Перейти к основному содержанию

14:14 21.10.2019

О хотении как лучше и благих намерениях

23.09.2019 12:17:33

В связи с нашумевшим письмом священников в сети развернулась немалая полемика. Кто-то оценивает письмо - и подписантов - в самых возвышенных выражениях и принимает его с горячим одобрением, кто-то хмуро спрашивает, распространяются ли эти возвышенные христианские чувства на тех жертв насилия и несправедливости, которые не являются политически своими или пострадали не от тех врагов - например, на жертв победившего Майдана, клоном которого является нынешнее протестное движение.

Но мне представляется важным избежать опасности, которая многими остается незамеченной - опасности ложной нравственной ясности. Я читаю множество комментариев, отражающих одну и ту же картину мира.

Вот хорошие люди - и они творят добро. Ты должен быть с ними! Вот плохие люди - и они творят зло. Ты не должен иметь с ними ничего общего! Разве это ясно - не ясно предельной, пронзительной ясностью, каким должен быть выбор любого человека, в ком есть разум и совесть? Как пелось в советской песне, “каждый, кто честен, встань с нами вместе - в наши ряды, друзья!”

С другой стороны слышны мрачные нападки людей, напоминающих “выродков” из романа Стругацких “Обитаемый остров” - в то время как другие, под влиянием излучения Башен, испытывают восторг, упоительное сознание правоты и благородное негодование на врагов, выродки, напротив, приходят в уныние, раздражение и ворчливость.

Но и они находятся в опасности впасть в ложную ясность - “на той стороне сплошь враги и изменники”. Это было бы ужасной ошибкой - особенно, когда речь идет о пастырях нашей Церкви.

Поэтому очень важно подчеркнуть, что в политике не существует этической ясности. В делах человеческих все очень и очень запутано. Идеалисты могут выступать под одними знаменами с макиавеллистами, филантропы - с психопатами. Хорошие люди, по хорошим мотивам могут творить зло. Плохие люди, по плохим мотивам, ему мешать.

Поговорка про благие намерения, которыми вымощена дорога в ад - появилась не вчера. А гениальный афоризм Черномырдина “хотели как лучше - а получилось как всегда” отражает долгий и горький опыт.

Царский жандарм мог быть неприятным типом - да и просто откровенно плохим человеком. Тупым шовинистом и вообще по жизни тупым. Пьяницей и взяточником. Не имеющим понятия о нравственном идеале и вообще человеком с крайне узким кругозором. Иметь неприятное, некрасивое, грубое лицо без признаков интеллекта. Он мог стоять на страже порядков, несправедливость которых бросалась в глаза и Европе, и всем думающим людям в России. Вы не хотели бы ехать с ним в одном купе - даже не потому, что он бы чем-то вам угрожал (это вряд ли) а потому что вы не хотели бы видеть это лицо и слышать эту речь.

А революционер мог быть (и был) человеком замечательно привлекательным - молодым, красивым, с горящим взором, увлекающей речью, ясными глазами, светлыми идеалами, полным благородного негодования против тех самых несправедливостей, которые защищал жандарм. Что важно - хорошим человеком, который глубоко и искренне хотел людям добра.

При этом жандарм был просто плохим человеком, как и другие плохие люди, а революционер - агентом катастрофы, которая уничтожит и жандарма, и его самого, и еще миллионы людей, которые просто жили своей жизнью - пока не сбылись светлые мечты и не пало самодержавие.

Хорошие люди (действительно хорошие) могут быть агентами катастрофы. Хуже того, в то время как просто плохие люди часто стабильны - они не хуже через десять лет, чем сейчас - люди хорошие и полные светлых идеалов могут превращаться в кровавых чудовищ вроде Робеспьера, Свердлова или Дзержинского. Дьявол - это падший (на почве гордыни) ангел, а утверждение идеалов добра, свободы и достоинства - дело неизбежно гораздо более кровавое, чем поддержание статус кво.

Хаос и запутанность - убеждений, мотивов и представлений - характеризует любое массовое движение, в которое часто могут вовлекаться  люди, которые не понимают и не разделяют его целей. Даже произнося одни и те же слова - что они, например, “выступают против несправедливости” или “сочувствуют пострадавшим” люди могут иметь в виду совершенно разные вещи, и подписывая один и тот же текст, подписываться под разным.

Я приведу вымышленный пример. Представим себе, что бедный студент Вася Пупкин, не имея возможности из-за бедности произвести впечатление на девушек, решил подработать продажей наркотиков, попался, сел на десять лет. Это в любом случае трагично, но может восприниматься по-разному.

Комментатор Х может быть убежден, что хотя торговать наркотиками - преступление, Вася ими вовсе не торговал, и перед нами очередной возмутительный пример полицейской коррупции.

Комментатор У - что Вася торговал наркотиками, это преступление и заслуживает какого-то наказания,  но десять лет - это слишком. Вон, пишут, где-то убийца сел всего на семь.

Комментатор Z, идейный сторонник легализации наркотиков, считает, что наркоторговля - коль скоро она не предполагает прямого насилия - должна быть разрешена, и хотя Вася торговал наркотиками, это вовсе не преступление, преступление - со стороны государства - преследовать его за это.

При этом они все сочтут приговор Васе несправедливым - но по разными причинам. Х - потому что невинного человека оклеветали, У - потому что суровость приговора чрезмерна, Z - потому что сама по себе наркоторговля есть дело чести, доблести и геройства.

Если, скажем, группа известная как решительные сторонники легализации наркотиков, спрашивает - "а сочувствуете ли вы Васе", Х и У могут сказать "да", имея в виду каждый свое - "сочувствую, как жертве клеветы", "сочувствую, как человеку, претерпевающему чрезмерное по тяжести наказание", но все это будет записано как голос за легалайз - "сочувствуем, как человеку, который торговал наркотой и правильно делал". При этом если поставить вопрос первым двум опрошенным в лоб - "вы за легалайз?" - они скорее всего, не согласятся. А если именно в такой форме - "сочувствуете ли вы Васе?" - то да, что ж они, звери какие, не посочувствовать парню, которого на десять лет посадили.

Это вытягивание политической поддержки под видом сочувствия гораздо эффективней, чем прямая политическая агитация. Ты же не хочешь показаться черствым и жестоким человеком? А если бы будешь входить  в детали, читать мелкий шрифт, смотреть на контекст и подтекст, тебя именно таким и сочтут.

В итоге под одним и тем же документом могут подписаться люди с совершенно разными мотивами.

Но этот манипулятивный прием работает и дальше - уже после того, как Х и У поставили свои подписи, они сталкиваются, с одной стороны, с горячим одобрением, как молодцы и герои, выступившие за благородное дело легализации наркотиков, с другой - с гневным осуждением по той же причине.

Так устроена человеческая психология (и специалисты по covert persuasion, “скрытому убеждению” это знают) что люди тают, когда их хвалят, злятся, когда их порицают, и склонны настаивать на своих решениях - сколь угодно неудачных.

Поэтому Х и У будут склонны благосклонно принимать хвалы, огрызаться на нападки, и все более соглашаться - да, теперь-то мы увидели правду легалайза, и всю глупость, подлость и жестокость его противников. Мы-то подписались за чистую правду и милосердие, а на нас набросились эти злобные борцы с наркотиками. Теперь-то мы видим, какие они гады.

Так и подпись под “письмом священников” может означать очень и очень разное - “отпустите этих людей, они не виновны в том, что им инкриминируют”, “проявите снисхождение и умеренность по отношению к виновным”, “то, что им инкриминируют - есть на самом деле славный подвиг”.

Само письмо внутренне противоречиво - и это неизбежно уже хотя бы потому, что по этому делу осуждены разные люди, к суду могут возникать - по разным делам - совершенно  разные вопросы, которые могут ставить люди с совершенно разных позиций.

Поэтому, хотя письмо с восторгом подхватило определенное политическое движение, было бы поспешно делать вывод, что все подписанты являются его сторонниками.

К ним же не пришли с вопросом “подписываетесь ли вы за свержение существующей власти, погружение страны в смуту, разделение ее на более мелкие государственные образования, возвращение святых девяностых и другие светлые либеральные мечты?”. К ним пришли с вопросом “Жалко ли вам людей, попавших на нары, которым светят годы в тюрьме? Не возникает ли у вас сомнений в справедливости приговоров?” Ну конечно, жалко. Ну конечно, возникают. Ну, вот подпишитесь - вы же не хотите показаться черствыми и жестокими людьми?

Конечно, как в примере с наркоторговцем, возникает контекст и подтекст, который превращает эту подпись в политическую декларацию. Увы, но мы уже неоднократно видели, как достойные человеческие чувства - такие, как сочувствие заключенным - использовались в чисто политических целях.

Надежда Савченко была героем как наших либералов, так и Всего Цивилизованного Мира. Образ смелой, прекрасной женщины, несломленной застенками режима, этой Жанны д’Арк наших дней, обошел весь земной шар, люди, смотревшие на все дело несколько невосторженно, подвергались гневным упрекам за свою бессердечную подлость. Однако затем Надежда благополучно покинула застенки, после чего, спустя некоторое время, попала уже в украинскую тюрьму по сказочному обвинению как раз в духе 1930-тых годов. Тут и украинские патриоты, и наши либералы, и Весь Цивилизованный Мир напрочь забыли о ее существовании и никого не волновало, голодает она там или нет.

Ее больше невозможно было использовать в целях борьбы с режимом - и она никому больше не была нужна.  Потому что желание помочь человеку, который оказался в тюрьме, и желание использовать его в своих политических целях - это совсем разные желания. Было бы неверно говорить, что люди, революционно настроенные, верны своим друзьям. Это иллюзия - они верны своему архиврагу, государству российскому, их мотивация носит не позитивный (помочь кому-то) а негативный характер - как угодно и любым способом шатать режим.

Надо ли заступаться за людей, которых вы считаете несправедливо осужденными? Конечно. Но это требует подробного рассмотрения материалов дела, а не эмоциональных постов в фейсбуке, взаимодействия с адвокатами, а не с политическими активистами, и главное - интереса к конкретным людям, а не к борьбе с режимом.

Забота о судьбе живых людей и борьба с самодержавием - это совсем разные задачи, предполагающие совсем разный образ действий. Возможно, в каких-то случаях с точки зрения блага конкретного человека - да и страны в целом - было бы лучше, если бы добрый и сострадательный пастырь увещевал его идти не по стопам товарищей Дзержинского, Свердлова, Ульянова, Троцкого, Джугашвили и других борцов с царским режимом (мы все знаем, куда этот путь ведет), а побуждать его лучше последовать Христу, Апостолам и Святым. В конце концов, благодать священства дана пастырю не для того, чтобы воодушевлять революционеров на борьбу с государством. Христос создал Свою Церковь не для этого.

Конечно, люди могут вовлекаться в революционное движение по самым искренним мотивам - они просто не читают мелкий шрифт и не отдают себе отчет, в какой костер будет сложен хворост, который они принесли в своей святой простоте.

Поэтому не стоит приходить в негодование на подписантов, как на либералов и революционеров - более того, такое негодование только сыграло бы на руку противникам Церкви.

Важно придерживаться, логического принципа, который известен как “принцип милости” - действия другого человека должны толковаться в наиболее благоприятном для него свете.

Иначе наши братья могут оказаться под  двойным давлением. С одной стороны им выражают восхищение, поддержку, восторг и упоение те, кто увидел в них (основательно или нет) соратников по революционной борьбе. Конечно, люди, которые восторгаются вами, потому что усмотрели в вас политического соратника, потеряют к вам всякий интерес, если вы попытаетесь проповедовать им, собственно, Евангелие, а если вы попробуете указать на их грех и призвать к покаянию - они вас возненавидят. Мы знаем, как быстро меняются политические кумиры, и как легко попасть из “героев народа” на “миротворец”. Но все мы люди, нам приятно, когда нами восхищаются и нас обожают - и нам хочется быть среди тех, кто оказывает нам такие знаки внимания. Хотя разум и подсказывает, что это ненадолго.

Увлечение политической борьбой, которая воспринимается как нравственная, даже Божья борьба - соблазн не новый. Мы можем вспомнить, что священник Георгий Гапон начинал как ревностный, добрый, любимый народом пастырь, известный своими яркими проповедями, скромностью в быту и заботой о бедных.

И если, с другой стороны, православные люди, которые к римейкам хоть 1917, хоть 2014 года относятся холодно, будут обрушиваться на подписантов с резкими упреками, это только помешает им справиться с этим тяжелым искушением.

Очень важно сохранять добрые отношения, которые и должны существовать внутри Церкви - потому что в этом случае все недоумения можно разрешить - хотя это потребует времени и терпения.

Комментарии

вт, 09/24/2019 - 09:21 :

апостол писал: "должно быть между вами и несогласиям - дабы выявились более искусные" (мудрые)... Т.е. вредны всегда крайности: и такие, которых опасается автор статьи (но заодно подозревает тех, кого обличать пытается, в том, что сам на них надумал, имея "бревно в глазу своем": ведь кто чего боится,тому то и мерещится "тамо, идеже не бе страх..."); но и такие, которых опасаются священники, выразившие свои предостережения... И это ведь не плохо! Вот мы и получили от двух сторон предупреждение: не увлекаться! Ибо мы существа общественные, и потому в принципе политичны все. И нужно уравновешивать друг друга, а не считать одно своё мнение безошибочным - вот и не будет у нас ссор внутрицерковных! Культуру забывать не будем - мы, отравленные советским духом "кто не нашей партии, тот не прав в принципе"... А может, хоть не во всём, но в чём-то и прав? Священники опасаются того, что уж слишком в нашем государстве правящая партия становится "непогрешимой" (все оппоненты сразу записываются во врагов общества) - не к добру сама тенденция такая! Все люди грешны, а значит, никто не застрахован, что и через него может тонко попытаться действовать диавол (в Евангелии Христос даже апостолу Петру как-то раз вынужден был сказать: "отойди от Меня, сатана!") Опаснейшее из всех чувств - мнение о себе, будто ты способен к непогрешимости в суждениях! Нужно нам быть осторожными, прислушиваться со Страхом Божиим (и уважением) друг к другу,и тогда исполним заповедь Апостола.

вт, 09/24/2019 - 13:21 :

Непонятно, на чём основано следующее утверждение:

"Царский жандарм мог быть неприятным типом - да и просто откровенно плохим человеком. Тупым шовинистом и вообще по жизни тупым. Пьяницей и взяточником"

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+