турецкие беки. Били шведские феодалы. Били польско-литовские паны. Били англо-французские капиталисты. Били японские бароны. Били все – за отсталость. За отсталость военную, за отсталость культурную, за отсталость государственную, за отсталость промышленную, за отсталость сельскохозяйственную. Били потому, что это было доходно и сходило безнаказанно".

Однако во время Великой Отечественной Войны риторика переменилась - оказалось, что у царской России были и великие полководцы, и великие победы. Нужда заставила - и людей призывали сражаться за Отечество, обращаясь к его истории.

Но убрать из "красного проекта" резко негативное отношение к исторической России нельзя. Это еще раз показали споры вокруг памятника - заметная часть риторики сторонников Дзержинского опять свелась к тому, какой же отвратительной, угнетательской, подлой, во всех отношениях омерзительной и безнадежно отсталой была Российская Империя.

Всякий, кто пытается возражать против такого, явно клеветнического, изображения исторической России, получает именование "булкохруста".

Это не проявление чьих-то личных особенностей, а необходимая черта идеологии - чтобы оправдывать усилия большевиков по разрушению России, и видеть некое благо в их приходе к власти, просто необходимо изображать дореволюционную Россию в самом отталкивающем виде. Это значит, такая идеология лишает нас нашей цивилизационной идентичности - как тысячелетнего христианского народа, создавшего одну из великих европейских культур - и предлагает взамен отождествлять себя с относительно кратковременным, и, в итоге, провалившимся проектом.

Неизбежная черта необольшевизма - его антипатриотизм, о чем следует сказать подробнее.

Действительно, отметим это в-четвертых, идеология необольшевизма фундаментально антипатриотична. Конечно, ее сторонники позиционируют себя как "патриотов" противостоящих прозападным "либералам". Одним из провозглашаемых мотивов восстановления памятника Дзержинскому было сделать это "назло либералам и Западу". Многие были огорчены возникшей полемикой именно потому, что она "создает раздор между патриотами". Но патриотами чего? Для большевика лояльность идеологии несравненно важнее лояльности стране.

Национальная буржуазия является смертельным врагом, в то время как иностранный коммунист является братом. Как говорил В.И.Ленин, "у пролетариев нет отечества". Измена своей стране во дни ее тяжких испытаний - нечто абсолютно естественное и правильное с точки зрения большевизма.

Как писал В.И. Ленин, "Пролетарий не может ни нанести классового удара своему правительству, ни протянуть (на деле) руку своему брату, пролетарию «чужой», воюющей с «нами» страны, не совершая «государственной измены», не содействуя поражению, не помогая распаду «своей» империалистской «великой» державы"

По отношению к Российской Империи большевики были государственными изменниками - и не скрывали этого. Патриотизм (своего рода) понадобился им позже, но он относился не к России как таковой, а к России как к "первому в мире государству рабочих и крестьян", "отечеству трудящихся всего мира".

Этот патриотизм не распространялся на Россию Царскую - и не может распространяться на Россию сегодняшнюю, неидеологическую и капиталистическую.

Если мы представим себе, что, скажем, Китай вернется к коммунизму времен "великой дружбы" Сталина и Мао, или в США каким-то образом победит марксизм-ленинизм, лояльность коммуниста будет принадлежать, соответственно, Китаю или США, а никак не капиталистической России.

В-пятых, "красный проект" невозможно отделить от топлива, на котором он заводится - классовой ненависти. Такую ненависть вызвать всегда легко - независимо от того, насколько реально тяжела жизнь людей. Зависть к тем, кто (как люди думают) живет лучше, бессмертна.

Вы уверены - спросим мы у наших государственных мужей - что вас самих не запишут в кулаки и мироеды, и что классовая ненависть, которую нельзя отделить от большевизма (потому что это его несущая конструкция), не ударит по вам самим? 

В-шестых, необольшевизм блокирует именно то, что претендует делать - интеграцию в общее историческое повествование советского периода. Необольшевики часто говорят о том, что выступают против очернения советского прошлого. Но кто же является его очернителями? Это именно необольшевизм выбирает из всего советского периода самых мрачных злодеев, совершенно игнорируя людей, которые не были массовыми убийцами.

Вот, для примера, был такой нарком Николай Семашко. Тоже революционер, соратник Ильича - но после революции занимался здравоохранением, боролся с эпидемиями и вообще делал полезное  государственное  дело. А пытками и убийствами не занимался, мощей не вскрывал, террора не устраивал, организацией, укомплектованной "садистами, преступниками и разложившимися элементами люмпен-пролетариата" не руководил. Большевик, видный деятель режима, однако нельзя сказать, что лично убийца и злодей. Кажется, вот поднять его на флаг, большевик - благодетель  человечества, борец с болезнями. Но нет же.

Необольшевики без гугла и не вспомнят, кто такой, не говоря уже о том, чтобы памятник ему ставить в центре столицы. Кто же выбирает-то из советского периода убийц, террористов и чудовищных злодеев и всячески создает впечатление, что там больше никого и не было? Почему необольшевики никогда не желают прославить советских ученых,  или врачей, или даже тех партийных руководителей, которые хоть и в рамках изначально кривой системы, но пытались улучшить жизнь людей?

В-седьмых, на фоне всего гендерного безумия, охватившего Западные элиты, Россия выглядит (и воспринимается консервативными силами на Западе) как страна, приверженная здравому смыслу и христианскому наследию нашей цивилизации. Это создает значительные возможности для нашего влияния в мире. Необольшевистский разворот не только оттолкнет возможных друзей, но и чрезвычайно ободрит врагов; если раньше антироссийская пропаганда просто лгала, представляя Россию как реинкарнацию сталинского СССР, то теперь она сможет предъявить серьезные доводы в пользу этого.

В-восьмых, вспомним то, что побудило Сергея Собянина свернуть всю инициативу - разогрев внутреннего конфликта. Множество людей в России - как мы видим из голосования, более половины - сочтут государственное прославление террориста и гонителя Церкви противным их человеческой, гражданской и религиозной совести. Убедить всех этих людей не получится - в силу уже упомянутой беспомощной лживости всего необольшевистского проекта. Перестрелять и затерроризировать в большевистских традициях - едва ли возможно на текущем этапе.

Разброс голосования по возрастам четко показывает, что чем люди старше, тем охотнее они голосуют за Дзержинского - и понятно, что за таким голосованием стоит не продуманная картина мира, а набор эмоциональных реакций. Ностальгия по пионерскому детству, когда и трава была зеленее, и мороженое вкуснее, и нам читали книжки о "рыцаре революции". Горькие воспоминания о хаосе 90-тых, которые ассоциируются со свержением статуи Дзержинского. Желание уесть ненавистных "либералов".

Но государственные мужи - и ответственные граждане вообще - должны исходить из блага страны, а не из детских воспоминаний и юношеских обид. Эмоциональные реакции людей, которые не задумываются ни об истине, ни о последствиях, как и циничные манипуляции политтехнологов, которые хотели бы на этих их реакциях въехать во власть, не принесут стране никакой пользы.

Необольшевизм, как силу, которая может быть только разрушительной, лучше тормозить до того, как он наберет скорость. Заигрывания с ним опасны для власти, опасны для страны, опасны для общества.

Комментарии

01.03.2021 - 17:41 :

Пользователей, имеющих намерение оставить комментарий, просим учитывать, что поле «Имя» предназначено для имени, а не для заголовков, инициалов или электронных адресов. Не приветствуются нападки на Христианство, провокации, «переход на личности», злоупотребление верхним регистром, пренебрежительное отношение к нормам русского языка и попытки оспорить политику модерации.

01.03.2021 - 23:43 :

Сергей Львович, по христиански подходить к истории , то ей соответствует название " Промысел Божий " - без воли которого и волос с головы не падает(
У вас же и волосы на голове все сочтены. Что, говорит, малозначительнее их? Однако же, и их нельзя уловить без ведения Божия. ... И ни одна из них не упадет на землю без воли Отца вашего.). Трагедия, развернувшаяся в 20 веке - не злая воля коммунистических пришельцев из космоса... У этой трагедии есть причины, побудившие соответствующие события...
Нет необходимости доказывать, что в XX в. Русская Православная Церковь пережила катастрофу. Еще недавно первенствующая и государственная, Русская Церковь после 1917 г. вдруг сделалась гонимой.
Но вопрос гонений на Церковь в XX веке требует рассмотрения совсем с другой стороны – с точки зрения внутреннего смысла происшедшего и тех выводов, которые Церкви из этого необходимо сделать. Обсуждение мы сконцентрируем вокруг двух вопросов, которые обычно покрываются молчанием, но представляются исключительно важными.

Всякий добрый христианин, если на него навалились несчастья, будет стараться обвинять не других, не внешние обстоятельства, а себя самого, видеть в несчастиях ниспосланное Богом наказание за прегрешения, и приговаривать: «по грехам нашим». Так учит Церковь, так осмысливают события все святые. Поэтому такое рассуждение вполне уместно применить и к гонениям XX века: они Богом промыслительно были даны Церкви, чтобы искупить груз грехов, неверных установок, безлюбовных решений и действий.

Однако, несмотря на всецелое согласие с христианским учением, такой взгляд вызывает у многих церковных верующих полное неприятие и рассматривается прямо-таки как кощунство. Да, говорят они, иногда в Церкви встречаются люди, даже очень высокого звания, которые могут прегрешать, и их грехи могут приносить Церкви вред. Но такие люди сами своими грехами отсекают себя от тела церковного. Церковь же остается чиста и непорочна, какой и остается во век. Мы верим в святость Церкви, в то, что она водится Духом Святым, а потому непогрешима. Поэтому говорить о какой-то вине Церкви – богохульно. Церковь только претерпевает гонения, которые по своей злобе на нее наводит диавол. Сама же она, оставаясь непорочной Невестой Христовой, в них ни на йоту не виновата....
еще в древнейшие времена Церковное сознание активно интересовалось смыслом гонений. И отвечало на вопрос вполне определенно: гонения – наказание Божие «по грехам нашим». Тезис, что гонения попускаются Богом ради изглаждения грехов, высказывал еще Евсевий Кесарийский, первый церковный историк. Исследователи замечают /2:101/, что в своей «Церковной Истории» он проводит следующую мысль: если первые гонения II-III вв. были к вящей славе Церкви и лишь подтверждали ее ортодоксальность и неуязвимость, то гонения начала IV в. - Диоклетиана, Максимина и Лициния - уже носят иной характер: они нарушают нормальное течение церковной жизни и должны восприниматься как кара Божия. Касаясь причин Диоклетианова гонения, Евсевий, описав сначала времена, когда «с каждым днем наше благополучие росло и умножалось», затем пишет: «И вот эта полная свобода изменила течение наших дел, все пошло кое как, само по себе, мы стали завидовать друг другу, осыпать друг друга оскорблениями… будто безбожники, полагая, что дела наши не являются предметом заботы и попечения, творили мы зло за злом, а наши мнимые пастыри, отбросив заповедь благочестия, со всем пылом и неистовством ввязывались в ссоры друг с другом, умножали только одно – зависть, взаимную вражду и ненависть, раздоры и угрозы, к власти стремились так же жадно, как и к тирании тираны. Тогда, да, тогда исполнилось слово Иеремии: «Омрачил Господь в гневе Своем дочь Сиона, сверг с небес на землю славу Израиля и не вспомнил о подножии ног Своих в день гнева Своего. Потопил Господь всю красу Израиля и уничтожил все ограждения его» /1:286/.

Заметим, что Евсевий вовсе не отрицает вражьих наваждений. Он говорит о злодеях-императорах и о стоящем за их спинами сатане. Но руки сатане развязывает Бог, и, таким образом, косвенно Он наказует Церковь за нравственную деградацию.
Аналогичные рассуждения о гонениях можно найти и у свт. Киприана Карфагенского: «Христиане заслужили страдания своими грехами. Долгий мир подточил нравственную чистоту. У священников не было благочестия, в учреждениях – справедливости, в делах – милосердия, в нравах – строгости» («О Заблуждениях», цит. по /14:32/).

Позже гонения прекратились, Церковь связала себя «симфонией» с государством и вопрос о причинах и смысле гонений надолго перестал волновать верующих.
И если Церковь претерпевает катастрофу и ее светильник оказывается сдвинутым, то его внимание должно быть пристальным образом обращено на это событие: не совершился ли тут суд Божий? «Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю» (Отк.3,19) – говорит Господь. И вот что видит в событиях XX века историк. Гонения на Русскую Церковь оказались исключительно тяжелыми. Церковь буквально была поставлена Господом на грань небытия. Можно ли отрицать, что в этом действии Бога был элемент наказания? Конечно, события такого масштаба имеют множественный смысл: это и очищение Церкви, и выведение ее на новые пути..

05.03.2021 - 07:31 :

Как по мне, так ни один памятник не надо сносить. Это следы исторического пути нашего народа, который останется с ним навсегда, как бы ни старались его стереть. Иначе мы станем людьми, не помняшними родства. А с таким народом легко расправиться. Не стоит уподобляться тем, кто сносит памятники нашим солдатам в освобождённой Европе. Исключение - памятник в Вене. Его нахождение там - результат специального договора.
Надолго ли?

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+