Перейти к основному содержанию

20:26 10.07.2020

Процессы развития духовного образования будут продолжаться

24.01.2020 16:57:35

Е.Никифоров: - Образование в нынешнее время - важнейшая часть в жизни страны и общества. Какова роль духовного образования в этой системе? 
Прот. Максим Козлов: - Думаю, это правильная постановка вопроса о важности образования в жизни нашего народа и государства в целом. И о важности духовного образования для жизни будущего нашей церкви. Думаю, в беседе мы коснемся кратко предыстории духовного образования в XX-XXI веке. 
Оно имело, в основном, сословный характер, обеспечивало кадрами не только Церковь, но и революционные подполья. 
Е.Никифоров: - Почему? 
Прот. Максим Козлов: - Думаю, причин может быть много, остановлюсь на одной, принципиальной. Сословный характер образования есть важнейшая причина этих отрицательных последствий. Мы знаем, какие кадры вышли из семинарии, в том числе и для будущего советского правительства. Сейчас в этом смысле ничего похожего, конечно, нет. 
Понятно, что советское, большевистское, ленинское, если угодно, понимание отделения школы от государства, Церкви от школы привело к тотальному уничтожению легальной системы церковного образования в начале 20-х годов. Можно сказать, что к середине 20-х годов образовательная система была разрушена. Но к концу середины 60-х годов у русской Церкви было 2 академии: в Ленинграде и Загорске. Впрочем, с названием «Московская духовная академия», и три семинарии - там же, в Ленинграде, в Загорске и Одессе.
Е.Никифоров: - Им удалось сохранить преемственность с дореволюционной системой обучения?
Прот. Максим Козлов: - Когда система духовного образования воссоздавалась, профессорские кадры были почти поголовно уничтожены. Пришли преподавать не те, кто преподавал в старых школах, но те, кто их окончил. И система образования, воссозданная под руководством Святейшего Патриарха Алексея I и митрополита Ленинградского Григория Чукова, который был председателем учебного комитета, постаралась учесть реалии и перенести насколько возможно - лучшее из старой системы образования. 
А какие были успехи у русского духовного образования до революции? 
Прот. Максим Козлов: - Несомненно, что как минимум с XIX столетия русская богословская наука и духовное образование принесли немало добрых плодов. 
Вот два главных этапа реформы. Реформа Александра I, в которых ведущую роль сыграл будущий святитель московский Филарет (Дроздов), и реформы эпохи Александра II, когда духовная школа приобрела более открытый и более прикосновенный к обществу характер. Они позволили сформироваться русской церковной науке, церковно-исторической науке, которая, как и богословская, дала великие имена: Болотова, Флоренского, Голубинского, Муретова и многих других. 
Но не будем закрывать глаза на то, что атмосфера духовная и финансирование со стороны государства были неидеальны. Были и другие сложности в советское время. 
 Тем не менее, наша духовная школа выстояла. Какой-то ветер перемен обозначился к началу 80-х годов, когда на фоне общего ослабления советской государственности власть с одной стороны - не разрешала открывать новые семинарии, но с другой - был снят запрет на увеличение количества студентов. 
Я в московской академии преподавал с 1985 года, больше 30лет. И помню, как в 86-88 годах было 4 параллельных группы на каждом курсе, 120 человек. Заняты были все подходящие и неподходящие помещения того участка Троице-Сергиевой Лавры, который был закреплён за московскими духовными школами. 
Студенты значительную часть времени проводили в переписывании этих конспектов, чтобы потом, когда уедут на приходы, у них было хоть что-то, по чему можно было проповедовать и осуществлять свое служение. 
Значимая перемена произошла в 1988 году, когда на юбилейном соборе тогдашний председатель учебного комитета, ректор Московской духовной академии, архиепископ Дмитровский Александр Тимофеев, скончавшийся как Саратовский правящий архиерей впоследствии, объявил на Соборе об открытии еще двух семинарий: в Тобольске и Ставрополе. Началось массовое открытие духовных училищ и семинарий. Понятно, что при всей радости от этого процесса, уровень образования был разный. 
Е.Никифоров: - Если невозможно было иметь книги, взять хоть что-то, по чему можно было продолжать пастырское служение, каково было качество этого образования? Я имею в виду не то, как преподавали, а что в результате получалось. 
Прот. Максим Козлов: - Это никак не полноценное образование. Неслучайно семинарии в первой половине 90-х и до конца 90-х расценивались как средние учебные заведения, а училища - даже не знаю, как. Сейчас эта форма прекратила свой исторический путь. 
Е.Никифоров: - Люди старались. Появление «Радонежа» - это тоже плод стараний как можно больше насытить жажду слышания Слова Божия. Мы первенцы от этих свобод. 
Прот. Максим Козлов: - Верно, это было время огромного энтузиазма. И в духовные школы тогда пошли - и преподавать, и учиться - многие люди которые до того просто не имели такой возможности в силу внешнего возбранения. Это было вдохновляющее, яркое время. 
Е.Никифоров: - Наслаждение от общения, энтузиазма. 
Прот. Максим Козлов: - Никто из нас не задумывался о каких-то деньгах, зарплате, статусе - хотелось приносить Церкви пользу на том месте, кто как может. Но менялись времена и сроки. И время потребовало преобразования той системы в действительно качественную подготовку, соответствующую требованиям российского высшего образования. С 2009 года, когда во главе Церкви стал Святейший Патриарх Кирилл, кардинально увеличилось внимание священноначалия к системе духовного образования. 
Что же мы имеем на сегодня? Не так мало. 38 семинарий на территории РФ и всех странах ближнего Зарубежья две Духовные академии в Москве и Санкт-Петербурге, Высшие учебные заведения открытого типа, из которых нам более всего известны по успехам Православный Свято-Тихоновский Гуманитарный Университет и Российский Православный Университет имени Иоанна Богослова в Москве. Особое место занимает общецерковная аспирантура и докторантура имени Кирилла и Мефодия, здесь, недалеко от Радио «Радонеж» расположенная. И во всех этих учебных заведениях, если не говорить об институтах, а только о семинариях и академиях, обучается около 8 тысяч человек. В исконно русских областях, ныне малонаселенных - ярославской, костромской, ивановской, вологодской - в каждой есть семинария. 
Е.Никифоров: - А нужны ли? Одно дело - когда была потребность, потому что открывалась масса храмов, и требовались батюшки. Сейчас ситуация иная. Не переизбыток ли кадров? 
Прот. Максим Козлов: - Нет, переизбытка нет. Более того, как Патриарх недавно указал на Московском епархиальном собрании, сейчас верующие подходят с иными запросами, они хотят видеть квалифицированного, знающего вероучение, церковное нравоучение, Священное Писание - священника, который сможет ответить на их вопросы. Могут быть регионы, где достаточно кадровая ситуация решена, но так нельзя сказать обо всей Церкви в целом. 
Следующий важный момент жизни Духовной школы - не только обилие школ. За последнее десятилетие создано единое образовательное поле Русской Церкви. Оно соответствует требованиям российского высшего образования. 
У нас бакалавриат с небольшой, но значимой добавкой - у нас есть подготовительный пропедевтический курс, который реально проходят 80-85 % поступающих. Там они подтягивают последствия нынешней ситуации в среднем образовании. 
Е.Никифоров: - А оно же чудовищно! Я встречаю ситуации, когда люди не умеют грамотно писать, они совершенно безграмотны, классиков не читали. 
Прот. Максим Козлов: - Действительно, это со скорбью приходится констатировать. Ситуация усугублялась из года в год. У меня есть надежда, что вчерашние изменения в правительстве России дадут позитивный толчок развития нашего, в том числе среднего, образования. 
Е.Никифоров: - А новый Министр высшего образования и науки? 
Прот. Максим Козлов: - Сведения из Тобольской митрополии говорят о том, что в качестве ректора Тюменского государственного Университета Фальков активно взаимодействовал по линии общекультурных, общеобразовательных мероприятий с митрополией, тобольской семинарией, принимал участие регулярно в Кирилло-Мефодиевских чтениях, приезжал на актовые дни семинарии. И здесь есть надежда на позитивное развитие наших отношений.
Е.Никифоров: - И министр культуры у нас новый. 
Прот. Максим Козлов: - Да, Ольга Борисовна Любимова, о которой все будут говорить в плане знакомств с новоназначенными государевыми людьми. У нас есть надежда на продуктивное взаимодействие и в сфере культуры.
Е.Никифоров: - Кто сейчас абитуриенты духовных школ? 
Прот. Максим Козлов: - Закончу о системе образовательной. Бакалавриат везде. Магистратура - следующий уровень, более чем 10 магистерских программ в разных духовных школах, две академии которые имеют уровень аспирантуры, два докторских совета при общецерковной аспирантуре и докторантуре и недавно созданный объединенный академический докторский совет на базе московской, минской и санкт-петербургской духовных Академий. И создаваемые сейчас факультеты вместо прежних школ регентского и иконописного образования. По регентам система уже создана, это полноценная 4-х летняя система регентского образования, вместо прежних весьма разнообразных школ и курсов. В стадии написания и утверждения высшей церковной властью находится стандарт иконописного образования. 
Е.Никифоров: - А насколько соответствуют сейчас наши духовные школы стандартам, которые признаны государством, можно ли их сравнивать с лучшими учебными заведениями России? 
Прот. Максим Козлов: - Все духовные школы имеют лицензию на ведение духовного образования, все в правовом поле высшего образования. Более того ряд из них имеют государственную аккредитацию, то есть выдают дипломы по теологии, признаваемые государством. Другие семинарии находятся на стадии подготовки к получению государственной аккредитации. В целом требованиям к высшему образованию, которые предъявляет сейчас российское государство, наши школы удовлетворяют. 
Исторически сложившийся магистральный тип получения образования у нас - духовные школы закрытого типа, предполагающие образовательную и воспитательную составляющие. 
Е.Никифоров: - И потом, Московская духовная академия находится при Лавре, Сретенская семинария -при Сретенском монастыре, там еще и духовное окормление.
Прот. Максим Козлов: - Безусловно. Да и те наши духовные семинарии, которые напрямую не связаны с той или иной обителью, они все имеют соответствующую воспитательную службу, духовника, но и в большинстве как раз духовной жизни студентов уделяется достаточное внимание. 
Е.Никифоров: - А та критика которая раздавалась со стороны изветного нашего блогера отца Андрея Кураева, в частности Вы ездили по-моему лично разбираться в казанскую семинарию. Прот. Максим Козлов: - Совокупность отрицательных моментов или даже вопиющих, в духовно-нравственном воспитании имело место в Казани, и, кстати сразу оговорюсь, отчего при нынешнем владыке Феофане и следа не осталось в семинарии, было следствием той самой местечковой закрытости, когда контроль сверху или отсутствовал или еще полноценно не был установлен, и существовала такая ситуация , особенно подальше от Москвы. Что-то как-то преподаем, кого-то как-то учим, сами дипломы выдаем, сами себя оцениваем, мальчики вроде хорошие, преподаватели свои - такая система преподавания внутри себя имела свои очевидные отрицательные последствия. Но теперь - по благословению Святейшего Патриарха если на что и могут жаловаться семинарии, так это на то что они слишком связаны с церковным центром в лице учебного комитета как институции, которой доверено вести эту работу. Только вот несколько примеров. Когда в 2012 году благополучено благословение Патриарха, был осуществлён первоначальный инспекционный объезд всех духовных семинарий на территории Российской федерации, составлен рейтинг первый, на основании самых разных показателей. С тех пор он совершенствовался, изменялся. Теперь каждая семинария посещается инспектором комитета не реже чем раз в три года. Это не какая-то проверка генерального штаба, перед которой нужно снег навалить и траву покрасить в зеленый цвет. Это возможность проверить текущий пульс, каковы реальные остаточные знания студентов, не только по присылаемым ведомостям и но и нами проверяемые. Какие реальные условия проживания. Квалификация преподавателей, материальные составляющие, учебно-методическое обеспечение, библиотека. Не только это. Сейчас у нас все выпускные экзамены и защита квалификационных работ ведутся при дистанционном контроле. И уже так просто что-нибудь как-нибудь не ответишь. Установлена система проверки на плагиат всех работ, которые пишутся. 
Е.Никифоров: - А то, что касается перестройки системы образования? Я имею в виду болонскую систему. Зачем это было нужно, и принесла ли она положительные результаты?
Прот. Максим Козлов: - Если мы собираемся сохраниться в едином образовательном поле, а не выпасть из него в такое, пусть и благоустроенное, но гетто, где бы духовное образование существовало как непересекающееся с общенациональным, то нам нужно было эти реалии учитывать. 
Теперь можем вернуться к вопросу о том, кто сейчас учится. 
Здесь есть две проблемы. Повторю, вопрос не столько в количестве, сколько в качестве поступающих. Это качество по двум параметрам вызывает тревогу. С одной стороны, большинство наших абитуриентов - это непосредственно выпускники средней школы. Пять лет обучения на бакалавриате. В 21-23 года они заканчивают семинарию.
Е.Никифоров: - И уже «батюшка»? 
Прот. Максим Козлов: - И должен - да, выходить на приходское служение. 
Второй вопрос, не буду скрывать проблему, отнюдь не всегда к нам поступают лучшие выпускники российских средних школ. Я имею в виду - по образовательным категориям. 
Е.Никифоров: - А есть ли возможности повышения квалификации? 
Прот. Максим Козлов: - Одна из важных новаций в жизни Церкви и для нашего духовенства, э то приобретшая характер единой система повышения квалификации священнослужителей. Принят соответствующий документ высшей церковной властью, по которому абсолютное большинство наших клириков должны не реже, чем раз в семь лет проходить курс повышения квалификации духовенства. Начато также выборочное, но регулярное инспектирование итоговых аттестаций, которые проходят на этих курсах повышения квалификации.
 Мы получаем много положительных отзывов об этой возникшей системе. Сейчас вновь актуальна стала история Церкви. Важно адекватно представлять историю Русской Церкви, действительное место Константинопольского патриархата в системе поместных православных Церквей и внятную аргументацию Русской Церкви по этому и другим вопросам. Так что курсы повышения квалификации есть и будут развиваться, думаю, на пользу всей Церкви.
Е.Никифоров: - Мы тоже в «Радонеже» стараемся на эти вызовы давать ответы и чтение газеты или портал «Радонежа» восполняет недостающие понимания и знания.
Прот. Максим Козлов: - Благодарю Вас, Евгений Константинович, и сотрудников, и авторов, за ту актуальную и полезную работу, которую вы ведете на протяжении многих лет и которая для духовенства нашего очень полезна.
Е.Никифоров: - Знаете, один известный архиерей был у меня здесь, в студии, говорили мы на всякие темы. Он спросил, есть ли у меня духовное образование. Я ответил владыке, что все мое образование - 30 лет слушания радио Радонеж. И он был удовлетворен моим ответом. 
 Церковь вне политики - и слава Богу. Но то, что касается современных расколов, когда политика нагло вторгается в жизнь Церкви, то надо знать, как отвечать. 
Прот. Максим Козлов: - Важным является предпринятое начинание по изданию полноценного комплекта новых семинарских учебников. Эту работу возглавляет Высокопреосвященнейший митрополит Илларион. А стараниями докторантуры и аспирантуры в тесном соработничестве с учебным комитетом уже издан ряд учебников по Священному Писанию, Истории Церкви, гомилетике, истории религии. 
Е.Никифоров: - Это значит, есть, кому писать, и есть преподаватели и богословы, которые в состоянии это сделать.
Прот. Максим Козлов: - Есть. И все разговоры об оскудении, отсутствии кадров как минимум преувеличены. Опять же не будем хвалиться. Нам нужно повышать квалификацию преподавателей, перейти на полное самообеспечение в системе духовного образования собственно его выпускниками, в первую очередь. А уже потом привлечение внешних кадров. Эта задача еще не решена, но мы к ней идем. 
И еще важный момент - у нас была система заочного сектора, где обучались на протяжении долгих лет в основном клирики, рукоположенные без духовного образования. В советское время это было понятно. В 90-е годы это было в силу экстремальной ситуации, постепенно она сходит на нет в старом виде, имея в виду уже рукоположенных людей. А с другой стороны сейчас наряду с молодыми ребятами, о которых я говорил, у нас есть определенная категория людей в возрасте, которые могли бы стать хорошими священнослужителями, или преподавателями церковных школ, или церковными тружениками. Но так уйти из жизни социальной и семейной невозможно. Для них эта система очно-заочного обучения будет сохраняться. Она будет постепенно заменяться системой дистанционного образования. Святейший патриарх поддержал эту систему, у нас уже три из четырех-пяти курсов написаны.
 В ближайший год-два будет завершено написание необходимых электронных курсов, и в целом ряде семинарий она будет введена и постепенно заменит заочное образование. Думаю, это значимый прорыв, который послужит делу повышения богословской квалификации наших клириков.
 Не могу не сказать, что при личном подвижническом участии главы факультета санкт-петербургской духовной академии Елены Михайловны Гундяевой
 осуществлен прорыв в регентском образовании. Сейчас начинают выпускаться молодые, одаренные девушки, которые придут на смену старым кадрам в регентском служении. 
Е.Никифоров: - Последний мой вопрос - перестройка в системе духовных школ оказалась болезненной для некоторых из них, особенно то что связано с Московской духовной академией и Сретенской семинарией. Какие Вы видите здесь проблемы? 
Прот. Максим Козлов: - Идея находится в развитии, становлении. Священноначалием поставлены задачи. Разумно избежать дублирования, когда один профессор в двух-трех семинариях читает один курс. Один и тот же профиль магистратуры реализуется в двух или трех семинариях. Надо увеличить взаимодействие, правильно определить подбор студентов и на бакалавриат, и на магистратуру, сделать так, чтобы лучшие стороны каждой школы могли стать доступными для всего нашего студенчества.
Е.Никифоров: - За этот час я понял одно: Вам предстоят грандиозные труды, задачи масштабные, дай Вам Бог сил и здоровья, чтобы это осуществить, и наша Церковь засияла, как светоч премудрости всему миру. 
Прот. Максим Козлов: - Поступательные и уверенные процессы развития духовного образования будут продолжаться, и сейчас уже ситуация несопоставима с тем, что было 12-15 и тем более- 20 лет назад. В будущем развитие этой системы принесет свои добрые плоды. 
Е.Никифоров: - Спасибо, отец Максим! 
Прот. Максим Козлов: - Рад совместной работе!

Слушать: https://radonezh.ru/radio/2020/01/28/22-02

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+